?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
October 17th, 2018 
berlin



аудио (.mp3)


Дмитрий Быков: Природа страшного в литературе и кинематографе
// Новосибирск , лекторий «Кино+», кинотеатр «Победа», 6 октября 2018 года
berlin
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©

* * *

Дмитрий Быков написал нынче на Снобе: “Не вижу смысла острить на темы сегодняшнего дня, потому что переострить творящееся не может даже Евгений Шестаков — самый одаренный из сегодняшних, простите за рифму, остряков”. Легко соглашусь с последней третью фразы, сочувствую первой трети и прокомментирую немного вторую. Господь, награждая меня талантом, получил грыжу и удалился с тех пор от дел. Это факт. Последствия которого мы наблюдаем уже во всем, от превращения летучей мыши ГРУ в Мишкин Мауса до бесплодных анальных схваток матери-Церкви. Талант же, об который сморщено столько лиц, состоит отнюдь не в том, чтобы острить над тупыми, перевязывая языком свою пораненную о жизнь душу. А в том, чтобы на просторном участке Родины растить то, что не помещается ни в квартире, ни в жанре. Из уважения к Дмитрию Быкову не напишу очевидного муаха-ха, блять, попутал безымянный палец с лобковым, измерил Женю Наташей, диагональный полиглот, Господи, попусти. Нет. Все-таки мы, исключая меня, образованные и культурные люди. “Срамота в ушах пердящего” — говорит нам пословица, описывая желтым попытки описать черным по белому размеры и мощь литературного дарования. Вдоль которого идешь сотый год. Иногда оценить творимое не может даже Дмитрий Быков — самый одаренный способностью дарить оценки, простите за внимание и вынимание, мой коллега.

«Вот, собственно, и всё, что я хотел(а) сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin
Дмитрий Быков

ДАЛЕЕ

Дмитрий Быков: Природа страшного в литературе и кинематографе
// Новосибирск , лекторий «Кино+», кинотеатр «Победа», 6 октября 2018 года
berlin
«Человеку не осталось ничего, кроме человеческого»

В книжном магазине "Москва" состоялась презентация книги «Маруся отравилась: секс и смерть в 1920-е», изданная в "Редакции Елены Шубиной". Это антология литературы эпохи НЭПа о сексуальной революции, свободной любви и смерти. Среди авторов не только такие известные имена, как Владимир Маяковский, Андрей Платонов, Алексей Толстой, Николай Заболоцкий и Евгений Замятин, но и писатели, тексты которых не переиздавались после первой публикации ни разу. Книгу представил составитель и автор предисловия Дмитрий Быков, который рассказал, почему именно сейчас пришло время для такого сборника, прочтение какого рассказа поможет пережить несчастную любовь, и почему нет лучшего лекарства от депрессии, чем прочесть про эту депрессию в графоманском исполнении.

Сексуальная революция считается следствием социальной: раскрепощение приводит к новым формам семьи, к небывалой простоте нравов… Эта книга доказывает, что всё обстоит ровно наоборот. Проза, поэзия и драматургия двадцатых — естественное продолжение русского Cеребряного века с его пряным эротизмом и манией самоубийства, расцветающими обычно в эпоху реакции. Русская сексуальная революция была следствием отчаяния, результатом глобального разочарования в большевистском перевороте. Литература НЭПа с ее удивительным сочетанием искренности, безвкусицы и непредставимой в СССР откровенности осталась уникальным памятником этой абсурдной и экзотической эпохи.

В этой книге собраны тексты 1920-ых годов, посвященные не просто сексу и смерти, а проблеме, я бы рискнул сказать, антропологической катастрофы, которая настала после 1917 года. После 17-го года депрессия Серебряного века кратковременно была оттеснена событиями более яркими, появилась надежда на новую жизнь. Эта надежда рухнула не только с началом НЭПа, потому что, по большому счету, НЭП уже обозначил страшное разочарование. Разочарование, о котором писали и Маяковский, и Ходасевич, и Есенин – все сколько-нибудь честные люди. НЭП казался возвратом к невозвратимому, давно завершенному. И вот на волне НЭПа начинается национальная депрессия, которая вылилась в почти римские оргии, в страшную садомазохистскую оргию, которая продолжалась семь лет. Примерно с 1922-го до примерно 1929-го года. Это зафиксировано во множестве произведений. И, собственно, в самом стихотворении Маяковского «Маруся отравилась», которое в свою очередь заимствует название из довольно модного тогда городского романса. Это зафиксировано в двух романах Льва Гумилевского, писателя не очень хорошего, но то, что он писал, было исключительно показательным и откровенным. Это зафиксировано в «Гадюке» Алексея Толстого и во многих его рассказах. Сегодня мы переживаем, в общем, то же самое – антропологическое разочарование, потому что у нас была эпоха великих перемен, и все откатилось обратно. И чувство, что опять человеку не осталось ничего кроме человеческого, приводит к такому своеобразному гедонизму, когда человек хочет испытывать как можно больше физиологических ощущений. Ни в какие другие он не верит. А смерть оказывается самым сильным ощущением, которого он еще не испытывал. То есть смерть тоже начинает проходить по разряду такого своеобразного гедонизма.

Я долго думал, надо ли собирать эту книгу, но когда случилась история с Артемом Исхаковым, с убийством и самоубийством, и с сексом, и с трупом... По его письму, которое мне показалось страшно знакомым, я понял, что время создавать эту книжку пришло. Неожиданно быстро на это откликнулась Елена Шубина – начальник нашей главной прозаической редакции. И вот эта книга поразительно быстро появилась. Я до сих не очень верю в ее реальность.

У этой книги есть один недостаток – большая часть текстов, собранных в ней, это все-таки беллетристика, и беллетристика не очень высокого разбора. Большинство текстов, кроме «Наводнения» Замятина и «Гадюки» Толстого, здесь, конечно, не выдерживают серьезной критики, но они заслуживают переиздания в виду своей крайней исторической ценности. А достоинство у нее более важное, на мой взгляд. Если читатель этой книги испытывает фрустрацию – по разным причинам: эротическим, экономическим, национальным – по каким угодно, то по прочтении этой книги, она пройдет. Вот это я гарантирую, потому что вы убедитесь, до какой степени все было, и до какой степени это смешно. Потому что нет лучшего лекарства от депрессии, чем прочесть про эту депрессию в графомании. Я об этом раньше не думал, но на этой книге я это понял. Особенно, если вы страдаете от несчастной любви, прочтите «Собачий переулок».

Из текстов, которые я особенно рекомендую, – повесть Глеба Алексеева «Дело о трупе». Она не перепечатывалась с 1925 года, лежала в архивах «Красной нови». Но ее заметил Георгий Адамович и купился. Это высший комплимент – он поверил, что это подлинный дневник девушки Саши, что это реальная история, бывшая в советской России. Написал восторженную рецензию в зарубежной прессе и сказал, что правильный комментарий к этому тексту мог бы дать только Василий Васильевич Розанов. Но поскольку Розанова с нами нет, пришлось это комментировать мне, и мое предисловие есть в книжке, которое для меня самого довольно важно.
berlin
Дмитрий Маликов: «Делюсь с миром тем, что есть в моей душе»

Кумир нескольких поколений, автор хитов, десятилетиями державшихся на верхних строчках рейтингов, ведущий, своей улыбкой покоряющий зрителей всех возрастов, Дмитрий Маликов словно владеет волшебным секретом популярности. Певец, композитор, пианист, актёр — 30 лет он балансирует на гребне волны известности, завоёвывая новых и новых поклонников, подчиняясь веяниям моды и в то же время оставаясь самим собой. В чём его тайна, он открыл «НП».

<...>

— От блога до книги — один шаг. Ждать ли поклонникам Маликова-писателя и кто из современных авторов вам интересен как читателю?

— На самом деле шагов гораздо больше. Книга — это огромный долгий труд. Я никогда не думал стать писателем. Каждый должен заниматься своим делом. Кто интересен? Я очень люблю творчество Дмитрия Быкова, а он любит Житинского, и я тоже хочу почитать его «Потерянный дом». Много любопытного у братьев Стругацких. В то же время не всегда интересно оценивать события 60-80 годов через призму их сбывшихся или не сбывшихся прогнозов — ощущаешь некую наивность. Надо было их читать чуть раньше.

<...>

Татьяна Устинова в Кофейне ЛитРес (11 октября 2018)
berlin
Дмитрий Быков


В рубрике Публицистика и критика можно будет прочитать: Диалог Дмитрия Быкова и Михаила Ефимова «Мережковский – из двух углов»: два полемических взгляда на произведения Мережковского в контексте его времени и времени нынешнего – частью совпадающих, частью – нет, местами провокативных, позволяющих во многом по-новому взглянуть на его творческое наследие. <...> Приятного чтения! Ваш номер — здесь: https://www.labirint.ru/books/665423/
This page was loaded Nov 15th 2018, 3:48 am GMT.