?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
May 17th, 2019 
berlin
Окончательно забыто или отложено на когда-нибудь потом...

книга об Анне Ахматове для «Молодой гвардии» (Чертанов свою часть сделал)
проект «Новое поколение» в лектории «Прямая речь»
студенческий журнал «Послезавтра»
детский журнал «Блин»
«Абсолютный бестселлер»
роман про тигра
«92-й километр»
«Океан»

Один // "Эхо Москвы" // 17 мая 2019 года

Один // "Эхо Москвы" // 17 мая 2019 года
Посмотреть эту публикацию в Instagram

Сегодня ходили с Любой @laclactis на лекцию Быкова о Набокове и его Вере. Смешанные чувства, я со многим не согласна. (Настолько смешанные, что пока я писала этот пост, проехала свою станцию в метро...) С тем, что Набоков - моралист. Он же терпеть не мог моралистов, идейных, воспитателей, и даже в Толстом и Достоевском в первую очередь презирал именно моралистов. Так что если б он услышал слова о себе «главный моралист», он бы точно обиделся. С тем, что герои Набокова умирают во имя его проекции умирающих вокруг него самого империй, и неких его чувств. На мой-то взгляд, как истинный сноб, он убивает своих героев только ради того, чтобы никто больше их не воскресил, ничего лишнего не додумал и не дай бог не написал никакой сиквел. Но что зацепило меня - это с помощью рассказа о любви и браке приближение заоблачного гения к нашим, земным таким страстям и эмоциям. Я вижу этого сноба в жилете и мягком пиджаке, который отказывает влюбленной в него и преследующей его женщине, пытающейся увести его из семьи - пардон, мадам! Я вижу его в аудитории, с огоньком в глазах глядящего на свеженьких, розовых американских студентов, рассказывающем им о Карениных и об устройстве вагонов 1 и 2 классов в дореволюционном русском поезде. «И до поцелуев, говорят, доходило!...» Волшебным образом на растущую луну растет совершенно очевидная эмоция. Струнка, оччень чувствительная, тонкая, горячая, и отголоски этой вибрации, как всегда, отражаются от всех, всех уголков мироздания. Любовь! 🖤 #набоков #любовь #струны

Публикация от sugamami (@sugamami)

(instagram / @sugamami // 15 мая 2019)
berlin
Еженедельная импровизация Дмитрия Быкова, которая учит нас не бояться будущего, потому что всё уже было. Мы учим своего зрителя распознавать сегодняшние ситуации в мировой истории, в классической литературе, в анекдотах и в нашем сегодняшнем быту. Делаем мы это по возможности с юмором, иногда в стихах.




программа ВСЁ БЫЛО С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ (выпуск №140)

«Екатеринбург, не обольщайтесь». Дмитрий Быков о мнимых уступках власти.

Хорошие новости! «Все было» с Дмитрием Быковым возвращается в эфир после перерыва. Ведущий решил обсудить самую горячую тему недели — это, конечно, строительство храма в Екатеринбурге, которое вызвало протесты местных жителей, а также вмешательство президента Владимира Путина, который призвал провести опрос жителей района. И теперь строительство вроде приостановлено, сквер пока вроде спасен, и вроде бы власть пошла на уступки. Но все это было! Дмитрий Быков вспоминает случаи, когда у протестующей общественности зря появлялось чувство победы.

<...> Сбежались журналисты, потом антифашисты, жежисты, анархисты, церковник с образком — одних арестовали, другим накостыляли, но третьи не давали разделаться с леском. Страна у нас такая: владыке потакая, хоть два родимых края народ отдать горазд, но в споре о немногом он вдруг упрется рогом и скажет перед Богом, что это не отдаст. Возьмите нефть и газы, сапфиры и алмазы, и прежние указы, и волю, и семью — и бабу, и бабульку, и рыбу барабульку, но малую фитюльку не трогайте мою! Легко и бестревожно мы сдали все, что можно, наружно, и подкожно, и дальше, до кости; нам не нужна ни пресса, ни призрак политеса, но Химкинского леса не отдадим, прости. <...> И впрямь — ликуй, держава, чернея от пожара, отсчитывая ржаво бессмысленные дни, без права, без прогресса, без замысла, без веса… Но Химкинского леса не отдали они.
berlin



Nikolai Rudensky («Facebook», 17.05.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе»:

««Холмса»-то он [Александр Невзоров] наверняка читал. Но он выполняет ту же роль, которую в викторианской Англии выполнял Холмс. Он в эпоху затмения рассудка напоминает о здравом смысле. В эпоху довольно мутную, готическую он напоминает о простых ценностях здравомыслия, позитивизма... То есть он выступает борцом против этого викторианского тумана, в котором тонет вся жизнь конца XIX столетия... И вот Невзоров в этой эпохе выступает таким Холмсом, да».

Представление о викторианской Англии как о царстве готического тумана кажется мне несколько натянутым. Ну, художник имеет право на свое видение, пусть и экзотическое. Но вот уподобление Александра Невзорова Шерлоку Холмсу вызывает у меня решительное несогласие. Достаточно вспомнить, что на днях г-н Невзоров на том же «Эхе» рассказал о своей давней дружбе с боссом питерского криминального мира Владимиром («Володькой») Кумариным, назвал его храбрым, добрым и благородным человеком и добавил, что все, в чем Кумарина обвиняют, — это «дело житейское, с кем не бывает». Не могу вообразить, чтобы Холмс высказался подобным образом о профессоре Мориарти.


без комментариев



Nikolai Rudensky («Facebook», 17.05.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе»:

«Нет, задача этой эпохи... почему, собственно, все так бешено и занимались этими полярными экспедициями... Надо помнить, что с одной стороны — это лед Колымы, в который вмерз мамонт (помните, у Солженицына в «ГУЛАГе»: «…и зэки, его откопав, немедленно его съели»), а с другой стороны — это лед полюсов, это полярные экспедиции…»

Подлинная цитата из Солженицына такова:

«Году в тысяча девятьсот сорок девятом напали мы с друзьями на примечательную заметку в журнале «Природа»... Писалось там мелкими буквами, что на реке Колыме во время раскопок была как-то обнаружена подземная линза льда — замерзший древний поток, и в нем — замерзшие же представители ископаемой (несколько десятков тысячелетий назад) фауны. Рыбы ли, тритоны ли эти сохранились настолько свежими, свидетельствовал ученый корреспондент, что присутствующие, расколов лед, тут же ОХОТНО съели их».

Картина пожирания зэками мамонта, конечно, более живописна, но совершенно фантастична.


без комментариев



Nikolai Rudensky («Facebook», 17.05.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе»:

«В том-то и дело, что Антониони, начиная с «Blowup», становится таким пророком европейского кинематографа… Я думаю, что Хуциев, хотя и не был под влиянием Антониони, а работал одновременно с ним, но в «Заставе Ильича» можно найти эпизоды, каким-то образом параллельные «Фотоувеличению»».

«Blowup» («Фотоувеличение») — фильм 1966 года, а «Застава Ильича» была закончена в 1962-м. Тогда уж, наверное, Хуциев пророк.


из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Почему бы параллельно работающим художникам, которых волнует тема некоммуникабельности, не пользоваться сходными приемами?

Yevgen Verkhovynets: Так пророк то кто в таком случае?

Дмитрий Львович Быков: Yevgen Verkhovynets пророком Антониони назван применительно к европейскому кино. О советском речь идёт ниже, там выпущен абзац.

Nikolai Rudensky: Я только о хронологии.

Yevgen Verkhovynets: Дмитрий Львович Быков Ок

Дмитрий Львович Быков: О хронологии — там применительно к Хуциеву сказано, что они работали параллельно. И упомянут «Июльский дождь» (1966)

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков И «Застава Ильича» (1962) тоже упомянута.

Дмитрий Львович Быков: Николай Руденский и все-таки Антониони назван пророком европейского кино, а советское — тема следующего абзаца.

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков: А Звягинцев, на которого, как вы говорите, повлиял Антониони,— это тоже европейское кино?

Дмитрий Львович Быков: Николай Руденский думаю, что постсоветское кино вполне можно называть европейским. Упомянутое там Изгнание Звягинцева — уж точно, тем более, что это снималось в Бельгии со шведской актрисой. Советский кинематограф, по-моему, все-таки европейским назвать нельзя.

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков: Хорошо.

Yevgen Verkhovynets: Дмитрий Львович Быков не очень понятно что такое в вашем обобщении «постсоветское кино».

Дмитрий Львович Быков: Yevgen Verkhovynets не очень понятно, где здесь обобщение. Постсоветское кино — это кино, снятое на территории бывшего СССР после 1991 года.

Yevgen Verkhovynets: Серьезно? Все что снято после 91 года — постсоветское кино?

Дмитрий Львович Быков: Yevgen Verkhovynets серьезно. Все, что снято после 1991 года на территории бывшего СССР, постсоветское кино.

Yevgen Verkhovynets: Дмитрий Львович Быков «Четыре», например, — это СОВЕТСКОЕ кино.

Дмитрий Львович Быков: Yevgen Verkhovynets у вас очень произвольные определения. «Четыре» — кино, во всем противопоставленное советскому канону и пародирующее его. Вообще советское — не оценочная категория.

Yevgen Verkhovynets: А «пост-советское» — какая категория?

Дмитрий Львович Быков: Yevgen Verkhovynets чисто хронологическая, сугубо формальная, никак не эстетическая.



Vladimir Ermolin: Да, Коля, я теперь верю, что Быков испытывает к вам сильные чувства.

Дмитрий Львович Быков: Владимир Ермолин скорей отвечает любовью на любовь



Nikolai Rudensky («Facebook», 17.05.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе»:

«Произошла такая петля эпохи, когда 70-е годы с их культом прогресса, науки, конвергенции сменились бунтом энтропии. Этот бунт энтропии победил сначала в Советском Союзе, потом в Штатах. Потому что мы в 70-е годы со Штатами были такими двойниками, такими интеллектуальными близнецами. Мне кажется, что, как и всякие сиамские близнецы, мы утянули друг друга за собой. Правда, Штаты не распались [ради объективности эта деталь все же упомянута], но интеллектуально, на мой взгляд, деградировали сильно. Илон Маск пока спасает их честь в плане исследования космоса, но и Илон Маск для сегодняшней Америки фигура не самая типичная, не самая любимая».

В общем, на Россию — одна моя мама, а на Америку — один Илон Маск. И оба мало что могут. До чего же безысходная картина.


без комментариев


ПСС Дмитрия Львовича Быкова в Facebook'е
This page was loaded Oct 23rd 2019, 9:58 am GMT.