?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
March 21st, 2019 
berlin
Дмитрий Быков в программе ОДИН от 15-го марта 2019 года:

«Как вы относитесь к феминитивам?»

Я говорил уже много раз, что там, где феминитив вносит важную окраску — летчица, — подчеркивая появление женщины в сугубо мужской профессии, — там он применим и употребителен. Парашютистка. Но там, где от мужчин и женщин требуется примерно одинаковые качества, я не думаю, что надо добавлять феминитив. Вообще у меня такое чувство, что спор о феминитивах — это еще один способ не говорить о серьезных вещах. Ну буду феминитивы, не будет феминитивы, — по-моему, женского достоинства это никак не унижает.


(づ。◕‿‿◕。)づ СТОРИ

Председателька совета директоров

Феминистка, преподавательша и примкнувший к ним Дмитрий Быков — о том, когда феминитивы появятся на визитках.

Еще пока нет, но уже скоро: СМИ стали обозначать в вакансиях позицию «редакторка», некоторые журналистки подписывают свои тексты именно так. Пока еще министр, а не министерка, но лиха беда начало: революционные неологизмы в России начала ХХ века победили стремительно, а сейчас — ни что иное, как революция, только гендерная. И, конечно, возникает вопрос, правильно ли мы поступаем, не перегнули ли палку?

Феминитивы — имена существительные женского рода, обозначающие женщин, образованные от существительных мужского рода, обозначающих мужчин, — чаще всего речь идет о названиях профессий.

Даже сами феминистки первое время привыкали к необычным словам с «женскими» суффиксами. Одни воспринимают новояз с энтузиазмом, другие утверждают, что борцы за гендерное равенство прогибают русский язык под свои требования, третьи считают, что это мода, которая скоро пройдет, а четвертые и вовсе отказываются иметь дело с такими словами.

Новомодные феминитивы звучат как магические сущности из вселенной Гарри Поттера:

— Какой твой патронус?
— Фотографиня!

В какой-то момент логика образования феминитивов стала совсем сомнительной: появляются такие слова, как «министрка», «психологиня», «людиня».

Почему в русском языке некоторые названия профессий имеют женский вариант, а другие — нет? Ответы специалистов нередко туманны: они ссылаются то на неблагозвучие, то на отсутствие традиции. Как образуются женские версии существительных, обозначающих виды деятельности, что подчеркивают феминитивы в русской речи, и зачем они вообще нужны? Мы спросили у филолога, писателя и журналистки.

(づ。◕‿‿◕。)づ Ольга Григорьева, преподаватель МГУ, кандидат филологических наук: «Большинство феминитивов относится к разговорной речи и имеет оттенок пренебрежительности. «Редакторка» и «авторка», как и более употребительное «актерка», не являются просторечными или грубыми. Стилистически они близки «директрисе» и «врачихе». В то же время «портниха», «актриса» оценочной коннотации не имеют. Одно из правил при выборе суффикса — это конечный согласный. Если [р], то предпочтительней -ш— или -ис-, если [т], то выбирается суффикс -к-. Но есть правила, и есть речевая стихия, творчество носителей языка. Влияет на выбор и «среда обитания» слов. Новые феминитивы, такие как «фотографиня», «геймерка» и даже «человека», можно встретить в женских, преимущественно феминистских, интернет-блогах».

(。◕ ‿ ◕。) Дмитрий Быков, писатель, поэт и журналист: Нередко и сами дамы стремятся называть свои профессии «в мужском роде», чтобы подчеркнуть свой статус, продемонстрировать причастность большому делу: науке, политике, искусству, где на протяжении долгого времени доминировали мужчины. Феминисткам это не нравится.

«Казалось бы, самые политкорректные англоязычные страны не стремятся использовать феминитивы. Сильвия Плат — конечно, поэт, а никакая не поэтесса. Наоборот, мне кажется, здесь феминитив звучит как-то не то чтобы неуместно, а даже унизительно. Как просьба о скидке на гендер. Хотя эта скидка давно уже нигде не принята. В русской практике — вот это важно — феминитивы есть там, где исполнитель накладывает на профессию определенный отпечаток. Бухгалтер — это профессия, не требующая от женщины физических супернагрузок. А вот «летчица» — это да, отсюда даже «космонавтка» есть в русском языке. То есть пол подчеркивается там, где это принципиально важное соображение».

(ノ◕ヮ◕)ノ*:・゚✧ Белла Рапопорт, феминистка, журналистка, исследовательница: «Тенденция к исключению феминитивов, когда даже студентки называют себя студентами, — тенденция нового времени. В XVIII, XIX веке или в советское время феминитивы использовались гораздо шире и активно формировались (слова «гражданка», «большевичка», «курсистка», «авиаторша», «лекторша» и так далее были в ходу). Поэтому тезис, что феминитивы русскому языку не свойственны, ошибочный. Отсылки к английскому языку в качестве аргумента против феминитивов несостоятельны, поскольку в русском языке родовые окончания есть не только у существительных, но и у прилагательных и глаголов (в отличие от английского), а род имеют даже названия объектов. Так почему тогда у скамейки пол есть, а у программистки его не должно быть?»

(ノ ◑‿◑)ノ Дмитрий Быков, писатель, поэт и журналист: Анна Ахматова и Марина Цветаева называли себя поэтами, а не поэтессами. Феминитив ассоциировался с сентиментальной любовной лирикой, не относящейся к большой литературе. Воспринимаются ли сейчас поэтессы, художницы и писательницы на равных с поэтами, художниками и писателями? Или окончания и суффиксы по-прежнему играют решающую роль?

«Если женщина считает себя поэтессой в том смысле, что она пишет сугубо женскую лирику, то мы допускаем «поэтессу». «Она была поэтесса, поэтесса бальзаковских лет», — читаем у Саши Черного. Скажем, Ахматову, и тем более Цветаеву, и тем более Ахмадулину это бы оскорбило, и они настаивали на мужском роде. В общем, поэтесса — это как бы самка поэта. И это получается не очень хорошо. Вот, скажем, «писатель». Людмила Петрушевская — конечно, писатель. «Писательница» звучит как героиня «Ионыча», которая пишет о том, чего не бывает».

{◕ ◡ ◕} Белла Рапопорт, феминистка, журналистка, исследовательница: «Аргумент об Ахматовой в спорах о феминитивах каждый раз достают с такой гордостью, как будто это припрятанный в рукаве туз, — очень оригинально и свежо. Но, во-первых, почему высказывание одной женщины, сделанное сто лет назад, должно быть более актуальным, чем моя высказанная сейчас позиция или позиция многих других женщин? В данном случае отсылка к авторитету — это такой конформизм. Во-вторых, представление о том, что женская деятельность ценна, только если она каким-то образом «дотягивается» до сравнения с мужской, которая считается образцом, — это такой андроцентризм. Я с подобной позицией категорически не согласна. Типа «поэт» — это настоящая поэзия, а «поэтесса» — нет, журналист — это профессионал, а журналистка — восторженная девочка, которая ничего не может написать. С чего бы? Я вот журналистка и исследовательница. Я и пишу отлично, и поумнее многих мужчин-журналистов, хотя у мужчин, несомненно, кредит доверия гораздо выше — поэтому я постоянно сталкиваюсь с тем, что меня недооценивают. Для меня характеристика «женская проза», например, не является отрицательной, а скорее — наоборот, так что все это зависит от того, как воспринимать женское в принципе. Феминитивы, опять же, призваны изменить представления о женском как о чем-то недостаточно профессиональном или плохо сделанном, реабилитировать женское, изменить сам этот дискурс, чтобы женщин перестали недооценивать (или чтобы сами женщины перестали себя и друг друга недооценивать)».

(づ  ̄ ³ ̄)づ Ольга Григорьева, преподаватель МГУ, кандидат филологических наук: Большинство людей чувствует разницу между «директором» и «директрисой», «доктором» и «докторшей», «врачом» и «врачихой». Основная претензия к «редакторкам» и «авторкам» состоит в том, что эти слова неграмотно образованы, неблагозвучны и воспринимаются как просторечные или даже грубые. Как отличить «хорошие» и «плохие» феминитивы?

«Парные слова женского рода, которые обозначают род занятий, чаще всего образуются от существительных мужского рода с исконно русскими суффиксами -чик-, -ник- и -ик- и латинским суффиксом -ист-: летчик — летчица, художник — художница, пианист — пианистка, фигурист — фигуристка. Особенно широко это представлено в области искусства и спорта. Есть и парадоксальные случаи ложной гендерной парности. Например, машинист (мужчина, управляющий поездом) и машинистка (женщина, работающая на пишущей машинке) не образуют пары. Слово «бухгалтер» имеет конечный [р] и, как и большинство подобных слов, по традиции образует сниженный разговорный вариант «бухгалтерша»».

(◕‿◕✿) Дмитрий Быков, писатель, поэт и журналист: «Я за «ша», хотя это звучит немножко уничижительно. Получается, что в русской стилистике «авторша» действительно воспринимается несколько насмешливо, но «авторка» вообще никак не звучит. Потом, понимаете, редактор — это не та профессия, где гендер влияет. «Редактор» и «редакторка» — в любом случае они тяжести не тягают и жизнью не рискуют. Хотя бывают, конечно, такие редакторы, которые рискуют жизнью, но это касается любого пола. Потому что безумный автор возможен везде. Безумная авторка — тоже. Поэтому здесь я бы не подчеркивал пол. Зачем это нужно? Если так уже сложилось, то, на мой взгляд, нарочитое подчеркивание гендера несет какой-то момент социального унижения. Это какая-то попытка доказать, что мы тоже можем. Да все давно знают, что вы можете».

。◕ ‿ ◕。 Белла Рапопорт, феминистка, журналистка, исследовательница: «Красота или ее отсутствие — это не некая объективная категория. Восприятие красоты, да и вообще чего бы то ни было, зависит от контекста — прежде всего поэтому аргумент, что феминитивы звучат неблагозвучно, нерелевантен. Вам некрасиво, а мне красиво. Можно еще задать вопрос, почему «хайп» — красиво, а феминитивы — некрасиво. Может быть, дело не в феминитивах (спойлер: да!). Что касается «правильного» образования таких слов, то идет живой процесс, тут нет каких-то определенных правил — все выбирают, что хотят, что им больше нравится, и это такой освобождающий момент, революционная в каком-то роде практика присвоения языка, получения власти над дискурсом, низвержение «авторитетов». Мне это все очень нравится».

\(◕ ◡ ◕\) Ольга Григорьева, преподаватель МГУ, кандидат филологических наук, доцент: Лишь немногие существительные, обозначающие людей, «освобождены» от гендера:

«В русском языке есть слова, которые могут выражать значение и мужского, и женского рода. Это так называемые существительные общего рода, такие как «забияка», «плакса», «умница», «непоседа», «трудяга». Обычно они называют качества человека и имеют яркую эмоциональную окраску, являясь своего рода прозвищами. Лингвисты предполагают, что причина появления таких слов заключалась в экспрессивном переносе характеристики женщины на мужчину. Парное слово мужского рода есть только у существительного «умница» — это «умник». Но только при их совместном употреблении слово «умница» воспринимается как слово женского рода».

( ̄。 ̄) Дмитрий Быков, писатель, поэт и журналист: Пройдет ли мода на феминитивы? Или мы увидим такие слова, как «фотографиня» и «адвокатесса», в будущих учебниках? А возможно, кто-то уже сейчас пишет законопроект о внедрении феминитивов в официальную лексику...

«Язык, в отличие от жизни, скажем, социальной, очень мало подвержен регуляции. Люди как говорили, так и говорят. Вот легитимизировали средний род слова «кофе», и все равно люди, считающие себя хоть сколько-нибудь культурными, говорят про кофе «он». И про фламинго — тоже. «Договóр» и «дóговор» употребляют кто как хочет. В профессиональном сленге шоферов «килóметр» существует наравне с «киломéтром». То есть если Государственная дума может худо-бедно, и то с трудом, регулировать какие-то общественные практики — и это получается, скорее, комично, — то в вопросы языка им лучше вообще не соваться. Язык — это такая вещь, которая живет совершенно собственной жизнью и сама управляет человеком, а не наоборот».

(;一_一) Ольга Григорьева, преподаватель МГУ, кандидат филологических наук, доцент: «Изменения все время происходят в языке, и появление новых моделей феминитивов — одно из них. Невозможно предсказать, как будут развиваться события, потому что каждое изменение связано со многими причинами. Например, под влиянием английского языка возникли гендерные пары «бизнесмен» и «бизнесвумен», «бармен» и совсем новое «барледи». В конце XX века в речевую моду вошли слова «бойфренд» и «герлфренд». Пик их употребления пришелся на начало нулевых, но сейчас они ушли в тень. Какая-то тенденция на наших глазах превращается в общее правило, но затем она может сойти на нет».

(◕︵◕) Белла Рапопорт, феминистка, журналистка, исследовательница: «Скажем, феминитивы, обозначающие профессии в «женских» (то есть, обслуживающих и малооплачиваемых) сферах, вроде «няни» или «уборщицы», никого не смущают. В своей оценке социальных ситуаций и изменений я исхожу из социально-конструктивистской парадигмы, базирующейся на пресуппозиции, что восприятие человеком реальности социально сконструировано, а язык является важнейшим инструментом для воспроизводства и осмысления этой реальности. Соответственно, слова и связи между ними — это не просто «объективное отображение вещей, как они есть». Эти слова и воспроизводящийся с их помощью дискурс формировали те, у кого, собственно, был доступ к его формированию — то есть, больше ресурсов и власти. О том, что мужской род только кажется нейтральным и общечеловеческим, на деле таковым не являясь, писала еще в лохматые годы Симона де Бовуар. И если в сформированном по большому счету мужчинами дискурсе женское означает «недостаточно профессиональное», то в нашей власти это изменить — с помощью феминитивов в том числе. Поэтому я считаю, что они необходимы. А тот факт, что многие филологи критикуют феминитивы и настаивают на том, что речь — нечто самостоятельное, отделенное от контекста... Это потому что у них Соссюра нормального не было».

( ╥﹏╥) ノシ
Анастасия Петренко
This page was loaded Apr 22nd 2019, 8:03 am GMT.