?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
September 12th, 2018 
berlin
Yan Vizinberg («Facebook», 07.09.2018):

Дмитрий Львович Быков о Высоцком-изгое. Даже если вас не интересует Высоцкий, стоит посмотреть ради Быкова.

https://www.youtube.com/watch?v=Nw1Dt0FiWLQ


из комментариев:

Katia Shraga: А вот что делать, если меня не интересует Быков?

Yan Vizinberg: Тогда посмотри ради Высоцкого

Katia Shraga: Yan Vizinberg меня Быков не интересует настолько, что я не смогу смотреть даже ради Высоцкого.

Дмитрий Львович Быков: Katia Shraga это уже оюбовь

Katia Shraga: Дмитрий Львович Быков к себе.

Дмитрий Львович Быков: Katia Shraga да, самовлюбленных людей вообще мало кто интересует

Katia Shraga: Дмитрий Львович Быков от себя, как известно, не отдохнешь и ничего не скроешь. Поэтому стараюсь себе угождать: не подличать, не врать, переводить старушек через дорогу и пилить дрова пенсионерам.

Дмитрий Львович Быков: Katia Shraga зачем вы мне это рассказываете? Ведь спасение вашей души от меня не зависит

Katia Shraga: Дмитрий Львович Быков Зачем Вы со мной заговорили? Что Вам до меня и моего мнения о Вас?

Дмитрий Львович Быков: Katia Shraga ну уж конечно, не затем, чтобы обсуждать вашу душу

Katia Shraga: Дмитрий Львович Быков у меня, заметьте, о душе - ни слова. Исключительно о любви к себе.

Дмитрий Львович Быков: Katia Shraga и к старушкам. Вы забавная

Katia Shraga: Дмитрий Львович Быков Любовь к старушкам как побочный эффект любви к себе. Да, я ничего

Дмитрий Львович Быков: Katia Shraga очень точная формулировка

Katia Shraga: Дмитрий Львович Быков это да.

<...>

Ludoviko Vanvarten: Дима! Я до сих пор с удовольствием внимал твоему отношению к разного рода явлениям (писателей, поэтов). и, главное, к твоей трактовке тех или иных сочинений не наших, не еврейских, не русских, не украинских и т.д., кстати и твои сочинения отнюдь не националистеские. Но! Здесь ты просто потерял контроль, ты забыл простую вещь - поэт пишет и думает, кстати одинаково, на своём, родном языке. В данном случае - на русском. И все твои попытки....Притянуты за уши. Я думаю, что ты это не всерьёз. Просто, чтобы денег срубить. Иначе моё уважение к тебе, к твоим мыслям, к твоим трактовкам просто обесценивается. Ты тянешь не ту леску. А ведь мог бы, ей богу! Ты же талантлив! Ну, зачем тебе это ГОВНО? и самое главное = что для тебя Высоцкий, точнее его творчеств? Кровь. Национальность. Религия. Или прочее говно? Ты просто слушай ( или читай). И поймешь. Что пытаешься создать то, чего нет, и никогда не было

Дмитрий Львович Быков: Лудовико, почему вы мне тыкаете? И главное, кто вам сказал, что вы понимаете что-либо лучше меня?

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков По поводу тыканья - я думал, мы все на одной ноге... Если тебе в лом, что ж мне не трудно. Будьте, Дмитрий Львович, так добры, ответьте по существу. ПЖЛСТ.

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков И насчет понимания - это не я, это ВЫ , Дмитрий Львович, узурпировали. А лучше ВАС, Дмитрий Львович, никто в целом мире понимать Не МОЖЕТ )))

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен чтобы я мог вам по существу ответить, вам нужно сначала что-нибудь по существу спросить

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков «По паспорту и в душе я русский...». И двумя годами позднее: «Стал похож на русского вахлака, от еврейства не осталось и следа...». В. Высоцкий

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен в чем же ваш вопрос?

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков Вопрос: Почему, ВЫ, позволили себе определить за Владимира Семёновича, русский он или нет? И заодно, если не в лом, что для вас является главным в определении национальности

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен я нигде и никогда не определял этого за него. Но самоопределение автора и его объективный статус не тождественны, во-первых, и меняются во-вторых. Мне не нравятся ваши прокурорские интонации: я «позволяю себе» интерпретировать творчество Высоцкого потому, что таково право всякого интерпретатора.

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков 1. Название Вашей лекции. 2. Не творчество. А личное определение себя, как индивидуума, как личности. «По паспорту и в душе я русский...». И двумя годами позднее: «Стал похож на русского вахлака, от еврейства не осталось и следа...».). 3. Не надо придираться к тону. Ваш тон ( в любой Вашей лекции) даст моему сто очков вперёд. (И вообще, аппелировать к кривому носу собеседника, это моветон и ВАС, право, не возвышает) И, наконец, Вы, Дмитрий Львович, заранее заняли бойцовскую позицию, и готовы ударить. Хотя я всего лишь задал невинный вопрос. И меньше всего я хотел ВАС унизить. Скорее наоборот - именно потому, что ценил и ценю ВАШЕ мнение, и ВАШЕ творчество, мне интересно, "откуда ноги растут"

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен где и когда я апеллировал к вашему носу? Он меня волнует очень мало. Тон - существенный аспект любой полемики. В остальном вы не предъявляете никаких аргументов. Прочтите собственную лекцию в качестве альтернативы

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков Аргументы постом выше

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен я уже ответил вам. Строчки из письма к жене, писанного в первой половине шестидесятых, не являются окончательной авторской идентификацией и не имеют отношения к творчеству. Кем бы автор себя ни считал, объективный образ его складывается из множества аспектов. Лев Толстой тоже не считал себя зеркалом русской революции, и в паспорте у него не было написано ничего подобного.

Ludoviko Vanvarten: Вот именно. Он не считал себя зеркалом...Также как и Владимир Семенович не считал себя...А ВАМ, и не только вам, ну очень хочется причислить его к народу, представителем которого он себя не считал. А если исходить из творчества - "Как-то вечером патриции собрались у Капитолия..." но ведь ВЫ не стали после этого считать его римлянином или может, исходя из творчества, он"як-истребитель"? или"мне надо хоть кого-нибудь убить" Надеюсь у вас не предвидется лекция "Высоцкий как летчик ас" или "Высоцкий как убийца"

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен лекция читается на тему «Высоцкий как изгой», о чем там и сказано с полной ясностью. Этнический аспект меня не волнует

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков Вынужден возразить https://www.youtube.com/watch?v=Nw1Dt0FiWLQ

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен вы слышали первый абзац лекции, где говорится о трех аспектах еврейства?

Ludoviko Vanvarten: Я по-моему привёл в качестве доказательства полную ссылку на название и содержание. Если ВЫ, дмитрий Львович, имели в виду другое название, то это не я его придумал)))

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков А об аспектах римского, латинского, или аспектах аса-истребителя, или аспектах чОрта (то ли он по новой мне привиделся, то ли это я ему кажусь) ВЫ как-то умолчали

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен я повторяю вопрос: вы слышали лекцию? Вы помните, что там сказано о трёх аспектах еврейства? Пожалуйста, не уводите разговор в сторону. Вы хотели беседовать по существу, но оказались неспособны к этому. Итак, ещё раз: этническое еврейство меня не интересует, интересует еврейство как культурная идентичность и как изгойство.

Ludoviko Vanvarten: То есть, теперь берём за правило - выдёргиваем пару стихотворений любого автора и на их основе делаем вывод, КЕМ автор был по жизни. Здорово! Жаль что я не вспомню , вот сразу, ни одного из ВАШИХ, а то из них можно было бы выявить "неокончательную авторскую идентификацию" ВАС как индивидуума )))

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович, уважаемый, Я же в самом начале , ещё в позапрошлом веке , т. е. пять часов назад написал ."..ты просто потерял контроль, ты забыл простую вещь - поэт пишет и думает, кстати одинаково, на своём, родном языке. В данном случае - на русском. И все твои попытки....Притянуты за уши. Я думаю, что ты это не всерьёз. Просто , чтобы денег срубить.написал.." Мне очень нравится, что этническое еврейство ВАС не интересует. Но! Лекция называется "Высоцкий как еврей", это во-первых. (Измените название, это же так просто). И во-вторых, ещё раз повторю - вы выдернули из восьмисот два-три-четыре стиха Высоцкого и на этом построили его еврейство. Хотя, повторяюсь, сам он себя так не определял. И из его творчества это тоже не следует.

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков И ещё , не по делу, а истины для. Дмитрий, ВЫ на каком языке думаете. На каком творите - я знаю. Но может ВЫ думаете иначе. )))

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен все понятно, Лудовико. Вы не слушали лекцию. Там речь идёт не о 3-4 стихотворениях, а о динамике авторской позиции. Послушайте ее, это может оказаться небесполезно.

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков Но динамика этой позиции зиждется на трёх-четырёх стихах

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен нет-нет, послушайте внимательно. Там, где про Охоту на Волков, про Мишку Шифмана и т.д. Пока вы не ознакомитесь с предметом дискуссии, спорить бессмысленно. До свидания.

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков Я сказал:
"Я вот он весь,
Ты же меня спас в порту.
Но одна загвоздка есть:
Русский я по паспорту.
Только русские в родне,
Прадед мой - самарин,-
Если кто и влез ко мне,
Так и тот - татарин".
Ни добавить , не прибавить...

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен вот-вот. Мишке тут сказали нет, ну а мне - пожалуйста. Это о том, как еврейство с его комплексом черт распространяется на русских, иногда против их воли. Но вы не песню послушайте, ее вы знаете, - а лекцию. Без этого полемика бессмысленна. До свидания.

Ludoviko Vanvarten: Смените название лекции. И точка.. А вообще очень был рад побеседовать. Заходите в гости.

Дмитрий Львович Быков: Послушайте лекцию. Тогда и побеседуем. Кстати, Высоцкий был евреем по отцу, и ничего я менять не буду. До свидания.

Ludoviko Vanvarten: Дмитрий Львович Быков Но русским по матери. И русским по самоопределению. И снова здравствуйте! )))

Дмитрий Львович Быков: Лудовико Ванвартен ну, нам же положено прощаться и не уходить. Спокойной ночи
berlin
via Светлана | клуб "Зелёная лампа"

Чёрная надежда

Путешествие дилетантов на свидание с Бонапартом

Булат Окуджава, вероятно, устал от наших умилений. Он вовсе не собирается браться за все руки, восторженно протягиваемые к нему в ответ на песенку «Возьмемся за руки, друзья». Окуджава много раз демонстративно называл себя одиночкой и, видимо, недоумевал, когда ироническую песенку «Давайте восклицать» принимали за руководство к действию.

Он не учитель жизни и не выразитель надежд поколения, потому что у искусства другие задачи, а все остальное — незапланированные последствия. Окуджава в меру своего — надо признаться, исключительного — таланта придумывает красивые мелодии к странным стихам, где слово, по выражению прекрасного стиховеда Н. Богомолова, размыто. Оно мерцает тайными смыслами, и каждый восстанавливает их сам. Кто как понимает это загадочное мерцание, автора заботит мало: не все ль равно, какой улов из волн несет рыбак? Никто, однако, не запретит нам усвоить урок интонации и поведения Окуджавы. Это и оказывается главным, потому что как будто ничего нового он не сказал — нового, во всяком случае, для сегодняшнего человека. Любовь предпочтительнее войны, вмешиваться в чужую жизнь не обязательно — что ж тут сверхсложного? Но музыка печали всегда чиста и утешительна, ее мы и любим. В силу всего этого я не хочу спрашивать Окуджаву о смысле жизни.


— Я прозревал очень медленно и не скрываю этого. Разные общественные реалии всегда волновали меня меньше, чем количество счастливых людей вокруг — счастливых в примитивном смысле, то есть довольных... И когда нас тысячи людей слушали в Лужниках, их привлекала не поэзия, а скандал, но скандал заключался только в том, что кто-то осмелился заявить о своей печали. «Когда мне невмочь пересилить беду» — надо же, у человека беда, и он сознался!.. Я ребятам говорил после наших концертов: не обольщайтесь, поэзию всегда читали и будут читать двести человек. Они никуда не исчезают, и сейчас тоже.

— Вы явно не одобряете кумиротворчества, но ведь собственный кумир у вас есть?

— Александр Сергеевич. И что свойственно ему было, помимо грандиозного таланта,— это самоирония. Самое страшное зло — это отсутствие самоиронии. Вот сейчас у нас говорят: писатель перестает быть властителем дум, раньше его все слушали, а теперь не хотят... Мне вообще не кажется, что писателю надлежит быть властителем — хоть бы и дум. Он может нравиться, может как-то влиять. Но нельзя думать, что каждая твоя строчка осчастливит человечество.

— Но разве всеобщая наша ирония не разъедает сегодня последнего человеческого, что у нас осталось?

— Ценнее всего САМОирония: смеяться над соседом очень просто и приятно. Ирония — тоже хорошая вещь, и Муза ее должна бы присутствовать в числе остальных, но то, что происходит в нашем малоцивилизованном обществе,— это совсем иное. Это пляска раба над трупом хозяина Причем раб остается рабом. Все мы большевики по крови своей. Свежая кровь — удел новых поколений, думаю, даже не вашего.

— Вы и теперь, после всего, что было в последнее время, не передумали, что обожженная душа «справедливей, милосерднее и праведней»?

— Нет. Не передумал. Человек, по-моему, должен многое перетерпеть, перестрадать — если он человек. Если он животное — тогда это, конечно, на него не подействует. Я понимаю, кощунство — говорить о необходимости страдания в наших условиях. Мы ведь и так всегда страдаем... Все-таки я склоняюсь к тому, что человеку нужно это. Видите ли, нищета доводит людей до скотского состояния, хотя есть и врожденное благородство нищеты — но это у немногих. От голода, холода, физической боли человек не очищается. Но можно страдать от несчастной любви, и это уже возвышает. Вообще это прекрасно — несчастная любовь.

— Вы говорите о человеке и животном, но где для вас граница?

Read more...Collapse )
berlin
via Светлана | клуб "Зелёная лампа"

Булат Окуджава: Пушкин тоже пошел бы на выборы

Окуджава снова пишет песни.

Он начал сочинять их сразу после войны — и пришло кратковременное послабление, жестоко подмороженное к сорок седьмому. Написал несколько песенок забавы ради в пятьдесят шестом — и следующая оттепель продлилась десятилетие. В начале восьмидесятых, в самое, казалось бы, гнилое и безнадежное время, выступил с блестящим новым циклом — там были и ««Арбатский эмигрант», и «Разговор перед боем», и ядовитая «Римская империя». Перестройка не заставила себя ждать. Сейчас, семидесяти одного года от роду, после долгой паузы Окуджава написал еще несколько песенок. Поневоле ждешь чего-нибудь хорошего.


— Мне сейчас трудно писать... Я когда-то «Леньку Королева» — и слова, и музыку — сочинил за пять минут. А сейчас у меня на песню уходит месяц, на стихотворение — чуть поменьше. Жена говорит, что в текстах банальности...

— Булат Шалвович, я бы хотел говорить об этом, а не о политике. Но мы разговариваем между двумя турами выборов российского президента, так что простите меня.

— Ничего, все мы в этом варимся... Я потому не люблю таких разговоров, что начинаю повторять общеизвестное, складываются формулы, штампы... и, в общем, я перестаю быть интересен сам себе. Так мне надоела вся эта ситуация нашего топтания на месте, что хочется как-то исхитриться и продолжить движение вперед. Но как это сделать, я не знаю.

— А движения так-таки нет?

— Есть, но очень медленное. Мне понравился ответ одной семилетней девочки, которую показывали по телевизору. Спрашивают ее: ты про выборы слышала? Слышала, сказала она. И за кого надо голосовать? Она отвечает: за Ельцина. Почему? Ведь мы никуда не движемся! Она серьезно произносит: лучше стоять на месте, чем идти назад.

Можно сейчас во главе страны поставить гения, и будет то же самое. Мы не представляем, как жить по-новому, никогда не были готовы к этой ситуации. Рабство и агрессия в психологии нашей и в генах.

— А мне кажется, люди стали терпимее. И вообще поумнели за последнее время.

— Наша национальная болезнь — путать терпимость с неприхотливостью. Мы потому терпим, что нам немного надо. И я не знаю, стоит ли умиляться терпению страны. На фронте нас кормили баландой, жуткой... И одних с нее воротило, а другие были счастливы: горячее трехразовое питание!

Я говорю соседу: Иван, засыпь лужу перед домом, ходить неудобно! Хоть песку брось! Он отвечает: «Да ладно, подсохнет!» — и продолжает обходить эту огромную лужу... Это такая терпимость. А обо мне однажды написали, что я люблю комфорт. Да, я люблю комфорт. Я засыпаю лужи.

Read more...Collapse )
berlin
via Светлана | клуб "Зелёная лампа"

Булат Окуджава. Анекдоты от классика

Булат Окуджава, прошедший весь путь классика, переживший и бешеную славу, и почти забвение, изобрел новый прозаический жанр — «Автобиографические анекдоты» (цикл рассказов с таким названием опубликован в «Новом мире»). Впрочем, повестуя о себе, Окуджава никогда не впадал в пафос, а потому вся его автобиографическая проза выглядит чередой анекдотов, более или менее печальных.

— В ваших последних стихах много ужаса перед старостью. Вы не находите преимуществ в своем нынешнем возрасте?

— Преимущества нашлись, ужас остался.

— И что это за преимущества?

— Думаю, главным образом способность не обольщаться.

— А вам не кажется, что обольщения здорово способствуют творчеству и вообще полезны?

— О да, когда я, засучив рукава, работаю, я совершенно искренне считаю себя гением. И без этого чувства вряд ли сдвинулся бы с места. Но стоит мне перечесть только что написанную вещь, как я снова способен взглянуть на себя трезво.

— В «Анекдотах» достоверно почти все, но в одно я, извините, не поверю: в вашу переписку со шведской королевой...

— И правильно делаете, что не верите. Это же не автобиография, а анекдот, устный жанр, так что я вправе кое-что досочинить. Я действительно стоял в Стокгольме на улице и вдруг увидел королевский кортеж. Неожиданно для себя я испытал очень теплое чувство, и мне даже показалось, что королева взглянула на меня... И я позволил себе помечтать: вот я прихожу в гостиницу и пишу ей письмо. «Ваше Величество, я не монархист, но я очень рад Вас видеть, и мне кажется, что Вы два раза милостиво посмотрели в мою сторону. С почтением, такой-то». Тут же мне представился ее ответ: «Милостивый государь, я тоже Вас заметила и действительно посмотрела в Вашу сторону. На всей улице Вы один не сняли шляпу».

— А про мышку — правда?

— Да, с мышкой действительно была такая история. Я жил один в Переделкине и заметил, что вместе со мной посмотреть телевизор выходит мышка. Я никогда мышей особенно не любил, но тут мы с ней друг к другу привязались, и я очень горевал, когда она попала в мышеловку.

— Вы, вероятно, трудно переносите одиночество?

— Нот, напротив. В юности я был компанейский человек, а потом все больше стал предпочитать уединение. Вот сейчас, например, я тоже один, потому что лечу бронхи. От этих лекарств у меня как-то снижается сопротивляемость, я становлюсь более восприимчив к инфекции... Жена заболела гриппом и, оберегая меня от вируса, переехала к сыну. Но у меня хватает дел, и я вполне нормально чувствую себя в этом уединении: минут на пятнадцать выхожу потоптаться во двор, вспоминаю, читаю, готовлю...

— Готовите?!

Read more...Collapse )
berlin
расширенная версия интервью из сборника «Дмитрий Быков и все-все-все» (выпуск 2):
Булат Окуджава

Это мое третье и последнее интервью с Окуджавой. Оно взято по телефону — его лечили от эмфиземы препаратом, ослаблявшим иммунитет.

— Булат Шалвович, вам не кажется, что, столь откровенно иронизируя над собой, вы несколько принижаете собственный образ как романтического поэта?

— Никогда об этом не думал. Я в молодости относился к себе без насмешки, был весьма тщеславен, но жизнь сделала свое дело, сумев посмеяться надо мной.

— Кстати, в последних ваших стихах много ужаса перед старостью. Вы не находите преимуществ в своем нынешнем возрасте?

— Преимущества нашлись, ужас остался.

— И что за преимущества?

— Думаю, главным образом способность не обольщаться.

— А вам не кажется, что обольщения здорово способствуют творчеству и вообще полезны?

— О да, когда я, засучив рукава, работаю, я совершенно искренне считаю себя гением. И без этого чувства вряд ли сдвинулся бы с места. Но стоит мне перечесть только что написанную вещь, и я снова способен взглянуть на себя трезво.

— В «Анекдотах» достоверно почти все, но в одно я, извините, не поверю — в вашу переписку со шведской королевой…

— И правильно делаете, что не верите. Это же не автобиография, а анекдот, устный жанр, так что я вправе кое-что досочинить. Я действительно стоял в Стокгольме на улице и вдруг увидел, что едет королевский кортеж. Неожиданно для себя самого я испытал очень теплое чувство, и мне показалось, что королева на меня даже взглянула… И я позволил себе помечтать: вот я прихожу в гостиницу и пишу ей письмо. «Ваше Величество, я не монархист, но я очень рад Вас видеть, и мне кажется, что Вы два раза милостиво посмотрели в мою сторону. С почтением такой-то». Тут же мне представился ее ответ: «Милостивый государь, я тоже Вас заметила и действительно посмотрела в Вашу сторону. На всей улице Вы один не сняли шляпу».

— Интересно, а про мышку — правда?

Read more...Collapse )
berlin
Дмитрий Быков


Дмитрий Быков & Алексей Иващенко

ЗОЛУШКА

Мюзикл для взрослых в формате авторского чтения по ролям с пением песен.

О мюзикле

Поэт, писатель, журналист, литературный критик и публицист Дмитрий Быков на этот раз выступает в качестве драматурга и автора либретто. Его пьеса «Золушка» — ироничное, весёлое, современное, глубокое и, как всегда у Быкова, блистательное прочтение старой сказки Шарля Перро. Музыку к пьесе написал Алексей Иващенко — один из авторов «Норд-Оста», продюсер мюзикла «Обыкновенное Чудо» и автор многочисленных песен. Авторы представят свое произведение публике в режиме «авторского чтения по ролям» в сопровождении маленького оркестра.

В связи с обилием в пьесе ролей юных красавцев, прекрасных красавиц и отвратительных негодяев читать пьесу авторам помогут артисты московских мюзиклов — Мария Иващенко, Павел Левкин и Эльвина Мухутдинова — которые все эти роли и исполнят.

Музыкальный руководитель проекта — Татьяна Солнышкина.

Московский дворец молодежи, Комсомольский проспект, д.28

20 ноября 2018 года — вторник — 20:00

Билеты: от 800 руб. до 3.500 руб.
berlin
Дмитрий Быков


#ПотомуЧтоЛюди — проект об известных и успешных людях, которые решили тратить свои силы, энергию, деньги и время не только на себя, но и на служение обществу и помощь людям. Зачем им это нужно? Что они от этого получают? С какими сложностями сталкиваются? Каких изменений им удается добиться? Почему нам важно об этом знать?

Мы рассказываем о развивающейся в России культуре благотворительности и гражданского участия и призываем стать частью этой культуры.

Герои проекта своим примером доказывают: делать добрые дела — это просто, нормально, естественно и доступно для каждого.



И еще один анонс 👀

Подписывайтесь на обновления #ПотомуЧтоЛюди и следите за новостями
berlin


Лекция Дмитрия Быкова
«Сирано и Чацкий: две русские драмы»


// Санкт-Петербург, Александринский театр, Новая сцена, Медиацентр, наб. реки Фонтанка, 49а, 12 сентября 2018 года

12 сентября 2018 года в Медиацентре Новой сцены выступит Дмитрий Быков — поэт, писатель, журналист, лектор, кинокритик, сценарист, биограф Бориса Пастернака и Булата Окуджавы, лауреат множества литературных премий, преподаватель русского языка и литературы в школе.

Лекция Дмитрия Быкова «Сирано и Чацкий: две русские драмы» откроет специальную программу к премьере спектакля Николая Рощина «Сирано де Бержерак».

Обращаясь к одной из самых популярных пьес мирового репертуара, Николай Рощин ставит спектакль на основе новой, созданной по современному подстрочному переводу сценической версии текста.

Дмитрий Быков о предстоящей лекции:

«На Новой сцене Александринского театра мы собираемся поговорить о двух русских пьесах, которые разошлись на цитаты. Ни одна другая русская пьеса, включая всего Островского, включая, конечно, «Бориса Годунова», включая навязывавшиеся пьесы советского репертуара, не поставила нам столько цитат, столько готовых, расхожих выражений, столько строк ушедших в пословицу, как «Горе от ума». Соперничать с ней в этом плане может только французский «Сирано де Бержерак» в переводе Щепкиной-Куперник.

Даже Эдмон Ростан, который любил, декламировал вслух куски на русском, которого почти не знал, признавал, что его пьеса проигрывает в оригинале. Проигрывает хотя бы потому, что она написана традиционным мольеровским дистихом, а Щепкина-Куперник сделала свои ямбы гораздо более разноразмерными, и отсылки Куперник к Грибоедову там встречаются на каждом шагу.

Ни для кого не тайна, что эти две пьесы написаны на один сюжет: герои, опережающие время, противостоят косной среде. Это прямое наследие двух наиболее знаменитых европейских пьес — «Мизантропа» Мольера и «Гамлета» Шекспира.

Интересно, что и «Гамлет», и «Мизантроп», дав сюжет Ростану и Грибоедову, были довольно жестоко спародированы. Почему именно эта пародия жестокая? Почему эти две пьесы, направленные острием своим против современников и предшественников, так в России прижились, мы и поговорим. Конечно, дело не только в блистательных и остроумных стихах, не только в репликах, дело в том, что все мы Чацкие и Сирано. Либо мы кричим: «Карету мне, карету!» и уезжаем, либо мы погибаем. Никакого третьего здесь не дано. Именно эти два характера невероятно близки русскому сердцу, именно этих героев больше всего любит русский зритель. Настолько любит, что встретившись с ними в жизни, заставляет их либо уехать, либо умереть
».
berlin
Светлана Большакова («Facebook», 07.09.2018):

89(!)

Футурологическое

Когда в огне переворота
Россия встанет на дыбы
И постучит в мои ворота
Костлявый перст моей судьбы,
Когда от ярости горильей,
От кирпича, от кумача
Друзей кухонных камарилья
Задаст, рыдая, стрекача,
«Мы говорили, говорили!» —
Нам, остающимся, крича;

Read more...Collapse )

из комментариев:

Svetlana Komissarouk: О боже... и правда провидец....

Victor Sonkin: Хмммкхм. Стихи симпатичные, и Быкова я искренне уважаю (и писатель он хороший), но где тут провидение???

Дмитрий Львович Быков: Victor Sonkin ну, скажем, экстраполяция
berlin
Lilya Pann («Facebook», 10.09.2018):

Как ни люблю я "Записки сумасшедшего" Толстого, всё же слухи о том, что это "лучшая проза в русской словесности", сильно преувеличены милейшим Дмитрий Львович Быков. "Арзамасский ужас" - великое событие (в жизни многих), но зачем же стулья ломать?

https://www.facebook.com/events/259182714682042/

из комментариев:

Lilya Pann: Встреча двух Львов (Лосева и Толстого)

Кошмаром арзамасским, нет, московским,
нет, питерским, распластанный ничком,
он думает, но только костным мозгом,
разжиженным от страха мозжечком.

Ребенку жалко собственного тела,
слезинок, глазок, пальчиков, ногтей.
Он чувствует природу беспредела
природы, зачищающей людей.

Проходят годы. В полном камуфляже
приходит Август кончить старика,
но бывший мальчик не дрожит и даже
чему-то улыбается слегка.


Lilya Pann: Лев Лосев читал в Дартмуде цикл лекций "Толстой о смерти".

Дмитрий Львович Быков: Он и мне их читал, хотя за рюмкой и дома. Отсюда и тема

Lilya Pann: Дмитрий Львович Быков я поняла, потому и вспомнила

Lilya Pann: А как Вашу лекцию всю услышать?

Дмитрий Львович Быков: Пригласите в Штаты, или приходите в Принстоне, я там в начале декабря

Lilya Pann: Принстон мне проще, а пока буду думать над своей "гипотезой", что Ваша гипотеза о том, как Он вышел из арз. уж., это не выход в толстовство, а в новый стиль прозы.
This page was loaded Jun 16th 2019, 4:31 am GMT.