?

Log in

Дмитрий Быков, писатель и журналист
пиратское сообщество читателей, слушателей и зрителей — dlb на copyright
Recent Entries 
Дорогой Дмитрий, прочтите плиз пару абзацов, и, если не захватит, пошлите на. Но захватит. Это реальные мемуары реального генерала СМЕРШ, моего отца. Д'Артаньян отдыхает в сторонке и передаёт привет.

http://www.proza.ru/2016/02/07/309

С любовью и уважением независисмо от результата.

Вечно ваш

Андрей Фролов
.
fragen.jpg

<...>

«Такое впечатление, что вы собрали у себя дома человек тринадцать близких вам по духу знакомых,— mstr_bobr пишет,— раздали им бумажки с вопросами к себе и попросили их по очереди написать к вам в вопросник к предстоящей передаче. Положили себе на колени шпаргалки-ответы — и беседа плавно течёт в заданном вами русле. Только не забывайте удивлённо открывать глаза при очередном вопросе и говорить, что этот вопрос очень интересен и требует осмысления, а дальше — по написанному вами сценарию. Театр одного «актёра» и тринадцати статистов».

Дорогой mstr_bobr, как вы понимаете, я охотно отвечаю на неудобные вопросы. И тем охотнее отвечаю, что я вообще люблю снимать двусмысленности. Я не упоминаю только какие-то ну уж совсем откровенные спекулятивные вещи откровенно противных людей, чтобы не делать им рекламу. Но вообще вы правы — у меня есть установка в этой программе на беседу с единомышленниками. А почему бы мне не поговорить с такими людьми, как я? Ведь с другими людьми 24 часа разговаривает абсолютно всё радио, телевидение, значительная часть прессы. Почему бы мне не использовать два часа для разговора с такими, как я? Нас немного, но мне кажется, что мы — важная красочка в мире, и поэтому нам тоже нужно о чём-то друг с другом переговариваться — хотя бы для того, чтобы вам было кого не любить, сбрасывать свой избыток отрицательных эмоций. Очень хорошо когда-то Максим Кантор сказал в те времена, когда мы ещё общались: «Как же себя не жалеть? Всех много, а я один». Вот это правильно. Я один в данном случае. Это могло бы стать девизом программы.

<...>
.
.
<...>

«Как научиться не бросать дела на полпути?»

Научитесь мыть посуду сразу после того, как она оставлена в раковине,— и вы увидите, как прекрасно изменится ваша жизнь. Никогда не оставляйте её в раковине — и жить ваша будет прекрасна.

<...>

Разбитые_окна_заброшенного_кинотеатра,_Санкт-Петербург..jpg

<...>

«Натолкнулся я на днях на статью про «теорию разбитых окон». Мне она показалась правдоподобной и подходящей под наше время. Читали ли вы про неё?»

Конечно, читал. Это теория двух английских социологов, фамилии которых я не помню [James Q. Wilson & George L. Kelling], потому что вообще у меня не очень хорошая память на фамилии. Эта теория появилась в начале 80-х. Суть её в том, что если пресекать малые правонарушения, то не будет и больших. Или, чтобы не вызывать… не обожествлять очередной репрессивный поворот, а то у нас ужасно любят всё пресекать и запрещать, поэтому скажем иначе: если наводить порядок в малом, он будет и в большом. Известно, что если в здании разбить окно и его потом не вставить, через короткое время разбитыми окажутся все окна в здании. Поэтому я считаю таким важным делом наведение порядка в отдельно взятой комнате. Беспорядок в комнате — это беспорядок в жизни. Посуда в раковине — это депрессия. Вот таковы мои простые принципы. Я стараюсь этой «теории разбитых окон» придерживаться в своей частной практике (у меня стишок даже такой был). Надо всё время латать, подлатывать дыры в мироздании, не позволять ему расползаться. В этом смысле «теория разбитых окон» совершенно верна. И совершенно правильно сказано в этой теории, что если сократить вдвое число мелких правонарушений, то постепенно раза в полтора сократится и количество больших — что, собственно, Джулиани своей практикой в Нью-Йорке и показал.

<...>
.
.
10288708_483369328431495_3559684868957399675_n.jpg

<...>

«Пробовали ли вы смотреть новый западный сериал «Война и мир» по Толстому? Многим русским зрителям это нравится».

Я посмотрел пока одну серию. Мне нравится. То есть он мне нравится в любом случае больше, чем «Анна Каренина» Джо Райта, потому что там была попытка иронически-постмодернистского отношения к тексту, а здесь наоборот — есть попытка его предельно реалистического прочтения. И хотя это не совпадает с толстовской призмой, через которую мы привыкли видеть мир, но это своя призма, и столь же интересная. Пьер мне нравится там очень. Обаятельный Пьер!

<...>
.
.


<...>

— Назови несколько знаменитых женщин, которые кажутся тебе сексуально привлекательными?

— Екатерина Волкова, Одри Хепберн, Вера Глаголева.

<...>

из интервью журналу «FHM», февраль 2006 года



«В одном из эфиров вам был задан вопрос о фильме «Две женщины». Он снят по тексту Тургенева Верой Глаголевой. Вы лестно отзывались о нём. Неужели не смотрели?»

Нет, не «Две женщины». Я имею в виду фильм «Месяц в деревне». Не знаю, может, она его переименовала, но я говорю именно о «Месяце в деревне». Я люблю Веру Глаголеву, люблю эту пьесу и люблю этот фильм. И всё, что делает Вера Глаголева, я буду любить всегда, потому что когда-то, ещё в детстве… Ну, это и фильм сам по себе хороший. Но когда в детстве я увидел её в фильме «Выйти замуж за капитана», я понял, что эта женщина может делать всё что угодно, а я буду её боготворить. Привет, Вера!

«Эхо Москвы», программа «Один», 18 декабря 2015 года



«Вера Глаголева отпраздновала свой юбилей. Какие её актёрские и режиссёрские работы вам нравились? Мне вспоминаются «В четверг и больше никогда», «Сошедшие с небес», «Выйти замуж за капитана»»,— и так далее.

Дорогой optimistichen, дорогой друг, вы попали в больное место, вы прямо с размаху ударили в грудь, потому что я Веру Глаголеву не просто люблю. Когда я увидел «Выйти замуж за капитана» первый раз, потому что там есть полуголые кадры, и я ходил его смотреть раз семь, наверное, хотя моё отношение к этому фильму никогда не было восторженным… А увидел я её впервые в фильме «Искренне Ваш…», где она очень достойно подыгрывала Соломину — и в результате, мне кажется, переиграла его, просто съела, как и съела её героиня.

Она мне всегда представлялась идеалом женской красоты, вот ничего не поделаешь. Конечно, надо бы здесь говорить о её замечательном режиссёрском даре (экранизация «Месяца в деревне» мне очень нравится), надо бы, наверное, говорить о её замечательной актёрской биографии (действительно в «Четверг и больше никогда» она прекрасно сыграла в одном ряду с Далем, Смоктуновским, Добржанской; это прекрасная картина — всё-таки Эфрос). Но как бы мы об этом ни говорили, первичным в нашем восприятии актрисы всегда остаётся вот этот отзыв души на совершенно удивительную, небывалую внешность, на такую нестандартную, такую вызывающую красоту. Ведь действительно по всем канонам красоты Вера Глаголева красива не канонически, не классически, но она настолько обаятельна, что не влюбиться невозможно. Для меня, когда мне было лет двадцать, случайное путешествие с ней в лифте на «Белорусской» в одном доме просто было ярчайшим жизненным событием!

Я не знаю, какой юбилей она празднует, я не слежу за её возрастом, внешне она не меняется. Мы с тех пор успели познакомиться, успели перейти на «ты», успели сделать несколько больших печатных разговоров, но для меня Вера Глаголева остаётся чудом. А если у неё юбилей, то я её поздравляю! Советую не обращать на него внимания. А вообще это просто одна из тех немногих актрис, которая одним своим появлением придаёт смысл всему происходящему. Как замечательно когда-то сформулировал Сергей Соловьёв (правда, применительно к Тане Друбич): «Её тема — это путешествие идеального сквозь реальное». Вера Глаголева — тоже актриса этой темы.

«Эхо Москвы», программа «Один», 5 февраля 2016 года



ВЕРА ГЛАГОЛЕВА: «МНЕ НЕ ОБИДНО ВЫГЛЯДЕТЬ ДЕВЧОНКОЙ»

После разговора с Глаголевой я пошел в буфет Дома кино и напился. Я всякий раз тоскую и радуюсь, получая подтверждение старой мысли Брэдбери о том, что человек и есть машина времени, потому что он свободно путешествует по нему туда-сюда, а сам не меняется. Вера Глаголева была моим абсолютным идеалом женской красоты с тех пор, как я в подростковом возрасте увидел обычную советскую комедию «Искренне ваш». Фильм «Выйти замуж за капитана» я смотрел шесть раз, потому что ее там полсекунды видно топлес. Однажды я с ней в одном московском доме два этажа ехал в лифте, и это было самое романтическое путешествие за всю мою жизнь. Тогда я понимал, что между мною и Глаголевой не может быть ничего, потому что она знаменитая актриса, а я десятиклассник, и она старше меня, в конце концов. Только что я с ней проговорил полтора часа, на ней не было ни грамма грима, и на этот раз я был стар и толст, а она как была романтической московской девочкой, так и осталась; но и не в этом дело. Всякий раз, как я ее видел в кино или в жизни, я испытывал то сочетание тоски и радости, от которого либо писать стихи, либо напиться.

предисловие из сборника «Дмитрий Быков и все-все-все» (выпуск 2):

После разговора с Глаголевой я пошел в буфет Дома кино и напился. Там как раз чествовали известного документалиста по случаю гораздо более круглого, чем у Глаголевой, юбилея. За столом буйствовал известный актер и режиссер Б., только что сыгравший в фильме известного режиссера Б. по роману известного писателя Б. роль известного кота Б. Актер Б. выражался в том смысле, что всех москвичей надо учить мордой об стол, потому что они, в отличие от петербуржан, повально продались.
— А ты чего тут делаешь?— узнал он меня.
— Напиться хочу,— честно сказал я.
— С тоски или с радости?— спросил он деловито.
Этот вопрос поставил меня в тупик. Я всякий раз тоскую и радуюсь, получая подтверждение старой мысли Рэя Брэдбери о том, что человек и есть машина времени, потому что он свободно путешествует по нему туда-сюда, а сам не меняется. И ничто не изменилось. Вера Глаголева была моим абсолютным идеалом женской красоты с тех пор, как я в подростковом возрасте увидел обычную советскую комедию «Искренне ваш». Фильм «Выйти замуж за капитана» я смотрел шесть раз, потому что ее там полсекунды видно топлесс. Однажды я с ней в одном московском доме два этажа ехал в лифте, и это было самое романтическое путешествие за всю мою жизнь.
— Не знаю, Саша,— сказал я.— Я сейчас Глаголеву видел, Веру.
— Она тут?— живо заинтересовался он.
— Нет, домой поехала.
— Ну, тогда пей,— разрешил он.— Из-за Веры можно.


В Интернете обо мне врут абсурдно

— Дим, я тут подумала… Вы же критик все-таки, и к вам даже кто-то прислушивается. Может, вам взять и написать про меня просто так, без разговора?

— Нет, я так не могу. Я с 15 лет мечтаю с вами поговорить.

Read more...Collapse )



ВЕРА ГЛАГОЛЕВА: «ИГРАТЬ ЛЮБОВЬ СТЫДНО»

3 мая в прокат выходит один из самых обаятельных фильмов этого года — «Чертово колесо» Веры Глаголевой по сценарию Сергея Валяева. Это фильм о любви, и те, кто успел посмотреть премьеру в Доме кино, называют картину самой большой глаголевской удачей за всю кинокарьеру. Даром что сама она как актриса там не появляется. Наша рубрика не могла пройти мимо этого события: пришлось ее ведущему Дмитрию Быкову в очередной раз изменить своей партнерше и встретиться с другой.

— Понимаешь, я скажу сейчас вещь странную и, видимо, непрофессиональную. Но играть любовь в кино стыдно, неловко, неприлично — даже в самых целомудренных сценах. Про интимные я не говорю — тут у меня стойкое убеждение, что их следует избегать, потому что при грамотной режиссерской работе одно соприкосновение рук будет эротичнее десятка постельных эпизодов. Все можно изображать: гнев, ненависть, истерику, даже скуку. А есть вещи, в которых притворство убийственно. Любовь. Тем более что в жизни, в моей собственной, мне — слава Богу!— ни разу притворяться не пришлось. Актерский опыт вообще не пригодился. А в кино, увы, сплошь и рядом.

— Но это никогда не переходило в закадровые отношения?

Read more...Collapse )
.
.
psychologies_2015_02.jpg

Дмитрий Быков прочел для нас книгу «Мир мог быть другим. Уильям Буллит в попытках изменить ХХ век»

Александр Эткинд представляется мне одним из крупнейших наших мыслителей и, рискну сказать, писателей, потому что его книги, написанные на достаточно сложном и экзотическом материале, необычайно увлекательны. Для меня в свое время этапными были книги «Хлыст» (1998) о связи русских сект и революции и «Внутренняя колонизация» (2013), в которой впервые с абсолютно беспощадной прямотой описаны законы формирования Российской империи.

Познакомившись с Эткиндом в Кембридже, я предложил ему написать какую-нибудь биографическую книгу для серии «Жизнь замечательных людей», и он назвал фигуру, которая показалась мне чрезвычайно интересной. Речь шла о человеке, который считается одним из прототипов Воланда. Человеке, который выкупал Фрейда у гестапо. Писателе, авантюристе, герое-победителе во всех сферах, за которые он брался, и при этом женском кумире, одном из «Казанов» XX века. Словом, речь шла о Уильяме Буллите, первом после США в Советской России. Планы ЖЗЛ в последний момент изменились, но идею, к счастью, подхватило другое издательство – «Время», которое и выпустило эту книгу.

«Мир мог быть другим» – далеко не первая биография Буллита. Но Эткинд использует Буллита главным образом для того, чтобы нарисовать свою концепцию первой половины ХХ века. Концепцию увлекательную и, как всегда, спорную. Во-первых, это книга о грандиозной личности, а во-вторых, захватывающее, плотное и напряженное повествование, в котором главная роль принадлежит идеям, а не людям. Эткинд убежден, что, если бы предложения большевиков, с которыми Буллит приехал в Америку в 1919 году после переговоров с Лениным, были приняты, мир бы был другим. Но его не услышали ни тогда, ни позже, когда он говорил об опасности гитлеризма, о «николаевском» режиме в России 30-х годов. И еще, что мне особенно важно, от этой книги исходит дух 20–30-х годов ХХ века с их азартом, прагматизмом, с бурной деятельностью, дух не только советский, но главным образом американский. Эткинд объясняет причины очень короткой, но необычайно плодотворной российской «американофилии».

При чтении книги вам гарантировано знакомство минимум с двумя выдающимися людьми. Это тот редкий случай, когда биограф стоит героя. Видно, что автор писал книгу с тем же наслаждением, с каким Буллит собирал интеллигенцию на знаменитые ночные приемы. В некотором смысле читатели книги почувствуют себя на балу у Сатаны, и, думаю, заслуга Эткинда в этом ничуть не меньше буллитовской.
.
.
Оригинал взят у unilevel в ***

mistakes.png

* * *

К Дмитрию Быкову много (много-много) лет я относилась хорошо. Как и к маньеристам вообще. Ну, нравились. Талантливые были.

К Степанцову и по сей день отношусь прекрасно. Не забыла и того мальчика, поэта, который погиб во время первой грузино-абхазской войны. Говорят, нелепо погиб, но не считаю так. Он за Абхазию воевать поехал, за неё и погиб. Как поэт именно. Александр Бардодым. Задолго до Донецка. Но, в принципе, за те же вещи погиб, как ни крути.

То, что Быков когда-то писал об "Эхе Москвы", было точно весьма.

"НАШЕ время пришло; и этот подспудный, но внятно слышимый лозунг: «Гуляй, братва, теперь НАША воля!» — слышался во всех эфирах «Эха» в 90-е годы. Когда времена сменились, на смену этой барственной самоуверенности пришло хамство. Ведущие подобраны именно с таким расчетом. Нежность и восторг — для своих, и все это пылко, на грани экзальтации; чужим достается вполне дворовая, с блатным подвизгом злоба. У нашей демократии всегда был неистребимый привкус блатоты — что в экономике, что в журналистике, что в культурных пристрастиях". (с)

Да, это Быков писал, своей рукой, правда, аж в 2006 году.

Но теперь он и сам — "Эхо", и долгое Эхо. Перфекционист. Уж если быть Эхом, то таким, от которого и само Эхо вздрогнет.

Вздрогнули, да.

Теперь Муратов звонит Холмогорову и угрожает иском. За такую фразу в "Известиях": "Вот есть "респектабельные" газеты, например "Новая", где можно воспевать изнасилования малолетних". (с)

Это об известном стихотворении Быкова. Не знаю, насколько удачно сформулировано автором. Не знаю, что там воспевал Быков: изнасилование малолетней или возможность тринадцатилетнюю девочку смачно травить — школьный педагог, чмоки Венедиктову.

Без разницы.

Жаль, это не ко мне Муратов. Я бы судилась в любом случае, потому что надо. Потому что пусть освещают, и стихи Быкова — по телику, и во всей рукопожатной прессе. Пусть они его бы защищали. Очень показательно. Даже знаю, чего бы они писали: тут вам и Деррида, и Бахтин, и общество спектакля, и эпатаж, и сражение с кремлевской пропагандой. А народ бы всё это слушал, цыкая зубом.

Хочу для наших прогрессоров безграничной свободы слова. Их слова. А то их цитировать на плакатах начинают, а они чего-то жмурятся. Неприятно им.

Но понимаю, что у разных людей, в отличие от меня, есть разные обязательства. Не всегда возможно делать так, как хочется.

А было бы здорово. Такой судебный процесс пошёл бы всем на пользу.

UPD. Мне пишут, что этого в "Известиях" не было, это было об "Известиях". Т.е., Муратов собирается подавать иск за статус в ФБ. Ещё прекраснее, я считаю.
.
.
«в каждом заборе должна быть дырка» (с)

Федор_Сологуб.jpg

проект
СТО ЛЕКЦИЙ С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ

лекция №20
ЗИНАИДА ГИППИУС «ЧЁРНАЯ КНИЖКА» (1919 год)

аудио (mp3)

Как правильно вести дневники. Советы Дмитрия Быкова на примере «Черных тетрадей» Зинаиды Гиппиус. 1919 год в «Черных тетрадях» и других дневниках Зинаиды Гиппиус. Дмитрий Быков рассказал о том, как правильно вести дневник и почему важно записывать именно то, что вам кажется наименее важным, как дневники Гиппиус стали единственным свидетельством тех лет, о салоне Мережковских и о том, как там определяли политические судьбы, о чувстве «горького похмелья» в 1919 году и звериной ненависти поэтессы к большевикам и «хамодержавию» и о многом другом.

Проект Дмитрия Быкова «Сто лекций» на Дожде. Вся история XX века в сотне литературных шедевров. Один год — одна книга. И одна лекция.
.
.
klymakin.jpg

<...>

Но начать мне приходится с рецензии на совершенно другой текст, который к литературе, по-моему, прямого отношения не имеет. Очень многие меня спрашивают, как я отношусь к посту Игоря Клямкина, который называется «О методе Быкова». Я его с удовольствием зачитаю (он короткий):

«Прислоняться к власти можно по-разному. В том числе, и посредством её критики. Например, поставив её жертвы в моральном и прочих отношениях ниже неё или сделав её виновность производной от виновности самих жертв.

Можно обвинять власть в убийстве Литвиненко, но при этом представлять последнего лжецом, повторявшим «идиотские сплетни».

Можно оценивать поведение России в Украине, как «глупость и зверство», но при этом не забыв добавить, что глупость Украины была первичной.

То есть вина своей власти признаётся и даже обличается, но смягчается изначальной виновностью, приписываемой другим. Как якобы очевидной и доказательств не требующей.

Это я о критическом методе Дмитрия Быкова, если кто не понял».

Я не очень понимаю, какое мнение здесь можно иметь и что на это возражать. Это откровенная передержка, потому что я нигде не говорил, что глупость Украина первична. Более того, я никогда не говорил, что Украина стоит в моральном отношении ниже России, и никогда к этой власти не прислонялся. Здесь был бы какой-то повод для разговора, если бы я видел Игоря Моисеевича Клямкина на трибунах оппозиционных митингов или в качестве их заявителя. Пока я не видел его там и видеть в нём более бескомпромиссного борца я никак не могу, к сожалению. Если ему кажется, что я прислоняюсь к власти, то это классическая схема, когда человек в состоянии раздражения лупит не реальных своих врагов, а тех, до кого может дотянуться.

Что касается собственно предмета полемики. Да, я считаю, что Литвиненко повторял глупости. Да, я считаю, что он не представлял той опасности, которая рисовалась здесь. Да, я считаю, что убивать его не следовало. И более того, мне представляется, что очень многое в действиях Украины тоже заслуживает вполне объективной и часто негативной оценки. И я никогда не буду в числе людей, которые умеют считать только до двух, которые полагают, что глупости и зверства одной стороны полностью искупают любые действия другой стороны. Я никогда и нигде не говорил, что Украина спровоцировала такие действия в России (это, ещё раз подчёркиваю, передержка), но я никогда не откажусь оценивать объективно те или иные действия Литвиненко или те или иные действия Украины — в частности? внезапный отказ ввозить русские книги. Гипотетический пока, насколько я знаю, но чем чёрт не шутит?

Ещё раз говорю: пока мы будем считать до двух, пока мы будем мыслить в пределах парадигмы «свой — чужой», пока мы будем категорически отрицать любую попытку объективного мышления и дружно сплачиваться «ату» при виде врага, мы, к сожалению, никуда не выйдем из нынешней ситуации. Именно поэтому я с такой тоской думаю о том, что все разговоры о люстрации, все разговоры о будущем устройстве России, как только речь идёт о сведении счётов, тут же выходят за грань здравого смысла. Мне представляется, что менять одну тоталитарную идеологию на другую совершенно бессмысленно. А всё время проводить чистку рядов и видеть в своих рядах тех, кто пытается прислониться к власти, — это недальновидно, это глупо, это не достойно серьёзного аналитика, мне так кажется.

А всё остальное я оставляю без комментариев. Ну хочется Игорю Моисеевичу Клямкину спозиционировать себя в качестве бескомпромиссного борца с режимом. Зачем-то ему это нужно, наверное. Я ему в этом мешать не могу.

<...>



klymakin2.jpg

ЕЩЕ О МЕТОДЕ БЫКОВА

Дм. Быков пожурил меня за искажение его мысли: не говорил, мол, он о первичной вине Украины за происходящее на ее территории в отношении к вине российской, это "передергивание". Действительно, не говорил.

Он сказал, что "на глупости Украины, очевидные для всех", РФ "отвечает глупостями куда большими и зверствами куда более очевидными". Но если на глупость и зверства одной стороны (украинской) другая (российская) лишь ОТВЕЧАЕТ избыточными глупостью и зверствами, то чья глупость, чьи зверства и, соответственно, чья вина за них подразумеваются, как первичные? Я не знаю, как это можно прочитать иначе, чем прочитал, а автор мне опять не помог.

А насчет "идиотских сплетен" Литвиненко, первичных якобы по отношению к его убийству, разъяснения были совсем уж невнятные. Какие сплетни? Откуда известно, что сплетни?

Похоже, не очень уютно Д.Б. в его сбалансированной и объективной, как он считает, позиции.

http://echo.msk.ru/programs/odin/1706062-echo/
.
.
09.jpg

<...>

«Вышел ли у вас журнал? Как он называется, чтобы заказать почитать?»

Пока не вышел, пока делаем сайт. На журнал сейчас ещё нет средств просто, на бумажную его версию. А сайт будет скоро.

<...>

Я получил для «Послезавтра» несколько текстов, подписанных именем Всеволода Пальчика. Я не знаю, псевдоним это или реальный двадцатидвухлетний человек из Питера. Сева, если вы меня слышите, шлите мне всё, что вы напишете. Вы большой-большой молодец! Вот те два рассказа, которые вы прислали, плюс письмо — это тот редкий случай, когда я, как говорил Окуджава, «радостно вздрогнул». Это класс! Присылайте, пожалуйста. Я не знаю, будет ли журнал в бумажном виде (кризис, не те времена), но я вам обещаю, что как-нибудь я вам помогу.

<...>
.
.
Оригинал взят у nicolaitroitsky в Дмитрий Быков. Нехорошие стихи

maxresdefault.jpg

Дмитрий Быков. Нехорошие стихи

Как нехорошая квартира. Литературные достоинства обсуждать бессмысленно, это дело вкусовое.

Даже ссылку давать неприятно, но надо, так вот она — вот о каких стихах речь.

Мне больно и горько это писать. Диму в эти дни в соцсетях подвергают бурному остракизму, призывают запретить ему преподавание в школе, не подавать руки. Я в этом участвовать не хочу, не люблю никаких коллективных действий, даже отдаленно напоминающих травлю.

Но Дмитрий дал основания, и еще какие основания! Он сам виновник всех своих злосчастных бед.

Мне жаль не потому, что мы с Димой знакомы, хотя и мимолетно-шапочно, но его выделяла и ему симпатизировала еще моя покойная мама, когда он начинал публиковаться в "Огоньке" в конце 80-х годов.

По масштабам таланта и разнообразию дарований Дима — не чета всяким шенндеровичам (включая самого Шендеровича). Поэт, публицист, колумнист, литературный критик, культуролог... Я с удовольствием и с пользой прочитал и его книгу про Горького, и его массивный, увесистый, фундаментальный труд о Пастернаке (хотя немного устал, как и автор, около 800-й страницы). Читал его колонки, и это было содержательное чтение.

В общем, мне небезразлична эволюция этой творческой личности, ибо творческих личностей не так уж много на свете.

Диму в какой-то момент понесло в политику, причем в ее маргинальные слои. Кроме того, он постепенно превратил себя в некое подобие Демьяна Бедного или Аркадия Велюрова, если хотите (я знаю, что один из них реальный, а другой — литературный персонаж).

Это был личный выбор Дмитрия Быкова. Имел право. И, кстати, его политические взгляды как были, так и остались туманно-эклектическими, его эстетические взгляды намного интереснее и четче. Но опять-таки не о чем было бы мне тут специально писать, если бы...

Я боялся, что так случится, что политическая подлая циничная клоака засосет и нанесет ущерб. Ладно бы поэтическому дарованию — это тоже дело личное и полная вкусовщина.

Но случился моральный сбой. Нехорошие стихи про девочку Лизу — не "пошлость", не "безвкусица", а безнравственная гадость и мерзость. Вот самые мягкие слова, которые я бы хотел тут применить.

Наплевать на политику! Пиши, что угодно, про Путина, Кадырова, прочих политиков, про Кремль, режЫм, государство.

Но 13-летнюю девочку, РЕАЛЬНУЮ, ЖИВУЮ, не вымышленную, такими грязными строчками трогать НЕЛЬЗЯ. Нельзя, и всё тут! Какая бы она ни была на самом деле, а этого мы не знаем, потому что история мутная.

Почему нельзя? Порядочному человеку не надо объяснять, понятно и так. "Богородица не велит", если угодно. Кому непонятно, те или непорядочные, или притворяются.

То, что сотворил Дмитрий Быков, называется "ради красного словца". Ради того, чтобы обстебать путинский режим, не пощадил чужого ребенка, поиздевался над девчонкой.

А я ведь слышал и читал выступления Дмитрия по разным поводам — он много и часто говорит о морали. Неужто не понимает, до какой степени аморальности он уже дошел? Если так, то болезнь расщепления, морального разложения (в буквальном, не "советском", парткомовском смысле) творческой личности стал необратимым. Было бы очень жаль.

Еще несколько слов по поводу и вокруг. Меня часто спрашивают, почему я не клеймлю столь же гневно всяких киселевых, мамонтова, соловьева, сочинителей то ли "повешенного", то ли "распятого мальчика". Да наплевать мне на них!

Зачем придумали того "мальчика", понять не могу. Украинские войска и банды творили в Донбассе столько реальных, задокументированных зверств, что там ничего не требовалось изобретать.

Из двух Киселевых один работает сегодня на украинский агитпроп (хотя лицемерно это отрицает), другой — на наш, отечественный, и этого не скрывает. Да и черт с ними обоими, как и с Мамонтовым, Соловьевым, Ганапольсмким (мне противен агитпроп по обе стороны условной линии фронта) и еще кем-то, кого не знаю, так как телевизор много лет не смотрю, даже фамилий пропагандонов не знаю.

Не волнуют они меня. Другое дело — Дмитрий Львович Быков. Тут я не могу промолчать

ЗЫ Настоятельно прошу не рассказывать мне в комментах, какой Быков "плохой" и "такой-сякой". Я свое мнение сформулировал и высказал, со всякими более резкими формулировками заранее не согласен
.
.
KMO_143542_00509_1_t218_191402.jpg

«Когда у нас будет страна профессионалов — у нас будет страна патриотов»

Писатель Дмитрий Быков в эфире «Ъ FM»

Может ли патриотизм быть национальной идеей? Что лежит в основе патриотизма? Кто такие патриоты и каковы их основные черты? На эти и другие вопросы ведущему «Коммерсантъ FM» Анатолию Кузичеву ответил писатель, публицист Дмитрий Быков.

— Какие ассоциации у вас вызывает слово «патриотизм», Дмитрий?

— У меня однозначно позитивная ассоциация, безусловно. Понимаете, вот в свое время Полиевский в 1969 году написал довольно дельную статью к понятию гения. Мне кажется, что сейчас пора писать статью к понятию патриота, потому что тут надо очень многое систематизировать и уточнять. На мой взгляд, в основе патриотизма всегда лежит сопротивление, потому что патриот с разрешения, патриот с санкции — это вот то, что Мандельштам называл бузотер с разрешения всех святых. Я думаю, что патриот всегда сопротивляется прежде всего энтропии. Но вот идет распад всеобщий, а человек взял и сделал дело, вопреки государству при его таком слоновьем вмешательстве, вопреки тому, что ему со всех сторон мешали, помните там как у Лема «Мне никто не помогал, а список тех, кто мне мешал, занял бы слишком много места». Ему все мешают, а вот он, тем не менее, взял и что-то осуществил.

— Дмитрий, ведь это «патрио», которое в этом слове, оно же совершенно недвусмысленно определяет эту точку приложения этих сил?

— Конечно, от этого родине стало лучше, он взял и сделал детский сад для аутистов или он, например, взял и с нуля организовал журнал, это полезное дело. Я уж не говорю о медицинских каких-то или фермерских делах, требующих сейчас огромной воли к сопротивлению. Второй пункт, для меня тоже очень важный — патриотом нельзя стать с разрешения. Патриот никогда не хочет угодить власти, он очень часто действует даже вопреки ей. Ну, вот патриот для меня, например, — это тот, кто имеет все возможности уехать и не уезжает. Это тот, кто действует вопреки собственной выгоде, занимаясь политическим или гражданским сопротивлением. Для меня эталоны патриота — это Борщев, Масюк и Панфилова, которые стали заниматься положением в московских СИЗО, действительно чудовищным. После серий публикаций в «Новой газете» Панфилова дала указание с этим разобраться. Это ведь каторжный труд, чеховскому сродни, ходить и смотреть, что происходит в московских тюрьмах или в провинциальных. Это патриотизм, безусловно.

— А скажите, пожалуйста, мы же не совсем о патриотизме, мы вообще о национальной идее, и Путин, так сказать, патриотизм выдал нам как национальную идею. Видимо, за скобками большое количество подразумевающихся понятий, смыслов и так далее. Но патриотизм, скажите, может быть национальной идеей?

— Ну, разумеется. Национальная идея, патриотизм — это есть такое служение отечеству, которое осуществляется вопреки собственной выгоде. Не ради выгоды. Понимаете? Вот главная черта патриота — он бескорыстен, он служит не превосходительству, а отечеству. И вот в этом смысле, например, вся история России показывает потрясающие примеры именно патриотизма как национальной идеи. Абсолютный патриот Менделеев, который давал России самые точные прогнозы, самые верные советы, а его в результате выгнали из университета за сочувствие освободительной борьбе студентов. Патриот не должен надеяться на приз, на бонус. И главную, кстати, российскую национальную идею очень хорошо сформулировал, на мой взгляд, Виталий Аркадьевич Найшуль: если что-то должно быть сделано, оно будет сделано любой ценой. Если что-то может быть не сделано, оно и не будет сделано ни при каких обстоятельствах.

Россия очень четко, понимаете, отделяет главное от второстепенного, поэтому она гениально мобилизуется в критических ситуациях. Обратите внимание, она еще никогда не свалилась в фашизм, в нацизм, в тоталитаризм абсолютный. Даже при Сталине существовала огромная прослойка между официальной идеей и народным сознанием. Россия всегда сама себя умудряется вытащить за волосы из болота. Она, когда надо, мобилизуется сразу, и никогда не позволяет себе подойти к последней черте, вот это очень важная национальная черта. Поэтому я думаю, что наша национальная идея — это действительно все в главном и ничего во второстепенном.

— Хорошо, да, наша национальная идея — это патриотизм, и то, что вы сказали, не вызывает никаких сомнений, вызывает только какое-то возбуждение приятное, желание что-нибудь сделать хорошее, но вот как воспитать патриотов, как до каждого донести? Из того, что вы сказали, я понял, что есть только один инструмент, а именно урок истории и учитель истории, видимо так.

— Нет, вот я вам скажу странную довольно вещь. Основа патриотизма — это профессионализм. Потому что если у человека есть профессиональная ответственность, у него есть и совесть. Я не верю, например, в совестливого бездельника. Человек с совестью, человек с профессией, надо воспитывать профессионалов, потому что у них есть четкие представления о верхе и низе, о морали, они отвечают перед собой. Поэтому я бы вложил сейчас все силы, и у нас есть для этого гениальное сырье, гениальное поколение, которое нельзя упустить, в воспитание профессионалов высочайшего класса. Когда у нас будет страна профессионалов, у нас будет страна патриотов.

— Почему-то очень многие профессионалы сейчас работают в американских лабораториях и получают нобелевские премии за это.

— Это тоже, безусловно, патриотизм, потому что именно они создают ту ауру, ту славу России, которая во всем мире очень крепка. Посмотрите, во всем мире, прежде всего в Силиконовой долине, очень уважают русских специалистов, больше, чем индийских и китайских, потому что есть, знаете, такая замечательная формула — на трудную задачу зовите китайца, на неразрешимую русского.

— Красиво, но только эти патриоты сами-то не очень знают, что они патриоты, работают они в Штатах, получают в долларах и живут в Лос-Анджелесе, в Бостоне.

— Они, конечно, очень многие находятся в Штатах вынужденно, и не только в Штатах либо по политическим причинам, либо по профессиональным. Но эти люди укрепляют и умножают славу России. Я абсолютно убежден в том, что как только их профессия будет востребована здесь, они вернуться, как это сделали очень многие в 80-е годы. Посмотрите, сколько народу тогда побросало устроенную жизнь там и приехало сюда. Как Аксенов, как Войнович, как Синявский, который жил на две страны, это касается и многих ученых. Я считаю, что мы еще переживем огромный наплыв бывших русских назад, но, разумеется, это произойдет тогда, когда у них будет здесь настоящая профессиональная сфера.
.
.
WI.jpg

Виктория Измайлова:

Дорогой Быков. Я очень тебя люблю. Я так тяжело переношу ситуации, когда на тебя ополчается какая-нибудь дрянь. Я очень, очень за тебя боюсь, боюсь практически всегда. Боюсь панически, до бессонницы, до слез. Я не могу тебя просить о том, чтоб ты себя берег, потому что я все понимаю. И все-таки социализм лучше капитализма. И СССР был лучшим временем на земле. И Бог есть, но РПЦ нужно сильно уменьшить в размерах и влиянии. Впрочем, все это ерунда. Вот, я дам тебе задачу. Напиши, Быков, стихотворение про мои обутки 30 размера. Ну, просто так, для прикола. Ни у кого почти нет ношки 30-го размера. А у меня будет еще и стишок об этом. Напиши, пожалуйста, а то мне тут очень страшно и переживательно. Давно у меня была чудесная ручная крыса по имени Валидол. Просто какой-то вомбат. Но в мире так все страшно тасуется и меняется. Самое страшное, что во всем этом мы теряем часть себя. Обнимаю тебя, мой дорогой, и целую тебя в твою седеющую головенку. Я бесконечно тебя люблю.

Перечла. Так много в тексте СТРАХА. Но я знаю, что ты знаешь, что с этим делают приличные люди.Хоть приличные люди в инстаграмме все, а для меня этого уже слишком много. Я почему тебе про обутки? Мне тоже по приколу пишется легче, увы.
.
.
<...>

«Как вы относитесь к творчеству Саши Барона Коэна? Не кажется ли вам, что своим хулиганством, своими провокациями он проверяет общество на прочность? Не думаю, что он ставит перед собой всерьёз такие нравственные цели (скорее всего, просто прикалывается), но местами получается именно так. Или вам этот персонаж безразличен?»

Нет, не безразличен. Почему? Мне кажется, у него, конечно, большие проблемы со вкусом, и мне чаще всего не смешно его смотреть, но задача перед ним стоит серьёзная. Да, он действительно эпатирует общество. Да, он проверяет его на прочность. Да, он говорит о том, о чём говорить не принято.

Вот на чём зиждется успех Трампа? Я сейчас об этом в «Собеседнике» написал довольно большую статью. Трамп ведь по убеждениям не Жириновский, он скорее такой Навальный, потому что он всё время говорит о фактах коррупции, о разрушении американского общества. Просто он это говорит в манере левацкой и очень раздражающей. Но успех этого популиста (который, по-моему, гораздо глупее Навального и которому гораздо легче, чем Навальному — видите, он кандидатом в президенты стал, а не вынужден постоянно отбиваться), залог его успеха — это не только его личное достоинство, а это то, что очень многие вещи перестали называть вслух, перестали называть их именами. И в результате Трамп, который говорит вслух о каких-то вещах — о проблеме беженцев, о том, что слишком прозрачна мексиканская граница и туда идут деньги, а оттуда наркотики, или, например, знаменитый его тезис, что весь жилой фонд Америки страшно изношен, мосты скоро начнут падать,— он говорит о вещах, о которых без него бы не заговорили. На одном из сеансов этих дебатов он и сказал: «Если бы не я, вы бы вообще об этой проблеме не упомянули». Поэтому успех Саши Барона Коэна — это во многом триумф общества лицемерия. И поэтому — остроумен он или нет, прав он или нет, но, наверное, делать то, что он делает, надо. Хотя я, конечно, далеко от него не в восторге.

<...>

из программы «Один» с Дмитрием Быковым от 5 февраля 2016 года



HT.jpg

У ТРАМПА СОВСЕМ ДРУГИЕ ЦЕЛИ

Расслабьтесь, если напрягались, и разочаруйтесь, если надеетесь.

Не надо быть Вангой, чтобы уверенно предсказать: Трамп не будет даже выдвинут от республиканцев. Но все равно хочется разобраться с некоторыми штампами, поскольку фамилия Трампа не зря рифмуется с этим словом: штампами он оброс, как корабль ракушками. Особенно у нас, где знают о нем мало, но надеются сильно.

Левый правый

Он для Америки — как тот помидор: «кушать люблю, а так нет». Он сыграет свою роль, сказав вслух многое из того, о чем принято молчать; он даст нации превосходный тренинг по преодолению некоторых старых, но вечных соблазнов. Она им воспользуется и отбросит, ибо так диктует здоровый инстинкт. Проблема не в том, что Трамп говорит, а в том, как он это делает; к сожалению — или к счастью? — львиная доля его успеха связана не с идеями — часто вполне справедливыми, — а с манерами.

Он еще в 2000 году пытался избираться и тоже имел успех, но тогда Америка не так еще устала от вежливости, политкорректности и гладкости, которые теперь так прочно (и не совсем справедливо) ассоциируются с Обамой. Обама, конечно, воспитанный человек, но когда слишком долго слушаешь воспитанного человека, возникает ощущение, что твоя страна утратила величие. На этом лозунге — «Вернуть Америке величие!» — Трамп и строит свою кампанию. Величие для него — это брутальность, «чтоб уважали друзья и боялись противники».

Здесь, собственно, секрет трамповского успеха: убеждения у него, вероятно, есть, хоть и гибкие, — но убеждения эти ультраправые. Закрыть границы от мигрантов, поддерживать коренное население (почти сплошь состоящее из недавних мигрантов, но что уж там), окоротить мексиканцев, к которым уходят наши денежки, а назад ползут наркотики; разобраться с исламом и, может быть, вовсе запретить мусульманам въезд в США; вернуть народу веру.

Во всех своих политических лозунгах — среди которых есть и весьма здравые, насчет срочной реформы образования — Трамп чистый консерватор, но вот способ произносить все эти лозунги у него сугубо левый, и вся его риторика, чтобы не сказать демагогия, — классически левацкая: политики надоели, они умеют только лгать, мы устали от слов, политкорректность склеила вам мозги («Если бы не я, — восклицает он на дебатах, — вы бы вообще не упоминали о проблеме беженцев!»).

Президент Обама, этот умник, называет главной угрозой человечеству... глобальное потепление! Да у тебя под носом бегают отряды запрещенного в России ИГИЛ! Да в Сирии целая коалиция поддерживает диктатора, который травит свой народ химическим оружием! (Да, он очень не любит Асада и его союзников — это для тех, кто делает ставку на Трампа и считает его второй Марин Ле Пен.)

40 миллионов американцев живут за чертой бедности! (На источники своей статистики он не ссылается, но цифра радует его сторонников: еще Дж. Ф. Кеннеди заметил, что максимальный успех сопутствует кандидатам, которые громче всех ругают текущее положение дел.) Американская экономика катастрофически зависит от нефти. Наша армия развалена. Правительство погрязло в коррупции («Я не могу слышать Хиллари Клинтон! — заявляет он «Инкуайреру», желтейшему таблоиду, печатающему о нем самые сочувственные тексты. — Она врет каждым словом!»). Это уж не говоря о состоянии жилых фондов, коммуникаций, мостов — «Я успешный строитель, владелец гигантской компании, я знаю, что говорю!»

Почитаешь — страшно за Америку: она буквально рушится, коммунальные службы бессильны, фонды изношены! Короче, вы поняли: все, кто называет его американским Жириновским, категорически не правы. Он американский Навальный. Практически все, что говорит Навальный о наших властях, Трамп адресует американским, и я не шутя думаю, что он внимательно изучает материалы и риторику Фонда по борьбе с коррупцией. Разница только в том, что…

Свобода через рабство

…демагогия Трампа оглушительно компрометирует все, что он говорит; поэтому у Навального, который пишет гораздо умнее, шанс есть, а у Трампа совсем другие шансы, да и цели. Он, может быть, и поверил теперь, что действительно хочет возглавить Америку. Но изначальное его намерение, в чем я совершенно убежден, хоть режьте, — грандиозная рекламная кампания. И она получилась.

«Трамп жертвует на благотворительность колоссальные суммы! — горланит его любимая пресса, продающаяся в супермаркетах и сообщающая о звездных скандалах. — Но делает это в строгой тайне!» (следует строго засекреченный список благотворительных проектов, самый экзотический из которых — программа помощи слепым эквадорцам).

Трамп страшно религиозен и при любой возможности поминает Христа и утесненное исламом христианство — но при этом не знает, как правильно называется Второе послание к коринфянам, и называет его «Коринфяне-два» (это выступление в Вирджинии, в Либеральном университете, вызвало громкие насмешки, даром что сопровождалось прекрасно организованной истерикой его фанатов; ректор университета писал потом, что, хотя Трамп очень много говорит о свободе и называет христианство вернейшим путем к ней, такая демагогическая манипуляция ведет исключительно к рабству).

Трамп говорит о необходимости образования и спасительности просвещения — а сам при всяком удобном случае обрушивается на экспертов и прочих яйцеголовых с их болтовней, подчеркивая, что сам-то он простой парень, опытный практик. Он ругает союзников Асада и радостно принимает комплименты от Путина.

Короче, регулярно упрекая во лжи Барака и Хиллари, он противоречит себе на каждом шагу — и потому им любуются, его слушают, его называют лучшим оратором на дебатах со времен Рейгана, но выбирать его не будут. Потому что американское общество — не «общество спектакля», в отличие от нашего, и главный долг президента — не «быть прикольным» и даже не внушать большинству самоуважение. Его долг — все-таки заниматься ответственной политикой.

И хотя подавляющее большинство американцев уверены, что Трамп тут же оставил бы всю свою клоунаду, став президентом, — его способности политика и мыслителя оцениваются этим самым большинством как довольно средние. Он нужен, чтобы кое-что сказать вслух и кое о чем напомнить; чтобы вернуть в поле публичного обсуждения вопросы, о которых умалчивают; чтобы позабавиться, наконец, и послужить спарринг-партнером для системных кандидатов. Но голосовать за него всерьез способны немногие — именно потому, что «твое бы слово, да не ты бы молвил».

Российские эмигранты, традиционно голосующие за республиканцев, отвернутся от Трампа (да и от республиканцев), если его все-таки выдвинут. «Он опасен не тем, что возрождает худшие традиции тоталитарной пропаганды, а тем, что компрометирует собой многие здравые идеи, — говорит экс-москвич, а ныне известный американский социолог. И добавляет: — Америка не прошла искушения фашизмом, не знала большевизма и не слишком устойчива к циничной пропаганде. Трамп — необходимая прививка. Прививкой все и ограничится».

Это и отличает Америку от России в первую очередь. Россия выбирает такого лидера, чтобы при нем было прикольно и самодовольно, иногда страшно, как в триллере, а иногда гордо, как на хоккее. А потом все можно было бы на него свалить. У Америки другие цели. Поэтому она и живет так скучно, а на наш цирк уже почти не обращает внимания, даже когда мы вывешиваем напротив штатовского посольства непостижимый плакат «Обама — киллер».
.
.


>>>>> зеркало

программа
ВСЁ БЫЛО С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ

Почему, чем больше россияне любят власть, тем больше впадают в депрессию. Объясняет Дмитрий Быков.

Журналист и писатель Дмитрий Быков продолжает искать исторические аналогии современных событий в своей программе «Все было». На этот раз поговорили о том, как так вышло, что пик депрессии россиян совпал с пиком их любви к власти.

Россию мучает депрессия,
Тоска, отчаянье и жесть.
Хоть прочитал об этом в прессе я,
Но верю – так оно и есть.

.
.


ДМИТРИЙ БЫКОВ в программе ОДИН

звук (mp3)

fsb_2_00.jpg

запись мини-лекции "Мария Шкапская: Чистейшая кровь литературы" отдельным файлом

Стихотворение Александра Житинского «Я с радостью стал бы героем…» (читает Дмитрий Быков)
.
This page was loaded Feb 7th 2016, 3:29 am GMT.