?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
September 17th, 2018 
berlin


.mp3

четырехдневный курс по литературе для подростков — «Открытый урок»: «Карты, деньги, два ствола и любовь»

2018.08.27 Карты (видео продаётся здесь)
2018.08.28 Деньги (видео продаётся здесь)
2018.08.29 Два ствола (видео продаётся здесь)
2018.08.30 Любовь (видео -- далеко не с начала лекции -- продаётся здесь)
berlin


Дмитрий Быков на «Пионерских чтениях» читает стихотворение С ИСПАНСКОГО
// Москва, «Красный октябрь»: коворкинг-центр «Deworkacy», Берсеневская наб., д.6, стр.3, 5 сентября 2018 года
berlin
Дмитрий Быков в программе ОДИН от 6 октября 2017 года:

«Почему такая разница между школой российского детектива, американского и европейского? Харлан Кобен,— кстати, один из моих любимых авторов,— Эллрой, Тами Хонг дают фору в подавляющем количестве примеров, в построении нарратива и задумки сюжета. Европа тоже не отстает. У нас же «пришел, убил и победил», за исключением десятка писателей. В чем причина? Неужели прохудилась выдумка?»

Ну, видите, дело в том, что хороший детектив, как мы с вами знаем,— это детектив метафизический: не там, где автор ищет преступника, а там, где автор ищет Бога, потому что, кто преступник, он знает, ему неинтересно. Кстати, из европейцев мне интереснее всего Тилье по колориту. Есть, конечно, Гранже, есть Несбе, но мне нравится Тилье именно потому, что у него мысль работает. Во-первых, там есть какая-то метафизическая подкладка. И во-вторых, он интонирует хорошо. Я начал его читать еще по-английски, тогда не было русских переводов, а английские уже были. По-французски не читал никогда. Но я чувствую, что он писатель настоящий.

Read more...Collapse )


Фрэнк Тилье: «Моим героям некогда есть и совокупляться»

Мир и детектив глазами французского мастера жанра.

В Россию, в Петербург, по приглашению «Азбуки» приехал французский детективщик Фрэнк Тилье. Ну и я приехал, потому что не повидаться с ним я не мог. Я не фанат детективного жанра, но читать Тилье начал еще по-английски, когда его тут не переводили, а в Штатах уже издавали вовсю. От него в самом деле трудно оторваться. И хотя я совершенно не фанат детектива, но для него делаю исключение. Он мастер нагонять жути. «Головокружение», «Головоломка», «Страх» — это хороший класс. Еще когда я брал интервью у Гранже, которого моя мать, например, считает никак не хуже Сименона, тот сказал: присматривайтесь к Тилье — молодой, но ранний. Я его еще за то люблю, что именно за счет его высоких продаж (на встрече с ним книжный чуть не разнесли) «Азбука» издает иногда стихи типа меня. Но читаю я его не поэтому.


— Прежде всего, я ваш фан, приятно вас видеть.

— Спасибо, теперь я тоже вас прочту.

— Что изменилось в детективе за последние сто лет? Считается, что это самый консервативный жанр, все схемы известны.

— Да все изменилось, потому что детектив — самая надежная фотография эпохи. Откуда вы знаете викторианскую Англию? — из Честертона и Кристи. Америку тридцатых? — из Чандлера. Детектив копирует все реалии, любую среду. Так что если будущему историку понадобится точный портрет десятых годов — с их маниями, фобиями, даже ценами, — он прочитает меня.

Что касается стороны содержательной, то, увы, кануло романтическое время частных детективов. Если для ХIX, ХХ веков характерны истории гениального одиночки, лучше бы всего с глуповатым другом, — они расследуют таинственное преступление, а сами издеваются над тупой полицией, — сегодня масштабную тайну расследует целый полицейский отдел, потому что преступность тоже ведь укрупняется. Против международной финансовой корпорации что сделает Холмс? Он и против криминальной сети Мориарти, если помните, был недостаточно эффективен… Раньше книги о полицейских отделах были скорей экзотикой — Эд Макбейн, например; сегодня Ниро Вульф или мисс Марпл должны быть как минимум капитанами.

— Гранже говорил, что в детективе женщина — идеальная жертва, но плохой расследователь. У вас, напротив, чаще убивают мужиков, а убийц преследуют роскошные девушки.

— Гранже — мой учитель, большой писатель, но часто ошибается в женщинах. Напомню вам: кто в греческой мифологии покровительствует охоте?

— Артемида.

— Вот именно. А не Марс, допустим. Женщина — идеальный преследователь, сильный хищник, и если она берет след — стряхнуть ее невозможно. Еще более мощный разоблачитель — супружеская пара: она отвечает за интуицию, он — за действия, у меня даже есть такая пара — Фрэнк Шарко и Люси Анабель.

— Как вы боретесь с главным врагом детектива — читателем, который заглядывает в конец?

— Ну, это какой-то мазохист: зачем брать в руки детектив, если туда заглядывать? Но вообще борьба с этим торопыгой — одно из главных направлений в эволюции жанра. Я, если вы слышали, специалист по информатике, это мне вообще сильно помогло в повествовательной технике, и у меня есть некоторое ноу-хау, которое я не раскрою, конечно.

— Я вам сам сейчас его раскрою.

— Может, не надо?

Read more...Collapse )

P.S. Спасибо Галине Беляевой из «Азбуки» за организацию встречи и переводчице Наташе, у которой я не решился спросить фамилию… и телефона, дурак, тоже не взял.
berlin
ПРЕМИЯ ЧИТАТЕЛЯ. Всероссийская литературная награда

Итак, профессиональные эксперты завершили свою часть работы — анализ Лонг-листа «Премии Читателя». Шорт-лист сформирован. В него вошло 11 книг современных российских прозаиков.

Теперь членам Жюри (команда молодых читателей из Молодёжного читательского совета Российской государственной библиотеки для молодёжи) предстоит выбрать из короткого списка лучшую, по их мнению, книгу 2017 года. Имя победителя будет объявлено в ноябре на ярмарке интеллектуальной литературы «Non/Fiction№». Там же состоится награждение нового лауреата.

Евгений Харитонов,
координатор Премии Читателя, литературный критик и поэт:


Работа была непростой. Именно потому, что Лонг-лист был буквально «нашпигован» книгами высочайшего литературного класса. Каждая книга из промежуточного короткого списка «вырывалась» буквально с кровью. Но не бывает шорт-листов из 40-30 позиций! Хотелось бы, конечно, еще десяток хотя бы оставить. Но тогда нашему молодому, но честному и уже опытному жюри пришлось бы здорово увеличить сроки на читку книг. 11 — хорошее число, замкнутое и бесконечное в своей палиндромности. И это действительно 11 лучших книг!

ШОРТ-ЛИСТ

Алешковский Петр. Арлекин: роман. — М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017. — (Новая русская классика).
О чём? О «незаслуженно забытом русском гении» Василии Тредиаковском от историка по образованию Петра Алешковского. В стилизованном под старину тексте рассказывается о его деятельности в качестве переводчика, раскрываются детали научной работы в знаменитой Академии наук в Петербурге, литературных «войн» и личных отношений с друзьями и врагами — и тех, и других было в достатке.

Быков Дмитрий. Июнь: роман. — М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017. — (Проза Дмитрия Быкова).
О чём? О двух годах накануне войны: мире, в котором жили наши бабушки и дедушки. Он оказывается не каким-то особенным и далёким. В нём также есть место страхам — к примеру, связанным с началом войны; подлости, предательству и, конечно, любви и крепкой дружбе.


Гришковец Евгений. ЛЕТО — ЛЕТО и другие времена года. — Москва : Э, 2017. —(Гришковец Евгений. Современная проза).
О чём? О жизни с художественным оттенком: поездка в загадочный Ташкент, поход с ребенком в кино, рассуждения о «великом и ужасном» русском мате. Это похоже на интеллектуальное реалити-шоу, главный герой которого — писатель Евгений Гришковец.

Дивов Олег. Абсолютные миротворцы: [сборник]. — М.: Э, 2017.
О чём? О вашем соседе, дедушке или даже о вас самом — книга рассказывает истории повседневных скромных героев, которые не мирятся с «безвыходным положением» и действуют вопреки. Автор будто бы из раза в раз задаёт вопрос «А где наша не пропадала?» и отвечает, что хотя и пропадала везде — всегда выпутывалась.

Иванов Алексей. Тобол. Много званых: роман-пеплум. — М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017.
О чём? О том, как формировалась российская Азия в эпоху Петра Первого: смешивались народы, приезжали инородцы и каторжники, шаманы воевали с православными миссионерами, а оседлые жители — с воинственными степняками и беглыми раскольниками.

Идиатуллин Шамиль. Город Брежнев: [роман]. — СПб.: Азбука: Азбука-Аттикус, 2017. — (Азбука-бестселлер) (Русская проза).
О чём? О закате СССР и времени, когда уже казалось «все вокруг хрупкое, тронешь — посыпется»: наполненная бытовыми деталями история юноши, формирование которого пришлось на эпоху застоя. Здесь нет попытки анализа — скорее, наоборот. Но ведь и в подростковом возрасте главного героя думаешь о других вещах: дружба, первая любовь и желание выделиться.

Петрушевская Людмила. Нас украли. История преступлений: [роман]. — М.: Эксмо, 2017.
О чём? Об истории загадочного преступления, расследованию которого препятствуют не только нерадивые следователи — пострадавшие в том числе. В книге несколько смысловых уровней, распознавание которых зависит от самого читателя: можно просто почувствовать себя детективом и попробовать раскрыть преступление, а можно дойти до уровня «вскрытия» общественно-политических проблем.

Рубанов Андрей. Патриот: роман. — М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной: АСТ, 2017. — (Новая русская классика).
О чём? О том, как неожиданно может рухнуть привычный жизненный уклад: неожиданно появиться сын, развалиться бизнес — и всё это на фоне экономического кризиса и неожиданного конфликта между Россией и Украиной.

Садулаев Герман. Иван Ауслендер: роман на пальмовых листьях. — М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017. — (Проза нашего времени).
О чём? О том, что сейчас происходит с российской интеллигенцией — кто эти люди, почему они активно участвуют в современной политической жизни и так часто разочаровываются в обществе и самих себе.

Сенчин Роман. Рок умер — а мы живём: сборник. — М.: Эксмо, 2017. — (О России — с любовью).
О чём? О потерянном рок-поколении, которое должно было встать во главу общественной жизни современной России, но почему-то оказалось на её задворках.

Слаповский Алексей. Неизвестность: роман века: 1917-2017. — М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2017. — (Новая русская классика).
О чём? О судьбе страны на примере судьбы четырёх поколений одной семьи: от крестьянина до художника, который неожиданно решил открыть своё рекламное агентство. «Каждое поколение начинает жить словно заново, получая в наследство то единственное, что у нас постоянно, — череду перемен с непредсказуемым результатом».
berlin


Беседа Алексея Шахматова с Дмитрием Быковым
// «BogemaNews», 17 сентября 2018 года
berlin
рубрика «Приговор от Быкова»

Драхт нахт шютка

На Западе сильно озаботились сближением России с Востоком, а зря. У России свой — самобытный путь.

Вообще-то Восток грозит нам, если вдуматься, сильнее, чем Запад, потому что пиндосы и подпиндосники грозятся только изолировать, и то не полностью, — а Китай и подкитайщики могут просто поглотить, и ничего мы с этим не сделаем, процесс уже идет. Поэтому надо изо всех сил сохранять статус-кво — такой вот странной сверхдержавы, в которой все доверяют только одному человеку, в которой даже преданные президенту спецслужбы совершают глупость за глупостью и делаются смешны. Смешны они быть не могут. Поэтому ему — больше некому — надо выступить с публичным заявлением такого содержания:

— Да, Боширов и Петров — наглый троллинг Терезы Мэй и всех прочих. Маленький русский шютка. Это утонченное издевательство — ГРУшные геи из мелкого фитнеса в дутиках, с проституткой и марихуаной. Никто и никогда не покажет вам настоящих убийц, незримых профессионалов. Мы травим и будем травить своих изменников на вашей территории, и вы ничего с этим не сделаете. Мы сильнее вас — и не потому, что у нас есть ужасное оружие «Ураган», напугавшее ваши таблоиды своими 280-килограммовыми ракетами. Мы сильнее не потому, что у нас есть сверхсовременное оружие — у вас оно тоже есть, — а потому, что мы готовы его применить. Вы будете нас душить экономически, это может продолжаться хоть вечность, а мы можем жахнуть вас по голове в течение одной минуты. Гнев нашего населения нам не грозит, наше население на все готово, какие цифры мы нарисуем — такие и будут. Мы будем убивать вас на вашей земле, потому что никакой вашей земли нет: вся земля наша, с нами Бог, все мировое православие может сколько угодно упрекать нас в расколе, но православная страна тут мы, у нас слава и право, и вы ничего не можете с нами сделать. Смиритесь с этим фактом, глотайте и утирайтесь. Вы — ничего — не можете — сделать, понятно?

И они утрутся. И нам никогда не придется больше оправдываться. И рейтинг поднимется до 146, и это будет честный рейтинг. Сейчас самое лучшее время именно для такого разворота, потому что все остальные варианты хуже, а этот дает возможность неограниченно долго существовать в углубляющейся бездне с гордо поднятой головой.

Они, конечно, так не сделают. А жаль. Это было бы по крайней мере стильно, а стиль — последнее, что остается, когда нет ни профессионализма, ни чести, ни морали.
This page was loaded Jun 16th 2019, 5:07 am GMT.