?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
January 30th, 2019 
berlin
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©


«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©

Пятая колонна в действии

В конце декабря небезызвестный писатель Дмитрий Быков (Зильбертруд) выступил с полуторачасовой речью в Санкт-Петербурге на неких «Дилетантских чтениях», проходивших в отеле «Гельвеция». Чтения эти проводятся под патронажем журнала «Дилетант», издателем которого является главный редактор радио «Эхо Москвы» А. Венедиктов, что уже говорит о направленности этих мероприятий. Сейчас в СМИ много обсуждают эту филиппику Быкова. Я тоже специально от начала до конца просмотрел и прослушал это мерзкое провокационное выступление и вновь убедился, что пятая колонна в России есть, действует и даже набирает обороты.

Так что же сказал Дима Быков, просвещенный интеллектуал, тужившийся стать этаким «властителем дум» молодого поколения. Вот несколько цитат из его речи:

«Россия может спастись, если она разрушит патриархальную семью. В России не будет политической свободы, пока в ней будет доминировать патриархальная семья. Условно говоря, пока женщина не начнет изменять мужу, и пока муж не признает эту измену некоторым символом свободы. Пока в России женские измены не станут нормой, а мужья не станут это одобрять, ни о какой политической свободе говорить нельзя… Вперед!»

«Первая книга, которая выйдет в обновленной серии ЖЗЛ, будет моя биография генерала Власова — я сделаю все возможное, чтобы она вышла. Единственный настоящий патриот — это тот, кто находится в абсолютно ортогональном противоречии с сегодняшним российским патриотизмом. Сегодня быть патриотом — значит быть русофобом».

«К сожалению, российская гражданская война 40-х годов включала в себя практически массовое истребление евреев. И те, кто собирался жить в свободной России, освобожденной гитлеровцами, вынуждены были согласиться с тем, что на подконтрольной гитлеровцам территории полностью истребляли евреев. Такой ценой покупать российское счастье, я думаю, никто не был готов. И это еще одна роковая кривизна российской истории. Я абсолютно уверен, что Гитлер добился бы той или иной популярности в России, если бы истребление евреев и, как частный случай, цыган, не было бы его главной задачей. К сожалению, или к счастью, на тот момент инфильтрация евреев в русскую культурную жизнь была уже значительной. Такой ценой покупать независимость российский социум не был готов».

Вот так: семью надо разрушать, настоящий патриот — это русофоб (то есть тот, кто ненавидит русских), предатель генерал Власов — не предатель, а герой, и о нем надо писать книгу в серии ЖЗЛ (жизнь замечательных людей), Великая Отечественная война была просто гражданской войной, а Гитлер был бы популярен в России, если бы не уничтожал евреев. Кушайте, русские люди, эту гнилую отраву!

А ведь это началось еще в начале девяностых. В те годы всероссийского хаоса вдруг стали появляться провокационные книги, в которых пытались пересмотреть итоги Великой Отечественной войны и всего, что с ней связано. Большими тиражами вышли пасквили сбежавшего на Запад предателя, бывшего генерала разведки В. Резуна (Суворова), фальшивка И. Бунича «Письмо Гитлера Сталину», книга Г. Владимова «Генерал и его армия», в которой автор умиляется фашистским генералом Гудерианом и предателем Власовым, и другие. И это печатали! Сейчас особенно много издаются тот же Быков и, нисколько не отличающаяся от Быкова в нелюбви к России и русским, Л. Улицкая. И этими книгами заполнены наши библиотеки! Патриотически мыслящим писателям-государственникам издать книгу намного сложнее, чем русофобам разного толка, ненавидящим Россию. И это, согласитесь, ненормально! Скажу, даже преступно!

Не раз в либеральной печати звучали разговоры о том, что, если бы победили немцы, мы пили бы сейчас темное немецкое пивко и колбаски баварские кушали, сравнивали Сталина с Гитлером, коммунизм с фашизмом. А сколько грязи постоянно вываливают на «Бессмертный полк»? Как-то ярый либерал Леонид Гозман сравнил СМЕРШ (контрразведывательную организацию «Смерть шпионам») с фашисткой СС, эсэсовцами. Тогда он получил от журналистки «Комсомольской правды» Ульяны Скойбеды жесткую «пощечину», из-за которой наша либеральная общественность впала в истерику и начала травить журналистку. Кому-то, значит, позволяется говорить, что хочешь, а кому-то это запрещено.

Считаю, что русофобским высказываниям Быкова, Гозмана, Улицкой и других отечественных либералов, надо давать строгую политическую оценку и привлекать их к ответственности. И не надо отговариваться лукавыми словами о свободе слова и печати. Свобода-свободой, но есть же что-то и святое в нашей жизни, к которому грязными ручонками прикасаться нельзя! И, наконец, издать закон, запрещающий всякие инсинуации о войне и о героическом подвиге наших воинов, запретить переписывание истории. Вот, например, есть же закон о Холокосте. Во многих современных европейских странах отрицание Холокоста — уголовное деяние.

А в завершение тем, кто говорит и говорил о том, что надо было в войну сдаться немцам, и мы тогда жили бы лучше, хочу напомнить слова одного из ближайших соратников Гитлера рейхсляйтера Мартина Бормана:

«Славяне должны работать на нас. Когда они не будут нам нужны, пусть издыхают. Прививки и немецкое здравоохранение для них излишняя роскошь. Весьма нежелательна славянская плодовитость. Образование — опасно. Достаточно, если они смогут считать до 100. Следует разрешить только такой масштаб образования, который создаст из них приличных подручных. Религию мы оставим как средство отвлечения. Питание дадим такое, чтобы не умирали. Мы — господа, мы стоим на первом месте!»

«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin



ДАЛЕЕ

Amelia Mukamel Glaser («Facebook»;, 30.01.2019): A few pics from the recent Vysotsky celebration at UCSD, with Dmitry Bykov. UCSD and the local Russian-speaking community were honored with a Vladimir Vysotsky medal, in recognition of our collaborative commitment to Russian culture and science. An even bigger honor was the number of Russian-speaking San Diegans who approached me afterwards wanting to help our students. Like Vysotsky himself, the medal is beautiful and complicated. There is an asteroid in the center. Благодарю вас всех! (Photos c/o the talented Patrick Hennessey / UC San Diego Division of Arts and Humanities)



(2374) Владвысоцкий (лат. Vladvysotskij) — астероид главного пояса, который был открыт 22 августа 1974 года советским астрономом Людмилой Журавлёвой и назван в честь поэта и актёра Владимира Высоцкого.


News Highlights

UC San Diego Receives Honorary Medal in Recognition of Russian Language, Community Support
At groundbreaking


On Jan. 24, UC San Diego was awarded a Vladimir Vysotsky honorary medallion in recognition of the university’s support of and connection to the local Russian-speaking community in San Diego. The organization “Chalice of Peace” (Chasha Mira) is based in Riga, Latvia, and has chosen 42 centers around the world to honor with commemorative medallions, created in memory of the Soviet singer-songwriter and poet Vladimir Vysotsky.

Literature professor Amelia Glaser, director of the Russian, East European, and Eurasian Studies (REEES) Program presided over the event, and Dr. Olga Aldoshina, a San Diego-based aerospace engineer, formally presented the award to History professor Luis Alvarez, co-director of the division’s Institute for Arts and Humanities.

“Our students include a combination of Russian learners and what we sometimes call ‘Russian Heritage speakers,’ or the children of native Russian speakers who have sought a connection and deepening of their understanding of Russian culture in college,” Glaser said opening the event. “My colleague Rebecca Wells, who runs our Russian language program, has built a phenomenal center for language learning here at UC San Diego, and has developed new tools for bringing together heritage and Russian-learners in the classroom.”

Aldoshina opened and spoke about the importance of Vladimir Vysotsky to the Russian scientific community: the medallion itself bears an image of the “VladVysotsky” asteroid, which the Soviet astronomer Lyudmila Zhuravleva discovered in 1974. The medallion, issued in honor of what would have been Vysotsky’s 80th birthday, is designed to recognize Russian-speaking communities around the world that keep Russian poetry and folk music alive. UC San Diego has long been a gathering place for Russian cultural events, Glaser said, both under the auspices of the university, and in collaboration with the European Staff Association.

To mark this event, the UC San Diego Library, REEES Program and the Institute of Arts and Humanities hosted a public lecture by Dmitry Bykov, a popular Moscow-based writer and public intellectual who has written extensively about the legacy of Vladimir Vysotsky. Bykov spoke of Vysotsky’s role in Soviet society as a prophet and cultural figure. He also spoke about Vysotsky’s acting career, as he is still remembered for playing Hamlet in Moscow’s Taganka Theatre.

“Vysotsky was probably the best Hamlet ever played,” Bykov said, “because all Soviet citizens were Hamlets: poet prophets trapped in their surroundings.”

The event was sponsored by the Russian, East European, and Eurasian Studies Program, together with the UC San Diego Library, Institute of Arts and Humanities, Jewish Studies Program and the local Russian-language European Staff Association.
berlin





vmeste_na_novom_meste ("Instagram", 29.01.2019) Samovar Hall:

Вчера в Mountain view насладилась лекцией Дмитрия Быкова.
Обнаружила, что отношение к нему среди моих друзей неоднозначное. Кто-то вообще считает, что он сошел с ума 😂
Я же восхищаюсь двумя вещами: как глубоко он знает и понимает литературу, и как он хорошо говорит - без пауз, без эээээ, без слов-паразитов!

В поездках мы частенько скачиваем и слушаем его лекции. А вы слышали хоть одну?
berlin
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©


«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 3-го января 2019 года:

«Прокомментируйте исторические книги Понасенкова».

Слушайте, тысячу раз я их комментировал. Я люблю Женю Понасенкова как человека храброго и веселого. Меня раздражает, как и многих, его кокетство и самолюбование, но это, наверное, имманентные черты сноба. Я люблю снобов за что? Раньше я снобизм ненавидел. Помню, с Катей Поспеловой, моей параллельноклассницей и сейчас известным оперным режиссером, имел в молодости долгие дискуссии о том, что снобизм – это хорошо или плохо. Она утверждала, что снобизм – это хорошо, я считал, что отвратительно. С годами я стал понимать, что снобизм имеет свои притягательные стороны. Это неучастие в грязных делах, это забота о том, как ты выглядишь. Апломб ведь тоже имеет позитивные стороны. Человек, который снобирует…

Ну вот Отар Иоселиани мне в интервью говорил, что сноб – это тот, кто пытается быть благородным, не будучи. Это попытка пересесть в первый класс, будучи пассажиром третьего. Согласен. Но снобу небезразлично, как он живет, что о нем говорят, как он выглядит. Это важно. Поэтому я и повторяю все время эту мысль, что сноб посредственно живет, но героически умирает. Для меня сноб – это (в Понасенкове есть его классические черты) человек храбрый, подставляющийся – я люблю людей, умеющих подставляться. Мне такое, знаете, совершенство, безупречность, перфекционизм – это мне не то чтобы чуждо, я все-таки отличник, у меня есть комплекс отличника. Но я не стремлюсь к такой абсолютной безупречности, не слишком нервничаю из-за этого. Сноб подставляется. Он умеет себя спозиционировать как человека наивного и самовлюбленного.

Понимаете, сноб – это Уайльд. В Уайльде есть христианское начало. Я даже больше вам скажу: Уайльд больший христианин, чем Честертон. Жизнь Уайльда более христианская, чем жизнь Честертона. И даже больше вам скажу: поэзия Уайльда более христианская, чем честертоновская. При том, что Честертона надо любить, он тоже трогательный, он тоже подставляется. Но в ненависти Честертона к снобизму столько плебейского, столько пошлого. Я, наверное, хотел бы дружить с Уайльдом. С Честертоном я хотел бы выпивать, наверное, но я бы понимал, что я ему глубоко безразличен, что он выпивать со мной выпивает, но забывает обо мне на другой день. Уайльд не был эгоцентриком, он играл в эгоцентрика. Вот чем отличается снобизм от нравственной тупости. И мне кажется, что Понасенков – человек нравственно разборчивый и непростой.

Что касается его главной идеи – что Наполеон выиграл войну 1812 года. Он ее проиграл, по факту, потому что он связался с Россией. Действительно, Россию нельзя завоевать, потому что она уже завоевана собственной властью, что тут сделаешь? Народ относится к собственной власти как герой стокгольмской эпопеи, жертва стокгольмского синдрома. Но действительно Россию завоевать нельзя, во всяком случае, на ее территории. Войны, которые она ведет на территории чужой, редко успешны, если брать там японскую, крымскую – условно на чужой, на границах, а вот когда она заманивает врага в глубину, тут уж ничего не поделаешь. Тут увязает все и гибнет все. Когда народ поднимается, чувствуя, что сабля попала достаточно глубоко, с этим народом уже не сладит никто.

Но, невзирая на это, идеи Понасенкова помогают выгнуть наоборот палку, которая слишком долго перегибалась в другую сторону. Его мнение о гениальность Кутузова, мнение такое резко негативное, скорее смешно, но я к Кутузову отношусь с огромной нежностью, но при всем при этом он неоднозначен, не так хорош, как у Толстого. Понасенков делает правильное дело, скорее, я бы сказал, благородное. При том, что можно не соглашаться с ним практически ни в чем.
berlin
Владимир Высоцкийрубрика «Человек-легенда»

Владимир Высоцкий — кумир страны, которая его уничтожила

Считается, что Высоцкий, чей день рождения мы празднуем каждый год 25 января, – самый популярный российский бард, а может быть, и поэт, а может, и актер. Короче, что он такая же бесспорная часть национального пантеона, как Гагарин, и что бесспорных-то их там всего двое.

Товарищ Сталин переусердствовал по части кровопролития, а Николай Второй, напротив, недоусердствовал; все остальные до национальных кумиров недотягивают. Между тем, если вдуматься, современному россиянину, особенно если ему меньше 50 и он не жил при советской власти, известно о Высоцком очень немногое, и притом весьма приблизительно. Чем дальше отодвигается советский контекст, тем меньше вообще понятно, что это было такое.

Актуальность

Жизнь Высоцкого — сорок два с половиной года — описана едва ли не по минутам, его наследие издано полностью, есть десятки биографических книг, лучшая из которых — работа Владимира Новикова в серии «ЖЗЛ». Новые публикации появляются еженедельно, фонограммы систематизированы, связи отслежены, тайн не осталось. При этом все труднее понять, каким образом и за что страна так полюбила этого человека и почему именно его.

Много говорили в свое время о том, что Россия брежневская, которая начала чтить и запоздало благодарить ветеранов, не имела права называть себя преемницей России-победительницы, что она не стоит самой себя (про нынешних пропагандистов, присвоивших Победу, говорить нечего). Думаю, Россия сегодняшняя еще меньше достойна Высоцкого.

Песни Высоцкого были сложными, и сам он был каким угодно, но не плоским. За эту сложность его и любили, а за что его любить нынешним? Только за художественное качество? Но это, как ни странно, вещь относительная, оно во многом зависит от сходства читательских и авторских миров. Чтобы это качество оценить, надо считывать цитаты, отсылки, намеки — все те разноплановые средства, которыми Высоцкий общается со слушателем (читателя ему при жизни не досталось). Да и потом, чтобы оценить стихи Высоцкого, нужен навык чтения стихов; а чтобы оценить песню, надо понимать отличия ее от стиха на уровне самой поэтической ткани. Если читать стихи Высоцкого сегодня, в отрыве от музыки и от той жизни, — очень часто уже и современник его не понимает, что в этом находили. Рифмы иногда виртуозные, а иногда бедные; мысль часто не доведена и брошена, со строчками удивительного совершенства соседствуют небрежные и банальные, и стоило ли так надрываться, чтобы это высказать? Все это в целом до удивления похоже на тогдашнюю жизнь: надрыв страшный, и надрыв этот был во всем — в отношениях родителей и детей, в супружеских изменах, в дикой радости от выезда в ближнюю социалистическую заграницу, а уж Париж был вообще иной мир, — и все это из-за таких обычных, элементарных, в сущности, вещей! Как морской камень играет всеми красками только под водой, так и жизнь, и сочинения Высоцкого цветут только в той среде, а вынь их из нее — начинаешь думать, что Боб Дилан и уж подавно Жак Брель как-то интереснее… Многим современным читателям и зрителям вообще непонятно, что находили в Высоцком, почему хоронили как народного героя, почему каждый его концерт, не говоря об автографе, становился воспоминанием на всю жизнь, почему просто увидеть его было знаком особой удачи. Никто из российских рок-кумиров и поп-звезд не знал ничего подобного — даже Алла Пугачева.

Read more...Collapse )

Поэт в конце тоннеля // «Собеседник», №44, 22-28 ноября 2017 года
berlin


Dmitry Bykov will make two classroom appearances at UCLA next Tuesday, January 22nd. All SEEELC students are invited to attend. > 2. Russian 100B (Tuesday 2-3:15; Kaplan 305) > Dmitry Bykov discusses his shirt (sic!) story "Mozharovo" with Russian heritage students. The conversation takes place both in Russian and English.
This page was loaded Jul 17th 2019, 3:08 am GMT.