?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
March 23rd, 2019 
berlin



Nikolai Rudensky ("Facebook", 22.03.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе» о своем гипотетическом выборе в Гражданской войне: «Наверное, я был бы за красных, потому что перспектива белого дела казалась бы мне совсем нулевой». Позиция вроде бы вполне прагматическая: ставить надо на более сильную лошадь. Дальше, однако, он с горечью говорит: «Но на какой бы стороне ты ни был, тебя все равно всегда упрекнут в том, что ты ищешь выгоды. Что ты пытаешься каким-то образом выгадать для себя». Ну да, упрекнут — и не без основания. Разве стремление оказаться на стороне победителей не есть то же самое, что ориентация на выгоду?


из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Имеется в виду не перспектива в смысле карьерном, а перспектива для возрождения белого дела в России. Но вы ведь, Николай, все равно не поверите (рыдает)

Nikolai Rudensky: Речь шла о том, какую сторону вы бы заняли в Гражданской войне. Вы сказали, что белое дело казалось бы вам безнадежным и поэтому поддерживать его вы бы не стали.

Дмитрий Львович Быков: Николай Руденский ну да, я помню, что я сказал. Но тут ведь речь не о моих личных перспективах, а о том, что навязывать стране мертвое дело не имеет никакого смысла. То, что оно мертвое, они и сами, по-моему, понимали

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков «Белое дело» — это, по-моему, понятие весьма условное. Белых ничто не объединяло кроме желания покончить с большевистской властью, А это, на мой взгляд, была не такая уж глупая цель.

Jewgenia Komarova: Дмитрий Львович Быков, а на мой взгляд, лучше уж принимать сторону мёртвого, чем убивающего живое дела…

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков «Возрождение белого дела в России» — я вообще не понимаю, что это такое.

Serguei Artiouchkov: Все-таки огромному количеству людей перспектива белого дела совсем не казалась нулевой. Другое дело, что белое дело проиграло, но это уже то, что мы знаем сейчас. В большой степени оно проиграло в силу жестокости и отсутствия моральных сдерживающих принципов у красного дела.

Дмитрий Львович Быков: Jewgenia Komarova по части убийства живого там, к сожалению, все были хороши. Есть точка зрения, что к октябрю семнадцатого года все живое в русской революции уже было убито

Диляра Тасбулатова: Дмитрий Львович Быков хорошая оговорка, Дима. Быть на стороне победителей)))

Дмитрий Львович Быков: Диляра Тасбулатова я часто на твоей памяти оказывался на стороне победителей?

Виктор Матизен: Дима, куда вы только не залетали — к счастью, лишь на словах…

Read more...Collapse )


ПСС Дмитрия Львовича Быкова в Facebook'е
berlin
ЛитРес Книги ("ВКонтакте", 22.03.2019):

Писатель и публицист Дмитрий Быков рассказывает о поэтической серии «Новые стихи».

[видео]

✔Ознакомиться с книгами можно по ссылке: https://vk.cc/9cd0V4



Катя Рубан «Сохрани»
Николай Кудин «Под взглядом пристальным чудовищ»
Антон Бахарев «Нежный человек»
Александр Вавилов «Кошка Бога»
Анна Русс «Sторис»
berlin



Alexandra Yakovleva ("Facebook", 23.03.2019):

Зая и мы:) А в руках у нас — новое подарочное издание наших Ста лекций. Практически энциклопедия русской литературы XX-го века. Садитесь вечером в тёплых носочках с чашкой чая, берёте книгу и думаете: «Так так, а что там в 1935 году написали, а главное — кто?» Открываете и читаете. По главе на год. А ещё она издана здорово:)
berlin



Гимназия имени преподобного Сергия Радонежского
при Троице-Сергиевом Варницком монастыре
// Ростов, Варницы, 23 марта 2019 года


Дмитрий Быков в программе ОДИН от 22-го марта 2019 года:

<...> Я планирую в субботу (даже не скажу, где; в одном отдаленном от Москвы городе) впервые показать лекцию об искушении мастера, об этой главной, на мой взгляд, коллизии XX века. Почему художнику в какой-то момент становится нужно сотрудничать с дьяволом? Это впервые поставлено в такой наготе, применительно к проблемам XX века, у Мережковского в «Леонардо да Винчи», в «Воскресших богах», где Леонардо – такой именно мастер, такая фигура компромиссная. Полудьявол и полубог. <...>
berlin
Транзитное

Облезлая свора залаяла: ей так захотелось — когда б, когда бы пример Назарбаева усвоил российский сатрап! Заждалась Татаро-Монголия прощального стука подков… Но я попросил бы подолее — хотя бы на двадцать годков.

…Расхищено, предано, выжжено, загажено, полумертво, а многое попросту *****, и это обидней всего, окислено и обессмыслено, чего не успели украсть,— и это не все перечислено, а самая малая часть; все лучшее, в сущности, при смерти, у худшего пульс вяловат, и это не свита, не присные, а именно он виноват, — но будемте думать без ярости о нашем владыке морей: все это забота о старости, о нашей и лично моей.

Естественно, я не про пенсии: подумаешь, тоже престиж! Стенаньями этими пресными сейчас никого не прельстишь. Мне нравится думать о будущем, о сладостном том рубеже, за коим российским иудушкам уютно не будет уже; о будущем, тайно готовящем сюрприз для соседей окрест, когда притворяться чудовищем отчизне моей надоест,— и мы, после гнили и обрези, отребья, тряпья и скрепья,— узрим ее в истинном образе, а с ней заодно и себя.

Мучительно думать о старости: прокисшая, мутная взвесь… Не знаю, в живых я останусь ли, не знаю, останусь ли здесь, — но все ее мерзкие прелести, ворчанье, тщета, кутерьма, вставные суставы и челюсти — заранее сводят с ума. Не жизнь, а сплошные проплешины, руины, Шумер и Аккад… Но как же мы будем утешены, какой нам готовят закат! Какой компенсацией немощи покажется вешняя весть! Глас разума вовсе не нем еще, есть шанс на прощанье расцвесть. Довольно мороза чукотского, забудем триумф пошляка: счастливая старость Чуковского, и Оксмана, и Маршака! Мерзавцы с прожженными рожами исчезнут, как змеи в овсе*. Не все, разумеется, дожили. Но вымерли тоже не все. А впрочем, в таком ликовании прощаешь и подлость, и ложь: конечно, тупые, коварные, но все-таки хуже могло ж! Могли никого не помиловать, могли на границе поймать, могли бы и дальше насиловать несчастную родину-мать, и далее за нос водить ее, не веря в грядущую месть… В отечестве нет победителей, тут только прощенные есть.

Плевать на любые пособия, на дряблые наши тела: да, старость нам светит веселая. Щедрее, чем юность была. Конечно, слегка суетливая… Не зря же, нутро опалив, барахтался в гнили отлива я: пришел наконец и прилив. Узреть торжество справедливости — не знаю итога святей; из сумрака выйти и вывести с собою подросших детей, увидеть, как некогда Санников**, просвет среди вечного льда, обнять ненадолго изгнанников (и вновь проводить их туда), оставить раздоры и жалобы и в скромных трудах доживать — какого другого финала бы могли мы себе пожелать? И кто-нибудь молвит заплаканно, едва разжимая уста: спасибо товарищу Как-его за нашу счастливую ста…

А если все будет мертво теперь, как степи какие-нибудь, и рифмою «Вот тебе — оттепель» наш общий украсится путь,— то смерть нам покажется отпуском. О храм на крови и кости! Мы радостно вымолвим отпрыскам последнее наше прости. Живые завидуют падшему — ведь он покидает тюрьму!

Выходит, что так ли, иначе ли — мы скажем спасибо ему.

* «И вежливо жалят, как змеи в овсе» (Пастернак).
** См. «Землю Санникова».
This page was loaded Apr 22nd 2019, 7:59 am GMT.