?

Log in

Дмитрий Быков, писатель и журналист
пиратское сообщество читателей, слушателей и зрителей — dlb на copyright
Recent Entries 
saw4enko.jpg

ПОЭМА БЕЗ ГЕРОЯ

Россия сделала из Надежды Савченко кумира для Украины. А своих собственных у нас нет, да они нам и не нужны.

В шестидесятые гремела цитата из брехтовской «Жизни Галилея»: «Несчастна страна, которая нуждается в героях». Может быть. Но в таком случае несчастна всякая страна. Ибо герой — ее зеркало и символ. И Надя Савченко, какова бы она ни была, — наиболее полное воплощение сегодняшней Украины, у нее проблемы со вкусом, на которых оттопталась уже вся российская пресса, но нет проблем с мотивацией. А вот встреча Ерофеева и Александрова — это уже отражение России нынешней, в которой даже на инаугурацию глава страны ехал по пустому городу в окружении немногочисленных вернейших мотоциклистов.

Я не думаю, что Москва бойкотировала бы встречу двух российских военнопленных, которых Порошенко помиловал для обмена на Савченко. Я думаю, напротив, что в Москве набралось бы не меньше пятидесяти тысяч желающих поприветствовать наших героев, боровшихся с нацистами на Украине. Так это можно было бы преподнести в телевизоре. И никого не остановил бы тот факт, что Ерофеева и Александрова взяли на чужой земле, а Савченко — на своей; что поведение их было не таким демонстративно-героическим, как у Савченко, а прессинг в их случае был не так бесчеловечен (к ним даже допустили российского журналиста Павла Каныгина, который, собственно, и сделал для их освобождения куда больше, чем вся российская дипломатия). Их можно было бы представить героями, а не жертвами, и встретить восторженной демонстрацией, а не ограничиваться скупыми объятиями с женами, которых, по некоторым данным, заставляли от них отречься (подчеркиваю: никаких точных данных опять-таки нет, все основано на слухах и подернуто пеленой секретности). В общем, то ли Россия действительно понимает, насколько неблаговидна ее роль в нынешней украинской ситуации, то ли она просто приблизилась к брехтовскому идеалу, потому что ей не нужны герои. Даже собственные.

Возьмем Анну Чапман, о которой сегодня, кажется, почти никто не помнит: главная звезда громкого шпионского скандала 2010 года. Владимир Путин тогда, встретившись с высланными в Россию нелегалами, сказал: тот, кто их выдал, — свинья, и он поплатится, а у них будет хорошая жизнь и работа интересная. Про интересную работу Анны Чапман, которая собиралась пошить новую форму советским космонавтам, возглавить инновационное направление в одном из банков и воспитывать патриотизм в «Молодой гвардии», давно ничего не слышно, телевизионные проекты ее были откровенно провальными (особенно забавно было, когда она с уморительно важным видом говорила «согласно МОИМ источникам»), ярких интервью она не давала, а на вопрос одного из студентов во время встречи с ней в Петербурге, кто написал роман «Молодая гвардия», не смогла ответить ничего вразумительного. Ну и ладно, не страшно, разведчик не обязан знать биографию Фадеева и уметь давать интересные интервью, — из Анны Чапман вполне можно было сделать символ и кумира, но, как писал старик Шекспир, «из ничего не выйдет ничего». То ли у нас герои такие в наше время, то ли мы умеем любить только мертвых. Получилась же у нас символическая акция «Бессмертный полк». В России, по слову Пушкина, всегда любить умели только мертвых, — может, потому, что мертвые уже не скажут ничего лишнего? Лучшим, талантливейшим объявляется мертвый поэт. И Гагарин, кажется, был обречен — потому что для власти смертельно опасен любой моральный авторитет. Вон у нас сколько пишут о том, что Порошенко теперь должен опасаться Нади, — хотя Порошенко отлично понимал, что бросить Надю для него куда опасней, чем спасти. Нам категорически не нужен человек, совершивший подвиг и оставшийся в живых: ведь у него появится моральное право критиковать начальство! Вот почему о героях Сирии мы узнаем лишь в том случае, если они мертвы. Вот почему сегодня в России нет ни одного человека, который бы обладал серьезным и незапятнанным моральным авторитетом, — а тех, кто мог бы претендовать на такой авторитет, обязательно заставляют подписать какое-нибудь особо гнусное письмо.

Я полагаю, что российская власть, под серьезным давлением Европы отпустив Савченко, будет отыгрываться на тех, за кого никто не вступится: на Удальцове, например, которому в очередной раз отказали в УДО, хотя всех его грехов — переговоры с Таргамадзе. Удальцов, кстати, — человек с убеждениями, хотя эти убеждения и враждебны моим. И ни в каких компромиссах он не замечен, и не давал, в отличие от Развозжаева, интервью одному из гнуснейших отечественных телеканалов, — вот потенциальный герой, но он-то России как раз не нужен. У нас словно поставлена (не исключаю, что поставлена без всякого «словно») негласная задача — высмеивать любого, у кого есть принципы; подвергать осмеянию всех, кто хоть отдаленно напоминает героя. Оппозиция? Да она за печеньки, за гранты, и в моральном отношении нечистоплотна! Немцов? Да у него любовниц пол-Украины и дети внебрачные! Политковская? Да она предательница и при жизни значила меньше, чем после смерти! Ерофеев и Александров? Так это мы Путину должны сказать спасибо, что он своих не сдает! (Савченко, видимо, тоже должна сказать ему спасибо. И тем, кто ее арестовал и вывез в Россию, — тоже. Потому что это они сначала сделали из нее героиню, а потом помиловали).

Выходит, общество, не нуждающееся в героях, все же несчастно и где-то даже проклято. Потому что герой — это альтернатива власти, моральный авторитет, выразитель лучших черт народа. А там, где лучшей чертой объявлено раболепие, — героя нет. И Бога нет. Только царь, в полном соответствии со строкой забытого гимна. И остается нам лишь завистливо окусываться, глядя, как Надежда Савченко заверяет собравшихся: «Я хотела бы выпить два литра водки».

И выпьет. И на здоровье.
saschbasch.jpg

«Хочется услышать Вашу оценку стихов Александра Башлачёва».

Башлачёв был очень талантливый человек, но совершенно мне не близкий. Истерика, самоподзавод в его стихах, пафос вместо мысли, слово очень часто его ведёт — всё это меня отвращает. Слово ведёт в том смысле, что мысли нет, а есть замечательная виртуозная игра. Я не очень понимаю то лирическое состояние, в котором его песни написаны. На мой взгляд, это состояние растерянности, в общем, такой русской растерянности, нежелания и невозможности сформулировать какие-то базовые вещи. Поэтому для меня Башлачёв — это скорее поэзия без мыслей. Я это не очень люблю. При том, что у него есть замечательные ранние вещи ещё до рока, например, такие как «Грибоедовский вальс». Начинал он, по-моему, с очень хороших вещей.

31 июля 2015 года

«Ваше мнение о Башлачёве, Летове, Янке Дягилевой?»

Янку Дягилеву я очень люблю — и как поэта, и как музыканта. Я думаю, если бы она преодолела кризис, мы бы получили поэта действительно гениального, во всяком случае очень крупного.

Летов — очень интересное явление. К тому же я всегда благодарен ему за хвалебный отзыв о «ЖД». Он был одним из немногих, кто понял книгу, когда она появилась. Вообще мне кажется, что он и великолепный музыкант. Некоторые песни из «Ста лет одиночества» и, конечно, великолепный альбом «Звездопад» на меня производили сильное впечатление. Это не отменяет того, что энергетика его довольно тёмная, и сам он — личность довольно тёмная. Но при этом я восхищаюсь его одарённостью. Башлачёв мне не близок совсем.

21 августа 2015 года

«Как вы относитесь к творчеству Егора Летова и Саши Башлачёва?»

Егор Летов был очень талантливый поэт и замечательный музыкант, некоторые песни из «Ста лет одиночества» мне представляются просто совершенными, но это был человек довольно чёрной энергетики и довольно рискованного общения. Мне кажется, что его обаяние — жизнеразрушающее и жизнеотрицающее — было опасно для людей молодых. Я думаю, что Янка Дягилева не без его влияния светлую свою поэзию и светлое своё жизнеутверждающее начало довольно быстро загубила, и началась сплошная ангедония. Хотя, с другой стороны, мне могут сказать, что без Егора Янки бы не было вообще. Очень может быть, что не было бы. Может быть, что за эту творческую энергетику платили какими-то довольно тёмными сторонами жизни.

Что касается Башлачёва. Я не люблю Башлачёва. Я понимаю, что это очень талантливый человек, но то, что он делает, мне неинтересно — и главным образом потому, что я вижу там слишком много самоподзавода, и часто я вижу, что его ведёт слово, что смысл за словом не поспевает. Хотя у него есть безусловные шедевры, есть очень хорошие песни, но почему-то они меня совершенно не трогают.

27 ноября 2015 года

«Можете ли оценить в разрезе текущего времени творчество Башлачёва?»

Я не думаю, что разрез текущего времени как-то меняет оценку творчества Башлачёва. Он был очень талантливый человек. Слово часто его вело, опережало мысль. Мне он не близок, хотя у него есть хорошие вещи.

11 декабря 2015 года

«Не могли бы вы сделать лекцию о Янке Дягилевой?»

Вы знаете, я не настолько знаю Янку. Я сделать-то могу эту лекцию, и я поговорю о ней с удовольствием, но вам не понравится, потому что я-то вижу в ней не святую, а я вижу в ней жертву во многих отношениях и человека очень трагического. Но, конечно, я считаю, что «По трамвайным рельсам» — это лучшая песня 80-х годов (ну, наряду с некоторыми текстами БГ). Боюсь, что вам не понравится, но я попробую.

5 февраля 2016 года

Просят лекцию о Янке Дягилевой  . Про Дягилеву, наверное, можно, я попробую со временем.

20 мая 2016 года

«Как вы объясните тот феномен, что Янка за трёхлетний период своего активного творчества смогла так зажечь, что искры сыплются по полной? Может быть, она что-то интуитивно понимала? И, учитывая грустный юбилей её ухода, может быть, сделаете лекцию?»

Знаете, я не так хорошо знаю Янку [Дягилеву]. И самое главное — я не так её люблю. Хотя «По трамвайным рельсам» — конечно, одна из величайших песен, когда-либо в России написанных. Да и «Нюркина песня» — довольно сильная вещь. И, конечно, «Дом горит — козёл не видит». Нет, она — замечательный автор.

Просто, знаете, если уж и делать лекцию, то обо всём этом направлении, обо всём этом неофольклоре, прежде всего — о Башлачёве. И обратите внимание, что при огромном сходстве биографий, поэтик и топосов, в общем-то… Потому что это провинциальная русская культура — Екатеринбург (Свердловск) Янки или Череповец Башлачёва. Вот она и Башлачёв — по-настоящему две близкие поэтики. И оба раза примерно в одинаковом возрасте — такая катастрофическая судьба. Как связана такая быстрая исчерпанность и такая катастрофическая личная участь, и творческий кризис, следствием которого, конечно, был этот или суицид, или несчастный случай (ведь в последний год ни Башлачёв, ни Янка ничего не писали) — это повод задуматься, конечно, повод задуматься о некоторых странных свойствах фольклора и русской души в целом, которые в этом фольклоре выражаются. И главное, это повод задуматься о 80-х годах и о начале 90-х, прежде всего — о второй половине 80-х. Я воспринимал это время как очень мрачное. Есть здесь о чём говорить.

27 мая 2016 года
послезавтра.jpg

<...>

«Что с выпуском студенческого журнала «Послезавтра»?»

Я пока не вижу возможностей делать его на бумаге. Будем делать сайт.

<...>
«в каждом заборе должна быть дырка» (с)

leonov.jpg

проект
СТО ЛЕКЦИЙ С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ

лекция №34
ИВАН КАТАЕВ «ЛЕНИНГРАДСКОЕ ШОССЕ» (1933 год)

аудио (mp3)

«Ленинградское шоссе»: магистраль как символ нового мира. 1933 год в повести Ивана Катаева, которого не спас даже Максим Горький. По словам Дмитрия Быкова, это та мощная проза, о которой почему-то мало кто знает. Из лекции вы узнаете, как классифицировать прозу 1930-х годов, как Ленинградское шоссе стало метафорой великой картины, в которую складываются жизни современников, какой страшный врожденный изъян объединил героев повести и многое другое.

Проект Дмитрия Быкова «Сто лекций» на Дожде. Вся история XX века в сотне литературных шедевров. Один год — одна книга. И одна лекция.

все лекции на одной страничке

стенограмма лекции...Collapse )
28th-May-2016 09:36 am - ЛИТЕРАТУРНАЯ МАФИЯ
Берлиоз_1

Недавно на одном литературном сайте удалили мой блог. За то, что я не умышленно написал по одной из запретных тем – о писателе, считающемся на данном сайте персоной нон-грата. Оказывается, есть список запретных тем и запретных людей, о которых и сегодня писать нельзя.
«Литературная мафия», – объяснили мне друзья. И действительно, на других сайтах эту же мою статью очень хвалили и во множестве цитировали.
Как литератор и криминолог, я заинтересовался «литературной мафией». Но оказалось, что в Интернете о ней почти ничего нет, кроме настольной игры. Хотя многим писателям, уверен, приходилось сталкиваться с этим явлением. Возможно, я первый, кто открыто заговорил о «литературной мафии».
«Литературная мафия» это конечно же в большей степени метафора, нежели подобие сицилийской «Коза ностра». Однако все эти критики, писатели, издатели, редакторы, эксперты, директора премий делают «общее дело» – управляют литературным процессом.
Кто-то скажет: нет никакой «литературной мафии», есть книжный бизнес, где издатели рекламируют своего автора для повышения его популярности и роста тиражей.
Но кто утверждает, что «литературная мафия» не существует, либо просто не знает механизмов её действия, либо сам принадлежит к ней.
26-29 мая 2016 года в Санкт-Петербурге проходит ставший традиционным Международный Книжный салон. Я, как обычно, принял участие в данном культурном мероприятии. В этом году я пытался выяснить, существует ли «литературная мафия» и как люди к ней относятся. Мне удалось побеседовать с Михаилом Веллером, Андреем Константиновым и даже с Борисом Акуниным (по скайпу).



Читай и смотри далее - ЛИТЕРАТУРНАЯ МАФИЯCollapse )
Дмитрий Быков

Дмитрий Быков
13-Й АПОСТОЛ. МАЯКОВСКИЙ. ТРАГЕДИЯ-БУФФ В ШЕСТИ ДЕЙСТВИЯХ

Памяти Дэвида Фостера Уоллеса

Если они были настолько глупы, чтобы поддаться его дьявольщине, то это их дело, и если они не переносят своих великих людей, то пусть больше их не рождают.

Томас Манн — Максимилиану Брантлю (1947)

— Сколько действий может быть в драме?
— Самое большее пять.
— У меня будет шесть.

Валентин Катаев. Трава забвения (из воспоминаний о Маяковском)

Море уходит вспять
море уходит спать

Владимир Маяковский. Неоконченное

ПРОЛОГ

Христос был за всех нас распят, Пушкин за всех нас убит на дуэли, а Маяковский за всех нас застрелился.

Теперь нам можно этого не делать.

Все три случая укладываются в борхесовскую схему «самоубийства Бога» — один из четырех главных сюжетов мировой литературы. Револьвер Маяковского играет в его культе (существующем до сих пор независимо от советской власти) ту же роль, что крест в христианстве. В этом сопоставлении нет никакого кощунства — культ и культура в конце концов слова однокоренные. Евтушенко посвятил этому предмету культа специальную главу в «Братской ГЭС» — «Револьвер Маяковского». Стихи показательные, в свое время мы о них поговорим, пока же нам важна их символическая судьба. Концовка во всех смыслах убойна:

Тот револьвер,
        испытанный на прочность,
из прошлого,

        как будто с двух шагов,
стреляет в тупость,

        в лицемерье,
                 в пошлость:
в невыдуманных —

        подлинных врагов.
Он учит против лжи,

        все так же косной,
за дело революции стоять.
В нем нам оставил пули Маяковский,

        чтобы стрелять,
                 стрелять,
                          стрелять,
                                   стрелять.

Read more...Collapse )
jog.jpg

программа
ВСЁ БЫЛО С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ

Как Ленин, Суворов и Мао Цзедун помогли Дождю. Дмитрий Быков о марафоне «Выбери Дождь».

Дмитрий Быков снова доказывает нам, что всё уже было, — даже подписная кампания Дождя. О том, зачем нужен марафон «Выбери Дождь» — в новом выпуске программы..


Дмитрий Быков
13-Й АПОСТОЛ. МАЯКОВСКИЙ. ТРАГЕДИЯ-БУФФ В ШЕСТИ ДЕЙСТВИЯХ

// Москва: "Молодая гвардия", 2016, твёрдый переплёт, иллюстрации, 832 стр., тираж: 5.000 экз., ISBN 978-5-235-03910-0

с о д е р ж а н и е:

Пролог

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. ВЫСТРЕЛ

Первое вступление
Четыре дня в апреле
Наследники
После жизни: тридцатые

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. ГОЛОС

Второе вступление
Как это сделано
Эпоха. Вывески. Ахматова
Невротик
О вкусах

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. ПОДРОСТОК. 1893-1913

Третье вступление
Бублики Лазаря
Тайна 103
Двенадцать женщин. Евгения и Вера
Бурлюки
Футуризм: возмездие
Двенадцать женщин. Мария
Война
Современники: Чуковский
Двенадцать женщин. Сонка
Современники: Горький
Двенадцать женщин. Эльза

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ. ФУТУРИСТ. 1913-1923

Четвертое вступление
«Облако в штанах»
Лиля и Осип
Современники: Хлебников
Двенадцать женщин. Антонина
Современники: Брюсов
Революция
«Мистерия-буфф»
Современники: Луначарский
«Окна РОСТА»
«150.000.000»: битва числительных
Современники: Есенин
«Про это»

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ. ГЛАВАРЬ. 1923-1927

Пятое вступление
ЛЕФый марш
«Владимир Ильич Ленин»
Три солнца
Современники: Ходасевич
Америка
Двенадцать женщин. Элли
Кино и дети. Порт и мост
Двенадцать женщин. Три Наташи
ЛЕФ против всех
Одесское счастье

ДЕЙСТВИЕ ШЕСТОЕ. ПЛОХО. 1927-1930

«Клоп» и жлоб
«Хорошо»
«Император»
«Баня»: не смешно
Двенадцать женщин. Татьяна
Перед концом
«Во весь голос»
После жизни: восьмидесятые и далее
Двенадцать женщин. Нора
Прощальный концерт


ДИЛЕТАНТСКИЕ ЧТЕНИЯ с ВИТАЛИЕМ ДЫМАРСКИМ

специальный гость ДМИТРИЙ БЫКОВ

тема: ПОВТОРЯЕТСЯ ЛИ ИСТОРИЯ? В ОЖИДАНИИ 17 ГОДА

отель ГЕЛЬВЕЦИЯ, зал БАЗЕЛЬ, ул. Марата, д.11, Санкт-Петербург
PR_01_Bikow_Efremow.jpg

МИХАИЛ ЕФРЕМОВ: «ЕСЛИ ПАНКИ ПОЙДУТ В БИЗНЕС, ОНИ УБЕРУТ ВСЕХ»

Эти разговоры с Ефремовым записаны в Штатах, где мы показывали наш новый литературный проект.

Два вечера: «Хорошие стихи» и «Плохие». Хорошие — это веселые и позитивные или по крайней мере про любовь. Плохие — это мрачные, депрессивные, с надрывом, а если про любовь, то такую, что пополам с ненавистью. Ефремов их читает, я рассказываю про авторов, из зала заказывают экспромты. Что-то вроде «Гражданина поэта», но на материале всей мировой классики и без привязок к современности.

Ефремов во время таких концертов выкладывается очень сильно. Думаю, теряет в весе, как футболист после хорошей игры. Во время переездов из города в город он травит свои байки или рассказывает про напряженную личную жизнь.


— Миш, скажи честно: ведь вся эта ваша система Станиславского — в значительной степени миф...

— Вся эта ваша таблица Менделеева тоже. Нет, ну как так можно? Это вообще единственная в своем роде, внятная, практичная, универсальная система актерской игры. Она устареть не может. И Михаил Чехов преподавал именно ее — просто потому, что школа есть школа, обязательная программа. Весь Голливуд, между прочим, работает по ней же, и это видно.

— А вот, скажем, как большой текст запоминать — она тоже учит?

— Конечно. Есть теория физических действий, ты раскладываешь текст на жесты, на таких-то словах на авансцену вышел, на таких-то закурил, взял безделушку со стола... Ну, сначала, правда, все равно надо наизусть выучить, но говорить можно, что это все теория физических действий.

— Правда, что Станиславский с Немировичем были в отвратительных отношениях?

Read more...Collapse )

ДМИТРИЙ БЫКОВ в программе ОДИН

звук (mp3)

все выпуски программы ОДИН на ОДНОЙ СТРАНИЧКЕ

запись мини-лекции "Владимир Набоков" отдельным файлом | все прочие лекции здесь

balabanov3.jpg


ПРЯМАЯ РЕЧЬ

слово шеф-редактора

Этот журнал имеет одну существенную задачу: показать всем, что все не так плохо. И более того, даже перспективно. Пока оболванивают одну Россию, снизу медленно нарастает другая, и с ней все не так просто. Я уж не говорю о том, что вокруг нашего лектория постепенно формируется сообщество — огромный слой людей, которым интересно думать и понимать. Иногда они с нами не соглашаются. Так возникает пространство диалога, без которого культуры не бывает.

За почти 6 лет существования лекторий «Прямая речь», который придумали Таня Булыгина и Света Большакова, превратился в знаменитую культуртрегерскую организацию. Теперь там читают лекции человек двадцать, в диапазоне от знаменитого историка Басовской до знаменитого биолога Колмановского, и даже Радзинский не пренебрегает нами, потому что он прежде всего историк и понимает роль просвещения. Юрский и Райкин читают концерты, Ефремов проводит вечера «Стихи про нас», полиглот Петров лично учит языкам, а в цикле «Литература про меня» выступили уже, кажется, все возможные звезды, кроме Аллы Пугачевой, с которой, кстати, идут переговоры.

Люди начинают заниматься активным самообразованием, ищут детям приличные школы, читают, ходят на экскурсии не только ради селфи, интересуются серьезными и трудными вещами. Россия сейчас проходит как раз через такой этап. Появилось поколение поразительно умных и осведомленных детей — такие, например, ходят на наши детские курсы по литературе, истории, науке...

С детьми я, правду сказать, гораздо откровеннее, чем со взрослыми. Они быстрей схватывают и, главное, живей интересуются всеми теми прекрасными вещами, от которых нас слишком часто отвлекают работа или здоровье. Или безрадостные мысли о будущем.

Я замечал много раз, что безрадостные мысли о будущем бывают обычно у тех, кто давно не общался с детьми. Не заходил в школу, например. Стоит вам посетить пару детских семинаров в «Прямой речи», и вы поймете, что можно обмануть социологию и даже историю, но эволюцию обмануть нельзя. Наши дети умнее нас. И жить по-нашему они уже не будут. Можно, конечно, закрыть все лектории, можно даже уничтожить образование как таковое — но запретить детям собираться у костра и слушать того, кого им интересно, никто не в состоянии.

Теперь «Прямая речь» будет выпускать журнал — с записями лучших лекций, с интервью, которые получаются из творческих вечеров, и с анонсами нашей бурной и разнообразной деятельности. Теперь у нас появилось «Второе поколение» — это лекции, которые читают студенты, и публика ломится на эти лекции куда активнее, чем на большинство взрослых. Интересно же посмотреть на будущее, особенно когда оно прекрасно.

В общем, это история не столько о просветительстве, сколько о неубиваемости. «Надо считать себя если не бессмертным, то по крайней мере трудноубиваемым», — говорит Шкловский в фильме, снятом к его 90-летию. Этого мы вам и желаем.

Дмитрий Быков в программе ОДИН:

И я вообще ничего в театре не понимаю.

В театре я понимаю мало.

«Часто ли вы ходите в театр? Поделитесь самыми сильными впечатлениями от увиденного в прошлом году».

Дорогая grete, я редко хожу в театр. Причина этого проста — я плохо разбираюсь в театре, и мне там чаще всего скучно. Театр бывает либо очень хорошим, либо очень плохим. А плохих, к сожалению, сейчас очень много. Если бы ты был холоден или горяч, я бы в театр ходил.

А вообще я в театре ничего не понимаю.

Да, «кушать могу, а так — нет». Видите ли, ну а я театр плохо воспринимаю — наверное, потому, что у меня действительно какой-то обострённый вкус, уж очень брезгливый и уж очень разборчивый. Театр бывает или гениальным, или никаким. Гениального я почти не вижу, а в никаком засыпаю.

Я не театрал и не театровед. В кино я понимаю больше, в литературе — ещё больше.





Новосибирский Государственный Театральный Институт

выпускной курс "Артист эстрады" (заочная группа)
мастер курса: А.В. Бутрин

пьеса Дмитрия Быкова

СЦЕНЫ КОНЦА ВЕКА
newsorow.jpg

АЛЕКСАНДР НЕВЗОРОВ в программе ПЕРСОНАЛЬНО ВАШ

<...>

[Виталий Дымарский:]
― Александр Глебович, поприветствуйте аудиторию.

[Александр Невзоров:]
― Да, приветствую, приветствую. Напоминаю, что мы находимся в гостинице «Гельвеция», где можно приобрести «Дилетант» и где, более того, в ближайшие дни ожидается выступление такого потрясающего персонажа, как Дмитрий Быков, да?

[Алексей Соломин:]
На чтениях «Дилетанта».

[Александр Невзоров:]
― Да. Причем гельвециисты, они все это придумали таким образом, что все это очень недоступно, что все это очень камерно, что попадание сюда затруднено для всех.

[Алексей Соломин:]
― По-масонски.

[Александр Невзоров:]
― Да, очень все непросто. Но я подозреваю, что для Быкова это как раз очень подходящая атмосфера, потому что он замучен вниманием. Я знаю, какие у него аншлаги в Америке. Кстати говоря, у него есть замечательный стих. Поверите, да, что я могу помнить какие-то стихи?

[Виталий Дымарский:]
― Нет.

[Александр Невзоров:]
― Я, будучи абсолютно чуждым…

[Виталий Дымарский:]
― Вы же не прочли ни одной книги в своей жизни.

[Александр Невзоров:]
― Да. Я чужд абсолютно поэзии. Нет, книги-то как раз я читал, я читал всякую фигню и не читал художественную литературу и поэзию. И вот я помню блистательную строчку Быкова «в пятикилометровый самолет стреляли справа, а попали слева», да?

[Алексей Соломин:]
― А вот, кстати…

[Виталий Дымарский:]
― Зато, между прочим – Леша, надо алаверды, понимаешь? Вот закрытый камерный Быков – зато открытый всем Александр Невзоров, тоже сегодня выступает в «Эрарте».

<...>
25th-May-2016 07:37 pm - off topic
finger.jpg

РАССКАЗ НА ПАЛЬЦАХ

Летний литературный конкурс "Русского пионера"

Дорогие друзья! «Русский пионер» не раз проводил литературные конкурсы, и мы уже успели убедиться, что среди наших читателей есть немало талантливых авторов. Теперь пришло время усложнить задачу. Следуя чеховской истине, что краткость — сестра таланта, мы объявляем литературный конкурс «Рассказ на пальцах». Ударим по графоманству лаконичностью, точностью образов и умением сказать многое малым количеством слов. Попробуйте максимально емко, кратко и доступно выразить идею вашего литературного произведения. В рассказе не должно быть случайных слов. Это как достигать сложных задач простыми средствами. В качестве ориентира мы задаем рубеж в 1000-1200 знаков. Лучшие работы мы напечатаем в рубрике «Внеклассное чтение» в сентябрьском номере «Русского пионера».

Условия конкурса

1. Произведение должно быть оригинальным, не публиковавшимся ранее.
2. Объем — 1000–1200 знаков (с пробелами).
3. Работы принимаются до 7 августа включительно.
4. Один автор может разместить на конкурс несколько рассказов, но они должны публиковаться отдельно, каждый со своим заголовком.

Как стать участником литературного конкурса?

1. Вы регистрируетесь на сайте www.ruspioner.ru.
2. Заходите на страницу своего личного кабинета.
3. Нажимаете «создать запись», вставляете текст.
4. Выбираете раздел «Рассказ на пальцах».
5. Нажимаете «опубликовать».

Удачи!

Lorem ipsum, 1200 знаков с пробелами:

Ку квюо попюльо докэндё аккузата, ку вяш оратио фюйзчыт аккузата, ан еюж лаудым пхаэдрум. Ыюм ютенам нонюмэш ед. Трётанё адолэжкэнс ед хаж, йн мэя дёко рыквюы. Шэа модюж чингюльищ ед, ед инкедыринт ылоквюэнтиам хёз, прё ыкчпэтында тинкидюнт ку. Ыт эож эрож лэгыры импэрдеэт, ед пожжёт янвыняры пырикюлёз хёз. Ку нам выро омйттам еракюндйа. Эю ыам хёнк нюлльа ныморэ, вэл тота эффякиантур ты, кибо мэдиокретатым нам йн. Ыам выро вивэндюм плььатонэм ты, ут квюот апэряря рыпудяары эжт, эпикюре такематыш мэя йн. Ку дйкит чингюльищ мандамюч ыюм, жят декат дольорэ прёнкипыз экз, зыд ут оптёон дыфинитеоным. Фалля ножтро пропрёаы ючю ку. Щольыат примич волютпат ючю ты. Йн кюм тимэам азжюывырит, экз ыльит рыквюы ыюм. Ан эжт тебиквюэ пробатуж конжыквуюнтюр, квуй жольюта ентырпрытаряш нэ, хаж декат тантаз дыфяниэбаж нэ. Тальэ опортэат лобортис ючю ку. Нык экз ёнанй ножтрюд, квюо пэркйпет опортэры экз, про либриз ёнвидюнт ед. Ан ючю квюод дычэрунт. Квюо дёко мюндй оффэндйт эю, запиэнтэм рэформйданч мнэ. Ыёюз тимэам эа зыд. Эю хаж мюкиуж молыжтйаы рыфэррэнтур, лэгыры индоктум дежпютатионй эи мэя. Но вэл ютенам рыпудяары. Про ед пэрчёус ыкжплььикари, ты квюо эчжынт пожйдонёюм жкряпшэрит, ед конжюль.
aKUwHdoMaAM.jpg

Дмитрий Быков представляет цикл «Прямая речь. Второе поколение»:

2016.05.23 Константин Ярославский «Фридрих Ницше, но в меру!» (bootleg)
This page was loaded May 29th 2016, 3:19 pm GMT.