?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
 
рубрика «Приговор от Быкова»

БРЭд сивой кобылы

Опыт замены «Википедии» на БСЭ (в нашем случае — Большую российскую энциклопедию) у нас уже имелся.

Опыт описан в повести Лагина «Старик Хоттабыч» в сцене экзаменов, где Волька Костыльков под воздействием Хоттабыча начинает излагать его версию географии: «С севера и запада Индия граничит со страной, где проживают одни только плешивые люди...» Очень интересно и познавательно. Моим любимым чтением в детстве были трёхтомный Энциклопедический словарь 1954 года, где ещё было восторженно про Сталина, но уже не было ни слова про Берию.

Советская — и российская — наука поразительно гибка и обращает внимание не на то, что существует, а на то, что рекомендовано. И практика насаждения российской энциклопедии вместо Wiki чрезвычайно полезна — потому, что ошибки Wiki случайны и ничуть не поучительны, а ошибки БСЭ преднамеренны и показательны: в 1961 году главным злаком была кукуруза, в 1981 году главным сражением Великой Отечественной была Малая Земля, в 1991 году главной целью государства была свобода подданных, а в 2001-м — стабильность.

Почему я думаю, что Большая российская энциклопедия уместней, интересней, показательней «Википедии»? Потому, что всякое знание относительно, и в энциклопедию лезут не за абсолютной истиной, а за сегодняшней конвенцией по её поводу. «Википедия» сообщит вам в лучшем случае даты, да и те подвергаются сомнению; зато БРЭ продемонстрирует состояние общества, а также его динамику. Следить за тем, что пишет БРЭ об Украине — думаю, отдельный, восхитительный спорт! А как менялись оценки Трампа?! А сколько мы всего в ближайшие годы узнаем о сегодняшних кумирах и вождях?

Думаю, в моё воспитание БСЭ внесла главный вклад — потому что нет лучшего средства от собственного вранья, нежели наблюдать вранье чужое. Россия не просто страна, а наглядное пособие: в ней история не столько изучается, сколько воспроизводится, и настоящий туризм у нас мог бы основаться именно на этом: желающие поглядеть на феодализм, культ личности, проработочные кампании и даже отдельные элементы инквизиции могут за хорошие деньги пронаблюдать всё в действии. Да здравствует замена всех сетевых ресурсов на российские, собственные, фирменные: информации — на пропаганду, истории — на фальсификацию, факта — на миф! Ведь давно уже понятно: если страна не может дать подданным счастья и свободы, она годится в качестве объекта изучения. Как написано на одной моей футболке: «Я не совсем бесполезен, я могу служить дурным примером».
Быков на Веллера: двойственное впечатление

«Эксмо» выпустило два «коллективных романа» под одной обложкой — и предложило читателям выбрать лучший. Оправдала ли себя затея?

В сентябре на ММКЯ публике представили увесистую книгу-перевертыш: под одной обложкой, украшенной именами двух известных писателей, собраны тексты двух романов. Да не простых, а коллективных: над каждым произведением трудилась группа из пяти-шести молодых авторов. Каждая — под присмотром мэтра. В этом качестве на сей раз были представлены Дмитрий Быков и Михаил Веллер. Причем школа писательского мастерства Creative Writing School, которая и затеяла этот эксперимент, обещает, что нынешнее издание — лишь первая книга серии «Битва романов».

«Битва» — потому что на сайте «Эксмо» читателям предлагается проголосовать за один из двух романов. Голосование будет закрыто 1 декабря, а итоги оглашены в ходе ярмарки Non/Fiction.

Но все-таки подведем итоги предварительные.

В чем фишка

Романы и повести, над которыми трудилось более двух авторов — явление редкое, но не уникальное. За прошедшие сто лет подобные книги только в России публиковали как минимум пять раз. Самым известным экспериментом такого рода стал роман «Большие пожары» (1927), появившийся в «Огоньке» с подачи Михаила Кольцова: среди 25 авторов «засветились» Грин, Зощенко, Леонов, Бабель и Алексей Толстой. В 1972 году большим тиражом вышел остросюжетный роман «Джин Грин — неприкасаемый», подписанный экзотическим именем Гривадий Горпожакс — под которым не очень усердно прятались Григорий Поженян, Василий Аксёнов и Овидий Горчаков. В 2013 году коллективный роман «Красное, белое, серое?» составили писатели с юга России — из Кубани и Адыгеи, но общественного резонанса эта работа не вызвала. Но вот такого, чтобы две группы романистов соревновались друг с другом, в истории литературы еще действительно не было.

Работа команды Быкова получила название «Финал». Действие разворачивается в альтернативной реальности — в ней на чемпионате мира — 2018 российские футболисты одолели почти всех противников и дошли, собственно, до финала. У каждого игрока, вошедшего в состав сборной, — своя история успеха и свои психологические травмы.

Команда Веллера подготовила роман-антиутопию «Вначале будет тьма». Начало 2040-х гг. Россия распалась на множество маленьких государств, из которых выделяются Москва, Санкт-Петербург и ЗССДР (Западно-Сибирская Социал-Демократическая Республика). Братья Шестаковы волею судеб выросли в разных городах: Андрей — в бывшей столице, Игорь — в Новосибирске. Суждено ли им понять друг друга — или хотя бы увидеться вновь?

И вот вам результат

Романы — вполне ожидаемо — оказались внешне похожи: как по форме («Финал» и «Тьма» состоят из множества мелких глав и напичканы вкраплениями дневниковых записей, статей из СМИ, писем, школьных сочинений), так и по содержанию. У команды Быкова опус при этом получился более гармоничным — без подсказки и не разберешь, какие главы написал один автор, а какие — другой; у команды Веллера — более разношерстным. Не обошлось и без отсылок к самым разным текстам — от романа Г. Яхиной «Зулейха открывает глаза» до скандальных откровений Насти Рыбки. Кстати, решение поместить героев в декорации 2040 года было принято командой Веллера не случайно: это отсылка к Войновичу, который не только написал фельетон-антиутопию «Москва 2042», но и полвека назад выступил в качестве автора коллективного детектива «Смеется тот, кто смеется».

Но главное сходство конкурсных романов — в том, что они претендуют на срез происходящего в современной России и на очередную попытку разобраться, кто виноват и что делать. От ответов, правда, веет безысходностью.

Писатели, трудившиеся под началом Быкова, хотя бы подошли к каждому персонажу, что бы он ни творил, с участием и постарались даже последнего негодяя если не оправдать, то понять, на худой конец — по-доброму над ним посмеяться. «Веллеровцы», наоборот, даже у самых симпатичных героев нашли чудовищные изъяны и пришли к выводу, что благие намерения приводят ни много ни мало к концу света.

Эксперимент оказался востребованным. Еще в апреле 2019 года, когда «Финал» и «Тьму» не то что не издали — не дописали (но вовсю анонсировали), — на сайте «Хочу читать» затеяли собственный «ответ» — роман-буриме «Война в отдельно взятой школе», над которым, вольно отталкиваясь от общеизвестных героев-типажей «Войны и мира», трудится аж 24 автора. Да и Дмитрий Быков в одном из интервью рассказал, что планирует продолжать работу со своей командой — в их планах аж три новых произведения. Однако рядовые граждане к роману-перевертышу отнеслись прохладно: отзывов о «Битве романов», по крайней мере, в интернете не обнаружилось. Мы поговорили с писателями, работавшими под началом Быкова и Веллера, и с немногочисленными читателями. И вот что они рассказали.

Екатерина Белоусова, директор специальных программ Creative Writing School, автор из команды Михаила Веллера:

Read more...Collapse )

Сергей Вересков, автор из команды Михаила Веллера:

Read more...Collapse )

Дмитрий Шишканов, автор из команды Дмитрия Быкова:

Read more...Collapse )

Татьяна Тимакова, редактор Группы современной российской прозы издательства «ЭКСМО»:

Read more...Collapse )

Надежда Шмулевич, магистр филологии:

Read more...Collapse )

Андрей Миронов, водитель:

Read more...Collapse )
11th-Nov-2019 03:56 pm - Orson Scott Card
Orson Scott Card

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 11-го сентября 2015 года:

«Что вы можете рассказать про книги Орсона Карда?

К сожалению, совсем ничего не знаю.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 20-го ноября 2015 года:

«Вы меня удивили, что не знакомы с творчеством Орсона Скотта Карда».

Ну не знаком. И что делать? Познакомлюсь.

«Я вношу «Игру Эндера» в лучшую десятку мировой фантастики».

Хорошо, почитаю. Господи, какие проблемы? Читаю я быстро.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 11-го декабря 2015 года:

«Вы меня удивили, что не знакомы с творчеством Орсона Скотта Карда. Его «Игра Эндера» о войне человечества меня буквально потрясла, я ходил под впечатлением полгода. Пару лет назад сняли блокбастер, но плохой — философская часть была опущена. Обязательно прочитайте».

Я прочитал. Вы давно же прислали это письмо, и я прочитал. Я не могу сказать, что меня это порвало. Это интересный роман, это неожиданный роман. Вернее, неожиданные те критерии, по которым герой оказывается люденом, условно говоря. Это не доброта, это не сила, а это другие вещи. Это даже не храбрость. Это особое рациональное умение так выстраивать конфликты. Это сложная история. Да, это хороший роман, но я не могу сказать, что это ахти. Он интересный, да.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 13-го октября 2017 года:

«Расскажите об «Игре Эндора» Орсона Скотта Карда».

С удовольствием расскажу, надо перечитать.

В этом смысле мне очень нравится, что сегодня в России практически нет анекдотов. Вот Путин — не герой анекдотов, потому что сегодня власть воспринимается принципиально как чужая, инопланетная. У этих людей не может быть человеческих чувств, человеческих эмоций. Они находятся на другой планете. И попыток их одомашнивания нет.
Эхо Москвы. Один. 12 апреля 2019

Казалось бы, всё уже ваше — земли, слова, права,
Пресса, суды, глава, камни, вода, трава,
И всё — от главы до травы — уже такое, как вы,
Такое.

И вот эти вот дворцы – они, знаете, как из анекдота про обезьяну, которая засунула руку в кувшин, чтобы набрать там орехов, и не может ее вытащить, потому что она сжала ее в кулак.
Вот этот дворец как этот кувшин и эти орехи. Потому что как только ты перестаешь быть начальником, как только ты перестаешь быть преданным начальнику, ты этого дворца автоматически лишаешься даже не в связи с каким-то возбуждением уголовных дел, а просто потому что человек в рыночной экономике, как я уже сказала, не может его содержать.
Вот, они заложники этих дворцов, и понятно, это вот такая специальная история. Почему у Медведева много дворцов и почему Медведев у нас, конечно, в этом смысле всегда будет предан Владимиру Владимировичу Путину и на него можно рассчитывать? Потому что, ну, что такое Медведев? Это его дворцы. А что такое Медведев без преданности Путину? Это Медведев минус его дворцы. А кому хочется такого минуса?
Кот доступа. 24 ноября 2018



Дмитро Биков у програмі «Особистий код»

ведучий: Євген Кисельов

// радіо «НВ» (Київ), 8 листопада 2019 року


Людина з совістю. Письменник Дмитро Биков передрікає зміну влади в РФ і говорить про еміграцію — інтерв'ю НВ

Відомий російський письменник і літературний критик Дмитро Биков минулого тижня відвідав Київ, де дав інтерв'ю ведучому програми Особистий код на Радіо НВ Євгену Кисельову.

У розмові з ним Биков прогнозує зміну влади в РФ, засуджує анексію Криму і критикує журналіста Айдера Муждабаева. Публікуємо його повне інтерв'ю без купюр:


Євген Кисельов: — Дмитро Биков і письменник, і журналіст, і, я б сказав…

Дмитро Биков: — Трошки учитель.

— Просвітитель. Ну, професійний учитель літератури — це так, годі й казати.

— Є така робота, так.

— Але я вважаю, що ті програми, які ви ведете на Ехо Москви, відомій московській радіостанції…

— Теж своєрідна література.

— Лекції ці просвітницькі. Не хочу вам полестити, але відразу згадую Іраклія Андронікова з його усними розповідями.

— Цілком собі приємне порівняння. Можна я вас для початку запитаю?

— Та заради Бога!

— Ви ж [екс-міністра закордонних справ РФ Євгена] Примакова добре знали?

— Так.

— Він саме до вас тоді подзвонив у ефір — сказати, що у нього коліно в порядку, ми всі це пам’ятаємо.

— Ну а як же.

— Як ви ставитеся до пам’ятника йому? І головне, ви можете сказати, чому на такому місці в МЗС поставлений Примаков такого зросту?

— Питання складне, насправді. Розповідаю по-чесному: я був знайомий з Євгеном Максимовичем ще будучи школярем…

— Яким чином?

Read more...Collapse )




В духе Фелипе

из лирики этой осени


1

Казалось бы, всё уже ваше — земли, слова, права,
Пресса, суды, глава, камни, вода, трава,
И всё — от главы до травы — уже такое, как вы,
Такое.
Уже возгласил Госбред, что это на сотню лет,
Уже учреждён Комбед, уже отдался поэт,
Уже отменён рассвет, а вам по-прежнему нет
Покоя.

Уже вас пустили в сад, в столицу, в калашный ряд,
Рабы подставляют зад, соседи отводят взгляд,
По стогнам идёт парад, жильцы обоняют смрад
Параши,
Всё, что запрещено, выброшено давно,
Всё, что разрешено, заранее прощено,
И всем уже всё равно, и всё это всё равно
Не ваше.

Всё уже стало так, как вечно хотел дурак.
Если бы мрак! Кругом теперь полумрак.
Всюду, где не барак, — дебри и буерак,
Как в Вольте.
Я всё отдам завистнику и врагу,
Ни дня не спрячу, ни слова не сберегу,
Но сделать всё это вашим я не могу,
Увольте.

2

Вот тебе баба, дерево, птица,
Воздух, ключ от жилья.
Где тебе этим так насладиться,
Как наслаждался я?
Мой мир отныне тебе завещан
И, в сущности, искалечен.
Отныне тебе наслаждаться есть чем,
Но насладиться — нечем.

Правильно так говорить при утрате
Жизни, жены, страны.
Эти слова не добры — но, кстати,
Эти слова верны.

От них смутится любая рать,
Пьяная от побед,
Так как вы можете всё забрать,
Всех замучить и всех задрать,
Всё изгадить и всё засрать,
А насладиться — нет.
Дмитрий Быков



программа БУДЕМ НАБЛЮДАТЬ

<...>

[Сергей Бунтман:]
― Москвичка находит Сталина на обложке обворожительным.

[Алексей Венедиктов:]
― Я вообще считаю, что Дмитрий Быков…

[Сергей Бунтман:]
― Прелестно.

[Алексей Венедиктов:]
― Кто-то решил, что почему-то… Красовский и Быков.

<...>



Лоза жестко ответил Быкову на слова о Крыме

Известный российский и советский исполнитель, композитор и автор песен Юрий Лоза прокомментировал заявления писателя Дмитрия Быкова о том, что присоединение Крыма это «трагедия».

«Быков не крымчанин, а слушать некрымчан по этому вопросу, я думаю, не стоит. Когда кто-либо говорит о присоединение Крыма, они говорят о территории, но никто из них не учитывает мнение людей. Нечего всяких Быковых на эту тему слушать. В первую очередь, надо думать о том, как относятся к этому вопросу сами крымчане. Я это сделал, потому, что у меня родители похоронены в Керчи, там живет мой брат, оттуда моя жена», — сказал Юрий Лоза.

Певец подчеркнул, что на полуострове большинство рады присоединению к России.

«В Крыму стало лучше, и большинство крымчан об этом говорят. Да, есть небольшое количество недовольных, а где их нет? Но основная масса людей — за присоединение к России. Поэтому, зачем спрашивать Быкова, который в этой проблем ни в зуб ногой?», — подытожил Юрий Лоза.

Как ранее сообщал сайт РИА Новости Крым, писатель Дмитрий Быков назвал присоединение полуострова к России «трагедией» и заявил, что его это «огорчает».
Von physischen und virtuellen Mauern

<...>Collapse )

Mit Ironie blickt der Kolumnist Dmitrij Bykow in seinem Blog beim Radiosender Echo Moskaus 30 Jahre zurück. "Der Fall der Berliner Mauer war zweifellos eine gute Sache — allerdings wurden mit ihr auch hervorragende Graffiti zerstört."
9th-Nov-2019 12:45 pm - БЛИН комом...
Дмитрий Быков в программе ОДИН от 7-го ноября 2019 года:

<...> Почему бы нам не возродить работу детской редакции радиовещания, в которой дети осваивали бы профессиональные навыки журналистики? На телевидении это были «Там-там новости», а что, никому не нужна сегодня детская редакция, никому не нужно сегодня детское радио? Что, дети в машинах сегодня не ездят? Что, они не слушали бы это дома или в интернете, подкасты эти не скачивали бы? Да с наслаждением они это бы делали; главное, они бы там работали. То, что у нас нет ни одного детского СМИ, ни одного детского коллектива, который бы делал газету, журнал, сетевой портал силами 15-летних, — это стыдоба. И все мои попытки как-то заикнуться не приводят ни к чему. Ну ладно, не хотите как хотите. Я думаю, что со временем это возобновиться все равно. <...>


БЛИН
ПОСЛЕЗАВТРА
ВТОРОЕ ПОКОЛЕНИЕ
9th-Nov-2019 12:21 pm - God Is Watching You
Без величия момента — момент плох,
в ком нет трагического чувства — тот клоп.
Сейчас величие момента в том, что Бог
на нас, толпящихся у края, глядит в лоб.
Какие споры, какие деньги, о чем речь... Из цикла «Сны»

Мне показалось, что при всех трудностях, при всех бесспорных проблемах, с которыми Украина сегодня сталкивается (не в последнюю очередь это наша заслуга, конечно), там все-таки есть и ощущение будущего, и ощущение живой жизни, надежды. Нет вот этого тягостного, давящего чувства следящих постоянно за тобой глаз, которое есть, к сожалению, в России практически у всех – у либералов и у государственников, у лоялистов и у инакомыслящих, потому что, как мне кажется, сегодняшняя Россия выбрала себе очень странную национальную идею: обязательно, любой ценой превзойти всех в худшем. Это не так трудно, как кажется, но и не хорошо: взять у всех худшее и показать, что мы можем хуже. И вот эта озлобленность, это чувство табуированности разговоров о будущем, это постоянное шантажирование друг друга: «А вы уже наговорили на разжигание», «А вам народец не тот попался», «А вы уже наговорили на экстремизм», – это пустота, тупик, скука, отчаяние, а главное, крайнее раздражение.
Эхо Москвы. Один. 07 ноября 2019

И кроме того, Синявскому принадлежит, я думаю, пять абсолютно классических рассказов. Он всегда сам говорил, и мне в том числе, и я это помню в интервью нашем первом, где он говорил, что большинство его рассказов — это буквализация довольно простых метафор. Ну, скажем, «Ты и я», который я считаю лучшим рассказам Синявского. Выше всего ценю «Пхенца», потому что говорил, что это рассказ о божественной, волшебной сущности искусства, где остранение дано глазами инопланетянина. Потрясающее описание голой женщины, вот это: «Голодный и злой мужчина обитал у нее между ног. Вероятно, он ночами храпел и сквернословил со скуки. Вот в чем источник двойственности женской натуры — в этой катапульте, выстреливающей живых младенцев». Для шестьдесят первого года это бог знает что. Но, конечно, «Ты и я» — рассказ боль элегантный.
Там в чем история? Там главный герой чувствует на себе взгляд, слежку, и ему кажется, что за ним следит ГБ, что он под колпаком у спецслужб. А за ним Бог следит, это взгляд Бога. И там потрясающий абзац, как выглядит мир, на взгляд Бога, где он проницает стены — и идет вот этот сквозной набор бессмысленных действий.
Эхо Москвы. Один. 06 апреля 2018

Другой пример, когда фабула работает на приём. Для того чтобы изобразить взгляд Бога на человека (а ведь для Бога все стены прозрачны), Синявский синхронизирует действия, которые происходят. Смотрите, как это происходит. Я вообще, кстати, очень люблю рассказ «Ты и я», он мне представляется одним из лучших русских рассказов XX века. Там Бог смотрит на человека. Там эпиграф вот этот: «И остался Иаков один. И боролся // некто с ним, до наступления зари…». Человек думает, что он под колпаком у ГБ, он ощущает за собой наблюдение (помните, как Мышкин под взглядом Рогожина в «Идиоте»), он чувствует, что какой-то глаз на нём остановился, но ему не приходит в голову, что это Бог на него смотрит, он думает, что это за ним ГБ следит. А рассказ вообще написан от лица Бога (большая редкость в русской литературе). Смотрите, как выглядит мир под взглядом Бога в этих синхронизированных действиях. Большой кусок прочту, потому что просто я очень люблю этот рассказ:
«Шёл снег. Толстая женщина чистила зубы. Другая, тоже толстая, чистила рыбу. Третья кушала мясо. Два инженера в четыре руки играли на рояле Шопена. В родильных домах четыреста женщин одновременно рожали детей.
Умирала старуха.
Закатился гривенник под кровать. Отец, смеясь, говорил: «Ах, Коля, Коля». Николай Васильевич бежал рысцой по морозцу. Брюнетка ополаскивалась в тазу перед встречей. Шатенка надевала штаны. В пяти километрах оттуда — её любовник, тоже почему-то Николай Васильевич, крался с чемоданом в руке по залитой кровью квартире.
Умирала старуха — не эта, иная.
Ай-я-яй, что они делали, чем занимались! Варили манную кашу. Выстрелил из ружья, не попал. Отвинчивал гайку и плакал. Женька грел щеки, зажав «гаги» под мышкой. Витрина вдребезги. Шатенка надевала штаны. Дворник сплюнул с омерзением и сказал: «Вот те на! Приехали!»
В тазу перед встречей бежал рысцой с чемоданом. Отвинчивал щёки из ружья, смеясь рожал старуху: «Вот те на! Приехали!» Умирала брюнетка. Умирал Николай Васильевич. Умирал и рождался Женька. Шатенка играла Шопена. Но другая шатенка — семнадцатая по счёту — все-таки надевала штаны.
Весь смысл заключался в синхронности этих действий, каждое из которых не имело никакого смысла. Они не ведали своих соучастников. Более того, они не знали, что служат деталями в картине, которую я создавал, глядя на них. Им было невдомёк, что каждый шаг их фиксируется и подлежит в любую минуту тщательному изучению.
Правда, кое-кто испытывал угрызения совести. Но чувствовать непрестанно, что я на них смотрю — в упор, не сводя глаз, проникновенно и бдительно,— этого они не умели».

Это и страшно, и смешно. Необычайно здорово! У Синявского есть вот этот любимый приём, когда он для синхронизации действий создаёт эту языковую плазму, путаницу, сталкивает разные языковые слои.
Эхо Москвы. Один. 04 декабря 2015

Это случилось, когда я уже был военным и находился во второй своей длительной загранкомандировке. Я готовился стать профессиональным разведчиком, все к этому шло. И, в общем-то, меня и отправили в командировку для того, чтобы я лучше «сориентировался на местности», «узнал капитализм» — я был в капиталистической стране Латинской Америки. Потому что для того, чтобы быть разведчиком, нужна внутренняя свобода и, конечно, знания. Я к этому готовился всерьез и вдруг в какой-то момент ощутил, что, профессионально выражаясь, меня начали «пасти». То есть меня кто-то «пасет». Однажды я прихожу домой… Представьте себе — убежденный коммунист, строитель новой жизни, — и вдруг у него на кухне обосновались какие-то монахини и начинают рассказывать жене какие-то непонятные вещи. Я потом ее спросил: “А зачем они приходили?”. Она говорит: “Они мне обещали Библию принести на русском языке”. Я говорю: “Какая Библия? О чем ты вообще говоришь? Как они у нас дома оказались?” Она говорит: “Да не знаю, позвонили в дверь, я их пустила”. Я думаю: это неспроста.
Надо сказать, что психология человека, который готовит себя к этой работе, — она немножко другая. Он обращает внимание на детали, на оттенки, он сразу должен сделать вывод из любой ситуации. У нас даже говорили, что если ты встретил человека раз — это случайность, если два — это опасная случайность, а если три — это слежка. И вот первый раз я подумал: “Ну, это случайность”. Потом смотрю — еще раз эти монахини к нам пришли. Думаю: “Это уже опасная случайность”. А третий раз произошел, когда я ехал на автобусе покупать себе вещи в магазине, и передо мной сидели две монахини. Естественно, католические, поскольку дело происходило все в той же латиноамериканской стране. И, глядя на них, я рассуждал: “Та, которая сидит справа — она пожилая, может, ей надо в монастырь. Жизнь не сложилась, надо как-то концы с концами сводить, поэтому она в монастыре. Может, грехи замаливает. Это ее дело. А вот вторая, молодая — ей совсем здесь не место. Ей надо семью иметь, ребенка родить, и вообще выполнять свои женские функции, а не в монастыре прятаться”. Вдруг я задаюсь вопросом: “Неужели они там, в монастыре, могут что-то, чего мы в миру не можем?”
И тут на остановке заходит в автобус маленькая чумазая девочка и начинает петь жалостливые песни, прося подаяние. И в какой-то момент она прекратила петь и разрыдалась. И вот мы все, кто сидел в автобусе, — а это были люди в основном среднего возраста, у которых были свои дети, и у меня была дочь такого же возраста, как она, — мы все оказались в каком-то ступоре, мы не знали, что делать. А эти монахини, у которых нет детей, как по команде, отложили свои молитвословы, махнули рукой и сказали: “Иди сюда”. Посадили эту девочку на колени. Я подумал: “Сейчас они что-нибудь ей дадут. Конфету или деньги”. Нет, у них ничего не было. Они погладили ее по голове, что-то ей сказали. Через две минуты ребенок улыбался. В общем, тут мы тоже ожили немного, дали ей какие-то деньги, она вышла из автобуса, и я подумал: “Да, что-то они могут”. Через эти три встречи я ощутил, что это слежка с внешней стороны. Я понял, что вошел в сферу чьего-то интереса, которого раньше не ощущал на себе.
Сергей Бедненко: «Я понял, что Бог следит за мной»
9th-Nov-2019 09:36 am - Про сериал "Бригада"

Один // "ЭХО Москвы" // 07.11.2019
Расписание предстоящих лекций и встреч Дмитрия Быкова


когда
во сколько
город что
где
цена
9 ноября
суббота, 16:00
Москва Дмитрий Быков: «Про Маугли и Книгу Джунглей» (лекция для детей (10+) и их родителей)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
2.350 руб.; онлайн-трансляция 1.050 руб.
13 ноября
среда, 20:00
Москва Дмитрий Быков: поэтический вечер
бард-клуб «Гнездо глухаря» — Цветной бульвар, д.30
от 1.800 руб. до 2.500 руб.
14 ноября
четверг, 20:00
Санкт-Петербург Дмитрий Быков о Вадиме Шефнере
книжный магазин «Буквоед» — Невский пр., д.46
вход свободный
15 ноября
пятница, 15:30
Санкт-Петербург VIII Санкт-Петербургский международный культурный форум: Журналистика как литература (дискуссия)
Санкт-Петербургский государственный университет, корпус на Таврической, актовый зал — ул. Таврическая, д.21–25
условие доступа на мероприятие: электронный билет
23 ноября
воскресенье, 15:30
Екатеринбург фестиваль «Слова и музыка свободы – СМС»
Ельцин-Центр, Атриум — ул. Бориса Ельцина, д.3
от 1.000 руб. до 2.500 руб.
24 ноября
воскресенье, 19:30
Новосибирск Дмитрий Быков. Мастер и Маргарита — русская фаустиана
кинотеатр «Победа» — ул. Ленина, д.7
от 750 руб. до 2.000 руб.
26 ноября
вторник, 19:30
Москва Дмитрий Быков: Страсть и власть
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
до 15 ноября 1.950 руб., с 16 ноября 2.350 руб.;
30 novembrī
sestdiena, 18:00
Rīga Dmitrija Bikova lekcija: Kādēļ mums ir klasiskā literatūra / Зачем нам классика?
Kino «Splendid Palace» — Elizabetes iela 61, Centra rajons
€ 15.00–50.00
1 декабря
воскресенье, 16:00
Москва Дмитрий Быков: «Про Гарри Поттера» (для детей (10+) и их родителей)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
до 20 ноября 1.500 руб., с 21 ноября 1.750 руб.
6 декабря
пятница, 19:00
Москва Дмитрий Быков. Презентация серии «Прямая речь»: сборники лекций «Русская литература: страсть и власть» и «Советская литература: мифы и соблазны»
Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fictio№21, Зона семинаров №3 — Гостиный двор, ул. Ильинка, д.4
вход на ярмарку 400 руб.
15 декабря
воскресенье, 16:00
Красноярск «Про Гарри Поттера» (лекция для детей и их родителей)
ДК Комбайностроителей — улица Бограда, д.134
от 800 руб. до 3.000 руб.
15 декабря
воскресенье, 19:30
Красноярск «О чём нельзя» (поэтический вечер)
ДК Комбайностроителей — улица Бограда, д.134
от 1.200 руб. до 5.000 руб.
17 декабря
вторник, 19:30
Москва «Литература про меня»: Юрий Стоянов + Дмитрий Быков
ЦДЛ — ул.Большая Никитская, д.53
от 1.000 руб. до 4.500 руб.
20 декабря
пятница, 19:30
Москва Дмитрий Быков: Концерт в день рождения
ЦДЛ — ул. Большая Никитская, д.53
от 800 руб. до 2.500 руб.
26 декабря
четверг, 19:30
Москва Дмитрий Быков и Алексей Иващенко: Золушка (чтение музыкальной сказки для взрослых 14+)
Центральный дом литераторов — ул. Большая Никитская, д.53
от 800 руб. до 3.000 руб.



ДМИТРИЙ БЫКОВ в программе КОЛБА ВРЕМЕНИ

тема: Песни Александры Пахмутовой

предыдущие выпуски ЗДЕСЬ


Дмитрий Быков
Женщина-мелодия
// «Собеседник+» (Люди, на которых держится мир), №10, ноябрь 2019 года


Дмитрий Быков в программе ОДИН от 7-го ноября 2019 года:

«Расскажите о передаче «Колба времени» на канале «Ностальгия». Кто ваша целевая аудитория?»

Две категории людей. Одна — те, кто помнит Советский Союз и тоскуют по нему, тоскуют по ощущению большой страны и пытаются ее сшить, поэтому в «Колбе времени» такая огромная география, понимаете? Туда звонят люди со всех концов бывшего СССР, со всей Ойкумены, со всех самых далеких мировых окраин. Недавно из Латинской Америки был звонок. Они вспоминают советские реалии. Это мой вариант журнала «Советский Союз» в телевизионном варианте.

Ну а вторая, собственно, сторона — научная. Вместе с редактором «Колбы» Михаилом Водопьяновым, вместе со всеми, кто делает эту программу, я каким-то образом пытаюсь исследовать советский феномен. И пытаюсь каким-то образом его зафиксировать. Это задача такая историографическая, историософская отчасти. Я думаю, что для меня это самая любимая работа, без дураков. Я с таким наслаждением приезжаю в это здание бывшего советского НИИ и погружаюсь в атмосферу окраины спального района, моего детства, где кажется, что за этими многоэтажками море. Знаете, эта атмосфера такая почему-то всегда предновогодняя. Вот когда елку из ПВХ достаешь, с этим чувством я вешаю на елку наши старые советские игрушки. И то, что эта программа интересует такое количество молодых, иногда просто детей, которые туда звонят, — значит, им интересен этот опыт. Это то лучшее, что было в советском обществе. Советский человек, который был, конечно, не только советским, но какие-то в нем были удивительные возможности, возможности развития. И я «Колбу» рассматриваю именно как проигрывание каких-то альтернативных партий в советской истории.



Дмитро Биков у програмі «Особистий код»

ведучий: Євген Кисельов

// радіо «НВ» (Київ), 8 листопада 2019 року


Человек с совестью. Писатель Дмитрий Быков предрекает смену власти в РФ и говорит об эмиграции — интервью НВ

Известный российский писатель и литературный критик Дмитрий Быков на прошлой неделе посетил Киев, где дал интервью ведущему программы Особистий код на Радио НВ Евгению Киселеву.

В разговоре с ним Быков прогнозирует смену власти в РФ, осуждает аннексию Крыма и критикует журналиста Айдера Муждабаева. Публикуем его полное интервью без купюр:


Евгений Киселев: — Дмитрий Быков и писатель, и журналист, и, я бы сказал…

Дмитрий Быков: — Немножко учитель.

— Просветитель. Ну, профессиональный учитель литературы — это да, спору нет.

— Есть такая работа, да.

— Но я считаю, что те программы, которые вы ведете на Эхо Москвы, знаменитой московской радиостанции…

— Тоже своего рода литература.

— Лекции эти просветительские. Не хочу вам польстить, но сразу вспоминаю Ираклия Андроникова с его устными рассказами.

— Вполне себе лестное сравнение. Можно я вас для начала спрошу?

— Да ради бога!

— Вы ведь [экс-министра иностранных дел РФ Евгения] Примакова хорошо знали?

— Да.

— Он именно к вам тогда позвонил в эфир — сказать, что у него колено в порядке, мы все это помним.

— Ну а как же.

— Как вы относитесь к памятнику ему? И главное, вы можете сказать, почему на таком месте в МИДе поставлен Примаков такого роста?

— Вопрос сложный, на самом деле. Рассказываю по-честному: я был знаком с Евгением Максимовичем еще будучи школьником…

— Каким образом?

Read more...Collapse )
Дмитрий Быков


Дмитрий Быков на гражданской панихиде по Льву Аннинскому
// Центральный дом литераторов, Большой зал, 8 ноября 2019 года


Дмитрий Быков



Дмитрий Быков на презентации книги «Русская литература: страсть и власть»
// Московский Дом Книги, Литературное кафе, ул. Новый Арбат, д.8, 19 октября 2019 года
8th-Nov-2019 04:45 pm - Про фильм "Текст"

Один // "ЭХО Москвы" // 07.11.2019

Один // "ЭХО Москвы" // 07.11.2019

Один // "ЭХО Москвы" // 07.11.2019
Борис Крячко



Борис Крячко

Асача

рассказы · повести · роман

сборник составил Александр Зорин

[сетевое издание]

ранее



Дмитрий Быков в программе ОДИН (выпуск 227-й)

звук (.mp3)

все выпуски программы ОДИН на ОДНОЙ СТРАНИЧКЕ

запись мини-лекции «Лев Аннинский» отдельным файлом | все прочие лекции здесь

весь ОДИН в хорошем качестве
Дмитрий Быков



Высшая Школа Правоведения («Facebook», 07.11.2019):

29 октября 2019 года в ИГСУ РАНХиГС состоялось совместное занятие студентов бакалавриата профиля Деловая журналистика и Финансово-правового профиля (ПРОФИТ).

Занятие проводил преподаватель литературы, писатель, поэт и публицист, литературный критик, радио и телеведущий, журналист Дмитрий Львович Быков. Студентов финансового-правового профиля представляла доцент Высшая Школа Правоведения Юридический Портал Людмилы Емелиной (Людмила Емелина).Тематика занятия — творчество Уильяма Шекспира. В процессе семинара студентам была дана возможность на основе анализа пьесы «Король Лир» провести собственные диалоги, переложив монолог короля Лира на современный лад. Занятие прошло в интересной, творческой обстановке.

Ссылка на программу ПРОФИТ: http://igsu.ranepa.ru/program/p113151/
Дмитрий Быков



вэб-трансляция:

https://www.instagram.com/labirintru/

// «Лабиринт» («Instagram»), 7 ноября 2019 года

видео («ВКонтакте»)




Лауреаты премии «Поэзия» 2019 года (пресс-релиз)

7 ноября подведены итоги премии «Поэзия» — самого заметного литературного события года. В номинации «Стихотворение года» премию поделили:

Дмитрий Веденяпин. «Тебя не будет, тебя не будет, тебя не будет…»
Екатерина Симонова. «Я была рада, когда бабушка умерла»



Дмитрий Веденяпин

* * *

1

Тебя не будет, тебя не будет, тебя не будет, —
Подпрыгнул как-то в своей кроватке дошкольник Изя,
Ладошки взмокли, губа трясётся, глаза как блюдца,
Один на целом-прецелом свете во мраке жизни.
Настало утро, и мальчик Изя и все проснулись.
Вот солнце светит, вот папа ходит, вот мама гладит.
Ночные страхи вдруг расступились, перевернулись
В какой-то дикий теду бе нябет, теду бе нябет.

2

Однажды Изе приснилась птичка с часами в спинке.
Она сидела, потом вспорхнула и улетела,
И понял Изя, столетний Изя, тараща зенки,
Что худо дело, ох, худо дело, эх, худо дело.
Опять за горло его схватили железной хваткой,
Опять сверкнули в углу над шкафом клыки и когти.
Будь Изя прежним, подпрыгнул б снова в своей кроватке,
А этот просто, держась за сердце, привстал на локте.

Екатерина Симонова

* * *

Я была рада, когда бабушка умерла.

Сначала она начала задумываться, замолкать,
смотреть куда-то между нами,
потом каким-то последним усилием воли
возвращаться обратно.

Через месяц вдруг спросила маму:
«Что это за мальчик сидит на холодильнике?
Видишь, смеётся, хорошенький такой, светловолосый.
Смотри, смотри же — спрыгнул, побежал куда-то,
куда побежал?»

Назавтра увидела деда, молодого, весёлого,
наконец впервые через семнадцать лет после его смерти:
«Что за рубашка на тебе, Афанасий?
Я у тебя что-то не помню такой, я тебе такую не покупала».
Через пару дней напротив за столом
сидела её мачеха. Бабушка толкала мою мать в бок локтем:
«Оль, ничего не пойму — что она молчит и улыбается и молчит,
молчит и улыбается. Матрёна, да что с тобой?»

Через неделю людьми был полон дом.
Бабушка днём и ночью говорила только с ними, знакомыми нам,
ни разу нами не виденными, мёртвыми, довольными,
рассказывающими наперебой,
какой в этом году будет урожай,
как они рады встрече,
а что это за чёрный котёнок прячется в ванной?

При следующей нашей встрече не узнала меня,
как будто меня никогда и не было.

Перестала вставать, открывать глаза, только что-то шептала,
тихо, нехорошо так смеялась —
пустая оболочка, полная чужим духом, как дымом.
Это была не жизнь и не смерть, а что-то совсем чужое,
что-то гораздо хуже.

Потом перестала и смеяться.
Когда мы с мамой меняли простыни, пытались вдвоём её приподнять —
измучились, крошечное тело стало втрое тяжелее,
будто уже заживо пыталось уйти в землю,
стремилось к ней.

В день похорон мама первой пришла в бабушкину квартиру,
присела на кухне.
Рассказывала, что вдруг стало тихо,
потом вдруг ни с того, ни с сего
начали трещать обои по всем комнатам,
вдруг заскрипели, приближаясь, половицы в коридоре.
Но, слава богу, тут кто-то постучался в дверь.

Целовать покойницу в лоб никто не целовал:
тело начало неожиданно чернеть и разлагаться.
Говорят, переморозили в похоронном бюро.
Что-то, говорят, пошло не так.

Я не хочу об этом помнить.
Я всегда думаю об этом.
Ужасно скучаю.

В итоге
смерть даёт нам не меньше, чем жизнь:
законченный образ, историю,
которую нужно однажды рассказать,
чтобы не сойти с ума.

Треск обоев в пустой утренней квартире,
маленький-невидимый-смеющийся мальчик.



номинация «Стихотворение года»:

Дмитрий Быков
Памяти Бунюэля

Когда бы я был Испания времен генерала Франко,—
Зараз содержанка старая и старая каторжанка,—
Где был он в функции промысла, вождя и премьер-министра,
Должно быть, я бы подстроился. Наверно, я бы смирился.
Со временем в смысле почерка он стал добрей неокона:
Сажал уже только точечно. Пытал уже неохотно.
Фрегат, непривычный к плаванью, давно бы дремал в болоте
И мнил его тихой гаванью в предутренней позолоте.
Когда бы я был Испанией времен генерала Франко,
Со лба бы сошла испарина, закончилась бы болтанка,
Пошла бы в рост экономика, взлетев процентов на триста,
Собор бы привлек паломника, курорт бы привлек туриста,
Медлительные холерики смешали бы хронотопы
Не то Латинской Америки, не то Восточной Европы,
И бывшая эмиграция в припадке тоски и злости,
Смущенно включая рацио, пожаловала бы в гости.

Read more...Collapse )
«Нельзя заставлять ребёнка читать. Может, из него вырастет прекрасный дворник»

15 тезисов писателя Дмитрия Быкова — о городах, книгах, войне и о том, как определить человека, несчастного в семейной жизни.

Дмитрий Быков — российский писатель, преподаватель, автор более 60 книг, журналист, оппозиционно настроенный к нынешней власти РФ. Быков часто приезжает в Украину читать лекции и свои стихи. Корреспондент theБабеля Роксана Рублевская поговорила с писателем о войне, книгах, новом поколении и о том, почему читать нужно не всем.


Выступать в Украине мне не хуже, чем в Москве. Приблизительно, как в Питере. Я много пишу. За год 20—25 новых стихотворений, и ещё не дошёл до такой духовной продвинутости, чтобы сидеть над ними в одиночку и умиляться. Мне нужно их кому-то показывать. Я остаюсь советским человеком, который принадлежит к державе с размытыми границами, поэтому продолжаю ездить к своим друзьям. Так сложилось, что примерно 40 людей, чьё мнение меня интересует, живут в Киеве, 50 — в Петербурге, 10 — в Бостоне, 20 — в Лондоне, около 200 в Одессе. Я объезжаю эти города каждый год, читаю стихи или отрывки из своей прозы.

Во всём мире есть одна интеллектуальная тенденция, которая касается очень давнего прогноза братьев Стругацких, а ещё раньше — Уэллса. Заключается она в следующем. Человечество разделится на два лагеря: один из них, меньший, будет стремительно эволюционировать; другой — медленно деградировать. Среди студентов это особенно заметно. Часть из них умны и быстры, остальные индифферентны и ничем не интересуются, даже сексом.

Плюс гибридной войны в том, что в ней невозможно истребить новую генерацию, которая меняет мир. И, насколько я её понимаю, меняет в двух направлениях: строит новый тип человека-киборга, постоянно включённого в сеть, и продлевает его дееспособный период. Как будет эта сильная половина человечества реагировать на другую? Возьмут ли меня с собой? Эти вопросы меня заботят.

Если человек в беседе со мной начинает всерьёз употреблять термины «геополитика», «англосаксы», «русофобия», я сворачиваю с ним дискуссию. Думаю, «геополитика» интересует тех, у кого скорее не все дома, потому что её попросту не существует. Ею интересуются люди, несчастные в семейной жизни. Им всё время кажется, что против них существует какой-то всемирный заговор.

Человек, который занимается творчеством, гораздо свободнее того, кто не делает совсем ничего. У него есть дополнительная аптечка, еще одна пара рук и готовый способ, как реагировать на весь этот ужас. Я ведь пишу не от хорошей жизни — таким образом я разбираюсь в своих проблемах, довольно серьёзных, как и у всякого человека. Например, меня занимает вопрос, как взаимодействовать с государством, когда у него на руках мой контракт на работу, без которой я не могу? Как далеко может зайти мое с ним сотрудничество? Я пишу для того, чтобы себя успокоить, и в этом я абсолютно свободен.

Люди нового поколения устойчивы к любому воздействию — и к хорошему, и к плохому. Как говорит Олег Сенцов, в украинском обществе невозможно установить диктатуру, но и нельзя победить перманентную грызню. Плюс российского студента — его нельзя зомбировать. Минус — его нельзя заинтересовать. Я только недавно понял, что нужно не рассказывать им о литературе, а предложить ею заниматься. Чтобы понять Петрарку, я даю задание написать сонет. Сейчас растёт новое поколение, общаясь с которым, я теряюсь. Это те, кто в 12 лет задаются вопросами, которые меня заботили после тридцати. Вот они действительно странные, но я убеждён, что эти дети перепашут весь мир.

Книга года — это необязательно хорошая книга. В 2019 году вышел роман Сергея Самсонова «Держаться за землю», посвящённый жизни шахтёров Донбасса. Это антикнига. Как предположила Елена Иваницкая, это первый кандидат на литературную премию «Молчал бы». При несомненном таланте автора это оглушительный провал. Пожалуй, назову еще «Утки, Ньюберипорт» писательницы Люси Эллманн и «Заветы» Маргарет Этвуд, которая получила Букеровскую премию. Поскольку значимых романов в России за последнее время не выходило и взгляд задержать не на чем, придется писать самому. Этим я и занимаюсь. Пишу первый и, возможно, последний роман на английском «Океан». Это книга, от которой вы не сможете оторваться.

Я придерживаюсь элитаристской высокомерной концепции чтения. Читать — такой же талант, как петь или рисовать. Читать должны не все. Нельзя заставлять ребёнка читать. Может, из него вырастет прекрасный дворник. Это как гоняться за ним с ведром чёрной икры и умолять съесть ещё ложечку. Нам больше достанется.

Мне очень жаль, что два главных деятеля украинской культуры — Марина и Серёжа Дяченко — живут сегодня в Лос-Анджелесе. Бывая там, всегда с ними обедаю, мы дружим, переписываемся. Ну, а некоторые в Украине до сих пор остались: Валерий Примост, Михаил Назаренко, Сергей Жадан, разумеется.

Жадан — довольно политизированный писатель. Это нормально, вы ведь воюете. Политика — это концентрированное выражение морали, это душа страны. Пренебрежительно относиться к политике может только глубоко равнодушный к жизни человек. Сегодня на наших глазах творится много историй. Если человек об этом не пишет, то он трус. Поэтому это даже не политизированность, а обобщенное моральное чутье.

Постсоветская литература — это литература деградации и упадка. Союз блочил всё, но его всё равно победила лень, распад и корысть. Союз образовал Средневековье, откуда там взяться Роулинг и Кингу? Хотя Кинг, вероятно, мог бы появиться, потому что имеет дело с хтоническим ужасом, которого в мире много. Но представьте себе Роулинг, которая выросла в советской школе? Долгое время в России считалось, что мейнстримовый жанр — социальный реализм. Нет. Писатель должен рассказывать сказки. Все великие умы последнего время вышли из фантастики и фэнтези.

Это предрассудок, что писатель работает один. Он зависит от колоссального количества внешних факторов. Во всяком случае, я. В романах я всегда пишу список благодарностей, как Кинг. Приходится перечитывать огромное количество газет, журналов, работать в архивах. Потом огромную роль играет жена — без неё я бы ничего не писал. Друзья, которые снабжают меня данными. Современная литература — это фабрика, ничего не поделаешь. Однажды мы устроили роман-баттл, моя команда против команды Михаила Веллера. У меня сформировался коллектив из шести человек. Мы забабахали роман «Финал» о футбольном чемпионате в России, который продаётся лучше, чем все мои книжки вместе взятые. Я его придумал, они его написали.

Литература будущего будет создаваться только коллективным усилием. Во-первых, роман не должен быть стилистически монолитен, поскольку речь идёт о разных пластах реальности. Необходима некоторая быстрота и разнообразие. Во-вторых, жизнь усложняется, диверсифицируется. Фантастический роман, где ты хозяин своего мира, написать можно, но современную реалистическую прозу должны писать несколько человек. Вот мы сейчас пишем роман о затопленном городе, в котором прорвало дамбу и его восстанавливают. Это такая история России в одном городе. Архитектор пишет о том, как восстанавливают дома, мостостроитель о разрушенных мостах, а издательница женского журнала — любовную линию. Думаю, хорошую книгу о современной Украине должны писать экономист, политолог и сатирик, который бы добавил здорового гротеска.

Украинский читатель неравнодушен. У него на глазах творится история его страны. Воспитанный Гоголем, он любит мистику, фантастику, с ним проще разговаривать. Украинская литература тяготеет к мифу — это хорошая черта. «Тени забытых предков» могли написать только в Украине — из этой повести и фильма выросла любовь к современной славянской этнической культуре.

Российский читатель избалован и испорчен социальным реализмом. Он отвык от фантастики, поэтому спасибо Пелевину за то, что её возвращает.
Я любила всех мужчин

Беседа Инны Чуриковой с Дмитрием Быковым.

В Центральном доме литераторов состоялся творческий вечер из цикла «Литература про меня». Гость здесь всегда — большая звезда, а ведущий — знающий собеседник. Темой может стать что угодно — творчество и жизнь, жизнь и любовь, любовь и смерть… Но начинается разговор всегда с любимых книг, стихов и авторов.

На этот раз приглашенным гостем стала народная артистка России Инна Чурикова, а ведущим — писатель, поэт и публицист Дмитрий Быков, который озвучивал как свои вопросы, так и вопросы из зала.

«Кино 70‑х прошло под знаком профессионалок, которые были сильнее, умнее, решительнее, талантливее, перспективнее мужчин. Чем вы объясняете то, что 70‑е годы было женским временем, включая фильмы «Москва слезам не верит», «Блондинка за углом» и «Старые стены»? Огромный ряд этих выдающихся женщин и жалких, трусливых и пузатых мужиков. В некотором смысле сейчас такое же время и эта сильная женщина возвращается на экран. О чем это может говорить?» — спросил Чурикову Быков в начале вечера. Актриса выдержала недолгую паузу и ответила:

«Мне кажется, что мужчины, с которыми я встречалась, они были...»

«Ничего?» — предположил ее собеседник.

«Ничего... — смеясь, повторила Чурикова. — Они не были слабыми. И в первой моей картине Глеба Панфилова «В огне брода нет» Миша Кононов — очень достойный боец, и все другие мужчины. Я всех своих мужчин очень любила. Аркадий из фильма «Начало». Она (героиня Паша Строганова. — «НГ‑EL») настолько видела в нем прекрасного человека и не разуверилась в нем ни разу».

После вопроса Быкова о том, на чьей бы стороне была Чурикова в 1917 году, актриса надолго задумалась и ответила:

«Кажется, все‑таки мы поспешили».

«Когда вы сыграли в «Романовы. Венценосная семья», какое у вас к ним стало отношение?» — поинтересовался ведущий.

«Прекрасное».

«Правда?»

«Ну вот так я должна сказать... Если бы царь повел себя по‑другому, я думаю, что наша жизнь была бы другой. Но то, что он любил свою семью, дочерей, то, что был замечательным отцом, это вызывает у меня к нему и его супруге уважение», — заключила Чурикова. Вспомнили и роль Пелагеи Ниловны из фильма «Мать». «Все российские комплексы в этой женщине. Она удивительная», — сказала актриса.

«За эту картину я вам и мужу персонально благодарен. Моя мать к моей митинговой, протестной и журналистской деятельности относилась скептически. Но, посмотрев этот фильм, она со мной пошла на митинг и говорила: «Это великолепно — мать и сын вместе»», — признался Быков. Зал еще не раз во время беседы взрывался аплодисментами.

В перерывах между вопросами Инна Чурикова читала свои любимые стихи Анны Ахматовой и Бориса Пастернака. А в конце вечера к ней выстроилась очередь с цветами и телефонами для фотографии на память.
6th-Nov-2019 08:23 pm - Самострел?
Дмитрий Быков



Дмитрий Быков в программе ОДИН от 29-го августа 2019 года:

«Прочтите стихотворение «Меня всегда хотели расстрелять»?»

Мне очень приятно, что вы знаете эти стихи, и что этот одесский квартирник, видимо, дошел до каких-то ушей. Хотя я только там один раз прочел это стихотворение, в частном доме. Но я долго думал и решился все-таки опубликовать в «Новой газете». Это стихотворение с кушнеровским эпиграфом: «Когда б я родился в Германии в том же году». Я его планирую напечатать в ближайшее время в рубрике «Письма счастья». Хотя это вполне серьезное лирическое стихотворение. Еще раз спасибо вам, Антон, за то, что вы прислали такую заявку.


НЕ ВЫШЛО / НЕ ВОШЛО! Why? Warum? Pourquoi?

в сборник «Пятое действие» вошло только 8 новых стихотворений... хотя 8-го сентября было сказано:

«…и штук 20 новых, которых ещё не слышал никто и никогда» ©
«Один из последних титанов эпохи». Умер Лев Аннинский

Литературный критик и литературовед Лев Аннинский скончался на 86-м году жизни. Русская служба Би-би-си попросила писателей и критиков, знавших Аннинского, поделиться своими воспоминаниями о нем.

<...>

«Аннинский был лучший литературный критик своего поколения, блестящий филолог. Он был в каком-то смысле в критическом цехе симметричен Евтушенко — так же харизматичен, так же популярен,— сказал Би-би-си писатель и поэт Дмитрий Быков.— И вечера, посвящённые их 80-летию, происходили одновременно: Аннинского — в малом зале, Евтушенко — в большом, и публика перетекала туда-сюда, и одинаково интересно было в обоих местах».

«Аннинский поражал тем наслаждением, которое он получал от интерпретации текста. Его восхищала полемика, ему очень нравилось спорить и выступать затравщиком газетных дискуссий. Он как рыба в воде плавал в литературной среде, но и в фундаментальную филологию вклад его огромен»,— считает Быков.

Из наследия Аннинского он выделил три книги. «Охота на льва» — «лучшее исследование кинематографических подходов ко Льву Толстому», «колоссально интересная книга». «Лесковское ожерелье» — «опыт открытия абсолютно заново творчества Лескова». «И потрясающая книга ««Как закалялась сталь» Николая Островского», когда он поставил себе цель прочесть её как бы впервые без критического, филологического и общественного флёра и обнаружил массу ценнейших вещей»,— перечислил Быков.

«За 85 лет он написал библиотеку, осваивать которую придётся нескольким поколениям,— резюмировал он.— Я счастлив, что называл себя его духовным сыном. Неслучайно я Львович — нам обоим это казалось очень забавным».

<...>


Беседа Дмитрия Быкова со Львом Аннинским
Меченый АТОМ
// «Собеседник», №48, ноябрь 1990 года

Беседа Дмитрия Быкова со Львом Аннинским
Лев Аннинский: Я сын двух бродячих народов
// «Вечерний клуб», 1 апреля 2004 года
This page was loaded Nov 12th 2019, 1:16 am GMT.