?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
October 1st, 2018 
berlin
«В каждом заборе должна быть дырка» ©

Андрей ВознесенскийАндрей Вознесенский

1

Вознесенскому из шестидесятников повезло, пожалуй, меньше всех — по крайней мере, на сегодняшний день, — потому что прослойкам которой и для которой он писал, исчезла. Поэтому судить о его задачах и о смысле его стихов мы можем лишь весьма приблизительно: ему как бы не на кого опереться, его слово повисает в воздухе. Вознесенский прочней других — прочней даже, чем Евтушенко, — привязан к советскому контексту и затонул вместе с этой Атлантидой, чем предопределён и трагизм его позднего мироощущения, нараставшее одиночество (

«Эпоха глухонемая.
Тону. По поэме круги.
Друзья меня не понимают.
А кто понимает — враги...

На крыше антенка, как скрепка,
пришпилит из неба тетрадь.
И нет тебя, Нина Некрепко [Искренко],
чтоб было кому почитать
»

). Герои и читатели его стихов исчезли, когда переломилось время. 1968 год, почти официальный конец оттепели, их смертельно ранил, а 1991-й, как выяснилось, добил. И в этом была особая горечь их удела: что наступление полусвободы было первым ударом, а свобода стала последним. Потому что в этой свободе им не было места, они ей были попросту не нужны.

Кто был аудиторией Вознесенского, лучшим представителем которой был он и сам? Это была элита советской гуманитарной, но прежде всего технической интеллигенции — условно говоря, Дубна, которая для советских шестидесятых вообще многое значила. Советский Союз был отнюдь не идеален для жизни, да что там — невыносим, но для работы, причём не для всякой, он был устроен идеально, как огромная и сравнительно благоустроенная шарашка. Советский Союз был хорошим местом для учёных, о которых хорошо сказал академик Арцимович: «Наука есть способ удовлетворения личного любопытства за государственный счёт». За государственный счёт удовлетворялось прежде всего любопытство естественно-научное. Сами физики об этом пели, пародируя Окуджаву: «Как славно быть совсем простым учёным, доверием народа облечённым! Как славно быть совсем простым учёным, пока ещё ни в чем не уличённым!» Это была не только привилегированная, но и самая совестливая прослойка (поскольку в России совестливые вырастают именно из привилегированных: у них есть время и силы на совесть, есть чувство собственного достоинства, непривычка прогибаться). Это была элита, состоявшая из профессионалов, — а в России подлинной элитой могут быть только профессионалы: их некем заменить, без них станет некому обслуживать систему, и потому они позволяют себе иногда даже грубить начальству в ответ, а иногда, страшно подумать, и первыми.

Это были главные читатели и почитатели Вознесенского. Он был поэтом молодых технократов, носителем и воплотителем главных их черт.

Read more...Collapse )


ПОРТРЕТНАЯ ГАЛЕРЕЯ ДМИТРИЯ БЫКОВА | подшивка журнала в формате PDF
berlin
Конкурс «Поэзия неволи» (1 октября 2015 года — 1 мая 2016 года)

Итоги поэтического конкурса «Поэзия неволи»

8 ноября 2016 были подведены итоги конкурса «Поэзия неволи».

Финалисты конкурса были определены в результате анонимного интернет-голосования. 46 стихотворений вышли в финал.

Среди стихотворений-финалистов жюри конкурса под председательством поэта Дмитрия Быкова выбрало пять лучших.

Первое и второе место разделили два стихотворения:

«Солнце раскалённым кругом...»Collapse )

и

«Казнь»Collapse )

Третье место:

«Снова вышел на свободу...»Collapse )

Четвертое место:

«Непонятное настроение...»Collapse )

Пятое место:

«В выжженной солнцем пустыне...»Collapse )
berlin
«Я бы дал награду Кингу»: Дмитрий Быков о нобелевском скандале

Писатель прокомментировал ситуацию вокруг отмены премии в области литературы.

Пока Голливуд разгребает один за другим всплывающие инциденты с домогательствами, Шведская академия готовится подкинуть «фабрике грез» эпичный сюжет для экранизации. Виной тому пресловутый харассмент. О последствиях скандала и кандидатах на Нобелевскую премию по литературе мы поговорили с писателем Дмитрием Быковым.

За несколько минут до объявления лауреатов в области медицины и физиологии был вынесен вердикт Жану-Клоду Арно. Театральный режиссер и фотограф, ответственный за отмену литературной номинации в этом году, получил 2 года тюремного заключения. Впервые со времен Второй Мировой войны Нобелевская премия в этой области не будет присуждена. О том, что это означает для литературного мира, мы спросили у Дмитрия Быкова.

— Нобелевская премия — самая старая из действующих и, безусловно, самая авторитетная. Но эта вынужденная пауза вряд ли скажется на имидже всего бренда. Раз Шведский комитет в этом году не назвал лауреата, то я бы присудил награду Стивену Кингу. Шансов, что ему дадут когда-нибудь Нобелевку очень мало, а он этого, как мне кажется, заслуживает. Тем более к своему 71-му дню рождению. Кинг не просто соответствует завещанным идеалам Альфреда Нобеля: гуманизму, демократии, морали, но и защищает их лучше всех.

Быков также отметил, что пропущенный год для премии — это своего рода «епитимия для очищения», и двух лауреатов в следующем году ожидать не стоит.
This page was loaded Sep 15th 2019, 8:47 pm GMT.