?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Recent Entries 


ДМИТРИЙ БЫКОВ в программе КОЛБА ВРЕМЕНИ

тема: Советская идеология: самые яркие символы и приметы

предыдущие выпуски ЗДЕСЬ
рубрика «Персона»

Николай Злобин: Великая Россия, которую мы знали, — сейчас на пенсии

Николай Злобин — русско-американский политолог, который проводит примерно половину своего времени в России и участвует в местных идеологических ток-шоу (сейчас уже только в соловьевских). И на этом — а также на членстве в Валдайском клубе и словесных пикировках с Путиным — основана его российская слава.

Но он еще и автор весьма серьезных англоязычных книг, и историк, к которому прислушиваются, и вообще выглядит странным исключением на фоне российских публичных интеллектуалов. Достаточно сказать, что когда наше совместное фото появилось в фейсбуке, половина комментариев была адресована ему, а половина мне. Но комментарии были одинковые: как же вы... вот с этим?!

Кажется, это оптимальный результат. Ниже можно прочесть, «как мы вот с этим».


«Время государства прошло. Мафия, вперед!»

— Прежде всего расскажи, что будет с Венесуэлой? Такое ощущение, что Мадуро удержался.

— Он удержался сейчас. Но американцы ведь чем хороши (или плохи): они очень упертые, цепкие. Если во что-то вцепились, будут долбить и долбить. Я думаю, что они приступают к долгосрочным планам насчет Венесуэлы и поглощения Мадуро.

И что интересно (в России, кстати, это игнорируют): Трамп в этой ситуации повел себя как суперглобалист. Он два года формировал образ национального эгоиста: к черту Европу, к черту все договоренности. И вдруг — такой резкий поворот. Трамп вообще, мне кажется, все больше и больше становится типичным американским президентом. Система, которую построили отцы-основатели, надо отдать ей должное, всех обтачивает и приводит в мейнстрим. Поэтому в Венесуэле он действует как типичный американский президент.

— Где грань между реальным восстанием народа и внешним манипулированием?

— Грани нет. Этот вопрос относится и к Украине. К российской политике в Украине в том числе. И эта российская политика, к слову, была бездарной: Украину, я убежден, потеряли не в 2014 году, а в предыдущие 25 лет.

Потому что у России, лично у Путина, — принцип: работать только с властями. А работать надо со всем политическим спектром, что Штаты, в частности, и делают, в том числе в Венесуэле. В международном праве нет никаких обязательств государства признавать кого-то конкретно в качестве президента другой страны — можно признать кого угодно. Здесь, строго говоря, американцы воспользовались этим правом. И это не в первый раз в мировой истории происходит, и Советский Союз тоже этим грешил.

— Но хоть что-то для свободы они делают?

— Я, честно говоря, не верю в демократию в Латинской Америке в обозримом будущем.

— То есть Гуайдо, Мадуро — не важно?

— Я думаю, вот там точно есть то, что называется deep state. Некая твердая внутренняя структура, не особенно заметная на поверхности, но определяющая все. Тут Трамп все говорит, что сталкивается с этим в Штатах, но в Латинской Америке оно куда сильней. Это связано с трафиком и наркотическим, и человеческим. Кто стоит во главе страны — совершенно неважно. Важно, насколько ему удается сохранить хорошие отношения с этим самым deep state. Тут все говорят, что армия важна для Мадуро. Я думаю, что армия все-таки вторична, а главное — эти параллельные структуры.

— То есть мафиозные?

Read more...Collapse )
беседа Дмитрия Быкова с Ильёй Хржановским
// «Citizen K», №2(8), лето 2009 года:




фрагмент беседы Дмитрия Быкова с Фёдором Бондарчуком
Фёдор Бондарчук: «В ближайшие 10 лет лицо планеты так изменится, что смешно будет вспоминать сегодняшние беспокойства»
// «Собеседник», №41, 2 ноября 2013 года:


— У вас была большая декорация для картины? Действительно почти город?

— Действительно. Его построил художник Сергей Иванов, работавший, кстати, на последних картинах Сергея Соловьева и еще на «Стране глухих» у Валеры Тодоровского. Это, может быть, не самый громкий человек по части саморекламы, но выдающийся профессионал. И у меня была даже идея декорацию эту не разрушать, чтобы она и дальше жила, превратилась в музей, может быть... Мы вступаем, по-моему, в новую эру кино — когда фильм перестает быть самоцелью. Вот возьмите Германа, «Трудно быть богом». Представить невозможно, что Герман десять лет его снимал, еще пять озвучивал и монтировал — и теперь это просто киносеанс, куда люди заходят и спокойно смотрят... Нет, это должен быть перфоманс, должен быть кинотеатр-музей, где эта картина идет нон-стоп, а рядом материалы о том, как она делалась. Я думаю, первым в этой области будет Илья Хржановский, который снял «Дау» и для этого построил отдельный гигантский институт в Харькове.


Дмитрий Быков «Синдром»
// «Русский пионер», №1(61), февраль 2016 года:


<...> была программа «Ровесники» — для старшеклассников. Она отвечала на вопросы о смысле жизни, делала интервью с замечательными людьми и рассказывала о наших продвинутых сверстниках, чего-то в чем-то добившихся. Там много было советского наива, но передача была не самоцелью — как фильм Ильи Хржановского «Дау» давно уже никому не важен, а важен процесс его создания, строительство гигантского острова советской жизни в Харькове, вовлечение тысяч людей в интересную и с виду совершенно абсурдную деятельность. Вот у нас был Совет «Ровесников» <...>


Дмитрий Быков «Времена величия»
// «Панорама ТВ» (vk.com/newspanoramatv), 12 июля 2017 года:


<...> Вот Илья Хржановский больше десяти лет снимал свой киноэпос «Дау» — тринадцать больших и разных картин вместо задуманного трехчасового байопика. Я уже видел что-то из законченного и считаю это великим кино, но не в моем мнении дело, и качество кино тут тоже ни при чем. Мы живем во времена великого смешения критериев — и даже, пожалуй, их утраты. Но масштаб самопожертвования, абсолютная честность и максимализм требований к себе — все это впечатляет. <...>


Read more...Collapse )

Владимир Сорокин // «The Insider», 14 февраля 2019 года:

Владимир Сорокин: «Перформанс «Дау» удался, Постсовок вставил Совку. Но я предпочитаю кино»

На этой неделе в Париже завершается премьерный показ фильма-хэппенинга «Дау», снятого Ильей Хржановским по мотивам биографии Льва Ландау. Изначально планировалось, что фильм будет снят по сценарию Владимира Сорокина, но режиссер изменил концепцию и превратил съемки фильма в хэппенинг, длящийся несколько лет, в течение которых актеры жили на съемочной площадке (в «Институте») под постоянным наблюдением камер. В итоге получилось 13 фильмов и ряд сериалов, смонтированных из 700 часов отснятого на 35 мм киноматериала. Владимир Сорокин посмотрел один из фильмов и поделился с The Insider своими впечатлениями.

Все начиналось с «нормального» кинопроекта, истории советского физика Ландау на фоне декораций ХХ века. Фигура была вполне знаковая для века и кинематографичная, поэтому Илья и обратил на нее внимание. Мне было интересно. Забавно, что в институте нам читал физику ученик Ландау, который пытался по-своему копировать гротескную манеру поведения своего учителя. Увы, он был еще и алкоголиком, приходил иногда совершенно пьяный на лекции. Потом его выгнали. Я написал, на мой взгляд, вполне приличный сценарий про гениального физика-фрика Дау и окружающий его сумасшедший ХХ век. Даже пришлось кое-что вспомнить из курса физики. Но Илья уже тогда уходил от кинематографа в социальную антропологию, это началась со второй части нашего фильма «4», когда старухи из деревни Шутилово забрались к нему в душу. Он стал просить что-то переделывать в сценарии, это было несколько раз, но на каком-то этапе я перестал понимать, что он, собственно, хочет. Спросил: Илья, объясните, что вы хотите? Он ответил: я хочу, чтобы там было вот, ну это, как бы… вообще ВСЁ! Тогда я сказал: Илья, это не ко мне. ВСЁ — я не могу. На том и расстались.

Read more...Collapse )


Дмитрий Быков: презентация книги «Бремя чёрных» (поэтический вечер)
Клуб любителей авторской песни и поэзии «Кактус»
// University of California San Diego, La Jolla, CA, 26 января 2019 года
15th-Feb-2019 12:01 pm - Про Джима Джармуша

Один // "Эхо Москвы" // 15 февраля 2019

Один // "Эхо Москвы" // 15 февраля 2019 года
программа выходит в записи, поэтому никакого видео


ДМИТРИЙ БЫКОВ в программе ОДИН (выпуск 191-й)

звук (.mp3)

все выпуски программы ОДИН на ОДНОЙ СТРАНИЧКЕ

запись мини-лекции «Иван Крылов» отдельным файлом | все прочие лекции здесь

весь ОДИН в хорошем качестве
Нос Клеопатры и мочевой пузырь Кромвеля

Про жанровую смерть антиутопий.

<...>Collapse )

В параллель отменяются политические остроты, анекдоты, пародии за невозможность переострить реальность. Дмитрий Быков куда решительнее меня и обзывает безрадостный, безнадежный, разрешенный русский смех рабским — соответственно все его жанровые ответвления от сатиры до анекдота. Не факт. Тем более высшие литературные достижения данного автора не в многословных пустышках в романном и жэзээловском жанрах — много буков и дефицит мыслей, а именно в рабьих жанрах, особенно в его рифмованных фельетонах и передовицах. Однако Дмитрий Быков приводит довольное точное определение смехового жанра — демотиватор, поясняя его с помощью двух наглядных примеров: «Весь этот юмор производит впечатление дозволенного, потому что первым пошутил тот, кто заставил двух гэрэушников, проваливших задание и вдобавок засветившихся, в виде наказания позировать в качестве геев… Когда анекдотический персонаж становится во главе Роскосмоса, космос превращается в хаос, а демос в охлос».

<...>Collapse )
«Не изменяя, живет мало кто»

Леонид Барац — о новом фильме «Квартета И» и о том, как правильно жить по лжи.

<...>

[Ян Шенкман:]
— Лет пятнадцать назад, в самый разгар поиска национальной идеи, Дима Быков предложил свой вариант: «Да, мы такие. И чё?»

[Леонид Барац:]
— Отлично. Прекрасная национальная идея.

<...>
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©

Скрепы и скифы

Почему Дмитрий Быков не понимает Виктора Цоя.

Дмитрий Быков не нуждается в представлении. Скажу сразу, что несмотря на всё моё болезненное и горячее несогласие с ним, я признаю за этим человеком феноменальную эрудицию, талант увлекательно рассказывать и лидерство на поприще литературоведческого научпопа. Благодаря Быкову я существенно расширил свои знания о советской литературе. Корпус его лекций — громадный и всеобъемлющий, диапазон тем — от русских классиков до Роулинг, и с таким интересом ко всем мало-мальски ярким явлениям словесной культуры (Творчество наших рокеров Быков анализирует именно как литературу, а не как музыку, что в России способен делать мало кто) не мог не привести его к осмыслению многострадального русского рока, учитывая ещё и давнюю любовь к «Аквариуму». Таким образом и появилась лекция о БГ, тоже не бесспорная, но на мой взгляд довольно удачная, где Быков открыл несколько новых углов взгляда на главного русского музыкального гуру — поразмышлял о скептическом отношении живой легенды к «официальному православию», четырёх стадиях застолья, отражённых в его творчестве, неорганичности «Русского альбома» в контексте остальной дискографии (хотя, сдаётся мне, тут Быков не столько почувствовал некоторую искусственность Гребенщикова в ипостаси Василия Буслаева, сколько в очередной раз отшатнулся от русскости, как чёрт от ладана). Прекрасно было видно, да Быков этого и не скрывал, с каким почтением он к «Аквариуму» относится, возможно поэтому лекция и вышла удачной. Были попытки порассуждать о Янке и Башлачёве в эфире авторской программы «Один», тоже противоречивые, но не лишённые смысла. И вот сегодня, листая ленту новостей на сайте «Нашего радио» (да, я туда иногда захожу), я обнаружил, что Дмитрий добрался и до «последнего героя», на что отреагировал с большим интересом и полез слушать свежую лекцию, а теперь решил поделиться своими впечатлениями с вами, призвать к дискуссии и оспорить отдельные наиболее неадекватные тезисы.

Лекция, по моему убеждению, не получилась. То есть на типичную аудиторию Быкова в лице отдельных представителей перестроечной интеллигенции, чудом доживших до наших дней, и столичных хомячков-книголюбов она, разумеется, зашла как надо, но на поставленные (очень любопытные и важные) вопросы Дмитрий Львович ответил очень странно и предельно субъективно, хотя были и точные попадания, о которых речь тоже пойдёт. Для начала оговорюсь, что уважаю Быкова за то, что он никогда не анализирует искусство в отрыве от реальности, от политических, идеологических, культурных контекстов, как у нас сейчас принято делать, когда о музыке пишут так, словно пытаются втюхать пылесос «Кирби» или очередной номер «Сторожевой башни». Не стала исключением и лекция о Цое. Это очень правильно. Искусство — не какой-то отдельный мир розовых пони для любителей мечтательно повздыхать, это неотъемлемая часть нашей жизни. В своих немногочисленных (пока) материалах я тоже делал ставку не на разбор звуковых бирюлек и стихотворных тропов, а на анализ месседжей и культурных кодов. Писать про музыку только как про совокупность звуковых вибраций — редукция и убожество. Дмитрий Быков всегда пытается постигнуть суть, привязать произведение искусства ко времени, дать широкую картину, и за то, что успешно отстаивает этот подход из года в год, он заслуживает уважения. А вот за то, что конкретно говорит — едва ли. Рассматривать феномен Цоя действительно крайне занимательно. Несмотря на весь ажиотаж вокруг этой фигуры, поле для серьёзных исследований в различных областях гуманитарной науки от социологии до филологии ещё очень обширно. Название лекции — «Цой: как это вышло», и оно довольно меткое, потому что мы до сих пор не понимаем, почему именно «Кино» стало самой культовой группой в СССР. Ясно ведь, что были в русской музыке люди гораздо тоньше, начитаннее, да просто талантливее, почему именно этот кореец? И в словах Быкова я ожидал найти разгадку. Дмитрий подступился к теме милитаристского сознания Виктора, к теме войны в его песнях, очевидному фундаменту творчества лидера «Кино». Он правильно задал вектор, но вместо вдумчивой аналитики, цитируя классика, «просрался пачкой либеральных клише». Не обошлось и без снобистской брезгливости к быдлу, выразителем которого по мнению Быкова Цой и являлся, но употреблять такие слова было бы чересчур, поэтому Дмитрий оперировал политкорректным термином «пэтэушник». Рассмотрим на помидорах.

Read more...Collapse )

«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
Расписание предстоящих лекций и встреч Дмитрия Быкова


когда
во сколько
город что
где
цена
18 февраля
понедельник, 19:30
Москва Алексей Иващенко + Дмитрий Быков: «Золушка» (чтение музыкальной сказки для взрослых)
ЦДХ — Крымский вал, д.10
от 800 руб. до 4.500 руб.
19 февраля
вторник, 20:00
Москва Дмитрий Быков и Елена Исаева: поэтический вечер (в поэтическом вечере участвуют музыканты: Дмитрий Симонов — саксофон, Александр Демидов — скрипка.)
ресторан «VinТаж 77» — ул. Большая Никитская, д.60, стр.1


ОТМЕНЕНО
2.000 руб.
22 февраля
пятница, 14:00
Москва

Видное

Санкт-Петербург

Кондопога

Волгодонск

Саранск

Кольчугино

Самара

Ульяновск

Балаково

Первоуральск

Пермь

Радужный

Салехард

Тюмень

Курган

Стерлитамак

Кыштым

Краснотурьинск

Новосибирск

Комсомольск-на-Амуре
#ЛитМост: Дмитрий Быков (онлайн встреча с писателем)

Москва (14:00): Библиотеки центра Москвы (ЦБС ЦАО) — Новоспасский пер., д.5

Видное (14:00): Межпоселенческая библиотека Ленинского муниципального района Московской области («МБУК МБ») — ул. Заводская, д.24.

Санкт-Петербург (14:00): Библиотека №1 имени И.И.Лепсе — ул. Корнеева, д.6

Кондопога (14:00): Кондопожская центральная районная библиотека им. Б.Е.Кравченко — ул. Советов, д.19

Волгодонск (14:00): Центральная библиотека Волгодонска — ул. Ленина, д. 75

Саранск (14:00): Библиотека-филиал №7 им Л.Н.Толстого — ул. Никула Эркая, д.36, корп.3

Кольчугино (14:00): Кольчугинская межпоселенческая центральная библиотека — ул. Ленина, д.4

Самара (15:00): Самарская Публичная Библиотека — ул. Куйбышева, д.95

Ульяновск (15:00): ОГБУК Дворец книги (читальный зал) – Ульяновская областная научная библиотека имени В.И.Ленина — пер. Карамзина, д.3/2

Балаково (15:00): Муниципальное автономное учреждение культуры (МАУК) — Межпоселенческая центральная библиотека Балаковского муниципального района — ул. Ленина, д.78-80

Первоуральск (16:00): Инновационный культурный центр (ИКЦ) — ул. Ленина, д.18б

Пермь (16:00): Центральная городская библиотека имени А.С.Пушкина — ул. Петропавловская, д.25

Радужный (16:00): БУК «Библиотечно-музейный центр» — микрорайон 6, д.18

Салехард (16:00): Национальная библиотека ЯНАО — ул. Чубынина, д.36

Тюмень (16:00): Тюменская областная научная библиотека им. Д.И.Менделеева — ул. Орджоникидзе, д.59

Курган (16:00): Центральная городская библиотека им. В.В. Маяковского — ул. Пролетарская, д.41

Стерлитамак (16:00): Центральная городская библиотека — ул. Сакко и Ванцетти, д.55

Кыштым (16:00): Центральная городская библиотека им. Б.Е. Швейкина — ул. Республики, д.2

Краснотурьинск (16:00): Центральная городская библиотека — Бульвар Мира, д.3

Новосибирск (17:30): Новосибирская областная юношеская библиотека — Красный проспект, д.26

Комсомольск-на-Амуре (21:00): Городская централизованная библиотека им. Н.Островского — ул. Сидоренко, д.1/2
вход бесплатный,

в Москве — по регистрации
26 февраля
вторник, 19:30
Москва «Стругацкие. Теория воспитания»
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
1.950 руб.
3 марта
воскресенье, 12:00
Москва «Про Карлсона» (лекция для детей 10+ и их родителей)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
1.500 руб.
6 марта
среда, 17:00
Москва «Быков и дети» (курс для старшеклассников 13-17 лет)
лекторий «Прямая речь», Ермолаевский переулок, д.25

темы занятий будут объявлены позже
стоимость разового занятия 2.500 руб., или 7.200 руб. (за неделю до начала повысится до 8.000 руб.) за четыре занятия
11 марта
понедельник, 19:30
Санкт-Петербург История великих пар: «Ахматова, Гумилёв и Петербург»
отель «Индиго», ул. Чайковского, д.17
1.500 руб.
12 марта
вторник, 19:30
Москва «Литература про меня»: Александр Цекало + Дмитрий Быков
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
2.500 руб.
13 марта
среда, 17:00
Москва «Быков и дети» (курс для старшеклассников 13-17 лет)
лекторий «Прямая речь», Ермолаевский переулок, д.25
стоимость разового занятия 2.500 руб., или 7.200 руб. (за неделю до начала повысится до 8.000 руб.) за четыре занятия
20 марта
среда, 17:00
Москва «Быков и дети» (курс для старшеклассников 13-17 лет)
лекторий «Прямая речь», Ермолаевский переулок, д.25
стоимость разового занятия 2.500 руб., или 7.200 руб. (за неделю до начала повысится до 8.000 руб.) за четыре занятия
27 марта
среда, 17:00
Москва «Быков и дети» (курс для старшеклассников 13-17 лет)
лекторий «Прямая речь», Ермолаевский переулок, д.25
стоимость разового занятия 2.500 руб., или 7.200 руб. (за неделю до начала повысится до 8.000 руб.) за четыре занятия
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©

Почему снова возникла из коричневого небытия фигура Власова?

В чем логика ультра либерала Быкова и «русского националиста» Холмогорова?

Ультрапатриоты и ультралибералы вдруг одновременно заговорили о необходимости издать биографию Власова в серии ЖЗЛ. Что это — окна Овертона или случайное совпадение?

Как известно, крайности сходятся. Так получилось, что ультралиберал Дмитрий Быков и ультраконсерватор, «русский националист» Егор Холмогоров в одно и то же время сошлись в одинаковых оценках личности генерала Власова. Они оба считают его достойным быть персонажем серии ЖЗЛ — «Жизнь замечательных людей». При этом они оба делают изящную подмену: слово «замечательный» они трактуют не как высшую степень слова «хороший», а как заметный. Известный. Замечательный — это тот, кого все замечают, независимо от нравственной окрашенности образа.

В такой трактовке и Христос, и Иуда в равной степени «замечательные». И достойные биографии в ЖЗЛ. «Замечательными» являются также генерал-предатель Власов и, например, генерал-герой Карбышев. По извращенной логике Холмогорова-Быкова Бандера тоже, наверное, «замечательный», и потому тоже достоин стать персонажем серии ЖЗЛ. Далеко можно зайти, если исходить из такой логики. Вот как Егор Холмогоров обосновывает свою позицию: в серии ЖЗЛ вышли в разное время биографии радикальных революционеров разных эпох. На их руках море крови. Так чем же хуже генерал Власов?

<...>Collapse )

В любом случае, совпадение позиций Быкова-Холмогорова по поводу «замечательного» предателя Власова — примечательно. Промолчим — так и издадут, а «либерал-националисты» запинают каждого, кто посмеет возражать. Так что же это за вражда такая либералов с консерваторами, когда у них одни и те же герои? Получается, что и хозяева у них одни и те же. Однако...

«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
программа «Особое мнение СПб»

гость: Михаил Карягин,
главный редактор портала «Актуальные комментарии»

ведущий: Арсений Веснин


<...>

[Арсений Веснин:]
— Раз мы говорим про губернаторские отставки, вообще, про Петербург все-таки хочется поговорить. Вот, например, сегодня с утра прочитал статью Дмитрия Быкова, который пишет о том, что, мол, давайте петербуржцы, в Петербурге такая политическая активность, такой протестный потенциал. И вообще именно Петербург тот город, откуда, может, снова начаться процесс либерализации, изменения страны и так далее, и так далее. Я не знаю, может быть, Дмитрию Быкову из Москвы, или где он там, в каком-нибудь путешествии сейчас находится, что-то другое видно. У меня, признаться честно, при всей моей очень большой любви к Петербургу, такого впечатления пока не складывается.

[Михаил Карягин:]
— Все относительно. Если говорить относительно России или какой-нибудь Волгоградской, Курганской области, то Петербург, действительно, более либеральный, более оппозиционный город. Это даже подтверждается голосами на выборах и так далее.

[Арсений Веснин:]
— Я тут сравниваю с Москвой, с другими крупными городами. Ну, в первую очередь, с Москвой.

[Михаил Карягин:]
— С Москвой. Если взять, так сказать, Московские выборы, то у нас, примерно, равная позиция. Если брать правых участников протестов, то насколько я помню в последних протестах в Питере даже больше людей приняло. Другой вопрос, что этого количества, действительно, недостаточно для какого-то массового движения, чтобы мы могли сказать, что, собственно, есть какой-то общественный запрос на смену губернатора, перемены и так далее. Мне кажется, что проблема заключается и в том, что у нас сейчас политических лидеров оппозиционных не так много в Питере самостоятельных. Которые могли бы консолидировать вокруг себя людей.

<...>

[Арсений Веснин:]
— Хорошо. А вот Шевченко? Вот, кстати, Быков написал, что «да хоть, пусть будет Шевченко», у него много претензий к Шевченко, понятно, «хоть неплохой поэт и, в общем, интеллектуал», как его назвал Быков. Хоть пусть такой человек возглавит Петербург и, возможно, это запустит механизм внутренней революции интеллектуальной именно.

[Михаил Карягин:]
— Сложный вопрос, я не готов критиковать выбор Быкова. Как мне кажется, Питеру нужен сейчас такой хороший антикризисный управляющий, который не революцию интеллектуальную будет проводить, а все-таки порядок более менее наведет в городе, потому что… Я вот, допустим, сегодня ехал к вам в студию…

[Арсений Веснин:]
— И, наверное, вы скажете про снег, я представляю, или лед.

[Михаил Карягин:]
— Я все проклял просто, это просто ужасно. Понятное дело, что есть там природа, самое большое количество снега выпало, но, я конечно готов на интеллектуальную революцию, но с сухими ногами было бы приятнее.

[Арсений Веснин:]
— Ну вот, Быков про это тоже пишет, что с сосульками все наладится, когда произойдет как раз таки интеллектуальная революция. Но, с другой стороны, Быков — поэт. В общем, почему бы об этом не писать? И хочется верить ему, на самом деле, когда читаешь. Ну, почему бы и нет. <...>
Дмитрий Быков


Как зажигают звёзды

«Ъ» попросил российских знаменитостей рассказать о своем отношении к появлению инновационных никотинсодержащих продуктов. Некоторые из них уже перешли на них, полностью отказавшись от сигарет. Но многие знаменитости остаются консервативными курильщиками, не желающими менять свои вредные привычки.

<...>

Дмитрий Быков, журналист, писатель:

— Я практически не курю уже лет десять. Я могу выкурить одну-две сигареты, но если только с кем-то за компанию. Электронные сигареты и кальян не курю. Мои студенты не курят совсем.

<...>


«Я написал все, что хотел». Дмитрий Быков о современной России, панике перед будущим и книге, которая так и не вышла

Известный русскоязычный журналист, публицист и писатель Александр Генис беседует со своими друзьями — представителями мира искусства — в нью-йоркской студии RTVI. На этот раз гостем программы «Наши» стал поэт и писатель Дмитрий Быков.

Дмитрий Быков рассказал:

📌 О каком русском писателе он хотел написать книгу, но так и не решился
📌 Как работа над прозой помогает ему бороться с неврозом
📌 Почему современная литература в России часто «забегает назад», а тема будущего строго табуирована
📌 С чем связано популярное среди россиян заблуждение о невозможности перемен
📌 Как культура порождает феномен двоевластия и что делает читателей «Нового мира» влиятельнее самого Кремля


Дмитрий Быков: «Путин ни в чем не виноват, он выразитель тенденций»

Писатель и журналист Дмитрий Быков считает, что Путин не виноват в отсутствии свобод в России, он просто «выразитель тенденций». Такое мнение он высказал в эфире программы «Наши» на телеканале RTVI.

По мнению Быкова, в современной России «свободы стало меньше», чем ее было в Советском Союзе. Журналист считает, что не совсем правильно называть «главным проявлением свободы то, что можно покинуть страну».

Ведущий программы «Наши» Александр Генис спросил, не виноват ли президент России в ограничении свобод в России. «Путин ни в чем не виноват, он выразитель тенденций, которые есть сейчас», — ответил Быков. При этом писатель добавил, что вина Путина в том, что он «ничего не противопоставляет этим тенденциям».

«Он не Бог. Он действительно носитель тенденций распада и деградации», — считает Быков. Он вспоминает фразу публициста Марии Розановой, которая заметила, что «совестская власть делала отвратительные дела, но говорила правильные слова». «И эти слова воспитали несколько поколений», — соглашается Быков.

«А сегодня власть кричит на всех углах, что необходима война, она маргилизует интеллигенцию, доказывая, что интеллигенция это вообще враги <...> То есть главные вербальные тенденции этой власти гораздо хуже», — сравнивает Быков.

Писатель также соглашается с оппозиционером Алексеем Навальным, который говорит, что лидеры СССР считали «комильфо хотя бы внешне стремиться к миру». «Сегодня нет такого зла, которое бы не поддержала Россия», — добавил писатель.

«Скажу вам больше: советская власть, конечно, была очень плоха, но она подготовила себе пристойных могильщиков, которые в 1985 году хотели идеалы свободы. А вот кто придет на смену этой власти?» — спрашивает писатель. По его словам, нынешняя российская власть «очень темпоральное явление», и вслед за ней могут прийти люди «и похуже Путина».
«Ничего они с нами не сделают!»

Сергей Юрьевич Юрский умер в очень плохое время, когда сбываются худшие предположения о человеческой природе, когда падение стало, кажется, всеобщим, когда настоящее неприглядно, а будущее непроглядно.

Так вообще бывает в феврале, на исходе долгой русской зимы, когда весна уже вот-вот, но в нее уже никто не верит, да и притерпелись. Плохой месяц — февраль, плохое время — поздний Рим, о котором была его любимая пьеса Леонида Зорина «Римская комедия (Дион)». Там сыграл он лучшую свою роль — поэта, древнеримского диссидента, и спектакль этот прошел в 1969 году единственный раз.

Дар абсурдизма и трагизма

И стало понятно — хотя и так было понятно, — что ведь можно и не дожить. Можно всю жизнь, все силы и талант вложить в то, чтобы будущее наступило, милосердие восторжествовало и здравый смысл рассеял тьму, — и не дожить до этого. Последние годы Юрского были трагическими: все завоевания его театра и его поколения были сданы буквально на глазах. Мрачны были его последние роли, мрачна его поздняя абсурдистская драматургия под псевдонимом Вацетис, катастрофичны были его последние пьесы «Предбанник» и Reception, в которых прямо говорилось о разрушении нашего мира, о всеобщем погружении в ад. Он родился весной, 16 марта, и до весны не дожил.

Юрскому всего было мало, он был универсально одарен и пробовал себя в литературе, театре, режиссуре кинематографической и сценической: снял блестящий фильм «Чернов», написал и поставил десяток жестоких и острых трагифарсов, сыграл десятки великих киноролей, лучшие из которых — Бендер в швейцеровском «Золотом теленке», Сорока-Росинский в «Республике ШКИД» Полоки и дядя Митя в фильме «Любовь и голуби». Он был одним из лучших Чацких ХХ века — в жутковатом дуэте с комсомольским Молчалиным Кирилла Лаврова: нервный, дерганый, катастрофически беспомощный Чацкий — против уверенного, улыбчивого, лощеного аппаратчика, который даже не удостаивает его вражды, просто дает добрые советы и улыбается снисходительно. Он был первым постановщиком «Фантазий Фарятьева» и исполнителем главной роли — на сцене того самого БДТ, где он узнал славу и всеобщую зрительскую любовь, того БДТ, откуда ему пришлось уйти.

Дар несгибаемости

Ленинградец, он был фактически изгнан из родного города, неусыпный контроль КГБ довел его до невроза, он написал обо всем этом страшный и сильный роман «Игра в жизнь» — и на долгое время фактически ушел из театра, сосредоточившись на сольных моноспектаклях; лучшего чтеца в семидесятых — восьмидесятых не было, он вернул на сцену Зощенко, читал Мандельштама и Бродского. Он перевел и поставил несколько пьес Ионеско — его перевод «Стульев» представляется мне идеальным. И все это время он неутомимо поддерживал всех гонимых — ходил на процесс Ходорковского и Лебедева, а потом на процесс Серебренникова. Подписывал протесты. Звонил всем, кого травили, — просто со словами поддержки. Все читал, отмечал все удачи, понимал, как важно вовремя сказанное ободряющее слово. Не был щедр на комплименты, никого не утешал, судил по строгому счету — тем весомее было сказанное и написанное им. В девяностые в горькой и точной статье признался, что утратил контакт со своим зрителем. В десятые этот контакт вернулся — но такой ценой, что радоваться было нечему.

Read more...Collapse )



Dmitry Bykov UNDER GOD

translated by Antonina W. Bouis



оригинал: Дмитрий Быков ПОД БОГОМ. ЛЕНГОРЫ
Москва: Место встречи / городская проза // Москва: «АСТ», 2016, твёрдый переплёт, 512 стр., тираж: 4.000 экз., ISBN 978-5-17-099718-3
рубрика «Приговор от Быкова»

В Питере — прыть!

В Петербурге собираются выбирать губернатора, выборы назначены на 8 сентября, подключились интересные люди.

Называют имена Ксении Собчак, Максима Шевченко. Пошли даже слухи об участии Навального (он их опроверг, и мне кажется, он Москве нужнее). В городе возникла, что называется, движуха, и это едва ли не единственная оптимистическая тенденция последних дней.

Какой видится мне послестоличная роль Петербурга — во времена, когда столичные функции вернула себе Москва и в государственном устройстве возобладала олицетворяемая ею азиатчина? Питер — скрытая, полуподпольная, полузапретная альтернатива (во многом на этом держался имидж раннего Путина — в нем видели анти-Ельцина, надеялись на триумф европейских ценностей, но дождались лишь худших проявлений петербургского характера, описанных Достоевским комплексов «подпольности»). Не забудем, что с Питера началась не только революция, но и перестройка, и одноименный клуб, возглавляемый Чубайсом, именно там выдумывались стратегии будущей России. Я надеюсь, что город, верный себе и по-прежнему противопоставленный Москве — отсюда его бешеная политическая активность,— станет новой лабораторией российского будущего. Москва всякий раз побеждает, затаптывает эти ростки или корежит их под себя, но один раз Петр ее подвинул — подвинется она и в другой.

Питер должен стать не тем идеальным городом, где вовремя сбивают сосули и хорошо чистят снег: как показывает практика, это само наладится, когда отстроится правильное государство. Но начать надо с лаборатории по строительству российского будущего, с дискуссионной площадки, с политической свободы и альтернативных проектов. И в этом смысле неважно, кто станет губернатором — важно, чтобы это была личность, из любой части политического спектра и с любыми взглядами, но с хорошим интеллектом и способностью выслушивать оппонентов. Это должен быть персонаж, демонстративно яркий, противостоящий московской казенщине, хищности и серости. Пусть это будет радикал и поэт, как Максим Шевченко (а поэт он талантливый), или скандально знаменитая и умная Собчак, или хозяин крупного музея, или выдающийся артист, или оппозиционер вроде Бориса Вишневского. И тогда возрождение страны опять начнется с Петербурга.

А пока выбор такой — между сосулями, под которыми страшно и скучно, и сосулями, под которыми интересно.


Dmitry Bykov
«Lolita, Quiet Flows the Don, and Doctor Zhivago:
The Metaplot of a Revolutionary Novel»

// NYU, Hunter College, February 7, 2019
THE SECRET GARDEN:

Анна Валеева, наш личный филолог, наконец-то добралась до хваленого «Июня» Дмитрия Быкова и осталась, мягко говоря, не очень довольна. Почему вдруг роман о двух годах перед Второй Мировой напоминает паблик «Подслушано» и фанфики про Гарри Поттера и Гермиону — читайте ниже.

Сырой, блеклый «Июнь» Дмитрия Быкова

У Дмитрия Быкова есть стихотворение, в котором он признается, что не обольщается насчет своего таланта:

У меня насчёт моего таланта иллюзий нет.
В нашем деле и так избыток зазнаек.
Я поэт, но на фоне Блока я не поэт.
Я прозаик, но кто сейчас не прозаик?

И мне хотелось бы верить в то, что это действительно так. Потому что, судя по роману «Июнь», прозаик он весьма посредственный.

Я очень уважаю Быкова. Когда-то я пересмотрела и перечитала все его лекции и эссе о литературе. Он прекрасный и талантливый преподаватель, «профессиональный читатель» — как он сам себя характеризует вполне заслуженно. Он и поэт неплохой — несколько достойных стихотворений у него точно найдется.

И тем сложнее объяснить ужасное впечатление от «Июня» — романа, вышедшего в сентябре 2017 года. Не буду пересказывать его странный сюжет: это уже сделала Галина Юзефович в своей статье, скажу только одно — не стоит тратить время на его прочтение.

Больше всего меня неприятно поразила стилистика романа. Стиль блеклый и сырой. Цитаты классиков и писателей ХХ века, которые Быков активно использует (в тему и не в тему), выделяются на фоне остального текста, как кочки на болоте. 500 страниц «Июня» можно спокойно прочесть за два дня, потому что задумываться над смыслами, оценивать метафоры и особенности не приходится — это все равно что читать паблик «Подслушано» или «КМП». Но только нужно помнить, что ты все-таки читаешь роман филолога и литератора, который знает, как строится художественный текст.

Приведу в пример свою «любимую» цитату, которая наглядно показывает обращение Быкова с метафорами:

«Мать с утра была на базаре и купила черешни — дорогой; себе, они, конечно, не покупали. Он не мог отказаться, и пока Аля еще спала, он в кухне ел эту черешню. И заметил потом, вытряхивая косточки в ведро, что они цеплялись за дно миски, не хотели падать, выигрывая, может быть, секунду — но выигрывая. Вот так и мы, подумал Борис, но не стал уточнять, за что мы цепляемся и куда падаем. Просто подумал, просто таково было ощущение».

После прочтения этого отрывка, у меня в голове было лишь три вопросительных знака в абсолютной пустоте. Что я только что прочла?

Люди, как косточки черешни, цепляются за жизнь, выигрывая секунду… Серьезно?

Галина Юзефович хвалит эротические сцены в «Июне». А я скажу, что они похожи по своему качеству и правдоподобности на не очень хорошие фанфики озабоченной четырнадцатилетней девочки, которая мечтает о том, чтобы Гермиона переспала с Гарри Поттером. Лучше бы на их месте были просто многоточия.

Я понимаю, что мысли и слова героев не равны авторским. Герой-резонер остался в эпохе классицизма. Но лейт-мотивом романа становится тезис, что русские безнадежно плохи, и их теперь исправит лишь катастрофа в виде еще одной европейской войны. Да и немцы не лучше. Может, еще евреи — куда ни шло, но все-таки нет. Вообще идея неизбежности Второй мировой войны доведена до болезненного абсурда в головах всех основных героев. Они не думают больше ни о чем и живут лишь мыслью о скорейшем наступлении Армагеддона, что кажется не очень натуральным даже в контексте конца 30-х. Про НКВД, заговор чекистов-психиатров, сумасшедшего филолога, который влияет через свои тексты на решения Сталина — стоит ли писать? Это все выглядит просто усталым бредом.

Возможно, у нас с Быковым просто очень разные понятия о том, что такое хорошая литература, потому что в романе он высказывает такую мысль: «Искусство отличается от жизни тем, что искусство нефункционально. Например, если в книге много персонажей, часть которых тут же исчезает и низачем больше не нужна, — прошел, передал пакет, провалился, — это книгу не портит».

Только этим убеждением, наверное, можно объяснить огромное количество проходных персонажей «Июня», которые совершенно ни для чего не нужны. Их второстепенные имена и фамилии мельтешат перед глазами, засоряя поле текста и никак не влияя ни на сюжет, ни на внутреннюю динамику развития основных персонажей.
This page was loaded Feb 15th 2019, 10:49 pm GMT.