?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
September 27th, 2018 
berlin
Писатель Дмитрий Быков: «Боюсь, что писатели уже и не читают друг друга»

Что представляет из себя современная русская литература? К какой эпохе она принадлежит? Почему книжные магазины переполнены, но при этом многие книги плохо написаны или плохо переведены? Корреспондент «Культуромании» Наталия Киеня поговорила об этом с писателем и журналистом Дмитрием Быковым.

— Что из себя представляет русскоязычная литература XXI века? У нее есть какое-то определенное лицо?

— Пока рано судить. Что можно было сказать о литературе ХХ века сто лет назад? Что ее стержневое направление — модернизм, которому, увы, суждена короткая жизнь.

Главный тренд литературы ХХI века — ее расслоение, отсутствие общих тенденций для востока, запада, Латинской Америки и т. д. Все разбрелись по своим путям. Американская проза уже ничего общего не имеет с русской — хотя, скажем, в двадцатые они друг у друга активно учились. Боюсь, что писатели уже и не читают друг друга: нам трудно поверить, что Кафка, например (если верить Яноуху) восхищался «Ташкентом — городом хлебным» Неверова. Хотя вещи, изложенные там, достаточно ужасны и абсурдны, чтобы произвести на него впечатление.

Русскоязычная литература ХХI века не слишком востребована, мало кому нужна, литература русских диаспор в Азии сильно отличается от русской литературы в Америке и т. д. Литература же, собственно, России в основном питается мотивами советской прозы и советской истории. Ничего принципиально нового пока не придумано. Сергей Оробий вычленяет мотивы войны и бегства. Я бы добавил — главным образом в сценариях — мотив потерянного ребенка: в прозе ХХ века был мотив ребенка мертвого — как символ мертворожденного общества и невозможности будущего. Сегодня будущее есть, но образ его потерян и никем пока не нащупан. Видимо, для новой творческой вспышки нужна атмосфера свободы.

Главным образом, от литературы XIX и XX веков современная отличается своей вторичностью и провинциальностью.

— Можно ли нам судить о величии новых текстов, если времени с момента их написания прошло так мало?

— По крайней мере, очевидно, что наши современники — Пелевин, Улицкая, Владимир Шаров, Алексий Иванов, Петрушевская, Акунин, Валерий Попов, Александр Житинский, — писатели чрезвычайно значительные. Все они, живые или недавно умершие, сказали свое слово и создали свою модель российской истории, а это не так мало.

— Имеет ли смысл измерять периоды развития литературы (и общества, как следствие) веками? Может, это нужно измерять эпохами, и если да, то какими?

— Так получилось, что часы человечества заводятся на 100 лет. Это вопрос культуры, традиции, прежде всего, европейской. В Китае, насколько могу судить, век — слишком незначительная единица: они мыслят династиями или эпохами. А мы уж так привыкли и вряд ли отвыкнем, пока наше общество не изменится радикально. Как именно — предположить не берусь.

— Как называется эпоха, к которой принадлежит наша литература?

Read more...Collapse )

Беседовала Наталия Киеня
berlin


Дмитрий Быков
О роли евреев в российской литературе (лекция)
// München, Еврейский Центр, 26 сентября 2018 года






фотографииCollapse )
This page was loaded Oct 23rd 2019, 10:38 am GMT.