?

Log in

Дмитрий Быков, писатель и журналист
пиратское сообщество читателей, слушателей и зрителей — dlb на copyright, или так — Мы за copyleft
Recent Entries 


ОБРЯДОВОЕ

Дрожи, Восток, и Запад, холодей: такого не слыхали никогда мы. Гостя в России, Трамп собрал ****** и ссать заставил на постель Обамы. Я, если честно, сам похолодел. Пиранья он, и суть его тиранью я вижу сам — но должен быть предел. Борьба борьбой — но это же за гранью! Попробуйте сказать об этом вслух: он ходит по Кремлю, заходит в Сити — а после запускает в номер шлюх, ведет в кровать и говорит им — ссыте. BuzzFeed, понятно, мерзостный портал, он их не зря назвал гнилою [навозной] кучей, но кто доселе в Штатах обладал подобною фантазией могучей? Не НТВ, не Раша же Тудей! Есть правила игры на самом деле. Представьте этих выводок ******, мочащихся при Трампе на постели, и где?! — в Москве, в стране духовных скреп, где образ власти так красив и стилен… Стыдится Мур, краснеет Мерил Стрип, в сторонке курит Кинг, который Стивен… В России не боятся грязных слов, не млеют перед тайною алькова, но, думаю, что Дмитрий Киселев — и то не смог бы выдумать такого. У правды есть особенность одна, о ней забыть стараются обычно: логична ложь, а истина — без дна. Она грязна, страшна и алогична. И так как только в очень грязный мозг, в котором все темно и неопрятно, способен был прийти подобный Босх, — я склонен полагать, что это правда.

Но даже если Дональд уличен (хотя пока еще без фото, к счастью), — я думаю, что секс тут ни при чем, что это способ овладенья властью. Мир темен стал. Он просвещеньем сыт. Не сдаст тебе бразды хромая утка, пока на ложе утки не поссыт заказанная на ночь проститутка.

Оно, конечно, верится с трудом, что лишь в Москве возможна эта драма: нашел бы Трамп другой достойный дом, любой другой барак, где спал Обама, — но мы с древнейшей магией в родстве, мы чувствуем ее, как древний витязь: обряды эти действуют в Москве, а в Вашингтоне — дудки, хоть уссытесь. У нас, конечно, здесь неправый суд, и много пьют, и мочат инородца… Но коль на власти прежние поссут, то власть без всяких смут передается.

Я напишу недрогнувшей рукой — мы эту правду чувствуем и сами: в России власти не было такой, чтоб на нее постфактум не нассали. И ссут не те, кто много голодал, не те, чьи дни и ночи были жутки, и вообще не те, кто пострадал, а кто хвалил. Короче, проститутки.

И вот, смотря на мрачный их обряд, расписанный изданьем обалделым, я так могу представить всех подряд, кто нынче хвалит власть, — за этим делом! Придет пора отечество спасать, не беспредельна доброта Господня, — и правда, много надо будет ссать, чтоб смыть позор, творящийся сегодня. Пустить придется мощную струю — за все эпоха тухлая заплатит. Тут даже «Дождь» тотальный, зуб даю, не справится [нас не спасёт].

Но проституток хватит.

* Лакуна в рукописи.
«В каждом заборе должна быть дырка» ©

Еженедельная импровизация Дмитрия Быкова, которая учит нас не бояться будущего, потому что всё уже было. Мы учим своего зрителя распознавать сегодняшние ситуации в мировой истории, в классической литературе, в анекдотах и в нашем сегодняшнем быту. Делаем мы это по возможности с юмором, иногда в стихах.

Tannenbaum.jpg

программа ВСЁ БЫЛО С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ (выпуск 63)

«Впадение в родную безнадежность»: зачем Россия празднует Старый Новый год. Дмитрий Быков о традиции самого интимного праздника, который отделяет страну от Запада.

Все было, и Старый Новый год тоже был. Перед праздником Дмитрий Быков рассуждает о его природе — почему страна его отмечает, и поводом к чему он на самом деле стал.

«...»
Дмитрий Быков в программе ОДИН от 13-го января 2017 года:

<...> Ближайшие какие-то концерты, во всяком случае те, которые в Штатах пройдут и про которые я помню: 14-го в Бруклинской библиотеке; 16-го, насколько я помню, в Миннеаполисе, хотя я могу путать; 22-го в Бостоне; 24-го в Кливленде; 28-го в Чикаго. Вот приблизительно так мы будем читать книжку «А если нет» и немножко про неё рассказывать. Будет пара лекций в разных университетах. Их я не анонсирую, потому что это для аудиторий студенческих. Но надеюсь, что если захотите, волшебное слово «Alone» или «Single» вам теоретически должно помочь. <...>

ДМИТРИЙ БЫКОВ в США (январь 2017 года):



ДМИТРИЙ БЫКОВ в программе ОДИН (выпуск 82-й)

звук (.mp3)

Schalamow.jpg

все выпуски программы ОДИН на ОДНОЙ СТРАНИЧКЕ

запись мини-лекции "Варлам Шаламов" отдельным файлом | все прочие лекции здесь


Курс №41. Русская литература XX века. Сезон 5

Лекции, в которых Есенин заставляет плакать, Бабель прославляет проституцию, Окуджава прощается, а также материалы о Союзе писателей, о лучших спектаклях по лучшим послевоенным пьесам и об андеграундной поэзии

Дмитрий Быков
прозаик, поэт, педагог и журналист:

эпизод 7 из 7. Окуджава. «Прощание с новогодней елкой»

Как Окуджава прячет цитаты в коротком стихотворении и с чем он на самом деле прощается.

аудио (.mp3)

Говоря о поэтике Окуджавы, мы слишком часто повторяем банальности о его фольклорности — то, что он все время подчеркивал сам, — об его открытости и простоте, напевности. Но Окуджава — поэт чрезвычайно сложный. В этом и есть главная проблема, что его такие замкнутые, такие крепкие конструкции рамочные, в которые мы так легко помещаем себя, состоят из множества чужих цитат, темных обстоятельств, на которые он намекает, обстоятельств его биографии, которая нам неизвестна.

Read more...Collapse )

Зоя Светова ("Facebook", 12 января 2017 года):

С удивлением прослушала лекцию Дмитрия Быкова о песне Булата Окуджава "Прощание с новогодней елкой".

Быкову показалось, что эта песня посвящена Анне Ахматовой и навеяна ей и ее смертью. Что ж, красивая литературоведческая история. Имеет право на существование, тем более, что Быков очень аргументировано доказывает свою версию , ссылаясь на встречу Окуджавы с Ахматовой. Все бы хорошо. Но он почему-то забывает сказать, что эту песню поэт посвятил Зое Крахмальниковой. И дело не в том, что я знаю истинную историю этой песни и знаю, почему Окуджава Крахмальниковой ее посвятил. Дело в том, что следовало бы уважаемому лектору это хотя бы упомянуть. Было бы красиво. Но это посвящение мешало концепции и поэтому Быков предпочел об этом умолчать. Получилось как то ненаучно что ли. Немного попсово, уж извините. Я - не литературный критик. И мне все позволено.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Зоя, в моей книге об Окуджаве посвящение упомянуто. В пятнадцатиминутной лекции невозможно пересказать полностью довольно обширную главу. В любом случае, мне кажется, никаких оснований для упреков в неэтичности здесь нет, тем более что часть вашей аудитории при вашем молчаливом одобрении немедленно стала переходить на личности, не приводя ни одного филологического аргумента. Если я вас задел, примите мое глубокое раскаяние.

Зоя Светова: Вы меня не задели, удивили своей невнимательностью и Ваша версия об Ахматовой кажется мне плодом Вашего писательского воображения, а Кразмальникову Вы не упомянули ровно потому, что Левина вписывалась в эту версию. А время было, Вы ведь в лекции и о других стихах говорите. А задеть Вы меня не можете. Я обратила на это внимание, потому что хорошо знаю предмет разговора и знаю о ком эти стихи.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Зоя, разумеется, такое ничтожество, как я, не может вас задеть. Мне просто не дотянуться. Проблема только в том, что цитата из Ахматовой в этих стихах есть, а цитат из стихов Зои Крахмальниковой нет. Ваше несогласие с версией не является основанием для упрёков в неэтичности. Посвящения Окуджавы чаще всего не имели отношения к стихам, он дарил свои тексты в знак дружбы, я хорошо знаю это на собственном примере. Но все ещё униженно умоляю простить меня за публикацию версии, вынудившей вас потратить своё драгоценное время на отповедь коллеге и, в общем, единомышленнику. Хотя куда мне набиваться вам в коллеги и тем паче единомышленники. Я так, бумагу пачкаю, а вы людей спасаете.

Зоя Светова: Ёрничество не принимаю. Тем более, что Вы бумагу не пачкаете, а я людей не спасаю.

Дмитрий Львович Быков: Дорогая Зоя, ёрничество тут нет. Есть лишь попытка соответствовать взятому вами тону, крайне удивительному для меня после многих лет знакомства.

Дмитрий Львович Быков: Кроме того, я ведь спрашивал Окуджаву, почему эта песня посвящена Зое Крахмальниковой. Он ответил: потому что она ей очень понравилась.

Елена Григорьева: и где истина? где-то посередине...

Зоя Светова: Дмитрий, если Вы знали, что Булат эту песню Крахмальниковой посвятил, тем более непонятно, почему Вы это не упомянули. Это меня и удивило.

Дмитрий Львович Быков: Я не просто это знал, я пишу об этом в книге. Но знаю я и о том, почему появилось это посвящение, и о том, что посвящена была уже готовая песня. О механизмах посвящений у Окуджавы я говорю выше. По этой же причине (понравилось) песня о Моцарте была посвящена Ирине Балаевой, но говорить об этом в лекции о песне я бы тоже не стал: история посвящения - отдельная тема.

Зоя Светова: Дмитрий Львович Быков не убедительно. По знали бы , что Крахмальникова мешалась Вашей концепции. А потом, если Вы все знаете, то наверное знаете, кому на самом деле посвящена песня и о чем она. И Ахматова тут ни причём.

Дмитрий Львович Быков: Ахматова тут очень даже при чем, и Крахмальникова моей концепции совершенно не мешает. Обо всех случаях, когда моя концепция отличается от общепринятой мои вступает в противоречие с автокомментариями, я в книге подробно упоминаю, см. главу о том же Моцарте. Но мы сейчас не о концепциях, Зоя. Кроме того, я в своей лекции отталкиваюсь от текста, который у всех перед глазами, а вы - от фактов, которые не хотите обнародовать. Я понимаю вашу позицию, но оставьте критикам право на интерпретацию текста.

Зоя Светова: Я Вашу книгу не читала. Слушала лекцию.

Дмитрий Львович Быков: Истина в том, что обвинять автора филологической версии в неэтичности не совсем справедливо, а терпеть комментарии людей, немедленно впадающих в грубое хамство, не совсем правильно. Но обстановка такова, что нам всем сегодня не до тонкостей, а окончательной истины в полемике о генезисе того или иного стихотворения не может быть в принципе.

Зоя Светова: Вот правильно. Но Хамства с моей стороны не было, с Вашей стороны было ёрничество.

Дмитрий Львович Быков: С вашей стороны не только не было, но и не могло быть никакого хамства. Как вы могли подумать, Зоя! Как вам в голову могло такое прийти! Было просто молчаливое поощрение совершенно откровенного хамства, разразившегося тут в ответ на ваше безусловно справедливое, этически безупречное замечание. А вообще, Зоя, мы же с вами друг друга сто лет знаем, и все это как-то не очень красиво. Если вас ничто не коробит в стилистике вашего собственного поста и его обсуждения, я не вижу повода для дальнейшей дискуссии.
Редакция Елены Шубиной:

Сегодня в «Редакции Елены Шубиной» выходит в продажу сборник стихотворений Дмитрия Быкова «Если нет». В новую книгу поэта вошли стихотворения и политические фельетоны в стихах «Письма счастья», написанные за последние два года.

Вот как рассказывает о книге сам автор:

«Случаются эпохи, когда время делает своего рода петлю, когда вместо будущего мы кратковременно возвращаемся в прошлое — и тогда оно кажется бесконечным. В такие времена даже простейшие физические законы, не говоря уж о нравственных, оказываются под вопросом. А если после ночи не настанет утро? А если не будет больше смены времен года? А если люди, которые жили с тобой рядом и тебе нравились, — на самом деле совсем не те, за кого себя выдавали? А если в основе мира — не добро и не красота, а всякая патетическая дрянь? Как жить с таким мироощущением и насколько оно плодотворно — вот вопросы, которые решал для себя автор. Думается, переживаемая нами краткосрочная, но любопытная эпоха вполне достойна называться именно так — «А если нет?»».


АНОНС ПРОГРАММЫ «ОДИН» С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ

задать вопрос к эфиру можно на сайте ЭХА или по электронной почте dmibykov@yandex.ru

все стенограммы программы ОДИН на ОДНОЙ страничке
Viking.jpg

ВИКИНГ ВЛАДИМИР

Новый фильм «Викинг», главным героем которого стал князь Владимир, вызвал много споров, но и собрал за 9 дней проката рекордный 1 млрд руб.

Наш пантеон как будто вымер.
Скудеет духом русский мир.
Сегодня только князь Владимир –
Герой дискуссий и кумир.

Кто говорит «Забудь и выкинь!»,
Кто гимн поет его уму...
О нем натужный сняли «Викинг»,
И в центре памятник ему.

Страна болеет, но не труп же –
Зачем так много о былом?
Мы погружаемся все глубже,
Как будто ищем перелом.

Был долго Петр объектом споров,
И обсуждало большинство
Его крутой имперский норов
И европейский курс его;

Сто лет прошло в жестоких спорах
О зове крови, власти тьмы –
Но грянул бунт, взорвался порох,
И глубже опустились мы.

При новом лидере стервозном,
Что многих в робы одевал,
Страна жила Иваном Грозным
И в нем искала идеал.

Лет шестьдесят, как умер Сталин:
Крым, «Искандеры», «Тополя» –
И князь Владимир был поставлен
Перед воротами Кремля.

Себя мы прочно загасили.
Ликуй, незримый печенег:
Сегодня уровень России –
Как раз одиннадцатый век.

Кто будет новым (или старым)
Героем завтрашнего дня?
Кого на площади поставим –
Олега? Игоря? Коня?

Припоминаю я нередко
Не феодалов, не застой –
Доисторического предка
С его пещерной простотой.

Его топоринг, крикинг, рыкинг,
Его кровавый провиант...
И сразу чувствуешь, что «Викинг» –
Отнюдь не худший вариант.

СОБЕСЕДНИК: Напоминаем вам, что данный [PDF-]выпуск вами приобретен исключительно для личного пользования. Вы не имеете права распространять выпуск целиком или любую его часть каким либо образом! Желаем Вам приятного чтения!

>>> читайте в ближайших номерах:

УРОКИ С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ. Почему поэму Блока «Двенадцать» без натяжки можно назвать гениальной.
Onegin.jpg

Дмитрий Быков «Код Онегина»

3 марта 2017 года ~ пятница ~ 19:00

Киноклуб «Эльдар»
Москва, Ленинский проспект, д.105

билеты: от 600 руб. до 1.500 руб.


Дмитрий Быков на лекции
ИСТОРИЯ ВЕЛИКИХ ПАР: ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ И НАДЕЖДА ХАЗИНА
// ЕКЦ, 11 января 2017 года

вэб-трансляция, фрагмент, 27 минут: здесь (Facebook) или здесь (ВКонтакте)
Dadin.jpgрубрика «белым по чёрному»

Святочный рассказ об Ильдаре Дадине

Под Рождество всегда печатаются святочные рассказы — прокорм и бич русских писателей. Сегодня святочный рассказ разворачивается на наших глазах. Его непременные атрибуты — чудо в основе сюжета, сочетание смешного и страшного в основе интонации. Святочный рассказ должен возбуждать чувства добрые — например, описывать трогательный поступок законченного мордоворота, типа вор спас подкидыша, городовой накормил бродягу или государственный служащий почесал щенка.

История чудесного обретения Ильдара Дадина — классический святочный рассказ. Потому что, во-первых, налицо тщательно подготовленное чудо: месяц о Дадине нет ни слуху ни духу. Неизвестно даже, жив ли он. Если его везут на этап, то почему так долго? Месяц прошел, как он выехал из Карелии. По правилам ФСИН сведения о пребывании заключенных на этапе нельзя сообщать даже ближайшим родственникам — прежде всего ради безопасности самого заключенного: вдруг его захотят найти для расправы бывшие подельники? У Дадина, правда, их нет, да и какие могут быть подельники по его статье, но, может, его захотят найти родственники, а он, допустим, не хочет их видеть?

Короче, месяц никто ничего не знает о самом известном политзаключенном в России. И когда писатели пишут петиции, а правозащитники выходят на пикеты, Дадина находят и, о чудо, даже разрешают ему под запись поговорить с женой по телефону! А потом выясняется вовсе уж святочная деталь: его так долго везли именно потому, что на Новый год сняли с этапа, отвезли в попутную тюрьму и там дали поесть горячего супу! Помыться! Сменить белье! Вот же действительно чудо: опаснейший государственный преступник, получивший два с половиной года за конституционное стояние в одиночных пикетах, после нескольких месяцев избиений переводится в другое исправительное заведение, из Сегежи — в Рубцовск, и ему дают отметить Новый год горячим супом! Да всем вместе взятым городовым царской России легче было накормить щенка или почесать бродягу, чем сотрудникам российской пенитенциарной системы — смилостивиться над Дадиным, из-за которого и так столько проблем. Поистине ему дадено!

Как, в сущности, легко делать чудеса, то есть, как призывает нас в новогоднем обращении Владимир Путин, стать волшебником: достаточно бросить человека в тюрьму ни за что, побить как следует, спрятать от всех, а потом дать горячего супу. И душ, душ — утеху страдальческих душ!

Серьезно говорю, это чудо. И подготовлено оно в национальной литературной традиции, аккурат под Рождество. Если кому-то не страшно и не смешно — перед нами поистине неблагодарный читатель, а если кто не умилился — у того вообще каменное сердце.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 6-го ноября 2016 года:

<...> Очень много вопросов в разных сферах — и на почте, и на форуме, и в Сети: почему именно Ильдар Дадин, с моей точки зрения, подвергается такой прессуре, ведь он рядовой активист?

Во-первых, не рядовой. Он всё-таки, как первый космонавт (только это, к сожалению, довольно печальное первенство), оказался первой жертвой этой, как мне кажется, не вполне конституционной статьи. Но ещё интереснее другое. Понимаете, ведь Дадин на самом деле представляет собой главную угрозу. Он не статусный оппозиционер. Он не принадлежит к художественной интеллигенции, он не интеллигентный такой публицист, не интеллигентский, как сказали бы мне сейчас враги интеллигенции. Он не принадлежит к числу либералов (опять-таки статусных). Он классический человек из народа. А человек из народа для них опаснее всего. Понимаете, потому что это значит, что уже до кости проникла костоеда, действительно до кости проникла зараза.

Вот Анатолий Марченко — здесь, пожалуй, самая наглядная параллель, которая, конечно, иллюстрирует разницу масштабов. Потому что Марченко всё-таки загнобили до смерти, он держал голодовку и умер от этого уже в 1986 году, когда уже диссидентов по сахаровскому списку выпускали. Но он отказывался подать прошение о помиловании, ещё какие-то его условия не выполнялись. Анатолий Марченко — человек очень интересный. Это ему же посвятил Юлий Даниэль стихи. Он от побоев оглох в тюрьме (Марченко).

А в общем неплох
Забавный удел:
Ты здесь и оглох,
Ты здесь и прозрел.


А прозрел он потому, что познакомился с политическими. И вот что удивительно — он оказался в результате, когда прозрел, более упёртым, более твёрдым диссидентом, чем все политические, вместе взятые. Вот он не соступал ни разу со своей дороги новоизбранной. Он стал потом мужем Ларисы Богораз, кстати говоря, до этого она была женой Юлия Даниэля. И он вошёл довольно органично в этот диссидентствующий очень узкий круг. Но он подвергался наибольшему давлению именно потому, что он был рабочий.

Разумеется, Марченко написал сам, абсолютно без чьей-либо помощи, замечательную мощную книгу «Мои показания». Он был человек образованный, самоучка и, как все самоучки, невероятно упорный во владении всей книжной информацией, которая была ему нужна. Он прочитал страшное количество книг. В общем, он, как всякий интеллигент-самоучка, даже физически, внешне колоссально переменился под действием случившегося в нём перелома.

Но попал он на зону, вообще говоря, именно по уголовной статье. Тоже там ошибка была какая-то, клевета. Он был жертвой судебной ошибки, но он не сознавал, что вот он перемолот системой, а там ему объяснили. И после этого, как известно, такой убеждённый неофит становится самым последовательным. В нём были все черты именно пролетария: упорство, бесстрашие, готовность к физическим страданиям. Он сумел сочетать удивительным образом вот этот новый уровень понимания и крепкий, совершенно не склонный к компромиссам рабочий характер.

Вот это в чистом виде случай Дадина, кстати говоря. И Дадин для них злейший враг именно потому, что ему нет, ему не дадено (простите за неуместный каламбур) официального разрешения. Вот оппозиции как бы положено, интеллигенции положено роптать, на неё уже давно рукой махнули и никакого значения ей не придают: да бог с ней! В общем, к ней относятся они примерно так же, как Ленин: да пусть они там истреплют языки!

А вот это другой случай. Это человек нашего, так сказать… или как им кажется, наоборот, не нашего круга. Это человек, который из самых низов донёс свой протест. И поэтому его будут ломать, его будут давить. Потому что к вождям оппозиции проявляется не то чтобы снисхождение — нет, его нет, и с ними нет никакого сговора, но просто на них уже махнули рукой. А вот Дадин — это принципиально новая фигура в протестном движении, человек абсолютно ниоткуда. И поэтому, конечно, они будут на него давить. И это очень хорошо, что сейчас каким-то образом на него обратили внимание.

Правда, меня очень смутила формулировка Татьяны Москальковой: «Встречаюсь с Дадиным по его просьбе». Мне почудилось здесь какое-то высокомерие, ведь Дадин её о встрече не просил, насколько мне известно. Он просил привлечь внимание к его случаю. И если уж на то пошло, то правы люди, которые пишут, что прежде всего внимание Москальковой должна была бы привлечь, как мне кажется, сама по себе неправосудная статья, сама по себе противозаконная посадка мирного гражданского активиста.

Конечно, хорошо, что она с ним увиделась. И всякое доброе дело должно быть, по-моему, поощряемо и хвалимо. Приятно уже и то, что во ФСИН с такой готовностью отозвались на предложение проверить эту колонию. Приятно и то, что Аня Каретникова — человек давно мне очень известный и высоко мною ценимый тоже — оказалась теперь советницей во ФСИН. В общем, все эти сдвиги приятны. Хотелось бы только, чтобы Дадин не оказался единственным человеком, к которому приковано внимание правозащитников, потому что на самом деле абсолютно правы почти все публицисты, в один голос утверждающие, что происходящее с ним — не эксцесс, а происходящее с ним — норма. И это очень широко известная ситуация, но большинство с ней живёт, её не замечая. <...>

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 6-го января 2017 года:

<...> Но единственное, о чём я хочу сказать помимо, — конечно, это ситуация с Ильдаром Дадиным. Вдруг уже в начале этого года оказалось, что Дадин всё-таки человек года. И могу вам сказать почему. Могут многое мне возразить про его личные и человеческие качества. У нас очень много вообще желающих обсуждать личные и человеческие качества человека, находящегося в беде. Я сейчас не считаю возможным это обсуждать. Точно так же, как я не считал возможным полемизировать с Ходорковским, пока он сидел.

Но мне кажется принципиальным вот что. Дадин, какой бы он ни был, он разбудил массовое сознание. Именно массовое, потому что поддержка его массовая, потому что Дадин ведь не светский журналист и вообще не журналист. Он человек толпы, человек из массы, как это в Советском Союзе называлось вульгарно — из гущи. И вот поэтому цифры его поддержки — они зашкаливающие и неожиданные, я думаю, и для власти, и для него самого. Поэтому мы ничего не можем сделать, кроме того как говорить, но и это сейчас много. Мы можем потребовать, чтобы судьба Дадина оставалась прозрачной и публичной, чтобы мы знали о том, что с ним происходит.

Ведь понимаете, когда человек, вроде Ходорковского, попадает в тюрьму, этот информационный повод высвечивает некоторые проблемы ФСИНа. А случай с Дадиным — он состоялся, он стал таким громким именно в силу массовой поддержки, потому что никакого статуса — ни олигархического, ни вообще финансового, ни публичного — Дадин не имел. Он обычный гражданский активист. И то, что прозрачной стала эта ситуация, то, что вскрылось больше 30 свидетельств о пытках в этой колонии, то, что были названы конкретные имена, — всё это говорит о том, что именно разбуженное массовое сознание иногда способно из фигуры рядовой сделать экстраординарную, привлечь к ней массовое, в том числе и зарубежное, внимание. И поэтому то, что мы должны сейчас делать, — это напоминать, это не умолкать, не забывать о Дадине. В идеале, конечно, добиться его освобождения. Но пока мы его не добились — по крайней мере, знать, где он, что с ним и какова будет перспектива. К счастью, в этом случае нашлись люди в самой системе, которые на эти вопросы стали отвечать. Может быть, они просто поняли, что и здесь промолчать невозможно.

Поэтому — добиваться свободы для Дадина, а пока — человеческих условий для Дадина. Простите за каламбур… Это не тема, конечно, для каламбуров, но это тот случай, когда дадено не будет, когда надо добиваться, надо выбивать. И вообще в России всегда свобода была дадена, а надо, чтобы она была завоёвана. Завоёвана она была единственный раз — в семнадцатом году, и то вместо неё мы получили совсем не то. И может быть, именно поэтому о семнадцатом годе сегодня вспоминают. <...>
Holzman.jpgНе фашист Дмитрий Быков

Короткая заметка о гуманизме русской литературы.

Но сначала буквально несколько слов о другом русском изобретении — телевизоре. Прекрасная вещь. Смотрю его редко, но, наверное, зря так поступаю. Просто переключая бесконечные каналы можно наткнуться на настоящие шедевры. Шедевры слова. Я по чистой случайности услышал слова Дмитрия Быкова. Гениально.

Это была передача из серии «Открытый урок с Дмитрием Быковым. Русская литература», транслируемая телекомпанией RTVi на весь русскоязычный мир. Интересная тема: «Мережковский. Пророк ХХ века». Наверняка, и раньше было что-то хорошее, а мне повезло попасть на самое интересное. Быков произнёс просто «гениальную» мысль. Стыдно признаться в том, что верующий, но ещё постыднее — в том, что неверующий. Ошибаться может только верующий человек, вследствие своих ошибок он даже может стать фашистом. А вот неверующий — точно фашист.

Красота! Честно говоря, думал, что тут же последуют какие-то объяснения от Быкова. Бросился же он в своё время объяснять выражение Вяземского о том, что неверующих нужно лечить. Быков объяснил, что речь скорее о жалости к тем, кто одинок в этом мире и никакое божество о них не заботится. Кстати, в этом случае можно было бы обойтись без всяких объяснений. Я помню, как в самом начале показа прекрасной (без преувеличения) передачи Вяземского «Умники и умницы» ведущий предлагал участникам помолиться какому-нибудь из античных (языческих) богов. И ничего ему, ревностному христианину, не мешало. Это потом что-то случилось с Вяземским («Шут» — одна из моих любимых книг) и МГИМО. Или ничего не поменялось, просто вектор изменился, а методы остались те же, под девизом: «Кто не с нами — тот псих ненормальный». Раньше говорили, что надо лечить верующих, теперь — неверующих.

Короче, разъяснений от Быкова я так и не дождался. Не исключаю, что они были где-то позже по этому же каналу, но, повторюсь, я мало смотрю телевизор. Хотя, что тут объяснять. И так всё ясно, да и девиз знакомый, только «псих ненормальный» заменили на «фашист». Что же, нам, нерелигиозным, приятно было узнать новинки христианских идей.

Шучу, конечно. Ничего оригинального. Только детей жалко, что в классе, что по всему миру. Как хорошо, всё-таки, быть нерелигиозным и жить в Израиле. Ведь в таком случае, люди делятся по более простому водоразделу: порядочные и непорядочные. Уровень порядочности легко определить по отношению к Израилю. А среди ненавистников Израиля мы видим огромное количество не просто религиозных, а, по их же словам, истово верующих. Опять-таки, все в своей степени: кто-то готов уничтожать, а кто-то, как учитель литературы, просто мелко гадить. Но даже «мелкие пакостники» при этом всё равно оказываются в компании негодяев. Хотя и тут Быков честно предупредил: верующий может стать фашистом. Вот вам хоть частичное подтверждение его мысли.

Признаться, велик был соблазн озаглавить статью «Фашист Дмитрий Быков». Но тут на помощь пришла великая русская литература в лице детского писателя Аркадия Петровича Гайдара, кстати, атеиста. Его прекрасный рассказ «Голубая чашка». Мне там понравился эпизод, где «мелкий пакостник» Санька Карякин, как ему кажется, за дело оскорбляет еврейку Берту. И Пашка Бушмакин, с характерным для детства максимализмом, поднимает с земли камень со словами: «Ну погоди, проклятый Санька! Это тебе не Германия. С твоим-то фашизмом мы и сами справимся!» Саньке бы по-всякому кранты, но тут Светлана, дочь главного героя, произносит действительно, без кавычек, гениальную фразу: «Может быть, он просто дурак? Ведь правда, Санька, что ты просто дурак?»

Ведь вы же не фашист, Дмитрий Быков? Ведь правда? Права ведь девочка?

И ещё раз, спасибо за это великой русской литературе.
Станислав Садальский и Дмитрий Быков

stassadal: Гениальным следует назвать такого человека, который живет в сознательной связи с миром... Дима Быков же беспределен в своей универсальности. Универсальность является характерным признаком гения. Только что ушёл от меня, делает интервью для Собеседника... сколько ему наговорил дурак, ну ладно, дураку простительно...
10th-Jan-2017 01:07 pm - «Июнь», конец года
TomWaits.jpgДмитрий Быков в программе ОДИН от 6-го января 2017 года:

<...> Сейчас трудное время — трудно думать, трудно говорить. Но ведь, господа, я много раз это проверял: только то ведёт к великому результату, что делается с трудом. Мне очень долго, очень мучительно приходилось изживать вот эту уверенность, что всё великое делается легко, радостно и спустя рукава. Иногда так бывает, но редко. Чаще всего и осознание, и мысль, и политическая организация, и текст даются огромным трудом, сверхчеловеческим напряжением всех сил.

Мне ни одна книга не давалась так трудно, как только что законченная. Но и, грех сказать, ни одна не была лучше написана. Я её сейчас перечитываю, ну, правлю, там что-то убираю, что-то улучшаю. Это ещё на месяц работы. И я не хочу себя хвалить, но я вижу: то, что мне давалось с самой большой тошнотой, с самым большим трудом, в результате только и можно читать — вот те куски, которые я больше всего ненавидел, через которые я прогрызался, прорубался. <...>

Какие книги будем читать в 2017 году

Многие читатели еще только планируют познакомиться с лучшими книгами уходящего, 2016 года, - прочитать их в праздники. А вот издательства уже давно работают над книгами, большинство из которых наверняка войдут в списки литературных премий 2017 года.

<...> Действие романа Дмитрия Быкова "Июнь" происходит с осени 1939 по июнь 1941 года. То есть прямо накануне войны, которая удивительным образом разрубает узлы трех историй. Две из них очень личные, но кроме любви, предательства, измены здесь неизбежно присутствуют и эмиграция, донос, арест. Все соединяет история о писателе, который открыл, как ему кажется, способ воздействовать на подсознание читателя с помощью текста. <...>

Анастасия Скорондаева, "Российская газета", 30 декабря 2016 года

10 самых ожидаемых книжных новинок 2017 года

«Фонтанка» традиционно выбрала 10 наиболее интересных книг, выхода которых стоит ожидать в только что наступившем году. Планы издательств к настоящему моменту сформированы не окончательно. Так что о не менее важных литературных событиях и новых именах, в обзор не вошедших, читайте в материалах Афиши Plus.

<...>

Дмитрий Быков, «Июнь»
Редакция Елены Шубиной, конец года

Работа над одним из самых ожидаемых российских романов последних двух лет на сегодняшний день до сих пор не закончена. Согласно обновленным сведениям, в издательстве ожидают сдачу рукописи к весне 2017, соответственно, есть надежда, что книга выйдет к концу следующего [этого] года. События романа, представляющего собой переплетение трех самостоятельных сюжетных линий, охватывают период с 1939 по 1941 годы – от начала Второй мировой до начала Великой Отечественной войны. Одно из первых упоминаний в СМИ о новом романе Быкова относится к лету 2015 года, когда в интервью Русской службе ВВС автор вкратце описал книгу следующим образом: «Это три истории, которые случились в 1940 году. Они целиком выдуманные. В герое первой истории более-менее узнается студент ИФЛИ Дезик Кауфман, во второй более-менее Аля Эфрон, а в третьей более-менее Сигизмунд Кржижановский».

<...>

Сергей Кумыш, «Фонтанка.ру», 6 января 2016 года

7 самых крутых книг 2017 года

<...>

Дмитрий Быков «Июнь»
АСТ: Редакция Елены Шубиной

Только выпустив блестящую работу «Тринадцатый апостол. Маяковский», над которой работал шесть лет, Дмитрий Быков снова фантазирует на темы истории. Роман состоит из трех частей. Действие происходит с осени 1939-го по июнь 1941 года, то есть накануне войны. В первой части книги девушка потеряла на финской войне жениха, но жизнь продолжается — и у нее мучительный роман с мальчиком-ифлийцем, принадлежащим к совершенно другой среде. Вторую часть составляет история любви девушки, вернувшейся с родителями из эмиграции, и женатого сотрудника журнала «СССР на стройке». А третья — о писателе, открывшем способ воздействовать на подсознание читателя с помощью текста.

«Все три истории полностью вымышленные, — подчеркивает автор. — Однако в герое первой истории более-менее узнается студент ИФЛИ Дезик Кауфман, во второй более-менее Аля Эфрон, а в третьей более-менее Сигизмунд Кржижановский».

<...>

Егор Арефьев, "Teleprogramma.pro", 8 января 2017 года


К чему приводит роман с Нефтью: рассказ Дмитрия Быкова

12 декабря 2016 года в DI Telegraph прошли Пионерские чтения журнала "Русский пионер", посвященные теме "Нефть". Писатель Дмитрий Быков преподал всем пионерам урок литературы и прочитал рассказ про Нефть. Да, именно с большой буквы, ведь нефть у Дмитрия Быкова - девушка.

текст: SANS TITRE // "Русский пионер", №69, декабрь 2016 года — январь 2017 года
This page was loaded Jan 21st 2017, 7:31 pm GMT.