?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
May 13th, 2019 
09:54 am - Déjà-vu
berlin




Евгений Лукин («Facebook», 11.04.2019):

Всем, кому что должен. Сейчас меня увозит скорая помощь. Если окажусь симулянтом, возникну завтра. Если нет, то позже.

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Дай Бог, чтобы симулянт. Здоровья!


+

Natalia Kim («Facebook», 09.05.2019):

Везут на «Скорой» в 13-ю больницу в хирургию. Помолитесь обо мне.

из комментариев:

Петрушевская Людмила Стефановна Писатель: Помолилась за Вас, Туся. Все пройдет. Ваша Л.С.


ПСС Дмитрия Львовича Быкова в Facebook'е

ПСС Людмилы Стефановны Петрушевской в Facebook'е
berlin
Дмитрий Быков в программе ОДИН от 23-го октября 2015 года:

«Полезно ли ведение дневников?»

Да, безусловно. Но есть люди, которые умеют это делать, а есть, которые не умеют. Я вот не умею. Почему — не знаю. Наверное, потому, что мне кажется это занятие каким-то эгоцентрическим. Про себя я и писать не очень люблю, то есть я не шибко автобиографичен (кроме «Квартала»). Есть такой старый анекдот: «Мне приснился потрясающий эротический сон».— «Какой? Ты и она?» — «Нет».— «Ты и он?!» — «Нет».— «А какой?» — «Я и я». Вот такую эротику по принципу «я и я» я не очень люблю.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 13-го ноября 2015 года:

«Ведёте ли вы личные дневники?»

Нет, мне это совсем не нужно.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 11-го марта 2016 года:

«Есть ли у вас «разгрузочные» периоды после серьёзной прочитанной литературы, когда вам нужно отдохнуть на «несерьёзной»?»

Я обычно отдыхаю на дневниках и биографиях, потому что это моё самое любимое чтение.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 28-го июля 2017 года:

«Какие книги вы чаще всего перечитываете?»

Дневники и мемуары.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 1-го сентября 2017 года:

«Читаете ли вы научную литературу?»

Да, в основном ее. Но больше я читаю дневники.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 12-го января 2018 года:

«Вели ли вы в юношестве какой-нибудь письменный дневник? Существует ли надобность вести дневник закрытого типа? И есть ли такая потребность?»

У меня всегда была такая мечта, потому что время же уходит неизвестно куда, и всегда хочется вспомнить, что ты делал в такой-то день, каким ты был вообще. Себя забываешь. Вот там сказано у Авена, что тот же Березовский все забывал, ничего не помнил. И когда он читал о себе, скажем, «Большую пайку» Дубова, он очень удивлялся: «Я же ничего не помню». Я не то чтобы ничего не помню, но я помню главные вещи. А очень много из среды, из эпохи — какие-то цены, какие-то тогдашние дела и условности — они, к сожалению, просто уходят из ума, ты их забываешь, потому что они, казалось бы, не нужны. А потом так интересно почитать: общался с теми-то, ездил туда-то. Ну, как говорил Чехов: «Чувствуется некое биение жизни»,— как вот он писал Суворину. Чувствуется биение жизни. Я всю жизнь мечтал это делать, но никогда ничего не получается, никогда нет времени это записать. И главное, что никогда нет настоящего желания, потому что когда это записываешь, всегда чувствуешь себя как-то неумеренно понтисто, как-то придаёшь себе слишком большое значение — а этого я, честно говоря, как-то не люблю.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 14-го сентября 2018 года:

«По дневникам Самойлова у меня ощущение, что его мучила депрессия, дневники Гладкова, Нагибина — то же самое. Может быть, депрессия связана с творческой активностью?»

Видите, нет. Мне кажется, что дневник — это то, в чем человек признается себе, и то, в чем он не решается признаться окружающим. Поэтому они часто депрессивны. Но… ну то есть туда выносится худшее. А лучшее в людях — это, наверное, то, о чем они говорят с женой за чаем. Кстати, у Самойлова с женой было очень интенсивное общение, у Гладкова с возлюбленной, там с гражданской женой — актрисой, тоже. Нагибин вообще был очень открытый и светский человек, просто в дневники он, как и Тарковский, выделял творческую ревность, зависть. Я имею в виду Андрея Тарковского. И т.д. «Мартиролог» почитаешь, вот книгу личных записей Тарковского, дневники его — все время ощущение какой-то постоянной обиды на мир, а ведь человек был совершенно светоносный. То есть дневники — это специальный такой как бы отводный канал для авторской желчи. Я дневников не веду. Смысла в этом не вижу.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 5-го апреля 2019 года:

«Вы говорите о важности дневников, хорошо их знаете и следите за публикациями. Не планируете ли о них написать или прочесть лекцию?»

Понимаете, из тех дневников, которые я прочёл за последнее время, самым интересным мне показался дневник Юлии Нельской-Сидур. Он, по-моему, блистателен просто. Кроме того, он сверхценен для рассуждения о происходившем тогда в художественной элите, в том числе. Мне очень понравились дневники Самойлова в своё время. А так… Я сейчас прочёл дневники Новеллы Матвеевой за многие годы. Многое там хорошо написано, но публиковать ли их? Я не знаю, какое решение примет племянник. Я бы публиковать их не стал, потому что мы привыкли к ослепительной образности матвеевских стихов, к изумительной мелодике ее песен, её болезненной, иногда иррациональной чуткости, к игре воображения, а видеть бытовую изнанку всего этого нам, по-моему, не нужно. Я бы, во всяком случае, не хотел.

Я ненавижу это девчоночье — простите за такую оценку мизогинную — выражение «сделайте меня развидеть это», но я бы не хотел знать изнанку и подоплёку творческой жизни некоторых великих людей, изнанку их быта. Хотя моё уважение к Матвеевой от этого не поколебалось. Тем большие усилия требовались от неё, чтобы все это написать, сотворить. Автокомментарий там интереснее всего. А в общем дневники — это чтение, бесценное для историка, но мучительное для современника.

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 9-го мая 2019 года:

«Вы не раз говорили о ценности дневников. Ведёте ли вы дневник? Если да, то насколько регулярно?»

Не могу вести, Влад. Нет такого желания, во-первых; нет времени, во-вторых. И в-третьих, понимаете, правильно совершенно написал в своём дневнике замечательный артист Дворжецкий (был опубликован его дневник): «Всегда, даже если прячешь от себя этот факт, пишешь ведь для вечности, для потомков. А в этом уже есть фальшь изначальная». Поэтому… Писать для себя, что я делал сегодня, просто вспомнить — так я и так достаточно много пишу таких дневников публицистических, колонки всякие. По ним я всегда могу восстановить, что я делал, где я был. А вот писать дневник с оценками: «читал такого-то, глубоко негодовал. Как можно?» или «читал такого-то, рыдал от солидарности, мысленно заключил его в объятия»,— так я лучше этому автору (у меня почти всегда есть такая возможность) напишу письмо или заключу его в объятия лично.
06:34 pm - Bella Italia!
berlin

АВТОРСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ
ИСКУССТВО / АРХИТЕКТУРА / ПРИРОДА / РЕЛАКС


ОКОЛО ВОЛШЕБСТВА. INCANTICO И ЧЁТКИ УМБРИИ

2-7 июля 2019 года

осталось 2 места

СТОИМОСТЬ €1380 по курсу ЦБ РФ на день оплаты + 2%.

Предоплата €400 гарантирует вам место в группе.

Стоимость указана при проживании в двухместном номере, доплата за сингл €500

Возможно размещение в трехместных номерах — обратитесь к нам за информацией

<...>

ДМИТРИЙ БЫКОВ

Писатель, поэт и публицист, литературный критик, радио- и телеведущий, журналист.



Вечерний гость поместья Incantico и нашей программы. Нас ждут стихи, фрагменты новой прозы и живой разговор.

<…>
berlin



история одной фотографии (видео)

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 31-го марта 2016 года:

«Думаю над вашим стихотворением «На самом деле мне нравилась только ты»,— спасибо, очень приятно,— и не могу понять: это ирония или скрытое отчаяние от невозможности никем заменить любимую женщину?»

Нет, это ни то, ни то. Ну, как вам сказать? Будем откровенны. Это стихи о том, что после первой любви всё время… Ну, как вот фрейдисты считают, что в каждой женщине мужчина ищет мать (что, по-моему, не совсем верно). В первой любви всегда есть невероятная полнота, невероятная сила и острота чувства, поэтому всю жизнь этому первому опыту как-то бессознательно подражаешь. Во всяком случае, так было в моей биографии. Эти стихи написаны о женщине, с которой у меня действительно была довольно долгая любовь. И потом уже, когда мы все успели и развестись, и пережениться, и она замуж вышла и уехала, она вернулась сюда ненадолго, и была между нами такая кратковременная, но сильная вспышка прежней страсти, абсолютно ничем не омрачённая. Прошло, наверное, семнадцать лет с того момента, как мы познакомились, но была такая довольно бурная, кратковременная, но очень сильная опять любовь. Я про неё и написал.

Действительно как-то так получилось, что и её имя, и её какие-то черты и признаки, и её привычки оказались равномерно распределены между всеми моими следующими возлюбленными, хотя я встретил потом много женщин гораздо более достойных, гораздо более прекрасных, и был гораздо более счастлив с ними, но просто бессознательно я какие-то её черты в них искал. И слава богу, может быть, что не находил. Сейчас, уже после многих лет, это всё давно перегорело. И я благодарен ей уже хотя бы за одно то, что я с неё стряс, с этих отношений, по крайней мере, одно стихотворение. Хотя я довольно много когда-то про неё писал, но, слава богу, не печатал.
This page was loaded Jun 18th 2019, 9:36 am GMT.