?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
February 11th, 2019 
berlin
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©

Так говорил Быков...

окончание, начало здесь

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

В предыдущих публикациях, методом цитирования фрагментов работ исследователей самого высокого класса, документов и материалов была доказана несостоятельность суждений лингвиста Д.Быкова, который пытался убедить читателей, что Гитлер добился бы популярности в РФ, если бы не истребление евреев, а Великую Отечественную войну он назвал «российской гражданской 40 х годов». Приведённые им аргументы несостоятельны. Признавая его талантливым лингвистом, мы должны констатировать и другой факт: с историей Второй мировой и Великой Отечественной войны он знаком весьма слабо, а евреев он фактически считает виновниками Второй мировой войны. Вот если бы Гитлер не уничтожал евреев, то россияне могли бы положительно относится к бесноватому фюреру. Если следовать логике депутата, то не будь евреев, не случилось бы и войны. Не заметил он и того, какую участь уготовил фюрер и другим народам Советского Союза, которые, по замыслу нацистов, должны были быть превращены в рабов, в большнй части уничтожены или перемещены за Урал. И, вообще, кажется странным, что столь маститый литератор, депутат Государственной Думы РФ не заметил, что война с Германией и её союзниками была именно Отечественной, на которую поднялись все народы СССР. Об этом и пойдёт речь.

ГРАЖДАНСКАЯ ИЛИ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ?

Прежде всего следует отметить, что автор процитированной статьи, плюнув в душу россиянам, определил Великую Отечественную войну, как гражданскую войну в России в 40-х годах прошлого столетич. Прежде всего следует отметить, что Д.Быков не совсем точно улавливает разницу между Отечественной и Гражданской войнами. Тем более такой Отечественной, какой не знала история человечества. Гражданская война — это междоусобная война между гражданами одного государства. Но ни одна из противоборствующих сторон не выступает за развал или раздел своего государства. Они ведут борьбу за те или иные пути развития, за установление того или иного государственного строя. Никогда в мире не было гражданской войны, которая хотя бы близко по своим масштабам сравнилась с Великой Отечественной войной. Разделённая между противоборствующими сторонами страна не могла бы иметь в своём распоряжении ресурсы, которые были использованы в ходе Отечественной войны единым Советским Союзом. Мне могут возразить: в составе вермахта воевали граждане СССР, особенно выходцы из Прибалтики и из некоторых западных районов, вошедших в состав СССР в 1939–1940 гг. Да, было дело. Но к Гражданской войне это никакого отношения не имело. Прежде всего, они воевали в составе вермахта и ваффен-СС и присягали на верность фюреру. Следовательно, судьбы Отечества их не волновали, и они не были её гражданами. И воевали они не за СССР, а за интересы Рейха. Да и никакой независимости Гитлер им не обещал. Они в равной мере были врагами России и государств, входящих в антигитлеровскую коалицию, против которых сражались и на Западном фронте. Забегая вперёд, отметим, что, к примеру, в обороне рейхстага принимали участие две дивизии той же ваффен-СС — французская и латышская. Далее отметим, что формулировка — советско-германская война — не совсем корректна. На Россию напала не одна Германия, а почти десяток европейских государств. Да и масштабы боевых действий ни в одной Гражданской войне в истории человечества не могли быть сопоставимы с масштабами гигантских сражений периода Великой Отечественной войны. Приведём данные из работ И. Пыхалова, Ю. Мухина и некоторых других авторов, чтобы доказать, что Д.Быков не силён в военной истории и слабо представляет себе разницу между Гражданской и Великой Отечественной войной. 22 июня 1941 года немецкая армия, ведя за собой сволочь со всей Европы, напала на СССР. Силы, брошенные на СССР, были столь мощными, что, казалось, устоять России будет невозможно. История человечества не знала такой концентрации войск и боевой техники для решения задач, поставленных в плане «Барбаросса». До этого Германия одержала ряд блестящих побед, покорив почти всю Континентальную Европу. Польша была завоёвана за 27 дней, при том, что поляки, в отличие от армий других государств, сражались отчаянно. Дания покорилась за 24 часа (есть сведения — что объявила о капитуляции через два часа после вторжения нацистов), Норвегия продержалась 23 дня, Голландия — 5 дней, Бельгия — 18 дней, мощнейшая колониальная держава, да ещё поддерживаемая Великобританией, Франция, продержалась 39 дней, заключила позорное перемирие с Германией, демобилизовав армию и передав большую часть боевой техники вермахту. Да ещё несколько сот тысяч французов вступили в вермахт и ваффен-СС. Гитлер усадил 70 своих дивизий на французские автомобили. Югославия, несмотря на отчаянное сопротивление, продержалась 12, Греция — 21 и Крит — 11 дней» (Л. Дейтон. «Вторая мировая: ошибки, промахи, потери». Ю Мухин. «За что убит Сталин? Это от тебя скрывают!»). 22 июня 1941 года генерал Гудериан в 3 часа ночи прибыл на командный пункт на берегу реки Буг, напротив крепости Брест. В 3 часа 30 минут, получив сигнал «Дортмунд», он отдал приказ начать наступление. Тот же всемирно известный историк Лен Дейтон в своём исследовании приводит прогнозы. «Как только стало известно о начале операции «Барбаросса», практически все до одного военные специалисты предсказали скорый крах России. Американские военные эксперты рассчитали, что Советский Союз продержится не более трёх месяцев. Черчилля засыпали такими же неточными прогнозами: фельдмаршал сэр Джон Дилл, начальник Имперского генерального штаба, дал Красной Армии всего шесть недель. Посол Великобритании в Москве Сатаффорд Крипс считал, что она продержится месяц. Самыми неточными были оценки английской разведки: она считала, что русские продержатся не больше десяти дней». Да и как можно было устоять, рассуждали эксперты, если против России были брошены 152 немецких дивизии». Этой цифрой оперируют либерал-фальсификаторы. В действительности силы нацистов были значительно большими. К 152 немецким дивизиям нужно прибавить 16 финляндских дивизий и 3 бригады, Венгрия — 4 бригады, Румыния -13 дивизий и 9 бригад. Чуть позже к ним присоединились контингенты из Италии (3 дивизии) и Словакии (2 дивизии и 1 бригада...). Таким образом, если всё перевести на исчисление в дивизиях, то против СССР было брошено около 200 дивизий. И руководствуясь логикой Быкова, то если бы Квислинг, Салаши, Тиссо, Антонеску и прочая шваль не убивала евреев, то среди россиян они бы пользовались авторитетом и уважением. Хотя в войну они вступили далеко небескорыстно. Каждый хотел урвать у России свой кусок. Кстати, ещё одна деталь. И. Пыхалов почему-то не учёл 8 национальных легионов и 22 дивизии коллаборантов из разных стран. (И. Пыхалов. «Великая оболганная война». «1941 год: в 2 –х кн.» Книга 1.). Только иностранная часть войск ваффен-СС составляла 400 тысяч человек. К этому добавим, что на немцев работало 250 млн. человек. Вот какая силища навалилась на СССР. И действительно казалось, что устоять против неё невозможно. 22 июня 1941 года к народу обратились В. М. Молотов, сразу же — митрополит Сергий (кстати, мало кто об этом сегодня знает), и в первый день войны — У. Черчилль, который фактически провозгласил о своей солидарности с русским народом, понимая, что судьбы Великобритании будут решаться на Восточном фронте. 23 июня о своей позиции заявило правительство США. Это и была первая великая победа Сталина. И 3 июля 1941 года с обращением к народу выступил Председатель Государственного Комитета Обороны И. В. Сталин, сформулировавший программу борьбы с нацистскими захватчиками. Борьба шла за сохранение российской государственности, Союза ССР. Вопрос стоял чётко и ясно: быть или не быть россиянам рабами или свободными гражданами в своей стране. Поэтому война сразу же приобрела характер Великой Отечественной. И никогда Гитлер в СССР не добился бы популярности. Практика показала правоту выводов подобного рода. И говорить «о свободной России, освобождённой гитлеровцами...» — просто неудобно. Как-то сразу возникает желание выразиться каким-то особым образом. И это выражение редактор, в силу существующих норм приличия, не напечатает. Итак, попытка объявить Великую Отечественную войну «Российской Гражданской» 40-х годов, не выдерживает никакой критики. Междоусобной войны в СССР не было, была необычайная консолидация народа в борьбе с коалицией захватчиков. А коллаборанты были на службе не в Красной Армии, а в вермахте и ваффен-СС, и принимали присягу на верность фюреру. Поэтому к россиянам они отношения не имеют. Они воевали на стороне Рейха. Что же касается уничтожения евреев, то об этой зверской акции, Холокосте, фюрер вёл речь ещё до начала Второй мировой войны. И об этом говорится выше, и в ряде других публикаций. И только победа в Великой Отечественной войне, в которой самое активное участие принимали и российские евреи, вместе и наравне со всеми россиянами, помогли спасти еврейский народ от полного уничтожения.

Read more...Collapse )

«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©

Так говорил Быков...

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Недавно мне позвонил мой добрый знакомый и спросил, слыхал ли я о выступлении Д.Быкова в Ленинграде 25 декабря 2018 года, незадолго до 75-й годовщины прорыва блокады северной столицы России? Я ответил, что Д.Быков — не мой герой, и я особенно его выступлениями не интересуюсь, хотя считаю его весьма талантливым лингвистом. Но затем я всё-таки заглянул в Компьютер и не поверил своим глазам. Там было выступление поэта Д. Быкова по поводу судеб России в случае победы Гитлера над Советским Союзом и названы виновники Великой Отечественной войны. В этот же день я приобрёл газету «Бульвар Гордона» (№3, 2019 года), где выступление лингвиста было опубликовано с огромным портретом оратора и заявлено, что оно будет напечатано и на украинском языке. Создаётся впечатление, что выступление было специально приурочено к годовщине прорыва блокады Питера. Да и Международный день Холокоста приближался. Но ни в какие рамки его выступление не укладывается. Я тоже сторонник свободы слова. Но считаю, что беспредел от свободы нужно отличать, тем более поэту. В других странах на такие выступления следует весьма резкая отповедь определённых структур, а сами «ораторы» становятся нерукопожатными. Но для того, чтобы понять, о чём идёт речь, я решил представить читателям полный текст этого странного выступления, чтобы затем проанализировать взгляды литератора и дать им соответствующую оценку. Итак, вашему вниманию представляется полный текст, без всяких купюр, выступления поэта, лингвиста Д.Быкова. Название статейки странное, но я, тем не менее, поставил его в заголовок первого раздела этой публикации.

Быков сказал, что Гитлер добился бы популярности в РФ, если бы не истребление евреев. В Госдуме заявили, что у поэта «что-то с головой»

Депутат Госдумы РФ Дмитрий Саблин предположил, что российский поэт Дмитрий Быков, назвавший Великую Отечественную войну российской гражданской, «говорит конъюнктуру в формате «Баба Яга против всех».

25 декабря 2018 года во время выступления в Санкт-Петербурге российский поэт Дмитрий Быков выразил мнение, что россияне могли бы положительно относиться к лидеру нацистской Германии Адольфу Гитлеру, если бы он не уничтожал евреев. Это вызвало критику со стороны депутата Госдумы РФ Дмитрия Саблина, сообщает радиостанция «Говорит Москва».

«Те, кто собирался жить в свободной России, освобожденной гитлеровцами, вынужден был согласиться с тем, что на подконтрольной гитлеровцам территории полностью истребляли евреев. Такой ценой покупать российское счастье, думаю, никто не был готов. И это еще одна роковая кривизна российской истории. Я думаю, что Гитлер добился бы той или иной, но все-таки популярности в России, если бы истребление евреев и, как частный случай, цыган, не было бы его главной задачей», — сказал Быков в Санкт-Петербурге.

Поэт также назвал Великую Отечественную войну «российской гражданской войной 40-х годов».

В комментарии радиостанции «Говорит Москва» 14 января Саблин назвал слова Быкова «бредом», который сложно комментировать.

«Я вижу только одно: что у него что-то с головой. Потому что это Великая Отечественная война, воевал весь народ, защищая себя, свою землю. Но, наверное, его предки не воевали. Мне кажется, он просто говорит какую-то конъюнктуру в каком-то придуманном своем образе и формате «Баба Яга против всех», ему же надо быть как-то популярным среди людей, которые «сегодня реабилитируют фашизм», ему же надо показаться каким-то особенным борцом», — заявил депутат.

По его мнению, ни один здравый человек подобное сказать «просто не в состоянии».

Саблин также пообещал заняться Быковым после возвращения из Сирии, где он находится.

Депутат не исключает, что обратится в прокуратуру».

Когда я дописал до этого места, то неожиданно обнаружил в Компьютере новую статью Д.Быкова, под названием: «Кто вы такой, Константин Райкин?». Ну, честно говоря, сразу пришло на ум другое, подобное же: «Кто вы, доктор Зорге?». Помните? Во второй статье он корит К. Райкина за принятие христианства, называя его предателем и, нарушая этику журналиста, сообщает сведения о семейной жизни актёра, и даже — об интерьере квартиры. Думаю, что не к лику фигуре такого масштаба, как Дмитрий Быков, заниматься делами подобного рода. Но мы возвратимся к заявленной теме — выступлению человека, который, должен отдавать себе отчёт о сказанном перед аудиторией. А посему — приступим к анализу этого «документа».

Read more...Collapse )

«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin
THE SECRET GARDEN:

Анна Валеева, наш личный филолог, наконец-то добралась до хваленого «Июня» Дмитрия Быкова и осталась, мягко говоря, не очень довольна. Почему вдруг роман о двух годах перед Второй Мировой напоминает паблик «Подслушано» и фанфики про Гарри Поттера и Гермиону — читайте ниже.

Сырой, блеклый «Июнь» Дмитрия Быкова

У Дмитрия Быкова есть стихотворение, в котором он признается, что не обольщается насчет своего таланта:

У меня насчёт моего таланта иллюзий нет.
В нашем деле и так избыток зазнаек.
Я поэт, но на фоне Блока я не поэт.
Я прозаик, но кто сейчас не прозаик?

И мне хотелось бы верить в то, что это действительно так. Потому что, судя по роману «Июнь», прозаик он весьма посредственный.

Я очень уважаю Быкова. Когда-то я пересмотрела и перечитала все его лекции и эссе о литературе. Он прекрасный и талантливый преподаватель, «профессиональный читатель» — как он сам себя характеризует вполне заслуженно. Он и поэт неплохой — несколько достойных стихотворений у него точно найдется.

И тем сложнее объяснить ужасное впечатление от «Июня» — романа, вышедшего в сентябре 2017 года. Не буду пересказывать его странный сюжет: это уже сделала Галина Юзефович в своей статье, скажу только одно — не стоит тратить время на его прочтение.

Больше всего меня неприятно поразила стилистика романа. Стиль блеклый и сырой. Цитаты классиков и писателей ХХ века, которые Быков активно использует (в тему и не в тему), выделяются на фоне остального текста, как кочки на болоте. 500 страниц «Июня» можно спокойно прочесть за два дня, потому что задумываться над смыслами, оценивать метафоры и особенности не приходится — это все равно что читать паблик «Подслушано» или «КМП». Но только нужно помнить, что ты все-таки читаешь роман филолога и литератора, который знает, как строится художественный текст.

Приведу в пример свою «любимую» цитату, которая наглядно показывает обращение Быкова с метафорами:

«Мать с утра была на базаре и купила черешни — дорогой; себе, они, конечно, не покупали. Он не мог отказаться, и пока Аля еще спала, он в кухне ел эту черешню. И заметил потом, вытряхивая косточки в ведро, что они цеплялись за дно миски, не хотели падать, выигрывая, может быть, секунду — но выигрывая. Вот так и мы, подумал Борис, но не стал уточнять, за что мы цепляемся и куда падаем. Просто подумал, просто таково было ощущение».

После прочтения этого отрывка, у меня в голове было лишь три вопросительных знака в абсолютной пустоте. Что я только что прочла?

Люди, как косточки черешни, цепляются за жизнь, выигрывая секунду… Серьезно?

Галина Юзефович хвалит эротические сцены в «Июне». А я скажу, что они похожи по своему качеству и правдоподобности на не очень хорошие фанфики озабоченной четырнадцатилетней девочки, которая мечтает о том, чтобы Гермиона переспала с Гарри Поттером. Лучше бы на их месте были просто многоточия.

Я понимаю, что мысли и слова героев не равны авторским. Герой-резонер остался в эпохе классицизма. Но лейт-мотивом романа становится тезис, что русские безнадежно плохи, и их теперь исправит лишь катастрофа в виде еще одной европейской войны. Да и немцы не лучше. Может, еще евреи — куда ни шло, но все-таки нет. Вообще идея неизбежности Второй мировой войны доведена до болезненного абсурда в головах всех основных героев. Они не думают больше ни о чем и живут лишь мыслью о скорейшем наступлении Армагеддона, что кажется не очень натуральным даже в контексте конца 30-х. Про НКВД, заговор чекистов-психиатров, сумасшедшего филолога, который влияет через свои тексты на решения Сталина — стоит ли писать? Это все выглядит просто усталым бредом.

Возможно, у нас с Быковым просто очень разные понятия о том, что такое хорошая литература, потому что в романе он высказывает такую мысль: «Искусство отличается от жизни тем, что искусство нефункционально. Например, если в книге много персонажей, часть которых тут же исчезает и низачем больше не нужна, — прошел, передал пакет, провалился, — это книгу не портит».

Только этим убеждением, наверное, можно объяснить огромное количество проходных персонажей «Июня», которые совершенно ни для чего не нужны. Их второстепенные имена и фамилии мельтешат перед глазами, засоряя поле текста и никак не влияя ни на сюжет, ни на внутреннюю динамику развития основных персонажей.
berlin


Dmitry Bykov
«Lolita, Quiet Flows the Don, and Doctor Zhivago:
The Metaplot of a Revolutionary Novel»

// NYU, Hunter College, February 7, 2019
This page was loaded Sep 19th 2019, 9:55 pm GMT.