?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
January 9th, 2019 
berlin
achtung! архивное
рубрика «Книга номера»

Уинстон Черчилль «Мировой кризис»

Черчилль — абсолютный лидер российского рынка конца 2008-го и начала 2009-го годов по числу изданий, переизданий и биографий. Дмитрий Быков пытается разобраться в причинах любви российских читателей и издателей к знаменитому толстяку с сигарой.

«Либроком» в серии «Из наследия мировой политологии» переиздало «Мировой кризис. 1918–1925», Дмитрий Медведев (не тот!) опубликовал в «Рипол классик» биографию «Черчилль. Частная жизнь», в «Либри» вышел сборник исторических анекдотов «274 эпизода из жизни Уинстона Черчилля», составленный Патриком Делафорсом, а «Эксмо» выпустило сборник речей «Мускулы мира» (другой нобелиат, Уильям Голдинг, полагал, что «Нобеля» Черчиллю дали не столько за книги, сколько за ораторское искусство; что да, то да — он был оратором не хуже Уайльда и афористом, не уступающим Шоу). Почему данный персонаж оказался в такой моде — вопрос непростой, но, видимо, Россия, как больное животное, инстинктом тянется к той травке, которой ей больше всего не хватает.

Дело, конечно, не в хитовом названии «Мировой кризис»: кризис, о котором писал Черчилль, был по преимуществу политическим, и речь в его книге идет о том, как он с союзниками пытался «задушить большевизм в колыбели». Книга о том, как министр вооружений, а впоследствии министр по делам колоний пытался поддержать белое движение в России, подписывал договор с Ирландией и обосновывал необходимость Лиги Наций, в сегодняшней России заинтересует главным образом историков; меткие и краткие характеристики, даваемые Ленину и Троцкому (их автор, не обинуясь, называет крокодилами), страничка о модном ныне адмирале Колчаке, замечательная характеристика сталинской России, которая «точит штыки во мраке арктической ночи и механически провозглашает вновь и вновь философию ненависти и смерти», могли бы заинтересовать массовую аудиторию, если бы не тонули в море подробностей европейской политики, решительно ничего не говорящих большинству читателей. Не в идеях или оценках дело, и даже не в интонации: Черчилль действительно старомоден и декларативен в своих писаниях. В публичных речах он был зажигательнее, в кулуарном общении — афористичнее и циничнее (чего стоит ответ на упреки, которые он навлек на себя хвалебными высказываниями о Сталине: «Если бы Гитлер вторгся в ад, я дал бы наилучшие рекомендации дьяволу»). Суть нынешнего интереса к Черчиллю — во всеобщем разочаровании и слабости, в тоске не то чтобы по сильной — это мы проходили, — а по уверенной, властной и умной руке. По этим же причинам Черчилль выиграл британский опрос 2002 года: «Кого вы могли бы назвать величайшим британцем в истории?». Шекспир тогда здорово от него отстал.

В том и парадокс, что политические интриги Черчилля, мастером которых он считался, сегодня решительно никому не интересны; что большинство его оценок устарело, а шеститомная «История Второй мировой войны» остается ценнейшим источником сведений не столько о мировой войне, сколько о мнениях и действиях Черчилля на посту премьера. Но интонация, сочетание ума и солидности, уверенности и самоиронии, самоотречения и гедонизма — и все это в замечательной гармонии, позволившей ему прожить 90 лет, ничем серьезным не хворая! Пожалуй, этот зубр имел право принять Кеннеди при личном знакомстве за стюарда и попросить бокал шампанского (и Кеннеди принес!). Может, и легенда, а может, и нет.

Read more...Collapse )
berlin


22 февраля 2019 года — пятница — 14:00

#ЛитМост: Дмитрий Быков (онлайн встреча с писателем)

«Библиотеки центра Москвы» (ЦБС ЦАО), Новоспасский пер., д.5

22 февраля в 14:00 в библиотеке префекта ЦАО в рамках издательско-библиотечного проекта #ЛитМост пройдет онлайн-встреча известного российского писателя Дмитрия Быкова с читателями со всей страны. Дмитрий Быков ответит на вопросы читателей и представит сразу две новые книги — поэтический сборник «Бремя черных» и публицистический сборник «Песнь заполярного огурца. О литературе, любви, будущем».

Дмитрий Быков — автор, не нуждающийся в представлении. Успешно работая во всех жанрах — от лирической поэзии и стихотворных фельетонов до больших романов и биографий, писатель постоянно привлекает внимание и вызывает большой общественный резонанс. Быкова можно смело назвать одним из тех людей, которые определяют жизнь современного общества и состояние современной российской культуры.

Новые книги Дмитрия Быкова — сборник новых лирических стихотворений «Бремя черных» и сборник статей из журнала «Русский репортер» под названием «Песнь заполярного огурца». В обоих произведениях писатель обращается к наиболее актуальным и острым темам сегодняшнего дня, описывая их в своем уникальном стиле, который узнается с первых строк. О чем бы ни писал Быков, это всегда получается интересно и не похоже ни на кого другого, и поэтому одно имя этого автора является гарантией качества и увлекательности.

«#ЛитМост» – уникальный совместный проект издательства «Эксмо» и системы «Библиотеки центра Москвы» (ЦБС ЦАО), который позволяет популярным современным авторам в формате телемоста выходить на связь с библиотеками всей страны и общаться в режиме реального времени с читателями из более, чем 70 регионов Российской Федерации.

Встреча с Дмитрием Быковым также будет одновременно транслироваться на трех интернет-площадках:

— YouTube: https://youtube.com/cbscao
— Facebook: https://www.facebook.com/cbscao/
— ВКонтакте: https://vk.com/cbscao

В комментариях к трансляции вы также сможете задать свой вопрос писателю.

Онлайн трансляция будет вестись на всех площадках параллельно.

Вход на встречу свободный. Необходима предварительная регистрация на сайте TimePad.


Если вы хотите стать участником проекта или у вас есть какие-то вопросы, напишите, пожалуйста, на электронную почту: Ushakova.EV@eksmo.ru
berlin
Предисловие к роману Василия Аксёнова

Перед вами последний роман Василия Аксенова, двести страниц которого нашел в компьютере его сын Алексей. Аксенов рассчитывал закончить книгу к лету 2008 года. К 15 января этого года, когда он за рулем потерял сознание и до самой смерти не приходил в себя в результате так называемого ишемического инсульта, книга была готова примерно на две трети.

Есть что-то странное — и пугающее, и прекрасное — в таком долгом аксеновском уходе: полтора года он пребывал между жизнью и смертью, словно давая возможность привыкнуть, что его не будет. Новые книги продолжают выходить — сначала сборник малой прозы «Логово льва», куда вошло раннее и полузабытое. Потом «Таинственная страсть», поныне удерживающаяся в бестселлерах, — самые субъективные мемуары из всех шестидесятнических, но пристрастные в ахмадулинском смысле — «Да будем мы к своим друзьям пристрастны». Никогда о людях шестидесятых годов — с их метаниями, конформизмом и даже «таинственной страстью» к предательству, — не писали с такой любовью и горечью. Думаю, втайне Аксенов и рассчитывал на посмертную публикацию — не потому, что боялся рассориться с живыми, ссориться там не за что, а потому, что хотел их утешить этой книгой. Но сама мысль о «последнем романе», о прощании с литературой — совершенно не аксеновская: он, как все настоящие литераторы, чувствовал себя живым, только когда сочинял. И потому взялся за повесть о казанском детстве — единственном периоде его жизни, о котором не написано у него ни строки, если не считать гениальных «Завтраков 43-го года».

Почему «Ленд-лизовские. Lend-leasing»? У меня субъективное отношение к этому, но покажите мне человека, который объективен к явлению столь яркому и поляризующему, как Василий Павлович. Его либо обожали, либо на дух не принимали. Я знаю двух крупных критиков, один из которых пылко и убедительно доказывает, что Аксенов — прирожденный рассказчик и ни в коем случае не должен был браться за романы, а все, что было после «Ожога» включительно, рядом не лежало с «Победой» и «Бочкотарой», — тогда как другой с той же страстью убеждает, что Аксенов прежде всего романист, и рассказы его — плоские эскизы, а начался он как прозаик только с «Ожога», с идей полифонического романа, достигшего высшего развития в «Кесаревом свечении». А сам я полагаю, что главный жанр Аксенова — повесть, и что лучшие его сочинения — «Рандеву», «Цапля» (повесть в драматической форме), «Стальная птица», «Поиски жанра» и детская трилогия. Так что чего-чего, а объективности этому автору не видать еще долго, и это хорошая судьба.

И вот мне кажется, что главной интенцией аксеновского сочинительства, подспудным авторским мотивом всегда был поиск счастья, фиксация самых острых его моментов. Это не просто счастье, а упоение, экстаз, выход за собственные пределы. В разные периоды он испытывал это счастье от разных вещей: от встречи с матерью после десятилетней мучительной разлуки, от встречи с дождливой, свежей, таинственной Европой, близость которой стала так ощутима в Ленинграде 1955 года, от джаза, от влюбленностей, от собственных внезапно открывшихся и все расширявшихся стилистических возможностей… Иногда это счастье ему дарил Крым, а иногда — вождение «жигуля». Иногда волейбол, а иногда алкоголь. Сначала Россия, потом Америка, а потом Франция. И читатель, раскрывая любой том Аксенова на любом месте, может рассчитывать на ожог счастья — я вообще против того, чтобы трактовать название «Ожога» только как намек на родовую травму, не позволяющую прикоснуться к главным надеждам и страхам. Для Аксенова с его поразительной реактивностью, гиперергией (термин медицинский, но ведь и он был врач) весь мир был — ожог, как для слизистой — глоток спирта. Другие пьянели, а он впадал в священное безумие, иногда счастливое, иногда мрачное. Другие наслаждались чужим текстом, а его этот текст заводил, ионизировал, вводил в транс — и потому его похвалы всегда так преувеличены; для Аксенова сказать «старик, ты гений» было совершенно естественно, и он знал это за собой, посвятив этому выражению прелестный пассаж в очерке «Иван». И страдал он так же отчаянно — вряд ли есть в русской литературе ХХ века книга, исполненная такой ненависти и боли, как «Ожог» (сам ВП однажды сказал: «Не люблю, истерическая книга», — но цену знал). Подчеркиваю: более страшных книг — полно, тут и Шаламов, и Солженицын, в конце концов, но такой детской силы чувства нет больше нигде. Слезы страдания, жалости, бессилия, непримиримости, животного ужаса перед нечеловеческим. И поскольку разогревать себя и свою литературу до нужного градуса счастья — или страдания — ему с годами становилось трудней, главной логикой его писательского развития был поиск все более сильного и экзотического материала, обращение к тем историям или воспоминаниям, которые бы гарантировали самые сильные чувства. Отсюда «Таинственная страсть» с ее коктебельскими восторгами — может, и преувеличенными, но он так запомнил. Отсюда неожиданные «Редкие земли» с их фантастикой, отсылкой к «Сундучку» и «Памятнику», диким контрастом между той детской идиллией и «Фортецией», с потрясающей сценой заключения и освобождения всех его любимых персонажей и с их гала-парадом по ночной Москве. Отсюда даже «Вольтерьянцы и вольтерьянки», которые лично мне никогда не нравились, — но понять, почему его туда метнуло, можно: восемнадцатый век, все впервые, все свежо! Любимая тема: радостный ожог от соприкосновения с Европой! Ведь с той куртуазной Россией случилось то же, что с ним самим в двадцать два года, — шок освобождения. И этот шок ломает речь, кочевряжит язык, порождает стилистического монстра, вычурно вестернизированного, трудно воспринимаемого, избыточного, — но местами восторг! И «Ленд-лизовские. Lend-leasing» с его мрачным карнавалом советских типажей, военных и репрессивных трагедий, соседских дрязг и кляуз, с воспоминаниями о голоде, страхе, вражде, — переполнен таким счастьем, какое у позднего Аксенова редко найдешь. Детство — не только «ковш душевной глуби», по Пастернаку, но кладезь самых сильных, зашкаливающих эмоций, время нечеловеческого напряжения, — и вот «Ленд-лизовские. Lend-leasing» про это. В поисках самого острого счастья — Победы — Аксенов спустился в свой детский ад, и в этих шахтах кое-что так блестит, как никогда и нигде потом, ни в какой загранице.

Аксеновское детство было взрослым — не потому, что у него рано отняли родителей и дом, а потому, что он в силу ума, таланта и все той же остроты восприятия все воспринимал гипертрофированно, и не было у него той спасительной детской дистанции между жизнью и игрой, какая бывает у счастливых или глупых детей. У него все было всерьез, каждая драка, каждое слово, и он не прикасался к казанскому опыту военных лет не потому, что боялся растревожить рану, а потому, что берег этот материал на крайний случай. «Ленд-лиз» — гуманитарная помощь, и смысл названия не только в том, что Запад временно полюбил Россию и помогал ей, закладывая основы будущей шестидесятнической благодарности Америке, — а и в том, что Аксенов обращается к собственному детству за гуманитарной помощью, за источником силы и надежды, и оно эту помощь оказывает.

То, что Аксенов продолжает к нам приходить, — это, конечно, большое счастье. Он много всего наготовил. Пусть услышит там, где он сейчас, — наше спасибо. Потому что само его присутствие было доказательством чуда, свидетельством невероятных возможностей; потому что рядом с ним было не страшно, как около отца, который все умеет и у которого все получается. Вот и еще один роман вышел, ура, Аксенов с нами. Хотя мы и так не сомневались.

Василий Аксёнов «Ленд-лизовские. Lend-leasing» // Москва: «Эксмо», 2010, твёрдый переплёт, 256 стр., тираж: 25.000 экз., ISBN: 978-5-699-44465-6
berlin
Вся правда о Максиме Чертанове

Про героя этой книги известно многое. Особенно после того, как Юрий Кара снял о нем фильм, а издательство «Амфора» выпустило роман, который вы держите в руках. После романа вы знаете про Королева даже то, о чем он сам и не догадывался.

Поэтому поговорим об авторе. Про него не известно ничего.

Существует несколько распространенных версий. Мне несколько раз на полном серьезе рассказывали, что Чертанов — мой псевдоним. Я узнавал, что он — мой литературный негр, а я — его негр; что он олигарх, балующийся литературой на досуге, криминальный авторитет, скрывающийся на конспиративной квартире и от скуки марающий бумагу (впрочем, по нынешним временам точнее будет «топчущий клаву»); несколько вдумчивых специалистов утверждали, что под именем Чертанова скрывается Виктор Пелевин, который в юности жил как раз в Чертанове, а сводить счеты с «Идущими вместе» под собственной фамилией ему неудобно. Разные, короче, есть мнения. Пора внести некоторую ясность.

Помню как вчера ясный осенний день 2003 года, магазин «Политкнига», только что открывшийся на Малой Дмитровке, полки с никому не нужной прозой и странную темно-синюю книгу с большим глазом на обложке, с ярко-красными буквами «Роман с кровью». Я люблю триллеры, отравлен Стивеном Кингом и рискнул прочесть первую страницу.

И не оторвался.

Автор брал читателя за шкирку нежно и цепко, рукой опытного, хладнокровного и ласкового маньяка. В первых же словах было закинуто несколько безотказных крючков, иронично подобранные эпиграфы из хорошего русского рока предваряли каждую главку, в авторе чувствовалась матерая эрудиция и поколенческая близость, а интрига развивалась с великолепным драйвом. Я купил эту книгу, изданную «Аграфом», и зачитывали ее у меня пять раз. Кто имеет дело с современной литературой — поймет, что это серьезный показатель. Один раз я оставил книгу на столе в кабинете и пошел обедать, а когда пришел, пообедавши, — ее уже читал зам главного, случайно зашедший в мое отсутствие. «Ерунда какая-то», — сказал он, виновато улыбнувшись. И не вернул.

Вторую зачитали в «Артеке», третью — В Киеве, четвертую я сам отдал матери, и только пятую, с автографом Чертанова, я уже никому в руки не давал. Эта книга — из разряда тех, о которых многие любят потом снисходительно говорить: «Да ну, я с самого начала обо всем догадался!», но, пока не перевернута последняя страница, хрен у них эту понятную и примитивную стряпню отберешь. А проза Чертанова вдобавок не стряпня, она написана для тех, кто понимает. Из этого торта каждый выедает свой корж, и более многослойных изделий на моей памяти никто, кроме упомянутого Пелевина или Алексея Иванова, не выпекал.

Поначалу я тоже грешил на Пелевина, но Чертанов писал слишком живо, без того угрюмого скепсиса, от которого в «Поколении» и «Ампире» не продохнуть. Хотя свою вампирскую историю, очень, кстати, похожую на чертановскую, Пелевин все равно написал, только позже. Максима он вряд ли читал, но в литературе все равно выигрывает первый. Сверх того, Чертанов не по-пелевински крепко строит фабулу. Я много еще выстроил предположений, одно экзотичней другого, но что Чертанов — женщина, мне в голову, конечно, не приходило.

Поймите меня правильно. Я не сексист, не брутальный мачо и не враг женской прозы. Смешно, сочинив три книги вместе с женой, которую я и полюбил по рассказам в периодике, высказываться в том смысле, что курица не птица. Лучшего писателя нашего времени зовут Людмила Петрушевская, тут уж хоть тресни, хотя сама Петрушевская лучшим прозаиком называет Асара Эппеля (не себя же ей называть, в самом деле). Просто женская проза часто бывает истерична и редко — сюжетна. Сюжет построить, милостивые государи, это вам не свитер связать, хотя общие приемы прослеживаются. Сюжет должен быть — впрочем, что я вам буду рассказывать, по новой книге Чертанова все понятно. А тогда я примерно неделю обхаживал издательство «Аграф», которое, однако, держалось как партизан: оно признало, что никакого Чертанова нет в природе, но кто скрывается под псевдонимом — молчало. Наконец я сказал, что позову Чертанова в свою программу и сделаю ему пиар. Тогда они нехотя выдали действительно чертановский телефон, и я обалдел: Максима звали Маша.

Read more...Collapse )

Максим Чертанов «Королёв» // Санкт-Петербург: «Амфора», 2007, твёрдый переплёт, 301 стр., тираж: 5.000 экз., ISBN 978-5-367-00316-1
berlin
Расписание предстоящих лекций и встреч Дмитрия Быкова


когда
во сколько
город что
где
цена
13 января
воскресенье, 12:00
Москва «Грин-де-Вальд против Волан-де-Морта» (лекция для детей (12+) и их родителей)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
1.500 руб.
14 января
понедельник, 19:30
Москва «Деньги в русской литературе»
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
1.950 руб.
16 января
среда, 19:00
Воронеж «Грин-де-Вальд vs. Волан-де-Морт»
Воронеж, ТЦ «Петровский пассаж», Книжный клуб «Петровский», ул. 20-летия ВЛКСМ, д.54а
300 руб.
24 января
четверг, 17:00
La Jolla, CA Vladimir Vysotsky, a Russian Cultural Legend: A Talk by Dmitry Bykov
Geisel Library, Seuss Room, UC San Diego Campus — 9500 Gilman Drive, La Jolla, CA 92093
This event is free and open to the public.
26 января
суббота, 18:30
La Jolla, CA Дмитрий Быков: презентация книги «Бремя черных» (поэтический вечер)
Клуба любителей авторской песни и поэзии «Кактус», University of California, San Diego, Central Hall (Room 109) — 9500 Gilman Dr, La Jolla, CA 92093
$35
27 января
воскресенье, 18:00
Mountain View, CA Дмитрий Быков «Бремя черных» (новые стихи) (Facebook event)
«Samovar Hall» — 1077 Independence Ave, Mountain View, CA 94043
$32,50
28 января
понедельник, 19:30
Mountain View, CA Дмитрий Быков. «Толстой и смерть» (лекция)
«Samovar Hall» — 1077 Independence Ave, Mountain View, CA 94043
$32,50
31 января
четверг, 19:30
Brookline, Boston, MA Дмитрий Быков — творческий вечер и лекция о Высоцком
«Center Makor» — 384 Harvard St., Brookline, Massachusetts 02446
$42,63
3 февраля
воскресенье, 17:00
Philadelphia Дмитрий Быков: «Высоцкий, как зеркало эпохи» (Facebook event)
JCC Klein Branch — 10100 Jamison Ave, Philadelphia, PA 19116
$43.60
7 февраля
четверг, 19:00
New York Дмитрий Быков об Ильфе и Петрове
Verus Real Estate — 346 West 72nd Street, New York, NY 10023
$81.58 – $97.54
8 февраля
пятница, 20:00
Fair Lawn, NJ Дмитрий Быков: «Высоцкий, как зеркало эпохи»
St. Leon Armenian Church — 12-61 Saddle River Rd.
$49.05
9 февраля
суббота, 19:00
Brooklyn, New York Дмитрий Быков: «Высоцкий, как зеркало эпохи»
Kings Bay YM/YWHA — 3495 Nostrand ave, Brooklyn, NY 11229
$43.60
16 февраля
суббота, 19:00
Москва «Тайна Ларисы Огудаловой. Первая героиня Серебряного века»
киноклуб-музей «Эльдар» — Ленинский пр., д.105
от 700 руб. до 1.000 руб.
18 февраля
понедельник, 19:30
Москва Алексей Иващенко + Дмитрий Быков: «Золушка» (чтение музыкальной сказки для взрослых)
ЦДХ — Крымский вал, д.10
от 800 руб. до 4.500 руб.
19 февраля
вторник, 20:00
Москва Дмитрий Быков и Елена Исаева: поэтический вечер (в поэтическом вечере участвуют музыканты: Дмитрий Симонов — саксофон, Александр Демидов — скрипка.)
ресторан «VinТаж 77» — ул. Большая Никитская, д.60, стр.1
2.000 руб.
22 февраля
пятница, 14:00
Москва #ЛитМост: Дмитрий Быков (онлайн встреча с писателем)
«Библиотеки центра Москвы» (ЦБС ЦАО) — Новоспасский пер., д.5
вход бесплатный, по регистрации
This page was loaded Jul 17th 2019, 3:05 am GMT.