?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
October 8th, 2019 
berlin
новые русские сказки

Тайна ФАСа

В четверг, восьмого ноября, Путин проснулся, почистил зубы, выполнил комплекс стандартных дзюдоистских упражнений с чучелом Гусинского, выпил непременный стакан утреннего кефира с диетической булочкой, переоделся в цивильное и вызвал Волошина.

— Тэк-с,— сказал он привычно, просматривая документы на подпись (чёрный список губернаторов: второй экземпляр того же списка, но для «Новой газеты»; строительство нового парламентского центра в Петербурге; перенос в Петербург ГУМа и ЦУМа; поздравление новоизбранному президенту США с пропущенной фамилией).— Что у нас сегодня?

Волошин отработанным жестом раскрыл перекидной календарь «Этот день в истории» и принялся зачитывать поводы для поздравлений и выступлений. Поздравлять Путин очень любил. Всё остальное в стране давно делалось само собой, согласно воле народа и обстоятельств. Вмешиваться в жизнь страны, как он понял,— занятие вполне безнадёжное: сразу катастрофа на катастрофе, упрёки в тиранстве и недовольство Запада. Поэтому теперь он в основном ездил и поздравлял.

— Второй день национального согласия и единства,— начал Волошин.

— Это ладно, это Бог с ним. Пусть после первого проспятся. Да ты с чувством читай!

— Сто сорок третья годовщина фронта национального освобождения Тринидада и Тобаго…

— Подождём два годика до сто сорок пятой, тогда поздравим.

— Шестьдесят семь лет народному художнику России В.Кирпичникову, автору картин «Щедрое поле», «Первая пятёрка» и «В «Единстве» наша сила»…

— Отправьте букетик, только попроще.

— Ладно, пишу… Девяносто лет молодёжной организации «Соколята Сухэ-Батора»…

— Поздравительную телеграмму с акцентом на братских чувствах.

— Шесть лет телекомпании НТВ…

— Тьфу!

— Понял… Первая годовщина ФАСа.

— Какого ФАСа?— Путин даже поднял голову от бумаг, так что указ о назначении Руцкого почётным председателем секретного Консультативного совета низвергнутых политиков «Сик транзит» остался временно не подписанным.

— Понятия не имею,— развёл руками Волошин.— Надо полагать, аббревиатура.

— ФАС…— задумался президент.— Федеральное агентство связи? Так это ФАПСИ… Почему бы у них выпали две буквы? Что, у нас связь уже не правительственная и информации больше нет?

— Нет, у ФАПСИ годовщина уже была. И не первая,— дал справку глава администрации.— Может, это Федерация Агентств Сдачи?

— Какой сдачи?

— Ну, говорят, что сейчас снять-сдать квартиру совершенно невозможно без агента…

— Ну и какого чёрта нам их поздравлять? Нет, если это внесли в календарь, так уж небось не какие-нибудь агентства…

Около получаса государственные мужи ломали головы — один круглую и крепкую, второй длинную и лысую,— над загадочным сложносокращённым явлением. Фискальная Ассоциация Стукачей? Но у нас уже есть налоговая полиция… Фанаты Автомобильных Скачек? Фронт Анти Семитов? Факультет Автономных Систем? Фаллические Аспекты Секса?! Наконец Путин воззрился на главу администрации:

— Может, ну их на фиг?

Read more...Collapse )
berlin
новые русские сказки

Теремок

Стоял терем-теремок, не низок, не высок, и где он находился — толком никому не было известно, поскольку из него осуществлялось партийное руководство Родиной. Родиной называлось пространство вокруг теремка — чрезвычайно просторное болото, раскинувшееся на восемь климатических поясов и полное полезных ископаемых. Ископаемые добывались вручную и свозились в теремок, а взамен оттуда поступали руководящие указания.

Особенность теремка заключалась в том, что обитало там одно-единственное существо, и в этом-то и заключалась высшая демократическая мудрость болотоустройства. Во всех прочих теремках, руководивших разными странами на так называемом гнилом Западе, обитателей было либо очень много, на выбор, либо по два. Так, в заокеанском теремке жили слон и осел. В последнее время они сделались совершенно неотличимы — оба были серые, оба большеухие, оба трубили, но символическое разделение сохранялось; слон и осел правили по очереди.

В островном теремке тоже обитали двое и тоже правили по очереди: одни назывались консерваторыми (видать, консерву делают, укупорку, закатку — догадывались жители Родины). Вторых звали так замысловато, что никто на Родине выговорить не мог: эти, видимо, предпочитали живой продукт. Между ними иногда бывали кровавые стычки, но потом надолго воцарилась какая-то железная баба (самая главная консерваторша), и политическая жизнь в островном теремке надолго затихла. Иногда, конечно, на болоте вспыхивали голубоватые болотные огни всякого рода прений и дискуссий: хорошо ли, что у нас в теремке обитает всего одна сущность? Но, покалякав промеж себя, жители Родины приходили к естественному выводу, что какое-никакое разделение в их жизни всё же существует, а именно — на теремок и болото; и таковая двухпартийность вполне способна заменить любую оппозицию. Тем более, что с каждого дуба, ещё не прогнившего на том болоте, свисал гордый лозунг: «Теремок и болото — едины!»

О сущности, обитавшей в теремке, никто ничего достоверно не знал. Поговаривали только, что живёт там красный, но кто красный — было таинственно. На деле же владел теремком о ту пору красный петух, бывший некогда очень огнеопасным, но теперь вошедший во вкус мирной жизни. В нынешнем виде теремка, однако, ему становилось тесно. Хотелось вытащить из погреба всякого рода подпольные богатства, накопленные за годы власти (куры, самородки, колбаса — всё шло в погреб, поскольку внешне теремок должен был сохранять аскетический вид). Чтобы легализовать накопленное, разложить его вокруг себя, ходить и любоваться, петух задумал перестройку теремка: в его надземную часть подземные богатства не влезали. Он не учёл, однако, того, что в ходе перестройки надземная эта часть станет видна и — более того — широко обсуждаема. На болоте возникла даже видимость общественной жизни, шакалам разрешили тявкать, болотные огни кухонных дискуссий заполыхали во всю мочь, и скоро в воздухе зародился естественный вопрос:

— А пошто у нас до сих пор в теремке нет альтернативы? Петух, защищая монополию, первым почуял необходимость перемен. Он выкликнул давнюю обитательницу теремка — мышку-наружку, называвшуюся так потому, что она осуществляла наружное наблюдение; народ этого не знал и в простоте своей звал её «норушкой», от слова «норка».

— Слышь, мышка-наружка,— заговорщицки прошептал петух.— Создай мне партию, да быстро! Чтоб видимость была! И, само собой, чтоб на теремок не посягала!

— Сделаем,— кивнула мышка, которой от щедрот петуха регулярно перепадало, и на свет появилась партия, состоявшая из одной говорливой либерал-демократической мышки и нескольких десятков молчаливых, которые даже если б и хотели — всё равно не могли говорить, потому что всё время жевали. Говорливая мышь пищала на всех углах, создавая видимость партийной жизни, и яростно обличала всех вокруг, кроме петуха.

При виде буйной мыши подпольного происхождения в болоте зашевелились демократические силы. Большая пучеглазая лягушка ультрадемократических убеждений, сопровождаемая десятком таких же отважных квакуш, постучалась в дверь теремка, по швам трещавшего от перестройки:

— Тук-тук, кто в тереме живёт?

— Я, петушок-золотой-гребешок!

— И я, мышка-наружка!

Read more...Collapse )


комментарий из сборника «Как Путин стал президентом США: новые русские сказки» // Санкт-Петербург: «RedFish», 2005, твёрдый переплёт, 448 стр., тираж: 7.000 экз., ISBN 5-483-00085-4

Поскольку большинство реалий, упомянутых в сказках, отлично помнятся почти всем очевидцам российской истории, автор решил отказаться от подробного комментария. Ниже упоминаются только факты, без которых понимание сказок будет затруднено. И потом — дети. Дети ведь любят сказки, а поводы для них знают вряд ли. Так что всё это ради них.

ТЕРЕМОК

Сегодня и поверить трудно, что когда-то в России было несколько сотен политических партий. И уж по крайней мере полтора-два десятка из них были весьма влиятельными. Не сказать, чтоб это было сильно лучше, но по крайней мере веселей, что и видно из сказки.
berlin
новые русские сказки

Колобок

Жили-были дед и БАБа, ели кашу с молоком. Деда звали Владимиром Александровичем, а БАБу, почему она так и называлась,— Борисом Абрамовичем. Старик ловил неводом рыбу в мутных водах отечественных СМИ, старуха пряла свою пряжу интриг и прочих хитроумных комбинаций в недрах Кремля. Жили они не сказать чтобы вовсе мирно — всё-таки сколько лет вместе,— но кое-как уживались и даже совместно нажили кое-какое имущество. У БАБы была курочка Ряба, которая несла золотые яйца и обитала в телевизоре, у деда — золотая рыбка, тоже телевизионная и говорящая человеческим голосом всю как есть правду, включая такую, которой никогда и не было. С помощью рыбки можно было выманить у властей то теремок, то деньжат, то, на худой конец, новое корыто. Так что было кое-что, было. Не было только наследничка.

То есть нельзя сказать, чтобы они не старались. Они старались, и даже очень. Для начала слепили Снегурочку, назвали Таня, но Снегурочка увлеклась строительством замков в тёплых краях и пиаром своего отца Деда Мороза, а про деда с БАБой забыла напрочь. Они ей то шубку, то брульянт в косу,— а она знай себе виллы прикупает да рассказывает всем, какой у неё Дед Мороз отличный: мол, и душевный-то он, и тёплый, и нос-то у него не красный… Мороз при таком пиаре забрал всю власть и стоял двенадцать месяцев в году — всю как есть политическую жизнь вокруг себя приморозил, мелкая живность передохла, крупная впала в спячку, птицы поумнее потянулись в тёплые страны, а бедные дед с БАБой сидели в своей избушке ни живы ни мертвы и уж не рады были, что привели на Отчизну такую напасть. Правда, их Дед Мороз не трогал — так, пощипывал только по мелочи: то деньжат попросит, то золотое яичко от Рябы. Старики и тому рады — несут на серебряном блюдечке подношеньице, приговаривают:

— Что хочешь бери, голубчик, только не тронь!

— Ладно,— урчит Мороз,— живите покуда… олигархи нехорошие…

— Слышь, дед,— БАБа говорит,— давай-ка мы другого наследничка и сделаем, чтоб по крайней мере было кому при дворе за нас постоять?

Сказано — сделано: отрубили БАБе мизинчик, завернули в тряпочку, пошептали, попели — вырос у них Липунюшка, мальчик-с-пальчик, любимый сынок. Назвали Роман Аркадьевич, ходят вокруг — не нарадуются. «Уж ты, Ромушка наш Аркадьевич, свет ненаглядный, последнее утешение!». Наследничек, однако, оказался с таким аппетитом, что, предстательствуя за деда и БАБу при дворе, вскоре начисто оттёр их от Кремля, оттяпал у каждого по половине имущества и по три четверти влияния, жажду свою заливал потоками нефти, а под конец обнаружил способность есть землю. В последний раз его видели на Чукотке, в которую он вгрызся было со всей силы, да так и примёрз.

— Что ж за незадача такая,— плачут дед и БАБа,— всё у нас есть, и курочка исправно несётся, и каша с молоком не переводится, и рыбка ловится, и мосты строятся,— а с наследничком никак не выгорает!

— Думайте, думайте!— свищет за окном Дед Мороз.— Вот выйдет моё время — с кем останетесь? Придёт Кощей Бессмертный Евгений Максимыч, только на вас посмотрит — мигом позеленеете! Конец вам выйдете курочкой и со всеми яичками!

Думали-думали дед и БАБа — и надумали. Наскребли по сусекам муки, дунули, плюнули, замесили и слепили колобок.

Правда, тут у них не обошлось без ссоры. БАБа очень уж хотела военного, а деду больше нравились гражданские, строительных специальностей.

— Нехай будет в кепочке,— дед говорит.

— Нет, в фуражечке!— БАБа настаивает.

— В кепочке!

— В фуражечке!

Read more...Collapse )


комментарий из сборника «Как Путин стал президентом США: новые русские сказки» // Санкт-Петербург: «RedFish», 2005, твёрдый переплёт, 448 стр., тираж: 7.000 экз., ISBN 5-483-00085-4

Поскольку большинство реалий, упомянутых в сказках, отлично помнятся почти всем очевидцам российской истории, автор решил отказаться от подробного комментария. Ниже упоминаются только факты, без которых понимание сказок будет затруднено. И потом — дети. Дети ведь любят сказки, а поводы для них знают вряд ли. Так что всё это ради них.

КОЛОБОК

Если у Березовского была кличка БАБ — по первым буквам ФИО,— то Владимира Гусинского (1952 г.р.) иначе как Гусём, естественно, никто не звал. Отношения у них были, мягко говоря, сложные. Иногда они дрались не на жизнь, а на смерть. Иногда самым нежным образом дружили. Две журналистские команды, возглавляемые и оплачиваемые ими, рассорились навеки, журналистское сообщество раскололось, половина электората перестала здороваться с другой половиной — но Гусь и БАБ, кажется, остались друзьями. В настоящее время равноудалены. БАБ живет в Лондоне, Гусинский — в Израиле. Его телекомпания RTVi весьма популярна у российских эмигрантов, а самого его всё время обвиняют в отмывании каких-то денег. Но он уже, кажется, привык.
berlin



Учитались в дым

В Театре на Малой Бронной прошли «Пионерские чтения» журнала «Русский пионер», посвященные теме «Дым». Мы не знаем, сколько в зале было курящих зрителей, и сколько после Чтений решили бросить курить, а сколько — начать, но одно ясно точно — аншлаг в Театре на Малой Бронной захочется еще не раз повторить. У редактора ruspioner.ru Елены Жихаревой весь вечер иногда слезились глаза (не от дыма, а от смеха), но она все-таки написала эту заметку.


<...>Collapse )

— Дмитрий Быков в этом номере написал выдающиеся, на мой взгляд, стихи и прозу, — представил следующего колумниста Андрей Колесников. — Сначала стихи.

Дмитрий Быков прочитал стихотворение о том, как космонавт Петров видит из космоса дым, который больше не видит никто, а потом спускается на землю, и понимает, что все намного серьезнее, чем ему казалось с далекой орбиты.

Космонавт Петров выходит на связь с начальством своим.
Ему говорят, что все ушли на обед.
Он кричит: в дыму пол-России, чего сидим?!
Ему отвечают, что дыма нет.


<...>Collapse )

Потом на сцену второй раз поднялся Дмитрий Быков.

— Я два раза, потому что Лавров не пришел, — начал свое выступление Дмитрий Быков и прочитал колонку о том, как участковый поймал поджигателя леса.

«Поджигателя пока не били, ждали начальства, и вид у подонка был гордый, уверенный. Он не лебезил, не отпирался и не рассказывал о том, что шел по грибы, но тут налетели, скрутили и теперь выбивают показания».

<...>Collapse )
This page was loaded Nov 12th 2019, 6:03 pm GMT.