?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
May 25th, 2019 
berlin
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©

«Некоторые не попадут в ад». Книга обнаженного Захара Прилепина

Поэт и публицист Анна Ревякина — о новой книге Захаре Прилепина «Некоторые не попадут в ад» и о самом писателе

<...>

Как Прилепин фиксировал своё отношение и время, я тоже попытаюсь зафиксировать вечер 19 мая 2019 года во МХАТе. Не сам спектакль, а то, что было после. Вопросы: спонтанные и приготовленные заранее. Ответы: порою резкие, порою усталые, порою филигранно точные. Всё, что Прилепин хотел действительно сформулировать, он запечатал меж двух оранжево-чёрных картонок, именуемых твёрдой обложкой. Всё остальное — это надстройка, объяснение необъяснимого.


<...>

— Какие враги страшней, которых Вы описываете в книге или те, которые живут в Москве, например, но считаю при этом Вас нерукопожатным?

— На сегодняшний момент вторые не убивают, не стреляют, просто они так существуют. Для меня это предмет постоянной рефлексии. Я не могу ни на секунду выйти из мучительного ощущения… Когда мой бывший приятель Дмитрий Быков пишет огромное стихотворение о том, что донецкие криволапые упыри зачем-то стремятся в Россию. Его просто мутит, что они встают в очередь в пять утра, чтобы получить российские паспорта. Его просто выворачивает от неприязни к этим людям. То есть они погибали, хоронили детей! А вот эти фотографии «Бессмертного полка», где идут женщины, держа фотографии своих детей, которые были убиты на этой войне. А Быков сидит и кривляется, говорит, зачем, мол, они прутся в Россию? Зачем вы нам нужны? Он здесь живёт, он ведёт «Прямую речь», он многим нравится, его книжки продаются. Мне часто говорят, что и я, и он — русские писатели. Я живу с этим. Что мне теперь делать, пойти его удавить? Нет. Я живу, мы мирно сосуществуем. Просто моя родня, мои близкие, мои погибшие, мои ненаглядные — они для него чужие, его тошнит от них, воротит. Я не знаю, кто страшней. Мне вторые отвратительней, конечно, так чисто эстетически. А первых я жалею, мне жалко их убивать, я не испытываю по этому поводу никакой гордости. Это мука, я не хотел бы, чтобы эти люди умерли. А вторые живут. Наверное, это Господь так решил. Для того, чтобы мы всё время были в тонусе, должны быть какие-то люди, которые бы нас взбадривали. И я вот взбадриваюсь…

<...>

«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
This page was loaded Jun 25th 2019, 9:57 pm GMT.