July 20th, 2019

berlin

Как я это немцам буду всё излагать? ©




Дмитрий Быков в программе ОДИН от 19-го июля 2019 года:

<...> Тут, кстати, сразу же вопрос: «Где можно слушать вашу лекцию о Фаусте?» Лекцию о Фаусте… 17 сентября я буду читать её в Гамбурге. Вообще я ее там очень боюсь читать. Потому что как ты будешь немцам, особенно сегодняшним, тем более по-русски, хотя и с переводчиком, рассказывать о том, как погибла немецкая нация и почему она, с моей точки зрения, не может воскреснуть, а вынуждена была начать с нуля. Роль гибели Фауста в гибели немецкой нации. Как я это немцам буду всё излагать? <...>


Лекторий КУЛЬТУРНЫЕ ЛЮДИ опровергает наличие переводчика на лекции Дмитрия Быкова.

https://dmitry-bykov.eu/
berlin

Светлана Алексиевич (фрагмент интервью) // «МБХ медиа», 20 июля 2019 года





Светлана Алексиевич: «Никто в страшном сне представить не мог, что это на 25 лет»

20 июля исполняется 25 лет с того дня, как Александр Лукашенко был впервые избран президентом Белоруссии. Нобелевский лауреат, писатель Светлана Алексиевич живёт сейчас между Минском и Берлином. В интервью «МБХ медиа» Алексиевич, чьи книги вышли на 90 языках мира, рассказала о своей писательской «кухне», объяснила, почему Лукашенко такой же советский, как и Путин, и почему белорусский народ не захочет объединиться с Россией.

<...>

Дмитрий Быков, перечисляя все ваши книги, кроме «Секонд хэнд», утверждает, что всеми этими свидетельствами вы доказываете одну и ту же идею: ради родины можно все. Он имеет в виду, что власть считает возможной убивать людей, посылать их на смерть. Вы всегда хотели обнажить сущность того режима, для которого человеческая жизнь ничего не значит?

— Немножко иначе все звучало. Прежде всего меня волновало, как много зла может воспринять человек.

— То есть пережить?

— Пережить, да. И как на многое он способен. Мы даже не можем себе представить, что он может сделать. Лично меня это поразило. И то, что все это было прикрыто большой идеей. И второе — то, что в эту идею поверили не самые плохие люди, очень много хороших.

<...>
berlin

Дмитрий Быков // «Новая газета», №79, 22 июля 2019 года




Три сонета


1. Классический

По ходу посещения Тулуна
Он обозрел спасателей труды
И понял: все в России утонуло —
Больницы, школы, детские сады;

Всё лодка за собою утянула —
Та, первая, начальный знак беды.
Он ждал, что будет свет в конце туннеля,
А видит тьму над толщею воды.

Всё утонуло, видит он понуро:
От прессы и культуры — до суда,
Всё, что еще манило, — всё минуло,
Всё поглотила черная вода,

Все двадцать лет. А что не утонуло?
То, что вообще не тонет никогда.

2. Шекспировский

И да, я не пошёл на этот митинг —
Не потому, что, скажем, нездоров
Иль мой энтузиазм с годами вытек,
Как вытекает гелий из шаров,

А просто я искал на этих маршах
Не выгоды в общественной борьбе,
Не уваженья младших или старших,
А как бы уважения к себе.

Я не хочу гордиться — «Сколько выйдет!»,
На Трубном оглянувшись рубеже.
Мне хочется себя возненавидеть.
И кажется порой, что я уже.

Коль этого достигнет наше стадо,
То, думаю, и митингов не надо.

3. С кодой

Рассказ Суркова в «Русском пионере»,
Хоть и похож отчасти на «ЖД», —
Но это проза. И, по крайней мере,
Такого больше не прочесть нигде.

Стереотипы дважды он ломает:
Во-первых, слог — буквально дар харит.
А во-вторых, он ясно понимает,
Что он творит. И всё-таки творит.

Коль это все не он — прошу пардона:
Литература русская бездонна,
Любой бы мог. У нас талантов рать.

А если он — то что, скажите, хуже:
Все понимать — иль продолжать к тому же, —
Иль честно ничего не понимать?

Должно быть, понимать, едрена мать.