?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
April 19th, 2019 
berlin
Irina Lukyanova ("Facebook", 18.04.2019):

Принято решение перевозить в московскую клинику. Согласовано с врачами и Минздравом.




Irina Lukyanova ("Facebook", 18.04.2019):

В Москве. В клинике. Все штатно.




Irina Lukyanova ("Facebook", 19.04.2019):

За ночь без изменений




Irina Lukyanova ("Facebook", 19.04.2019):

Важное. В связи с многочисленными провокациями семья Быкова просит всех, кто лично не знаком с членами семьи, не вступать с нами в личные контакты. Не надо звонить, писать в личку и подходить на улице даже с самыми добрыми словами, мы не будем отвечать.

Можно писать в комментах и на официальных страницах Быкова.

Запросы во френды не принимаются, есть кнопка подписки.

Большое всем спасибо за тысячи добрых слов, за понимание, сочувствие, мощную поддержку. Очень просим о понимании.

Не надо трогать маму, сына и однокурсников сына.

Дорогие СМИ, не надо спрашивать о диагнозе. Это медицинская тайна (см. Основы законодательства об охране здоровья граждан и Закон о персональных данных).
Здравствуйте! Хочу передать Дмитрию скорейшего выздоровления и всего наилучшего! С уважением, Андрей Т.
berlin
«Жить рассчитываю долго. Я из семьи долгожителей», — Дмитрий Быков

Накануне госпитализации писатель и журналист Дмитрий Быков в Екатеринбурге дал большое интервью DK.RU. Говорил много и воодушевленно. Приводим наш разговор практически полностью.

Дмитрий Быков — журналист, публицист и автор более 60-ти книг. В начале недели он провел в Екатеринбурге лекцию о христианских мотивах в русской и мировой литературе. На следующий день у него была запланирована лекция в Уфе на тему «Русский анекдот как литературный жанр». Однако стало известно, что журналист в тяжелом состоянии госпитализирован в Уфе и введен в медикаментозную кому. Сейчас он транспортирован на лечение в Москву.

Перед лекцией в Екатеринбурге Дмитрий Быков дал большое эксклюзивное интервью DK.RU. Приводим наш разговор, который от современной школы незаметно перешел к политике, практически полностью.


«Школьнику надо внушить, что он гений»

Дмитрий Быков — преподаватель литературы в частной московской школе «Золотое сечение», он работает со старшеклассниками и не раз говорил, что это одна из самых интересных для него аудиторий.

— Чем вас привлекает молодежь, вам с ними проще общаться?

— Это глубокие старцы, которые совсем уже никому не нужны, любят дрожащими голосами говорить: «Мне с ровесниками неинтересно, меня тянет к молодежи. Они меня одни понимают». Это они хотят показать, что еще кому-то нужны. Я, безусловно, если доживу, впаду в это состояние. Тогда я буду говорить, что с ними мне интересно, а с ровесниками — скучно, у них одни болячки.

Я не могу сказать, что мне с ними более интересно. Если уж на то пошло, мне интересно в учительской. Там идут интересные разговоры, люди читают интересные книжки, обсуждают будущее. И там как раз те разговоры, которые я всю жизнь привык слышать у матери на кухне. Она учитель, до сих пор работает, и к ней всегда приходят коллеги. И я тогда ребенком, а теперь уже стариком сижу и с большим любопытством слушаю.

Учителя — лучшая среда. Что касается детей, то они, конечно, заряжают здоровьем, молодостью. Они очень быстро соображают — быстрее, чем мы. Не знаю, чему они этим обязаны — может быть, айфону, может быть, их лучше кормят. Может быть, они — какая-то новая эволюционная ступень. Как любой современный компьютер, они отличаются более высоким быстродействием. Это не значит, что они умнее, но их мнение нестандартнее, их версии интереснее. Я люблю на них обкатывать какие-то свои идеи, потому что многое из того, что выдумывают они, никогда не пришло бы мне в голову.

Я читаю сейчас детям лекции, которые называются «Быков и дети» в лектории «Прямая речь». Читаю им, например, Горького, Грина, или Куприна, они понимают их очень необычно. И вопросы они задают странные. Поэтому не могу сказать, что меня как-то радует это общение, но оно меня очень освежает, разгоняет мою медленную старческую кровь.

— Вы преподаете в частной школе в Москве.

— Какая вам разница, частная она или нет? Я преподаю в школе. Обычной московской школе, где мне платят очень скромно.

— Я не про деньги. А о том, что родители все чаще задумываются о том, чтобы найти для ребенка не обычную общеобразовательную школу, а частную, где будет более индивидуальный подход.

Read more...Collapse )

Беседовала Анна Хлебникова
statya 29
Уважаемый Дмитрий Львович, выздоравливайте! Ваше Слово нужно людям!
С уважением, Геннадий.
berlin


+3Collapse )


Ann Gumboldt ("Facebook", 19.04.2019):

Дорогой Дмитрий Львович Быков. Поэт, учитель и друг. Я тебя очень люблю, знаю что ты поправишься. Все твои дети, которых ты учил и вдохновлял, думают сейчас о тебе, и значит все это закончится благополучно. Ведь этих детей очень много. А ты еще такой молодой. Хорошо что у тебя есть твоя жена, мама, дети, друзья. Желаю им много сил и здоровья. Отправляю старые картинки и прикладываю твое стихотворение о радости, твой перефраз, или как это назвать, Саши Чёрного (жить на вершине голой). В отличие от Саши, оно у тебя не очень короткое, ну и ладно.


berlin


ЕЩЁCollapse )

Дмитрий Быков + Александр Эткинд: «Стратегии сопротивления» Дмитрий Быков и Екатерина Кевхишвили // Санкт-Петербург, «Открытая библиотека», Новая Голландия: культурная урбанизация, наб. Адмиралтейского канала, д.2, 9 июня 2018 года
berlin
Муратов опроверг слухи об ухудшении состояния писателя Дмитрия Быкова

Медики, под присмотром которых находится писатель и обозреватель «Новой газеты» Дмитрий Быков, оценивают его состояние как стабильное. Об этом сообщил председатель редакционного совета «Новой газеты» Дмитрий Муратов.

Таким образом, он опроверг слухи об ухудшении состояния писателя, распространяемые телеграм-каналом Mash.

«Врачи довольны тем, как идет процесс, у него стабильное состояние, есть положительная динамика. Рядом с ним находятся его мама и жена. Последний раз я разговаривал с ними несколько минут назад, поэтому это самая свежая информация о его здоровье на данный момент», — рассказал Муратов.

Напомним, писателя Дмитрия Быкова госпитализировали 16 апреля в Уфе, где должен был выступить с лекцией. Врачи оценивали его состояние как тяжелое, но стабильное. После госпитализации глава Минздрава России Вероника Скворцова поручила провести консультации с участием главных внештатных врачей Минздрава, по итогам которых было принято решение о транспортировке Быкова в Москву.

Накануне вечером его доставили в одну из столичных клиник для дальнейшего лечения.
berlin
Irina Lukyanova ("Facebook", 19.04.2019):


Врач говорит, состояние стабильное. Небольшие изменения к лучшему есть, серьезных изменений нет.
berlin
Юрий Шевчук: «Дмитрия Быкова перевезли в Москву по просьбе его мамы»

Лидер «ДДТ» дал высокую оценку башкирским медикам, которые в течение трех дней спасали публициста.

Неожиданные проблемы со здоровьем у известного писателя и публициста Дмитрия Быкова, который три дня провел в уфимской больнице, не на шутку испугали его близких и заставили изрядно поволноваться всех, кто его знает. Напомним, Быков в начале недели должен был читать лекцию в башкирской столице, но ее пришлось отменить — писатель почувствовал себя плохо и вместо встречи с читателями угодил в реанимацию. В больнице его навестил лидер «ДДТ» Юрий Шевчук, которого «Комсомолка» попросила прокомментировать ЧП.

— Я прилетел в Уфу навестить маму, а на следующий день мне позвонили друзья и рассказали, что случилось с Дмитрием Львовичем Быковым,— рассказал Шевчук.— Он почувствовал себя плохо еще в Екатеринбурге, где выступал накануне, но отказался от помощи медиков. В больницу не поехал, сказал, что его ждут в Уфе, где он должен был читать лекцию. А он, кстати, очень ответственный человек, честь и хвала ему за это, но вот себя не бережет, к сожалению. В самолете, на высоте, ему стало уже совсем плохо, и его из уфимского аэропорта доставили в 22 больницу скорой помощи. В тот же вечер я побывал там, и потом, в течение трех дней, пока ему оказывали неотложную помощь, наблюдал как работали наши доктора. Главврач клиники Ирина Марсиловна Карамова все точно и правильно организовала. Я хочу поблагодарить этих замечательных людей, высочайших профессионалов — всех сотрудников 22 больницы. Потом был видеоконсилиум с башкирскими и московскими коллегами — профессора из института Бурденко и другие медицинские светила подтвердили, что уфимские медики все сделали правильно. Состояние Дмитрия Львовича стабилизировали и вчера перевезли в Москву, об этом попросила его мама. Она, кстати, почетный учитель Российской Федерации, замечательный педагог.

— Юрий, а какой все-таки диагноз поставили медики Дмитрию Быкову?

— Озвучивать диагнозы — не мое дело, об этом вам расскажут специалисты.

— Дмитрий Быков — уникальная личность, человек энциклопедических знаний, помнит тысячи стихотворений наизусть, замечательный публицист, филолог, педагог, который очень много делает для развития культуры мышления в нашей стране. Послушайте его 100 лекций о литературе, почитайте книги о Борисе Пастернаке, Булате Окуджаве, юбилей которого, кстати, будем отмечать девятого мая. Вообще познакомьтесь с его стихами, прозой — он реально занимается просвещением, которого так нам сейчас не хватает. Поэтому, чтобы не говорили, Дмитрий Львович заслужил такое бережное отношение врачей, друзей и российской интеллигенции в полной мере, — отметил Юрий Шевчук.

текст: Мила Киян
berlin
* * *

Дмитрий Быков ворвался в мою жизнь, когда мне было семнадцать.

Ленка с третьего курса, уже известная 'молодая писательница Кубани', уже цитируемая журналистка и почти звезда, почему-то решила со мной дружить, и первое, чему меня научила — любить Дмитрия Быкова, лучшего, как она говорила, писателя и журналиста страны.

Ленка была бесспорным авторитетом. Она посылала сама себе письма маньяка, вырезая цветные буковки из гламурных журналов, и посвятила мне замороченный и оказавшийся, к сожалению, пророческим акростих, который сверху вниз читался 'маргаритасимонян':

Молитесь, милая.
Август кончился.
Разбито зеркало.
Грубы неточности.
Антракт — и временем
Разрушен образ мой.
Искрится провод от
Трамвайных росчерков.
Абзац. Вступление,
Сражение, развязка. Сон.
Исходит семенем
Мужчина вон.
Он. Или он. Или он.
Ноябрь по-серому.
Январь по-прежнему.
Наверное, был в руку сон.


Наш журфак располагался в здании бывшего детского сада, с уцелевшими каруселями и бетонным писающим мальчиком. Карусели сразу стали нашей курилкой. С утра вместо лекций мы запивали одну на двоих сосиску портвейном 'Анапа' и с придыханием вслух читали новый шедевр Дмитрия Быкова — статью 'Заябукер', расшифровывавшуюся 'Зачем я Букеру', где Быков негодовал, что ему в очередной раз не дали премию 'Букер'.

Потом Ленка призналась, что задружилась со мной не из-за меня, а потому что была влюблена в моего бойфренда — модного диджея с фенечками и хаером.

Через год Ленка погибла. То ли попала на безлюдной дороге под колеса случайной машины, то ли сама под нее бросилась. У нее уже была не одна попытка самоубийства в анамнезе.

Так сбылись ее строчки 'и временем разрушен образ мой'. Ленка ушла, ушла и память о ней. А любовь к Быкову — осталась.

Намного позже, уже в Москве, я слушала его лекцию о поэте Суркове. Алексее Суркове, разумеется — это же Быков. И поймала себя на том, что хотела бы целую вечность вот так сидеть и слушать лекции Быкова о поэтах.

Когда Дмитрий Быков обратил свое язвительное перо в мою сторону, я поняла, что совсем уже взрослая. И даже осмелилась ему ответить: https://m-simonyan.livejournal.com/86341.html

Когда в своей книге 'Календарь' Быков посвятил мне целую отдельную главу, я подумала, что спустя 15 лет меня догнал, наконец, портвейн 'Анапа' и я благостно галлюцинирую.

Среди прочего, были у Быкова вот такие строчки:

‘Вот где у Симоньян настоящая искренность и живая, не литературная боль, подлинная, а не фельетонная хлесткость — так это в описаниях русской провинции, где спивается несчастная шизофреничка Шатап (в ней легко узнается Лариса Арап — как в радиоведущей Кирдык сразу опознается Евгения Альбац, и это хоть и похоже, но неприлично). Эта провинция сера, скучна, нища, невыносима. Это та самая «застенчивая наша бедность», которой готов умиляться Натан Дубовицкий, но в реальности он, конечно, лютой и страстной ненавистью ненавидит все это. Именно адским, жгучим желанием выбраться из этого серого странного места, откуда, кажется, нет выхода, продиктовано все их растиньячество, все желание вписаться в тренд, вся готовность охаивать непатриотичных олигархов, толкать падающих и утверждать патриотические ценности. Они, молодые, яркие, красивые, не хотят больше жить здесь; они хотят в Москву, в Москву! Войти в нее, понравиться ей, ниспровергнуть и растоптать ее, и стать тут первыми, и сделать из России экспортную Рашу Тудей. Ради этой великой задачи стоит жить. Это желание и этот ужас перед серой Россией — смотрят из глаз Тины Канделаки и жовиального ростовчанина Кирилла Серебреникова, потенциального постановщика ‘Околоноля’ в театре Олега Табакова. Точно такой образ России, который нарисован у Симоньян — серая страшная нищая провинциальная снежная пьяная обшарпанная, далее везде,— нарисован им в фильме ‘Юрьев день’, и трудно себе представить что-нибудь более далекое от России реальной. Но на взгляд приезжего южанина она выглядит именно так.

Это и есть то, к чему мы пришли: от ‘Духова дня’ местного (не в географическом, конечно, смысле) превосходного режиссера Сельянова — к ‘Юрьеву дню’ нахватанного, современного, быстрого, но напрочь лишенного внутренней культуры Серебренникова’.

Я желаю Быкову выздороветь и снова писать.

Хотя бы потому, что я так ни разу с ним и не поговорила — а ведь давно пора. Не спросила, изменил ли он мнение о режиссере Серебренникове, и если изменил, то, может, и обо мне изменит со временем, не узнала, откуда у него такая уездная ксенофобия по отношению к 'приезжим южанам', которую в приличном обществе принято скрывать, а он не может удержаться (раз уж быковский текст раз'ясняет нам, что прилично, а что неприлично). Может, смогла бы его переубедить.

Спросить, где у меня он увидел 'серую страшную нищую снежную пьяную обшарпанную' Россию или с кем меня перепутал, когда все, о чем я пишу в своих редких поползновениях на литературу — это сплошной медоносный юг, золотые степи Кубани, цикламеновый Адлер и единственное на Земле обожаемое Черное море — и именно туда рвусь каждый день из снежной Москвы.

Может, еще смогу.

И еще я желаю Быкову поскорее поправиться потому, что Букера ему, кажется, так и не дали. А ведь тоже давно пора. Он ведь и правда один из лучших журналистов и авторов нашей эпохи.

С Уважением Дмитрий Львович, держим кулачки за Вас.

berlin
Irina Lukyanova («Facebook», 19.04.2019):


Сегодня ТАСС диагностировал у Быкова инфаркт мозга, а телеграм-канал Mash тяжелый сепсис. Завтра, думаю, найдут родильную горячку.

На всякий случай напоминаю всем коллекционерам чужих диагнозов о статье 13 Основ законодательства об охране здоровья граждан:

1. Сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну.

2. Не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 настоящей статьи.

Текст статьи и все пункты, по которым дозволяется разглашать врачебную тайну, по ссылке (подчеркиваю, что пунктов "любопытство", "сенсация" и "желание подзаработать" там нет):

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121895/9f906d460f9454a8a0d290738d9fc2798c1e865a/

P. S. Мне сегодня значок отличный подарили.


из комментариев:


Denis Dragunsky: Дорогая Ира, пусть они все идут в жопу и дальше! Всё будет хорошо. Обнимаю Диму и тебя.



Ирина Драгунская: Хотелось бы всех поименно назвать, да сепсис у мозга едри иху мать. Хотелось бы их засудить, конечно

Irina Lukyanova: да, я вижу нарушение а) конституционного права на охрану частной жизни б) закона о СМИ (в части записи скрытой камерой), в) закона о персональных данных г) закона о охране здоровья граждан. По-моему, всего этого для прокуратуры было бы достаточно.

Ирина Драгунская: Ирина Лукьянова да

Irina Lukyanova: ни у кого щас нет ни сил, ни ресурсов с ними воевать. Так что только гонять поганой метлой.

Ирина Драгунская: Ирина, жаль что нельзя юристов напустить



Andrey Lazarchuk: Ирочка, если не трудно, напиши мне в личку, что и как. Никому не скажу, просто очень переживам мы тут

Irina Lukyanova: а можешь позвонить? я в личку телефон брошу

Andrey Lazarchuk: Давай



Maria Poryadina: Ирин! я понимаю, что тебе не до того... Но если б дети, например, всё это своевременно заскринили и зафиксировали, то через некоторое время можно было устроить громкий процесс против шакалов и скунсов. Это было бы полезно в общественном смысле (как были полезны суды Успенского, например, после которых нарушители авторских прав реально призадумались).

Irina Lukyanova: мы это обсуждаем с сыном.
berlin
Юрий Шевчук: Нотр-Дам, да, понятно, но сколько шедевров исчезает в наших городах!

Собор Парижской Богоматери, финишная прямая президентской гонки на Украине, госпитализация писателя Дмитрия Быкова — такой уходящую неделю увидел лидер группы ДДТ.

<...>Collapse )

В день, когда в больницу в Уфе попал известный российский писатель Дмитрий Быков, в городе оказался и Юрий Шевчук. Лидер ДДТ рассказал нам, что провел у Быкова в больнице все три дня до того, как писателя перевезли на лечение в Москву.

«Я приехал в Уфу к маме, отпахал гастроли. И на следующий день мне позвонили друзья и сообщили, что он в больнице скорой помощи, я тут же поехал, я был там все три дня. Приехали его родственники. Мы пытались помочь там, чем могли. Врачи замечательные, они сделали все правильно. И министерство здравоохранения поддержало, очень серьезно отнеслось к этой уникальной личности, которой является Дмитрий Львович Быков. Состояние его стабилизировали, перевезли спецрейсом в Москву. По-моему, все не так плохо. Будем надеяться…», — выразил надежду Шевчук.

текст: Всеволод Нерознак
This page was loaded Sep 17th 2019, 2:54 am GMT.