?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
June 3rd, 2019 
berlin



Прошли творческие мастерские всероссийского этапа конкурса «Класс!»

1 июня в Российской государственной детской библиотеке прошли творческие мастерские с членами жюри. Тридцать финалистов из пяти городов-участников приехали в Москву, где поделились на пять групп, а затем весь день оттачивали литературные навыки в творческих мастерских, обсуждали конкурсные рассказы, писали новые тексты по заданиям членов жюри и участвовали в культурной программе.

На общем собрании, предварявшем мастерские, координатор конкурса «Класс!» – писатель Майя Кучерская, поздравила финалистов с попаданием на всероссийский этап, разъяснила формат творческих мастерских и пожелала успехов. Председатель жюри Дмитрий Быков поприветствовал молодое поколение, которое «сотрет нас с лица земли», Марина Степнова заверила финалистов, что сами по себе конкурсы ценны не призами, а возможностью погрузиться в литературный процесс, а Ольга Славникова отметила, что работа над каждым текстом – риск, но только рискуя можно стать большим писателем.

Каждый член жюри провел свою творческую мастерскую, которую за день прошли все тридцать финалистов. Дмитрий Быков интересовался взглядами финалистов на литературу, делился мнением о конкурсных рассказах и предлагал подросткам творческие задания. Темой мастер-класса Марины Степновой были эмоции – зачем они нужны, и какими средствами писатель может вызвать у читателя сильное переживание. Ольга Славникова говорила о герое – как создать правдоподобного персонажа, за которым читателю будет интересно следить. Эдуард Веркин поднимал вопросы конструкции и замысла, а Олег Швец рассказывал о работе со словом и деталью.

Параллельно с мастерскими Ирина Лукьянова и Ксения Молдавская проводили совещание со школьными преподавателями: обсуждался конкурсный сезон и планы на будущее, а в завершении все учителя были награждены почетными грамотами.

По окончании мастерских, финалисты общались друг с другом и членами жюри в свободной обстановке, участвовали в фотосессии и обменивались полученным опытом. Далее подростков ждала прогулка на речном лайнере и экскурсия по парку «Зарядье» с ужином в гастрономическом центре.




далее

berlin



Ira Taranenko («Facebook», 02.06.2019):

Противнющий "писатель" Дмитрий Быков такой же мерзкий, как его произведения. СМИ писали, что он при смерти, а он гуляет себе.
berlin



Победителей Всероссийской премии «Класс!» наградили на книжном фестивале «Красная площадь»

В рамках конкурса подростки 8-11 классов из пяти городов-участников писали сочинение на одну из тем, предложенных членами жюри.

На книжном фестивале "Красная площадь" объявили имена талантливых подростков — победителей первого сезона Всероссийского литературного конкурса "Класс!".

Члены жюри конкурса, Дмитрий Быков, Эдуард Веркин, Ольга Славникова, Марина Степнова и Олег Швец, предложили школьникам 8-11 классов в пяти городах-участниках — Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Саратов и Пермь — написать сочинение на одну из придуманных ими тем. Темы были следующие: "Мой сосед — инопланетянин", "Мне кофе без молока, пожалуйста", "Честный блог кота Мурра", "Мальчик, с которым никто не разговаривал" и "Встреча с бывшим другом".

"Этот конкурс — отличная стартовая площадка для молодых авторов. 14-17 лет — отличный возраст, чтобы проявить свой талант", — сказал президент "Трансконтинентальной МедиаКомпании" Александр Митрошенков и процитировал большого друга конкурса "Класс!", замруководителя Роспечати Владимира Григорьева, который не сомневается в том, что победитель первого сезона премии через 20 лет получит Нобелевскую премию.

Александр Митрошенков заверил, что в следующем году принять участие в конкурсе смогут ребята со всей России.

Куратор конкурса Майя Кучерская озвучила две главные цели конкурса: создать абсолютно свободную территорию творчества и открыть новые образовательные программы для начинающих авторов. Кстати, на сайте премии уже доступны краткие онлайн-курсы от членов жюри.

Итак, победителями Всероссийского литературного конкурса "Класс!" стали

София Янис (Пермь),
Елена Шерле (Санкт-Петербург),
Любовь Мартенсон (Москва),
Елизавета Натальина (Санкт-Петербург),
Екатерина Рыбакова (Москва).

Специальный приз — поездку на XIX Форум молодых писателей России, стран СНГ и зарубежья, который пройдет с 15 по 21 сентября 2019 года в Ульяновске, — из рук президента Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ Сергея Филатова получила Елизавета Натальина.

Поздравляя победителей, писатель Дмитрий Быков обратился к взрослым: "У меня для вас две новости, хорошая и плохая. Первая, хорошая — эти дети очень талантливы, но письмо у них пока еще слабое, так что мы с вами им пока еще нужны. И вторая, плохая — они учатся очень быстро, поэтому всем надо быть начеку".

Конкурс "Класс!" проводится при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, Министерства просвещения РФ, Министерства культуры РФ и призван объединить в общий национальный проект уже существующие творческие премии: "Живую классику" для младших школьников, "Лицей" для молодых прозаиков и поэтов и "Большую книгу" для зрелых писателей. С появлением подросткового конкурса "Класс!" цикл становления молодых авторов приобрел недостающее звено.


Рассказы финалистов конкурса «Класс!» стали доступны в электронном виде:
https://www.litres.ru/serii-knig/klass/




Дмитрий Быков в программе ОДИН от 9-го мая 2019 года:

«Ваше мнение о текстах, присланных на конкурс «Класс»?»

Ну я не имею права высказываться, понимаете, какое дело? Я же член жюри. Я прочел рассказы, вышедшие в финал. Там очень мало мальчиков, преобладают девочки. Это накладывает на эту прозу такой отпечаток идеалистической мечтательности и какого-то недостатка яркого действия. Я могу сказать одно: мы сейчас обсуждаем, надо ли наградить всех финалистов или выделить какой-то большой приз жюри, малый приз жюри. Я считаю, что нужен большой приз жюри. И у меня есть кандидат. Там есть один рассказ — я не могу сказать, что он меня глубоко потряс. Но вот я написал бы ровно то же самое. Я и придумал эту тему и предложил, и я бы написал именно такой текст. А, как известно, себя и свое мы любим больше всего. Никто не доволен своим положением, и всякий доволен своим умом, как говорят французы. В общем, у меня есть два фаворита. Один рассказ потрясающе человечный и очень глубокий, а другой — блестяще сделанный. И вот я между ними буду выбирать.

В принципе, уровень поразительно высокий. Знаете, какой-то аромат этого возраста, какой-то аромат свежести, мечтательности, независимости,— это заставило меня на секунду вспомнить мои 15-16 лет, мое лучшее время, 1983–1984 год. Это поколение умнее, конечно. Понимаете, то время, когда для меня событием был каждый день, каждая гроза, когда я в мир вглядывался гораздо благодарнее, когда я был внимательнее к нему, когда я был вообще лучше. Меньше понимал, но больше чувствовал. И я со страшной тоской это прочитал, со страшной тоской по этому возрасту. Я радостно убедился, что они такие же, как я. Я все вспомнил, даже то, с кем я тогда целовался, как я тогда одевался. Какие-то мельчайшие детали. У меня вообще память сильно улучшилась в последнее время — может, я просто отоспался. Но я как-то очень многое вспомнил из тех времен, читая те рассказы: те три дня, что я их читал, были счастливыми. Я дышал этим воздухом, воздухом талантливой молодости. Не могу сказать, что моя была уж так талантлива, но талант молодости в том, чтобы дать почувствовать себя, передать этот аромат, этот кислород. Этого кислорода в их прозе очень много. Одно только печально: что они недостаточно оригинально мыслят. Поэтому ожидать какого-то нового рывка от этого поколения странно; наверное, придется от предыдущего.


berlin
Дмитрий Быков


JetЛАГ Festival («Facebook»):

JETLAG 2019: DMITRY BYKOV

This year JetLAG is hosting Дмитрий Львович Быков one of the most prominent figures in contemporary Russian literature, poet, writer, journalist and scholar, author of many famous novels and non-fiction books, such as biographies of Boris Pasternak, Maxim Gorky, and Bulat Okudzhava. Dmitry Bykov presents a poetry reading set at JetLAG’s Spell-Art stage on Saturday.

Welcome to the Utopia! Welcome to JetLAG-2019!

🦊🐻🎶🌏🌼 🌻🌏🎶🦊🐻🎶🐼🐼🎻🎧🎼
♪ JUNE 21-23, 2019♪

Tickets on sale at http://jetlagfestival.com/tickets/
Find out more about us at jetlagfestival.com



Peaceful Valley Campsite, Downsville, NY
berlin
Дмитрий Быков


Дмитрий Быков и Михаил Веллер в дискуссии: «Роман будущего: что мы будем читать завтра»
V-й книжный фестиваль «Красная площадь» — лекторий, шатёр №12, 3 июня 2019 года


Дмитрий Быков

Read more...Collapse )
berlin
Расписание предстоящих лекций и встреч Дмитрия Быкова


когда
во сколько
город что
где
цена
5 июня
среда
22:00
Москва «На самом деле мне нравилась только ты». Стихи о любви

лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
БИЛЕТОВ НЕТ, онлайн-трансляция — 1.000 руб.
8 июня
суббота
19:00
Москва Дмитрий Быков: презентация сборника «Бремя чёрных»

Московский Дом книги, Литературное кафе, 2-й этаж — ул. Новый Арбат, д.8
вход свободный
9 июня
воскресенье
12:00
Москва «Алиса в стране взрослых и детей»

лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
1.750 руб., онлайн-трансляция — 1.000 руб.
22 июня
суббота
??:??
Downsville, NY JetLAG 2019: Dmitry Bykov

Peaceful Valley Campsite
?? USD
6 июля
суббота
21:00
San Presto Дмитрий Быков: поэтический вечер

арт-поместье Incantico — Frazione Porziano, 95, 06081 Assisi PG
50 Euro
9 июля
вторник
21:00
San Presto Дмитрий Быков: поэтический вечер

арт-поместье Incantico — Frazione Porziano, 95, 06081 Assisi PG
50 Euro
12 июля
пятница
19:30
Москва Людмила Улицкая + Дмитрий Быков: «О теле души» (литературный фестиваль «ВСЛУХ»)

«Гоголь-Центр» — ул. Казакова, д.8
от 1.000 руб. до 3.500 руб., онлайн-трансляция — 1.000 руб.
13 июля
суббота
16:00
Москва Литература про меня: Алена Долецкая + Дмитрий Быков (литературный фестиваль «ВСЛУХ»)

«Гоголь-Центр» — ул. Казакова, д.8
от 1.000 руб. до 3.500 руб., онлайн-трансляция — 1.000 руб.
13 июля
суббота
19:00
Москва Дмитрий Быков: «На самом деле мне нравилась только ты» Главные стихи (литературный фестиваль «ВСЛУХ»)

«Гоголь-Центр» — ул. Казакова, д.8
от 1.000 руб. до 3.500 руб., онлайн-трансляция — 1.000 руб.
14 июля
воскресенье
13:00
Москва «Алиса в стране взрослых и детей» (12+, литературный фестиваль «ВСЛУХ»)

«Гоголь-Центр» — ул. Казакова, д.8
от 1.000 руб. до 2.500 руб., онлайн-трансляция — 1.000 руб.
14 июля
воскресенье
16:00
Москва Дмитрий Дибров + Дмитрий Быков: «Антропология 2.0» (литературный фестиваль «ВСЛУХ»)

«Гоголь-Центр» — ул. Казакова, д.8
от 1.500 руб. до 3.000 руб., онлайн-трансляция — 1.000 руб.
31 июля
среда
20:00
Одесса Дмитрий Быков: лекция

«Зелёный Театр» — ЦПКиО им. Т. Г. Шевченко2
благотворительный взнос от 50 грн.
7 августа
среда
20:00
Одесса Дмитрий Быков: чтения

«Зелёный Театр» — ЦПКиО им. Т. Г. Шевченко2
благотворительный взнос от 50 грн.
berlin
Дмитрий Быков


Издательство Молодая гвардия («Facebook», 28.03.2013):

И снова писатели в гостях у «Молодой гвардии» — теперь уже на ММКВЯ-2012. Дмитрий Быков, Захар Прилепин, Михаил Веллер и зам. главного редактора издательства Вадим Эрлихман.
berlin
Дмитрий Быков — о том, зачем и как читать русскую литературу XIX, XX и XXI веков

«Именно русская классика, русская литература — наша национальная религия», — уверен писатель Дмитрий Быков. 30 мая в киностудии Лендок он прочел лекцию о том, с чем связан этот феномен, а также объяснил, как менялись главные темы в великих романах последних 200 лет. Организаторы мероприятия — лектории «Прямая речь» и «Слушай сюда». «Собака.ru» записала самые интересные цитаты выступления.

О болезни

В последнее время мне приходится бесконечно оправдываться, потому что человека, который банально траванулся какой-то ерундой, до сих пор не найденной, воспринимают как жертву то ли рока, то ли режима. Я уже чувствую себя немного умершим, потому что хорошее отношение, прямо скажем, мне непривычно. Я привык скорее к другому — к бесконечным «но»: «Быков, может быть, неплохой фельетонист, но…», «Быков, может быть, хороший учитель, но». Кто угодно, только не писатель. А в последнее время наоборот, я стал всем дорог, и это ужасно приятно.

Нужно ли читать русскую классику?

Тему лекции «Зачем читать классику» придумал не я. Когда мне ее предложили, я стал думать, что можно тут сказать. Первая мысль, которая напрашивается — читать классику совершенно не обязательно. Даже, может быть, лучше этого не делать, чтобы не воспроизводить русский цикл и не наступать на грабли. Но если задуматься, в России особенно нечего делать, кроме как читать классику, это уникальное явление культуры — страна, в которой, кроме литературы, ничего нет. Она является целью, это единственная по-настоящему бессмертная экспортная статья. Был когда-то показательный анекдот: Японца спрашивают по возвращении из России, что ему больше всего понравилось. Он выдерживает долгую паузу и говорит: «Дети. Все, что вы делаете руками, получается чудовищно». Так вот, русская литература — это то, что делается не руками, а душой, опытом. Вся наша культура литературоцентрична, Бог придумал эту страну, чтобы ему было, что почитать. Все остальные продукты нашей жизнедеятельности интересны ему не более, чем какие-нибудь скучные драмы обывателей. Акакий Акакиевич нужен для того, чтобы Гоголь написал «Шинель». Никакого другого смысла его жизнь не имеет.

Классика как способ рефлексии

Классику прежде всего нужно читать для того, чтобы не питать иллюзий и понимать, что тебя дальше ждет. Другого зеркала, другого способа рефлексии у нас нет. Весь остальной мир привык, что у него есть богословие, философия, которая в России тоже заменена литературой и публицистикой. Социология на 90% заказная, всегда можно сказать, что она существует на деньги иностранных агентов. Философия на 90% сводится к кухонным дискуссиям. Россия познает себя через художественный текст, через странные грезы людей, ни к чему больше не приспособленных.

Метасюжеты русской литературы

Главным зеркалом русской истории является метасюжет, то есть когда несколько писателей, не сговариваясь, начинают вдруг писать об одном и том же. Если бы Набокову, Пастернаку и Шолохову сказали, что «Лолита», «Доктор Живаго» и «Тихий дон» написаны на один метасюжет, они бы с одинаковым негодованием отвесили оплеуху такому критику. Но, тем не менее, это так. Через такие феномены мы познаем себя.

По большому счету, у нас есть четыре века русской литературы. В XVIII веке метасюжет еще не прослеживается, в XIX веке он уже вполне отчетлив — трикстерский, в XX веке — фаустианский. Метасюжет XXI века выстраивается на наших глазах. Литература — это подсознание, с ее помощью мы можем не только познать, куда мы движемся, но и предсказывать будущее.

Война и каторга

Есть всего три сюжетных узла литературы XIX века. Во-первых, большинство русских романов начинаются в салоне, а заканчиваются на каторге или войне. Происходит это, потому что в России не так много локаций, где вообще что-либо может происходить. В этом смысле «Война и мир» и «Анна Каренина» — характерные примеры.

Война и каторга — вещи взаимосвязанные, каторга всегда оправдывается войной. Это показывает безнадежность, тупиковость русских вольномысленных и вольнодумных перспектив. Потому что практически любая перестройка или революция заканчивается внешней агрессией как единственным легитимным способом заморозить эту оттепель.

Лишние и сверхлюди

Второй метасюжет — это дуэль лишнего человека и сверхчеловека. Скажем, Онегин, который якобы выше светского общества, потому что ему надоело, а остальным еще нет. Пожалуй, наиболее здравую статью об Онегине написал Писарев, в которой сказал: «Если вы объелись пудингом, это не более, чем проблема вашего пищеварения, совершенно не зависимая от ваших теоретических понятий о пудинге». Мысль очень глубокая. Онегин объелся, он пресытился, но никакого душевного переворота в нем не произошло, он — лишний человек, ничтожество, пустое место. А кто же там сверхчеловек? Ленский, конечно. Потенциально гениальный поэт, которому Пушкин отдал свою молодость, романтические мечты, вспыльчивость, обреченность. Конечно, Ленский протагонист не в меньшей степени, чем Татьяна, и для обоих Онегин — злой и опасный. Вторая дуэль — поединок сверхчеловека Печорина с фальшивым и пародийным Грушницким. Третья такая история — это дуэль Базарова с Павлом Петровичем. Классический финал этой истории, уже отчасти пародийный — это чеховская дуэль лишнего Лаевского и Фон Корена.

Это принципиальный узел, и я попробую объяснить, в чем дело. Быстрое движение приводит к делению общества на две фракции — одна стремительно развивается, другая медленно деградирует. В России средних людей практически нет, все здесь происходит быстро. Русская литература прошла за сто лет от сатирических комедий до драм Чехова тот путь, на который Европа выходила 400-500 лет. Подумать страшно, что, когда умер князь Вяземский, Ленину было 8 лет. Толстой начинал в некрасовском «Современнике», а заканчивал за семь лет до революции, причем до второй, первую он практически не заметил.

Платой за фактическое отсутствие Ренессанса и краткий период Просвещения явился безумный XIX век. Практически весь путь от классицизма до модернизма был пройден одним Львом Толстым, и в этом русская существенная особенность. При такой скорости развития дуэль между отстающим большинством и стремительно эволюционирующим меньшинством становится неизбежной.

Почему русская литература избегает счастливых романов

Третий узел русского романа — это мезальянс, взаимное непонимание, трагическая любовь, при которой герои, вроде бы друг другу предназначены, но при этом роковым образом не равны. Это вечное несовпадение мужского и женского начала я не совсем понимаю сам. Почему русская литература избегает счастливых романов и гармоничных отношений? У меня есть одно предположение — боюсь, слишком радикальное.

Я читал большую лекцию об «Анне Карениной» как политическом романе, в котором, прежде всего, описана отчаянная попытка изменить судьбу, убежать от власти государственника, все перевернуть и уложить заново. Эта попытка неизбежно кончается трагедией, потому что есть предопределенность русского пути. Адюльтер в русской литературе всегда является попыткой реформы — неизменно неудачной. В XX веке это стало главной темой: бегство с любовником приводит всегда к гибели героини, потому что он не может дать ничего взамен надоевшей государственной власти. Бегство Анны от Каренина к другому Алексею — это тупик, попытка перестроить судьбу, ведущая к железной дороге. Все революции в России — это немного адюльтер, бегство в мечту, заканчивающееся таким же тупиком и возвращением к диктатуре.

От такой страшной перспективы, пожалуй, спаслась одна Татьяна, и то, только потому что она это должное, неизбежное приняла как правильное. Она, в силу пушкинского аристократизма, сказала, что так и надо: «Но я другому отдана; я буду век ему верна». Это примерно та модель поведения, которую российский народ практикует, в очередной раз оказавшись в диктатуре. Он считает, что это правильно, что это такая судьба, что иначе никогда не жили, незачем и начинать. Только Татьяна это сделала сугубо добровольно, превратив свою несвободу в осознанную необходимость.

Главные сюжеты русской литературы XX века

Первый узел литературы XX века — это инцест. В «Тихом доне» есть Аксинья, которую в пятнадцатилетнем возрасте растлил отец. Есть набоковская Лолита, которую сделал любовницей отчим. И есть та же история с Ларой Гишар в «Докторе Живаго», которую в шестнадцатилетнем возрасте соблазнил любовник ее матери. Я полагаю, что родственное сексуальное насилие в данном случае является метафорой такого отношения со стороны власти, ведь отец — традиционный образ правителя. И власть, которая растлевает страну вместо того, чтобы ее воспитывать — это точный образ России. С этим сюжетным узлом плотно связан следующий: растлитель, как правило, гибнет или приводит себя, как Гумберт, в ситуацию более критичную, трагическую, чем она была изначально.

Главный герой XX века — это Фауст. Это человек с профессией, не зря его называют доктором — он ученый. На смену герою-страннику, бродяге приходит профессионал. Это происходит, потому что у него больше ничего не осталось, религия под вопросом, как и остальные сферы реализации. Можно спастись только за счет работы. И доктор Живаго, прежде всего, профессионал, и Гумберт, и Григорий Мелехов — пахарь и солдат. Профессия становится способом быть незаменимым, спастись и в армии, и в лагере, а еще это аналог совести. Кроме мастерства, у человека нет ни способа удержаться, ни способа наладить самооценку. Как можно в России XX века оценивать себя? Есть ли хоть какое-то правильное мировоззрение? Нет. Профессионализм в XX веке — единственный способ сохранить в себе человеческое.

Бегство, которое является синонимом революции, как правило, заканчивается катастрофичным ухудшением положения героев. Попытка отдаться соблазну приводит не к избавлению от него, а к ужесточению стартовых условий. К сожалению, в этом смысле российский путь, путь 1917-го года — это точная метафора.

Это и есть метасюжет XX века. Когда пытаешься улучшить свое положение, Россия загоняет тебя в безвыходную катастрофическую ловушку, в которой, кстати, не спасает и профессионализм. Данила-Мастер за счет своего самосовершенствования уходит в гору, в камень — в гораздо более страшную несвободу, в шарашку хозяйки Медной горы. Проблема в том, что цветок оказывается каменным — не цветущим и не пахнущим, и этот уход только выглядит спасением.

Литература XXI века

Метасюжет XXI века указан впервые в ленинградском романе Александра Житинского «Потерянный дом, или разговоры с милордами». История о потерянном доме стала предсказанием распада Советского союза. Удивительным образом этот метасюжет осуществился через пять лет после того, как журнал «Нева» со скрипом и скрежетом рискнул в пяти номерах опубликовать это гигантское произведение. В нем говорится об утрате дома, бегстве и странной, гибридной войне, которая идет для того, чтобы все на нее списать. А самое ужасное, что это война всех со всеми. Тут уже приходится упоминать, хотя это совсем нескромно, собственную книгу «ЖД», которая казалась в момент своей публикации в 2006 году какой-то идиотской антиутопией. Этот бред стал реальностью уже в 2014 году. Многие стали спрашивать, откуда я знал, а я не знал — просто внимательно читал русскую литературу. Это один из способов в России все знать заранее. Все, кто читает русскую классику, ничего не могут предотвратить, но, по крайней мере, ничему и не удивляются.

К этому прибавился еще один важный кинематографический метасюжет. Почему кинематографический? Потому что прозой сейчас не больно-то проживешь, и все пишут сериалы или сценарии. Это история уже не о мертвом, а о пропавшем ребенке. Первым додумался Кирилл Серебренников в сериале «Юрьев день». Потерянный ребенок в нем — это образ не мертвого или нежизнеспособного, а утраченного будущего. Какие перспективы у героев фильма «Нелюбовь», кроме бега по кругу в спортивной форме? Их нет, отсутствие образа будущего — это главная проблема в сегодняшней России. Мы все понимаем, что нам придется и заново переписывать историю, и заново пересматривать отношения к национальному характеру, и перепродумывать страну.

Но у нас есть еще один очень важный сюжетный узел, который появляется в литературе XXI века — это новое решение гендерного вопроса. Если раньше, как правило, революция выступала метафорой адюльтера, в сегодняшней русской литературе совсем нет революции и очень мало адюльтеров. Отношение между героями — это очень интересно, это блестяще! Они перешли в другое качество — в товарищество, содружество, совместное преодоление проблемы. То ли потому что этим героям не до любви, им все время приходится выживать, им не до страстей, не до измен, то ли потому что каким-то образом в России усилилась внутренняя солидарность людей, понимающих катастрофичность происходящего. Но в русской литературе XXI века появились, наконец, темы счастливой любви, взаимопонимания, братства. Но что порождает такую ситуацию? Страшно сказать, но это отсутствие надежды, общность участи. Адюльтер могут позволить себе те, кто верит в счастливое будущее, кто может надеяться на то, что дальше будет хорошо. Но мы по «Анне Карениной» знаем, что дальше будет плохо. Может быть, вот эта безнадежность русской жизни породила новый, необычайно трогательный, нежный мотив русской прозы — например, у Александра Снегирева. Это, пожалуй, самый позитивный исход происходящего. Потому что, когда ты не можешь любить страну, тебе остается любить жену. И это очень благое утешение.


Дмитрий Быков (лекция): «Зачем читать классику?»
// Санкт-Петербург, Открытая киностудия «Лендок», 30 мая 2019 года
berlin
Дмитрий Быков и Михаил Веллер:
«Роман будущего: что мы будем читать завтра»
V-й книжный фестиваль «Красная площадь», 3 июня 2019 года

видео:

«Facebook» (оригинал) или «ВКонтакте» (копия)
This page was loaded Oct 23rd 2019, 11:35 am GMT.