?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
April 18th, 2019 
berlin
По Быкову, который Дмитрий

Я слежу за тем что с Дмитрием Быковым происходит.

Он конечно жук ещё тот, и возомнил о себе, но пожил бы ещё.

Ему профессор Кривошапкин нужен скорее всего. Нейрохирург в Москве. Пусть родные попробуют.
berlin
«Нам пора растить элиту»

Дмитрий Быков о современной педагогике.

Единственной осмысленной деятельностью представляется мне сегодня педагогика — школьная либо в идеале внешкольная, и вот почему. Сегодня — в русской истории бывали такие периоды, и у нас уже есть некоторый опыт по их оптимальному проживанию,— нам предстоит не столько описать или понять реальность, сколько ее сконструировать. Обычно такие периоды наступают в результате разочарования в реформах — как было, скажем, в 60-е годы XIX столетия: тогда Чернышевский сконструировал новых героев, и они появились. Не существовало в природе никакого Рахметова, даже Лопухов и Кирсанов были под вопросом, и Вера Павловна мало похожа на Ольгу Сократовну, но он их описал, и 1970-е годы прошли под знаком «новых людей». У нас жизнь чаще подражает искусству, чем в Европе — не потому ли Уайльд всю жизнь мечтал нас посетить (и, очень возможно, спасся бы тут)?

И вот сегодня, мне кажется, наш долг — защитить новые грандиозные поколения, которые дал нам Бог: больше, по-моему, им взяться неоткуда — на такие чудеса только Господь и способен. Сколько ни разговариваю с коллегами-педагогами — все свидетельствуют о двух вещах:

1. Шесть-семь лет назад появилось поколение молодых гениев, которые не глупее своих преподавателей, а материал усваивают гораздо быстрее своих предшественников.Это повод говорить о качественном скачке, может быть, даже эволюционном. iPhone ли благодарить за это? Но мы знаем, что наличие iPhone как раз расслабляет, ибо нужную информацию всегда можно скачать, подсмотреть и так далее. У этих же с памятью и кругозором все в полном порядке.

2. Новое поколение — те, кому сегодня от 8 до 12,— гораздо умнее уже и этих гениальных детей. Нам пока трудно не только оставаться на их уровне, но и сформулировать для них задачи. Новые уже не делятся на технарей и гуманитариев: они равно продвинуты во всех направлениях, не готовятся ни к одной конкретной специальности и планируют их периодически менять. Как и чему их учить — не совсем понятно, тем более что они предпочитают самостоятельное обучение. Сегодняшний учитель чувствует себя в диалоге с ними примерно как Виктор Банев на встрече с лицеистами в повести Стругацких «Гадкие лебеди» — с той только разницей, что лицеисты у Стругацких довольно жестоки, а эти ребята скорее доброжелательны.

Чтобы не растекаться, приведу письмо одного 13-летнего подростка из Питера, совершенно не вундеркинда. Он мне прислал свои стихи, они меня заинтересовали, чтобы не сказать поразили, и я вступил с ним в переписку. Вот очередное его послание. Сразу скажу: мальчик абсолютно реален, я убедился в его существовании, проверил его способность к сочинению стихов и стиль его устной речи, который совпадает со стилем письменной. Я был бы рад, поверьте, убедиться в том, что за него пишут родители. Это резко подняло бы мою самооценку. Но он пишет сам, и называть его я не буду только потому, что не хочу портить ему биографию ранней славой (или бесславием, это уж как получится).

«Когда я перечитал "Град Обреченный" Стругацких, то мне показалось, что все происходящее в Городе с Андреем в течение нескольких лет на самом деле заняло 1 секунду времени "обыденной" Вселенной. Таким образом, события в мире Города — чрезвычайно замедленная аллегория болезненного процесса самоосознания и мышления в целом. Согласны ли Вы с этим?»

Вот что вы будете с этим делать? Что вы будете делать с десятилетним, который спрашивает меня после лекции о Куприне: «Мне кажется, концепция человека у Куприна сильно повлияла на японскую анимацию — это возможно?» Что, наконец, делать с семиклассницей, которая прочла «Отцов и детей» и задает вопрос на лекции: «Как по-вашему, насколько нигилизм Базарова — интеллектуальное явление или, как в моем поколении, скорее физиологическое, то есть возрастное?»

Как сказал наш историк, когда один здоровый лоб ему заявил: «Я не согласен с вашей концепцией», «бог с тобой, но откуда ты знаешь слово "концепция"?»

Разумеется, таких детей не очень много. То есть таковы не все. Типичны именно эти дети, и количество их стремительно растет. Я даже думаю: человечество поделилось наконец на две группы, что предсказывали еще Уэллс и Стругацкие: одна группа будет эволюционировать, причем довольно быстро, тогда как другая (возможно, большинство, хоть и не факт) станет топтаться на месте либо даже откатываться назад. Прогноз этот высказан в «Меморандуме Бромберга» («Волны гасят ветер»), и, видимо, основания для этой догадки у Стругацких были уже в 1983 году.

Что нам делать с этими «новыми детьми»?

Пока для меня очевидны три пункта.

Первое: мы должны развивать любые формы внешкольного образования, поскольку школа сегодня — штука косная, реформированию не подлежащая. Масштабное ее развитие, а возможно, и полный перевод на некие новые основания — дело будущего, когда придется срочно догонять время и реформировать вообще все: от социальной сферы до ПДД. Сегодня надо по возможности развивать частные школы, давая молодым гениям задачи, достойные их развития и внутренней сложности. Нам нужны лекции по любым вопросам, система кружков, которая вполне себе функционировала в 1970-х, детские театры-студии, лектории, исторические, археологические, биологические экспедиции — словом, внешкольные формы работы. Мы должны быть готовы к жестокому сопротивлению, к постоянным проверкам, ко множеству внутренних опасностей такой педагогики (и первая из этих опасностей — сектантство). Но ничего не поделаешь: альтернатива таким внешкольным мероприятиям — только возникновение куда более опасных молодежных субкультур, и они уже сегодня заявляют о себе.

Второе: в школу (и внешкольное образование) должны идти профессионалы. Современного учителя готовят не так, чтобы он был способен ответить на вызовы нового времени: чаще всего он оказывается в тупике, стоит его спросить о чем-то сверхпрограммном. Гениальному ученику нужен если не гениальный, то как минимум выдающийся учитель, а таким учителем способен стать только специалист, знающий свою область назубок и знакомый с новейшими достижениями преподаваемой дисциплины. И третье: современному одаренному подростку нужны навыки психологической самозащиты. Косная среда, с которой он сталкивается, и сверстники, зачастую от него серьезно отстающие, рискуют создать ему невыносимый климат. Советская педагогика исходила из того, что главный воспитатель — коллектив, главный грех — отрыв от коллектива, а главная задача педагогики — дать задаваке по носу, чтобы не мнил о себе. Слово «элита» не является ругательством. Нам пора растить именно элиту, ибо под этим словом подразумеваются вовсе не те, кто больше других зарабатывает, а те, кто двигают общество вперед. Это задача не массовая, она не для всех, и слава богу. Разумеется, педагогика должна заботиться и о том, чтобы вовлекать как можно большее число людей в научный поиск, приучать к чтению, мотивировать к дальнейшему образованию — но вообще-то нам нужна педагогика, рассчитанная не на большинство, а, что называется, «на немногих счастливцев». Прямо скажем, таких способов подготовки такой научной элиты, какая существовала в СССР, сегодня пока нет — есть, напротив, многократно усовершенствованные способы всеобщего оглупления. И это катастрофа похлеще любой сырьевой зависимости.

Для психологической защиты, впрочем, природа дала «новым детям» некие механизмы социальной мимикрии: они ловко прячутся, исчезают из поля нашего зрения, умеют притворяться заурядными. Я никого не стану убеждать — убедиться в существовании этих детей и в их радикальном отличии от нас очень просто. Приходите на любую мою лекцию для подростков (от 8 до 15) в «Прямой речи» и послушайте вопросы, которые они там задают.

Но что-то мне подсказывает, что вы этого не сделаете. Потому что наличие этих «новых детей» заставляет нас несколько пересмотреть представление о собственном нашем интеллектуальном уровне, а к этому мы обычно совсем не готовы. Именно поэтому мы стараемся взрослых от этого опыта отговаривать, но для вас я, так и быть, сделаю исключение.
berlin
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©

* * *

Сейчас все пишут, как им жаль Быкова. Который сейчас в больнице, в коме, и которому плохо.

Но я такого писать не буду. И не потому, что мне Дмитрия не жаль. А совсем наоборот — потому что мне его жалко уже давно. Причём по причине более существенной, чем здоровье и даже жизнь. Ибо все мы смертны, а вот жизнь прожить можем по-разному. Что, впрочем, на здоровье и жизни тоже отражается самым непосредственным образом.

Дело тут такое. Быков — человек с очень определённой самоидентификацией. Он, конечно, рождён быть элитным либералом (в россиянском смысле) и всю жизнь хотел быть только им. Но с одной крайне важной оговоркой: он хотел быть либералом фрондирующим, этаким анфаном терриблем среди либералистов. То есть не только издеваться над русскими на потеху начальству, но ещё немножко задевать и светлых людей с хорошими генами. Ну то есть регулярно говорить что-то вроде «Россия — мерзейшая на свете страна, кто бы спорил, но ведь и в Израиле не всё шоколадно». «Гнусного русского царя молодые красивые коммунисты правильно расстреляли, но царевича-то и девочек за что». И даже: «русские — свинское говно, их надо вечно сечь кнутом, но так и Пархоменко с Альбацихой тоже стоило бы выпороть, или хотя бы отшлёпать». При этом, конечно, попивая вкусненькое винцо с тем же Пархоменко и Альбацихой, это обязательно. Но и чтобы про "отшлёпать" тоже все знали.

И вот это маленькое право фрондировать было для него ОЧЕНЬ ВАЖНО. Без такой поправочки жизнь ему была НЕ МИЛА. При этом он понимал, что за это страдает, готов был нести определённые неудобства и т.п. Однако с позиции своей — хочу иметь право не только поносить русских, но и слегка пофыркивать на либеральные святыньки — очень долго не сходил. И чувствовал себя при этом молодцом и смельчаком. Что придавало его жизни кураж.

А снесла его с этой позиции УКРАИНА. Как тема, по которой от всех потребовали абсолютно-однозначного решения: ты или среди обречённых ватников, или среди приличных людей. Причём тут потребовали именно АБСОЛЮТНОЙ поддержки Украинушки, распрострирания перед ней и лизания украинских сапог.

Я не припоминаю, как Дима относился к Украине в более спокойные времена. Вроде бы - слегка брезговал. Грузин он ставил не в пример выше. И когда была команда страстно любить чурчхелу, он любил её, в общем, без большого напряжения над естеством. Советскому человеку (а Быков таковым является на физиологическом уровне) бесконечная любовь к Грузии вшита в подкорку. К тому же ездить в Тбилиси и там лизать сапоги — команды такой не было. А тут была. Буквально. Я это хорошо помню — как вся наша либерастия поехала в Киев там присягать на верность украинскому делу. Быков ехать не хотел. Но всё-таки поехал. Видимо, надавили сильно и конкретно: или ты с нами, или ты против нас. И если ты против — сотрём тебя в пыль, никуда не пустим, ни малейшей премии не дадим. Ну и куда деваться? Быков любит красивую жизнь, путешествия, вот это вот всё. В конце концов, он семейный человек, у него две семьи. В общем, наступил на свою гордыньку и поехал СЛУЖИТЬ.

И вот с этого самого момента у него всё пошло не слава Богу. Нет, как раз в плане промоушена стало шоколадно, киркоровно. Быкова стали продвигать и пропихивать неимоверно, космически. «Господин хороший» кричал со всех подмостков, читал лекции из всех утюгов, заполнял собой любой свободный объём.

А вот внутри Быкова начались нелады. И главное - куда-то пропали остатки таланта. Который, несомненно, был, и заметный. Книги — увы, книги никогда не давались ему, но вот стихи хорошие случались, и лекции интересные, и сам по себе он был интересен (впрочем, тему «Быков как жанр» лучше отложить до более благоприятного времени). Но после 2014 что-то в нём сломалась, какая-то жилочка лопнула. При этом продуктивность и трудоспособность с ним остались, да. А вот дар Божий — "взяли обратно". Даже дар поддерживать отношения с самыми разными людьми, ничем не поступаясь. Даже этого не стало. Например, Быков «тупо по разнарядке» вычеркнул из своего окружения людей, с которыми поссориться вообще очень сложно — например, того же Ольшанского. Или Караулова. «За политику», ага-ага.

В том мире, где с тех пор поселился Быков, мне делать совершенно нечего, я и не интересовался особо его делами. «И так понятно». Через каких-то дальних знакомых до меня что-то доносилось. Говорили, что Дима «сильно сдал» во всех отношениях. Слыхал я даже такое, что он бросил пить и чуть ли не сел на диету. Что абсолютно противоречило его модусу вивенди и операнди, так что я не поверил.

И вот я теперь думаю. Не вписался бы он за ту Украину всеми копытами, остался бы собой, со своей родной выстраданной фигой в кармане — может, и не заработал бы всю эту кучу премий, денег и т.п. Но, думаю, был бы он веселее и счастливее. И сейчас выпивал бы с кем-нибудь, одновременно диктуя по телефону статью и сочиняя стишок-однодневку, но с парой ярких строк… Впрочем, кто знает. Может быть, он счёл сделку удачной. А вот его тело могло быть иного мнения.

Ну что тут сказать. Здоровье, конечно, главное, и его я Дмитрию от всей души желаю. Чтобы он как можно скорее поправился и встал на ноги.

Жаль только, что больше пожелать-то, по сути, и нечего. Даже "творческих успехов". Ибо - - -

// «Facebook», 17 апреля 2019 года


* * *

Ффу. Только что прочёл, что с Быковым всё в порядке, он полон сил, а медикаментозный сон ему прописали, чтобы он хоть немного отдохнул.

Не шучу, буквально это и прочёл:

"
Не нойте и не причитайте. Дима жив. Он сильный, полный жизни, сил и планов молодой мужчина. Просто не уберег себя ради нас же с вами — 3 огромных перелета за одни выходные с лекциями и встречами. Поэтому медикоментозный сон как компенсация — способ восстановиться и ускорить выздоровление.
"

Я не то чтобы много летал, но не вполне понимаю, что ужасного в трёх перелётах за одни выходные, особенно если все неприятные хлопоты берут на себя помощники (а у Быкова их должен быть целый штат). Разве только у него лёгкая аэрофобия и он снимает её алкоголем? И поэтому несколько перебрал? И печень взбрыкнула? А теперь уже и не признаются, потому как спасали его всем миром, на правительственном уровне. Не признаваться же теперь, что человек просто выпил лишнего?

Ну, в любом случае — всё хорошо, что хорошо кончается, здоровья Быкову. И всем нам тоже.

// «Facebook», 18 апреля 2019 года


Как Украина сгубила писателя Дмитрия Быкова

Многие пишут, как им жаль писателя и поэта Дмитрия Быкова. Который в больнице, в коме, и которому теперь очень плохо.

Но я ничего подобного писать не буду. И не потому, что мне Дмитрия не жаль. А совсем наоборот — потому что мне его жалко уже давно. Причем по причине более существенной, чем здоровье и даже жизнь. Ибо все мы смертны, а вот жизнь прожить можем по-разному. Что, впрочем, на здоровье и жизни тоже отражается самым непосредственным образом.

Дело тут вот какое. Быков — человек с очень определенной самоидентификацией. Он, конечно, рожден быть элитным либералом (в россиянском смысле) и всю жизнь хотел быть только им. Но с одной крайне важной оговоркой: он хотел быть либералом фрондирующим, этаким анфаном терриблем среди либералистов. То есть не только издеваться над русскими на потеху начальству, но еще немножко задевать и светлых людей с хорошими генами. Ну то есть регулярно говорить что-то вроде «Россия — мерзейшая на свете страна, кто бы спорил, но ведь и в Израиле не все шоколадно». «Гнусного русского царя молодые красивые коммунисты правильно расстреляли, но царевича-то и девочек за что». И даже: «Русские — свинское говно, их надо вечно сечь кнутом, но так и Пархоменко с Альбацихой тоже стоило бы выпороть — или хотя бы отшлепать». Впрочем, конечно, попивая вкусненькое винцо с тем же Пархоменко и Альбацихой, здесь — обязательный ритуал. Но и чтобы про отшлепать тоже все знали.

Маленькое право фрондировать было для него очень важно. Без такой поправочки жизнь ему была не мила. Он понимал, что за фрондерство страдает, готов был нести определенные неудобства и т.п. Однако с позиции своей — хочу иметь право не только поносить русских, но и слегка пофыркивать на либеральные святыньки — очень долго не сходил. И чувствовал себя молодцом и смельчаком. Что придавало его жизни кураж.

А снесла его с позиции Украина. Как тема, по которой от всех потребовали абсолютно однозначного решения: ты или среди обреченных ватников, или среди приличных людей. Причем тут потребовали именно абсолютной поддержки Украинушки и лизания украинских сапог.

Я не припоминаю, как Дима относился к Украине в более спокойные времена. Вроде бы — слегка брезговал. Грузин он ставил не в пример выше. И когда была команда страстно любить чурчхелу, он любил ее, в общем, без большого напряжения над естеством. Советскому человеку (а Быков таковым является на физиологическом уровне) бесконечная любовь к Грузии вшита в подкорку. К тому же ездить в Тбилиси и там лизать сапоги — команды не было. А тут была. Буквально. Я хорошо помню, как вся наша либерастия поехала в Киев присягать на верность украинскому делу. Быков ехать не хотел. Но все-таки поехал. Видимо, надавили сильно и конкретно: или ты с нами, или ты против нас. И если ты против — сотрем тебя в пыль, никуда не пустим, ни малейшей премии не дадим. Ну и куда деваться? Быков любит красивую жизнь, путешествия. В конце концов он семейный человек, у него две семьи. В общем, наступил на свою гордыньку и поехал служить.

И вот с тех пор у него все пошло не слава Богу. Нет, как раз в плане промоушена стало шоколадно, киркоровно. Быкова стали продвигать и пропихивать неимоверно, космически. Господин хороший кричал со всех подмостков, читал лекции из всех утюгов, заполнял собой любой свободный объем.

А вот внутри Быкова начались нелады. И главное — куда-то пропали остатки таланта. Который, несомненно, был, и заметный. Книги — увы, книги никогда не давались ему, но вот стихи хорошие случались, и лекции интересные, и сам по себе он был интересен (впрочем, тему «Быков как жанр» лучше отложить до более благоприятного времени). Но после 2014 года что-то в нем сломалась, какая-то жилочка лопнула. Продуктивность и трудоспособность с ним остались, да. А вот дар Божий — взяли обратно. И дар поддерживать отношения с самыми разными людьми, ничем не поступаясь. Даже его не стало. Например, Быков тупо по разнарядке вычеркнул из своего окружения людей, с которыми поссориться вообще очень сложно — например, того же литератора Дмитрия Ольшанского. Или поэта Игоря Караулова. За политику, ага-ага.

В том мире, где с тех пор поселился Быков, мне делать совершенно нечего, я и не интересовался особо его делами. И так все понятно. Через каких-то дальних знакомых до меня что-то доносилось. Говорили, что Дима сильно сдал во всех отношениях. Слыхал я даже такое, что он бросил пить и чуть ли не сел на диету. Что абсолютно противоречило его модусу вивенди и операнди, так что я не поверил.

И вот я теперь думаю. Не вписался бы он за ту Украину всеми копытами, остался бы собой, со своей родной выстраданной фигой в кармане — может, и не заработал бы кучу премий, денег и т.п. Но, думаю, был бы он веселее и счастливее. И сейчас выпивал бы с кем-нибудь, одновременно диктуя по телефону статью и сочиняя стишок-однодневку, но с парой ярких строк… Впрочем, кто знает. Может быть, он счел сделку удачной. А вот его тело могло быть иного мнения.

Ну что тут сказать. Здоровье, конечно, главное, и его я Дмитрию от всей души желаю. Чтобы он как можно скорее поправился и встал на ноги.

Жаль только, что больше пожелать-то, по сути, и нечего. Даже творческих успехов.

// «Четыре пера», 18 апреля 2019 года

«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin


[Ольга Журавлева:]
― И в самом конце программы. У нас несколько секунд остается. Мы не можем ничего нового сказать про Дмитрия Быкова, но мы только можем ему пожелать, конечно же, здоровья, выздоровления, всяческих улучшений и вообще, всего самого наилучшего. Я думаю, вы ко мне присоединились.

[Александр Невзоров:]
― Написал эсэмэску. Мне ответил не он, мне ответили следующим сообщением: «Это Катька. Он в больнице. Ему пока плохо». Кто такая Катька, я не понимаю, но она пишет с его телефона. Поэтому, да, действительно, да... Но с Димой, кажется, всё серьёзно.

[Ольга Журавлева:]
― Желаем, желаем, желаем здоровья.
berlin
Дмитрий Быков


* * *

Прекратите писать полунекрологи Диме Быкову. Он жив и не в коме, а в МЕДИКОМЕНТОЗНОЙ коме, а это совсем другое дело. Верующие помолитесь о его здоровье, неверующие пошлите ему лучи поддержки — если каждый из нас пожертвует в пользу Димы всего лишь одну секунду своей жизни, он проживёт лет до 200 (не считала, наверняка много больше). Но только не нойте и не причитайте. Дима жив. Он сильный, полный жизни, сил и планов молодой мужчина. Просто не уберег себя ради нас же с вами — 3 огромных перелета за одни выходные с лекциями и встречами. Поэтому медикоментозный сон как компенсация - способ восстановиться и ускорить выздоровление. Сейчас с ним работают одни из лучших докторов России. Он обязательно поправится и еще не раз порадует и обожжет нас своим огромным, непостижимым, парадоксальным талантом. Не сомневаюсь ни секунды, что все будет хорошо.

P.S. Катюша, держись.
berlin
aavst ("Telegram" + "Twitter", 18.04.2019):


За ночь изменений не произошло. Сегодня в Уфу вылетает Дмитрий Муратов, руководитель Новой газеты и бригада врачей из госпиталя имени Бурденко. Вместе с уфимскими коллегами они определят дальнейший ход лечения Дмитрия Быкова.
berlin





[Сергей Доренко:]
— 9 часов 7 минут. Четверг. 18 апреля! Здравствуй, великий город! Здравствуйте все! Это рррадио «Говорит Москва»! «Говорит Москва»! Эльвира Хасаншина, ведущая этой программы. У Дмитрия Быкова не инсульт. Мы вчера очень волновались. Дмитрий Быков оказался в Уфе. Он прилетел туда. Говорят, что было какое-то спутанное сознание, это, скорее всего, связано с сахаром, с уровнем. Я не разбираюсь, я не врач.

[Эльвира Хасаншина:]
— Ну да, чтобы не так уж уточнять. Обострение какого-то хронического заболевания.

[Сергей Доренко:]
— Да. Я не разбираюсь, просто говорю, что он среднетяжелый. Дмитрий Быков, известнейший наш Дмитрий Быков, прекрасный.

[Эльвира Хасаншина:]
— Там еще СМИ писали (я не знаю, насколько это правдиво, передаю то, что они писали), что в самолете он вел себя довольно громко и буйно, и они подумали, что он нетрезв, но не стали садиться экстренно, поэтому 40 минут он еще по сути ждал скорой.

[Сергей Доренко:]
— Что-то связанное с сахаром, товарищи. Я надеюсь, что его выручат, я надеюсь, что его вылечат. Я надеюсь, что все будет хорошо. Дима Быков – один из выдающихся интеллектуалов эпохи.

[Эльвира Хасаншина:]
— Это правда.

[Сергей Доренко:]
— Один из выдающихся интеллектуалов эпохи и один из потрясающих творческих людей, с которыми интересно. Я должен сказать, что Дима Быков брал у меня, может быть, штук пять или десять интервью, притом в самое разное время. Я помню, давным-давно я вовсе был затравленный, не работал нигде, а он совершенно спокойно приезжал, сидели в «Якитории» на Новом Арбате, и это было смешно, что он никогда не записывает. Он вообще никогда не записывает.

[Эльвира Хасаншина:]
— На диктофон?

[Сергей Доренко:]
— Ни на что.

[Эльвира Хасаншина:]
— А как же он воспроизводит?

[Сергей Доренко:]
— Просто слушает. Вот он с тобой разговаривает. Мы сидим час, разговариваем, после чего он выходит, делает интервью, очень быстро, через час, через два он присылает тебе уже текст на «мыло». Я предпочитаю читать, потому что он не пишет на диктофон, я предпочитаю все-таки прочитать, опробировать. Я апробирую. Надо сказать, что правок я вношу не больше двух, парочку правок, касающихся скорее лексем, которые я не употребляю. Есть какие-то лексемы, которые я вообще запрещаю. У него я их нахожу, какие-то лексемы, которые я правлю, и все.

[Эльвира Хасаншина:]
— Ну это уникально.

[Сергей Доренко:]
— У него удивительный мозг. Я очень дорожу нашим знакомством, возможностью ему звонить и так далее. А сейчас, я думаю, он не отвечает. Поэтому я не буду звонить.
berlin



* * *

Любимые друзья — все, кого знаю лично и кого не знаю!

Большое вам спасибо за шквал добрых слов, беспокойств и предложений помощи в мою личку, в личку Быкова, в личку Ирины, в комментарии к многочисленным постам — мы будем всё читать ему, чтобы он знал, как вы все его любите. Он пока что спит, но я уверена, что он все слышит.

Простите, что я не успеваю читать и отвечать на сообщения — их действительно очень много, спасибо вам ещё раз.

Небольшое обращение к журналистам и людям, считающим себя таковыми: изводить звонками семью и врачей — нехорошо, пытаться купить информацию — просто ужасно. Помните, пожалуйста, что вообще-то смысл вашей работы должен сводиться не к ловле сенсации и поднятия хайпа любой ценой. По-моему, задача сегодняшней журналистики — помогать людям. Если вы считаете, что распространяя ложь, отвлекая врачей от работы, устраивая пранки семье, вы чем-то помогаете, то имейте в виду, что это не так.

Чтобы как-то остановить волну паники, которую раздули СМИ: не читайте все подряд. Подтверждённая информация появляется и будет появляться в «Новой газете», на «Эхе», в «Собеседнике» и на страницах лектория «Прямая речь» — это издания, с которыми все мы постоянно общаемся. Читайте фейсбук Ирины Лукьяновой.

Я хочу попросить вас о некоторых вещах:

1. Кто может, молитесь; думайте о хорошем и знайте, что все будет хорошо: Димка сильный, просто немного переработал — отдохнёт и вернётся в строй.
2. Друзья, живущие в Санкт-Петербурге, если есть такая возможность, сходите, пожалуйста, в часовню Святой Блаженной Ксении Петербургской — она всегда помогала нам и нашим друзьям.
3. Продолжайте писать: добрые слова, пожелания, тёплые воспоминания — все, что будет поддерживать. Если сообщение прочитано — оно прочитано ему.
4. Пожалуйста, не звоните мне для того, чтобы узнать, как дела. Вообще звоните мне только в случае крайней необходимости. Лучше пишите.
5. Пожалуйста, не переспрашивайте каждые полчаса, стало ли лучше, как дела и т.д. — обо всех изменениях вы узнаете.

Большое спасибо всем, кто вызвался помочь деньгами, врачами и всем остальным. Врачи Уфы всегда на связи с Москвой и Минздравом, они делают все, что могут — спасибо им огромное. Как только будет нужна какая-то помощь, мы обязательно дадим знать.

Ещё раз спасибо всем вам, ваши слова и вера бесценны.


из комментариев:


Alexandra Zhitinskaya: Дорогая Катя! Я обязательно съезжу в часовню Ксении Блаженной, и вообще думаю и молюсь о Быкове непрестанно, или, как он писал мне на книжках «изо всех сил». Передай, пожалуйста Быкову, что мы с Маркушей любим его, читаем, слушаем, и что хоть и редко встречаемся, он большая часть нашей семьи Житинских, а его дружба с моим папой и поддержка, которую Быков оказывал и ему и нам, для меня одна из самых важных ценностей и пример настоящей, редкой с наши дни преданности и верности. Быков очень хороший и чуткий человек, с большим и добрым сердцем. Про литературные и прочие таланты и без меня понятно. Передай, пожалуйста, что мы все с ним, и все вместе переживем, и ещё погуляем по Петроградке, вспоминая забавные истории из жизни писателей, переплетая их с линиями Быковских написанных и ещё не написанных романов ! А вам всем близким сил, сил и ещё раз сил!



Настя Житинская: Дорогая Катя, мы обязательно сходим. Любим вас очень.



Дина Бурачевская:

Дорогому Диме с уверенностью, что всё будет хорошо!

Мой родной человечек,
Я прошу, не болей!
Из мерцающих свечек
Насажаю аллей!

Защищать их от ветра —
Моя тихая роль,
И трамвай в стиле «ретро»
Унесёт твою боль.

Выпей чашечку кофе
И закутайся в плед,
Никого на Голгофе
Нынче вроде бы нет!

Не пророчат вороны
Чёрной кары и скверн,
И подходит к перрону
Поезд в стиле «модерн»...
berlin



Дмитрий Быков в магазине «Буквоед»
// Санкт-Петербург, 3 октября 2010 года
berlin
* * *

Совершенно убила новость про Дмитрия Быкова. Только кажется, найдёшь равновесие в мироздании и бац! заболевает хороший человек. И я опять в тупике. Изо всех своих силёнок, если Вселенная слышит и ловит wi-fi, желаю ему максимально возможного при таком диагнозе восстановления. Мне бы очень хотелось, чтобы мои дети застали его и хотя бы разок сходили к нему на лекцию.

Быков научил меня главному — читать и любить литературу. Всё остальное счастье случилось со мной после. Ведь внимательно читая хорошие книги, уже не так сложно выбирать между добром и злом. Хотя бы на примитивном, бытовом уровне. А это уже успех.

Я очень прошу для этого человека здоровья, хотя бы потому, что когда то он так же щедро отдал мне своё. Свой избыток жизненных сил. Где бы он не появлялся, и чтобы не рассказывал, этот избыток жизни всегда чувствовался. Конечно, я начала читать. Тупо надеясь, что именно чтение и делает Быкова таким счастливым и постоянно весёленьким. Ага, конечно.

Года три назад я слушала программу «Один» и там Быков говорил о Набокове. Он говорил, а я как раз лежала. Мыслей у меня не было никаких, ни одной, так что жить мне было не на что и не зачем. И вдруг Быков объясняет мне следующее. Понимаешь, чем прекрасен Набоков? Тем, что он даёт надежду нам, гордым неудачникам. У тебя два варианта: или жить с горьким сознанием, что ты проиграл. Или поверить в то, что ты на самом деле выиграл. Просто твоя победа отсрочена по времени. Но она обязательно случится. Обязательно. Главное, не мудри. Не пытайся переиграть судьбу, как Лужин.

Ну ничего себе! Мне эта мысль показалась откровением. Просто потрясающе! Понимаете,ведь это меняет всё. Совершенно другое отношение к жизни. Я поднялась, надела треники и пошла в магазин «магнолия» за тортиком. Потому что победа! Чего ещё ждать-то? Нет смысла не праздновать, раз всё уже случилось. Курить я тогда тоже бросила — а как же! Хотелось хорошо выглядеть на вручении короны. И это сознание со мной до сих пор. Просто одна его фраза, которая вдохнула в меня само торжество существования.

И главное. Быков убедил меня — 20-летнюю простодыру — изменить своим дурацким идеалам. Я перестала хотеть красивое, и полюбила живое и отзывчивое. То есть смешливого коротышку, верящего в чудеса. И раз я до сих пор счастлива, значит Быков и тут сумел. Не обманул про книжки. Реально стала умнее. Была бы дурой — не вышла бы за хорошего человека и страдала бы дальше. Поскольку кроме этого, надоевшего всем замужества, в моей жизни достижений нет, благодарна Быкову хотя бы за него. Для меня это тоже необъяснимый успех. Я была очень мрачной. Очень.

В общем, Господи, Господи, вмешайся и выздорови Дмитрия Львовича. Получается ведь, что ты не только свой мир укорачиваешь на человека, но и мой тоже. А мне он очень трудно достался. Уж не за 6 дней точно. Я реально пахала.

Пожалуйста, если вы не поклонник Быкова, воздержитесь от оскорбительных комментариев и всех этих мнений о его гражданской/политической/пищевой позиции. Выздоровит — потом...
berlin



Olga Novikova ("Facebook", 18.04.2019):

Дмитрий Львович, ну ты это.... Попугал нас и хватит! Давай уже скажи, что все хорошо!
berlin
aavst ("Telegram" + "Twitter", 18.04.2019):


Консилиум уфимских врачей при участии московской бригады и при поддержке Минздрава РФ принял решение о возможности транспортировки Дмитрия Быкова в московскую клинику.
berlin
Дмитрий Быков:

«Ужас, блин. Я уж не стану говорить там [убирает микрофон в сторону] про Таню Малкину. Ужас! Ужас!»
berlin


Вся Уфа: Эксклюзивное видео. Дмитрия Быкова экстренно транспортируют из 22-ой больницы Уфы в Москву.

В Уфу вылетел самолет для транспортировки Быкова, сообщил Венедиктов

Самолет вылетел в Уфу за госпитализированным в местную больницу Дмитрием Быковым, сообщил РИА Новости главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов, который рассчитывает, что писателя перевезут в Москву уже в четверг.

"Состояние по-прежнему тяжёлое, я даже слово "стабильное" не буду упоминать — не ухудшается, но и не улучшается. Сегодня туда прилетела бригада из нейрохирургии Бурденко, они сидели сегодня с уфимскими врачами, была телеконференция с Минздравом России, и приняли решение, что его можно перевозить в Москву. И сегодня, я надеюсь, самолёт сейчас за ним летит, это частный самолёт, в котором есть реанимационные возможности, реанимационная бригада. Это частный самолёт, который друзья предоставили. Если сегодня, когда самолёт сядет в Уфе, врачи разрешат, дадут зелёный свет, его сегодня перевезут в одну из московских клиник, которую мы светить не будем", — сказал Венедиктов.

Ранее главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов, который находится в Уфе, сообщил РИА Новости, что врачи оценивают состояние Быкова как стабильно тяжёлое, но не критичное.

Быкову стало плохо по дороге в Уфу, с борта самолета он был госпитализирован с подозрением на инсульт.

"РИА Новости", 18 апреля 2019 года

aavst ("Telegram", 18.04.2019):


Самолет, на борту которого находится Дмитрий Быков и бригада медиков, вылетает из Уфы в Москву для госпитализации Дмитрия Быкова в одну из московских клиник с целью продолжения интенсивного лечения. Состояние по-прежнему тяжелое, но стабильное. Без изменений. Близкие Дмитрию, включая жену, тоже летят с ним из Уфы этим рейсом, оплаченным редакцией Новой газеты.
berlin
Дмитрий Быков и Виктор Шендерович

[Сергей Бунтман:]
― Большое спасибо чату, который работает, потому что чат весь наполнен пожеланиями здоровья Дмитрию Быкову. И мы тоже очень переживаем. Мы решили буквально недавно несколько минут назад, что будем давать с четверга на пятницу в ночь замечательные эссе устные и повторы, пока Дима не выздоровеет, я думаю, что слышит, не слышит, но до него доходят ваши прекрасные просто сочувствия и поддержка.

<...>

[Виктор Шендерович:]
― Все немедленно вылезли. Все пошляки, все негодяи, все люди, все злорадство, все это немедленно. Вторая тема, кстати, на беду с Димой Быковым. Тоже загляни на сайт. Ребята, какой потрясающий маркер. Это же не политический маркер. Это маркер биологический. Те люди, которые в связи с бедой, произошедшей с другим человеком, придаются улюлюканью и бандерложьим пляскам радостным, и швырянием дерьмом…

[Сергей Бунтман:]
― А вот умствованию…

[Виктор Шендерович:]
― Секундочку. Я просто хочу зафиксировать. Те люди, которые сейчас из Интернета за деньги или по доброй воле кидаются дерьмом в лежащего в коме медицинской Диму Быкова ― это люди, принадлежащие к другому биологическому виду, чем Дмитрий Львович Быков. Это другой биологический вид. Не ищите там никаких национальных оценок, это другой биологический вид.

[Сергей Бунтман:]
― Ты какой-то расист все-таки.

[Виктор Шендерович:]
― Я на всякий случай. Да, я уже… Это другой биологический вид. Это просто уже дело в том, что понимаешь, какая штука. Это собачка одна на другую очень похожа, собачка идет по тоннелю, проложенному природой, ну она может быть слабее, сильнее собачка. Но если она лабрадор ― то она лабрадор. А человеку дана вот эта штука на плечах и там потенциально грандиозные возможности. Поэтому разброс между собачками небольшой. А между человеками ― очень большой. Вплоть до постепенного перехода вниз или вверх просто в другую… Шаламов говорил, что от мужика до Канта дистанция больше, чем от мужика до лошади. Это Варлам Шаламов. Так вот большой разброс очень. И такие случаи, такие безусловные очевидные случаи, как пожар «Нотр-Дам» или как беда с человеком любым. Это такой маркер, это не политический маркер, ребята. Это биологический маркер.

<...>

[Сергей Бунтман:]
― Те, кто опоздал, мы присоединяемся, конечно, мы абсолютно едины с вами в вашем пожелании выздоровления Дмитрию Быкову. И мы будем давать повторы его программы «Один», пока он ни выздоровеет. Всего всем доброго, до свидания.




Молиться не умею — просто очень надеюсь, что мой друг Дима Быков выберется из этой передряги.

И — дорогие СМИ, мать вашу. Я все понимаю про эксклюзив и жажду трафика, но давайте все-таки не публиковать диагнозы, тем более высосанные из пальца.



Димка Быков всю жизнь дышал совершенно самостоятельно, и ему это очень идет.



Еще ни один текст Быкова не доставлял мне такой радости, как его сегодняшняя смс-ка.

из комментариев:

Maria Phillimore-Slonim: Что написал?
Виктор Шендерович: слова благодарности ))

Boris Osipov: А что написал, Виктор Анатольевич? Хоть в двух словах.
Виктор Шендерович: слова благодарности



Отличный день: Дима Быков живой, в Украине в законный срок прошли честные выборы, в Москве потеплело. Только лондонский "Арсенал", гад, проиграл зачем-то.
berlin
«И умру я не на постели, при нотариусе и враче...»

Быкова вроде в этот именно отрезок времени уже транспортируют в Москву из Уфы спецсамолётом. Вот те и оппозиционер, министерство культуры о нём трогательно заботится. Лучшие светила в Уфу летали.

В такие моменты выясняется кто есть кто, от своей буржуазной сущности Быков не ушёл...

Мне так на ум приходит Николай Гумилёв, его строки:

И умру я не на постели,
При нотариусе и враче,
а в какой-нибудь страшной щели.
Утонувшей в густом плюще,

Что войти не во всем открытый,
протестанский прибранный рай,
а туда где разбойник, мытарь,
и блудница крикнут: «вставай!»...

Этого я себе желаю. Быкову это не светит.
berlin
Дмитрия Быкова доставили на лечение в Москву

Председатель редакционного совета «Новой газеты» Дмитрий Муратов сообщил, что полет прошел хорошо.

Самолет, транспортировавший из Уфы находящегося в медикаментозном сне писателя Дмитрия Быкова, прибыл в Москву.

Об этом в четверг корреспонденту ТАСС сообщил председатель редакционного совета «Новой газеты» Дмитрий Муратов.

«Мы в Москве, полет прошел хорошо», — сказал собеседник ТАСС.

Как ранее информировал главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов в своем Telegram-канале, на борту находилась бригада медиков и жена писателя. Состояние Быкова по-прежнему тяжелое, но стабильное.

Литератор будет доставлен в одну из столичных клиник.

51-летний Быков был доставлен в больницу Уфы с борта самолета в тяжелом состоянии и с нарушением сознания. Первоначально врачи подозревали у него острое нарушение мозгового кровообращения, однако инсульт у писателя подтвержден не был.
berlin
* * *

С Дмитрием Быковым мы познакомились, страшно сказать, больше четверти века назад. Когда я пришла работать корреспондентом к Новоженову во "Времечко" — по сути ничего не умеющим ребёнком, — а Дима тогда уже был известным журналистом.

Быков моментально очаровал меня своим грандиозным интеллектом и потрясающим талантом писать талантливые стихи сходу, за 10 минут, "на коленке".

Дима посмеивался над моим вечно глохнущим и ломающимся жигулёнком, помогал, если случались "затыки" с концовками текстов, подкармливал роскошными ужинами в ресторане АТВ, когда у меня не было денег.

Балагур, весельчак, невероятно эрудированный человек — я просто смотрела ему в рот, пытаясь запомнить его невероятные рассказы.

Когда они делали с Гуреевым программу "Хорошо. БЫков" — даже мимо двери было страшно проходить, из кабинета валили густые клубы дыма и слышался громкий мат. Программа, в итоге, получалась отличная.

Он, один из немногих, всегда называл меня Галка. Так меня называл только папа и самые близкие друзья, и это было дико приятно. Я гордилась и горжусь нашей тогдашней дружбой с этим талантливым и очень добрым человеком.

После АТВ наши дороги разошлись, да и не могло быть иначе, учитывая наши полярно разные взгляды на происходящее в стране. Но когда мы встретились несколько лет назад на выставке современной литературы — обнимались и целовались так, как будто расстались вчера. И это был всё тот же НАШ Дима. Несмотря на то, что от всех его выступлений в последние годы, у меня волосы на спине шевелились от недоумения.

Но сейчас это всё не имеет ровным счётом никакого значения.

Сейчас Дима в очень тяжёлом состоянии. Информация очень противоречивая — то ли диабетическая кома, то ли из неё уже вывели, то ли будут лечить в Уфе, куда вылетела бригада лучших врачей, то ли будут перевозить спецрейсом в Москву.

Весь день пытаюсь узнать — можно ли чем-то помочь, хотя бы организационно — опыт-то огромный и возможности немаленькие — но никто пока толком ничего не знает.

Верю, он сильный, он выберется.

Дима, живи.

Мы рядом, если что.

За минимальные попытки "плясок на костях" буду банить безжалостно даже тех, кого знаю в реале. Не теряйте лицо, ребята.
This page was loaded Aug 19th 2019, 10:41 am GMT.