?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
July 14th, 2018 

"А поговорить?.." // 13 июля 2018 года
berlin
Напутствие читателю

Мы с Мишей Шабашовым учились когда-то на одном курсе, и все его любили за особое тихое веселье и надежность. Шабашов — мужик веселый и хитрый, но люди ему нравятся, и он в них разбирается. Все эти прекрасные качества плюс замечательное умение рассказывать истории — не травить байки, а именно пересказывать чужую жизнь — сделали его журналистом первого ряда.

Он умеет вытащить из собеседника десятки смешных и грустных историй, те вкусные мелочи, которых другой вовсе не заметит. И с кем бы он ни говорил — все его собеседники оказываются уникальными: вот уж, казалось бы, набор типичнейших биографий представлен в этой книжке, — а у каждого свой голос и характер, и ни один герой не выглядит скучным. Это черта, скорее, прозаика, а не журналиста, — так написать героя, чтобы слышен был его голос и видны манеры. Видно невинное самодовольство одних и тайные комплексы других, разочарования одного и тайные мечты другого, неизжитые проблемы детства у одних и семейная гармония у других, и все эти люди себе на уме, потому что иначе не выживешь, и всем им временами ненавистен город Фрязино, а в целом все здесь нравится, потому что они и есть Фрязино, а можно ли к самому себе плохо относиться? Это же черная неблагодарность, правильно?

Журналистика приходит на помощь литературе в переломные моменты: литература еще не успела ничего осмыслить, а журналистика тут как тут. Шабашов сделал то, до чего у писателей не доходят руки: написал дробный, живой портрет современного русского города. Он много лет работал во Фрязине, в местной газете. В провинциальной газете уцелел очерк — уникальный жанр, которому у нас почти негде существовать. Американская журналистика только им и живет, и людей настоящей Америки — глубинной, фолкнеровской, довольно-таки жестокой, совсем не умилительной, — там описывают с охотой, потому что в них-то и скрывается самое интересное. Шабашов делает примерно то же, что в пятидесятые умели делать Троепольский и Овечкин — летописцы неявных, скрытых перемен. Шабашов написал такие себе новые «Районные будни» — будничность названия не должны скрывать взрывную силу этой книжки.

О народе судят обычно с множеством дурных обобщений: как говорил Леонид Филатов, «или богоносец, или рогоносец». А в этой книге живой хор разных и сложных персонажей, которых не надо идеализировать и демонизировать. В них есть лучшие шабашовские черты — надежность и тихая насмешливость: он сам такой и потому может разглядеть и описать их. И главное впечатление от этой книги, которая ни на секунду не покажется скучной даже самому унылому читателю, — неистребимость человеческого. Вот про то, чем, собственно, и жива до сих пор страна, которую из столицы почти уже не видно, и рассказывает этот сборник, летопись провинциальной жизни, самое правдивое и живое сочинение, которое я читал за последнее время.

Очень мне приятно, что наш курс — дневное газетное отделение, набор 1984 года, во многих отношениях блестящий — лишний раз подтверждает класс.
This page was loaded Oct 22nd 2018, 9:31 am GMT.