?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
October 10th, 2019 
berlin
«ХУЛИганская СТИХиЯ» (18+)

19 октября 2019 года — суббота — 19:00

Московский театр «Школа Современной Пьесы», сцена «Эрмитаж» — ул. Неглинная, д.29, стр.1 (вход в зал «Эрмитаж» со стороны Петровского бульвара)

билеты: от 800 руб. до 3.000 руб.


О СПЕКТАКЛЕ

Девиз нового выпуска ХУЛИганской СТИХиИ — «Делай, что хочешь! И будь, что будет!»

Русская скандальная поэзия

Читают:

Иосиф Райхельгауз
Александр Галибин
Владимир Качан
Владимир Шульга
Вадим Колганов
Иван Мамонов
Дмитрий Быков
Владимир Вишневский
Сергей Плотов
Андрей Орлов (Орлуша)
Родион Белецкий
Евгений Бунимович
«Дуэт двух кошек» от артисток «Геликон-оперы» Майя Барковская и Валентина Гофер
и другие.

В этом году День Царскосельского лицея театр «Школа современной пьесы» отмечает стихами, которые не очень принято читать со сцены. В них содержатся неполиткорректные мысли, нередко изложенные ненормативной лексикой. Но их написали великие авторы – Пушкин, Лермонтов, Маяковский, Есенин, Бродский, Вознесенский, Юнна Мориц… И это ведь что-нибудь да значит?

Сегодня мы не подчиняемся цензуре. Мир стал другим. О чем, собственно, написал Пушкин:

Всё изменилося под нашим зодиаком:
Лев козерогом стал, а дева стала раком.


Внимание: Возможно использование ненормативной лексики!
berlin
VIII Санкт-Петербургский международный культурный форум

дискуссия: ЖУРНАЛИСТИКА КАК ЛИТЕРАТУРА

15 ноября 2019 года — пятница — 15:30-17:00


Участники дискуссии поговорят о том, когда журналистика становится литературой, где кончается журналист и начинается писатель: чем отличается работа с фактом, документом, источником у одного и другого автора. Может ли сегодня актуальная публицистика подняться до литературных высот и есть ли сегодня «журналистика о литературе» — критика, достойная современной литературы?

Вспомним историю взаимоотношений журналистики и литературы и попытаемся понять, как они будут развиваться дальше.

тезисы дискуссии:


  • Хороший журналист — лучше плохого писателя?

  • Где кончается журналист и начинается писатель? Когда журналистика становится литературой?

  • Грозит ли в эпоху блогеров, кликов и копипастов журналистике литературщина?

  • Чем отличается работа с фактом, документом, источником у писателя и журналиста?

  • Вымысел и воображение, версии и фейки вместо фактов и компетенций убивают медийную поляну, но делают богатой литературу?

  • Журналистика остается мелкой служащей при большой литературе?

  • «Репортаж с петлей на шее» чеха Юлиуса Фучика, топ антифашистской литературы. Поднимается ли сегодня актуальная журналистика до литературных высот?

  • Есть ли сегодня «журналистика о литературе» — критика, достойная современной литературы?


модератор:


  • Ядвига Юферова — заместитель главного редактора, ФГБУ «Редакция «Российской газеты».


спикеры:


  • Дмитрий Быков — писатель и журналист

  • Александр Архангельский — писатель, литературовед и критик

  • Павел Басинский — писатель, литературовед и литературный критик

  • Михаил Визель — литературный обозреватель, шеф-редактор, портал ГодЛитературы.РФ, литературный переводчик


Санкт-Петербургский государственный университет
корпус на Таврической, актовый зал
ул. Таврическая, 21–25, Санкт-Петербург

Условие доступа на мероприятие: электронный билет


В настоящее время Дмитрий Быков преподает в РАНХиГС историю зарубежной литературы и в школе «Золотое сечение» — русскую литературу.
berlin
новые русские сказки

Все немного волхвы

Подошёл к концу нелёгкий год, началась весёлая рождественская неделя — время пиршеств, каникул и распродаж. Правда, про повод многие забывали. Помнят, что день рождения, а чей — не уточняется. Да и какая разница: лишь бы праздник.

— Владимир Владимирович,— сказал Путину главный имиджмейкер, он же политтехнолог.— Надо бы вам народ поздравить.

— Да я и сам думаю…

— Только не вам одному, а вместе с Патриархом и Зюгановым. Все конструктивные силы страны чтобы коллективно выступили. В целях консолидации. Вон у вас с символикой как хорошо получилось — и орлы сыты, и отцы целы…

— Это идея,— Путин говорит.— Но чьё Рождество-то? У меня ведь, сам понимаешь, своё, у Зюганова — своё. Патриарх, наверное, ещё чьё-то празднует…

— Так и отлично! Вы коллективно выступите, и народ поймёт, что у нас полный медведь… то есть полное единство, я хотел сказать.

— Какой ты умный!— Путин говорит,— Прямо не Павловский, а какой-то Островский, такой у тебя ум острый. Соедините-ка меня с Патриархом!

— Слушаю, товарищ полковник… то есть сын мой,— быстро поправился Патриарх.

— Товарищ Ридигер, то есть ваше преосвященство,— быстро поправился Путин.— Тут, понимаете, имеется такая задумка… Скоро ведь Рождество.

— Воистину,— подтвердил Патриарх.

— Мы, чекисты, этот день двадцатого декабря празднуем. Но это ничего, у каждого свой календарь, я разве против? Католики, например, двадцать пятого отдыхают…

— А мы — седьмого января,— подтвердил Патриарх.

— Ну вот! Зюганов, наверное, в другой какой-нибудь день… Надо бы нам всем перед народом выступить, в порядке национального согласия.

— С краткой рождественской проповедью?— уточнил Святейший.

— Ну да, только у нас это называется торжественное обращение, а у Зюганова, я думаю, рождественские призывы… Вы текстик подготовьте, а потом мы в прямом эфире и засядем. Числа двадцать пятого, чтобы католики тоже послушали.

— Есть,— говорит Святейший.— Я набросаю и представлю.

— Да зачем эта волокита, я же не против свободы слова! Как Бог надушу положит, так и говорите. Ну, хоп! Зюганова мне!

— Да, товарищ Путин!— Зюганов басит, и слышно, как у него на том конце провода Государственный гимн играет — он всё никак наслушаться не может и ушам своим не верит, что дожил до такого светлого дня.

— Тут, понимаете, Рождество намечается…

— А как же!— Зюганов радостно отвечает. Очень ему лестно, что вспомнили про грядущий день рождения Отца народов.

— Надо бы по телевизору выступить…

— Охотно!

— Вместе со мной и Патриархом…

— Да конечно! Православная церковь, насколько я знаю, давно благословляет имя этого человека…

— Этой организации,— поправил Путин.— Ну, да ладно. В общем, вы подготовьтесь, и мы двадцать пятого числа в прямом эфире обратимся к нации. Хорошо?

— Рады стараться!— прорычал Зюганов и побежал писать обращение.

Двадцать пятого декабря, в самый прайм-тайм, вместо программы «Вести», выходящей обычно в одиннадцать вечера, в главной телестудии страны собрались все три символа национального согласия — президент, Патриарх и вождь пролетариата.

— Дорогие друзья!— начал Путин по праву главного.

— Возлюбленные братья и сестры!— возгласил Патриарх.

— Уважаемые товарищи!— вступил Зюганов, как из бочки.

Read more...Collapse )


комментарий из сборника «Как Путин стал президентом США: новые русские сказки» // Санкт-Петербург: «RedFish», 2005, твёрдый переплёт, 448 стр., тираж: 7.000 экз., ISBN 5-483-00085-4

Поскольку большинство реалий, упомянутых в сказках, отлично помнятся почти всем очевидцам российской истории, автор решил отказаться от подробного комментария. Ниже упоминаются только факты, без которых понимание сказок будет затруднено. И потом — дети. Дети ведь любят сказки, а поводы для них знают вряд ли. Так что всё это ради них.

ВСЕ НЕМНОГО ВОЛХВЫ

Патриарх Московский и всея Руси Алексий (1929 г.р.), в миру Алексей Ридигер, известен выдающейся преданностью нынешнему президенту России. Во время пасхального богослужения 2004 года он поздравил его не только с Воскресением Христовым, но также и с переизбранием на пост президента России.
berlin
новые русские сказки

Подарок для Вани

Может, не все это знают, некоторые, может, не верят, а только есть у русских людей такой обычай: пишут они под Новый год письма Деду Морозу, просят его о всяких всякостях. Оно, может, и немножко язычество, да когда ж мы были вполне христианами? И потом, по некоторым сведениям, он и есть самый настоящий православный святой, Николай Мирликийский.

Американе — те, конечно, к своему — Санта-Клаусу иначе обращаются, только это национальный секрет. Желание вообще надо тайно загадывать, чтоб сбылось. Они сначала всю страну опрашивают, потом подсчитывают — кто чего хочет, потом статистически обрабатывают, потом выборщиков назначают, голосуют и уж только тогда всей нацией отправляют письмо: уважаемый Санта-Клаус, пишет тебе американский народ, просим у тебя роста производства на пятнадцать процентов, расширения прав женщин и гомосексуалистов, падения цен на нефть, воспарения индекса Доу-Джонса и напоследок президента Буша-младшего. Иногда, конечно, возникают у них трения, заминки, вроде как с президентом Бушем-младшим, но в конечном итоге всегда разбираются. И Санта-Клаус приносит им всё требуемое, да ещё каждому ребёнку по лисапеду самокатному да по пластинке на зубы, чтобы рос настоящим гражданином свободной страны. Удобная нация: двести миллионов — одно письмо.

Не так с русскими. Русский человек и внутри себя-то к консенсусу никогда не может прийти, потому что сегодня ему хочется одного, завтра — другого, послезавтра — вовсе третьего, а на четвёртый день — чтобы ничего этого вообще не было. Поэтому русские пишут Деду Морозу каждый от себя лично, и он, не имея времени разбирать столько почты, русские письма читает раз в сто лет. Это у него контрольный срок такой: у большевиков была пятилетка — но они всего семьдесят лет просуществовали, а Дед Мороз подольше землю топчет и ещё долго топтать рассчитывает. Для него сто лет — что для нас часок.

Так что с пожеланиями русского человека Дед Мороз ознакомляется только в канун нового века. И в течение века их исполняет — постепенно, дозируя. Потому что ежели все их сразу исполнишь — так это же никакая страна не выдержит напора таких взаимоисключающих хотений! Тем более, что хотения все масштабные, в один год не осилишь: то чтобы нас цивилизованный мир наконец завоевал, то чтобы мы его завоевали, то свободы, то порядка, то чтобы кухарка государством управляла.

Сидит, допустим, в ночь на восемнадцатый век государь Пётр Первый со сподвижниками (это он первым Деда Мороза на Русь привёл — до того и Новый год праздновали не по-людски) и пишет письмо:

«Со всем решпектом к тебе, генералиссимус снегов, адресацию делают Самодержец Российский и господа Сенат. От тебя нам желательно иметь викторию военную над учителем нашим шведом, флот расейский по голанскому образцу, а такожде всяких милостей, коими Бахус и Венус токмо осыпать могут. Также желаем иметь новый стольный град Санкт-Питербурх, откель грозить мы будем шведу, и в оном кунсткамеру для народного уразумения. Охотны мы переворотить всё наше государство и от того немалую сатисфакцию иметь. К сему Пётр и птенцы его гнезда».

Боярство пишет:

«Ой ты гой еси, защита наша последняя, управи так, чтобы все замыслы антихристовы не сбылись, и чтобы посрамление он получил великое и сдох на гноище, а мы чтобы жили по-прежнему и Новый год не в генваре праздновали, а как деды и прадеды. И чтобы холопьев наших пороть нам безвозбранно, а они чтобы знай себе радовались».

Холопья, хоть грамоте и знают еле-еле, тож карябают:

«Мороз-батюшка, один ты нам заступник, дай нам вволю погуляти, барской кровушки попити — нет нашего терпежу от гнету, дай потешиться! Но, конешно, чтобы не совсем, чтобы остановили нас вовремя, не то мы на свою голову такого натворим, что и сами тут жить не сможем».

А интеллигенции тогда ещё не было.

Детушки из простых по тем временам грамоте почти не знали, только напишет какой-нибудь Ваня Иванов кривыми буковками:

«Дедушко Мороз дай ты мне сладко яблочко а не то пряничка».

Придёт на Русь Дед Мороз, сгребёт все эти письма в охапку, сядет читать и ужаснётся. Однако делать нечего — при Петре не больно-то ослушаешься. Начинает исполнять просьбы в порядке их поступления.

Read more...Collapse )
berlin
журнал ФАС


новые русские сказки

????????????

Киевляне!

вот здесь...

Національна бібліотека України імені В.І.Вернадського (Київ, вулиця Володимирська, 62)

...можно найти и скопировать, а далее поделиться с группой текстом этой сказки...

там же можно/нужно сверить датировку и нумерацию всех прочих выпусков журнала

Спасибо!

 jewsejka@gmail.com
berlin



www.nobelprize.org


The Nobel Prize in Literature for 2018 is awarded to the Polish author Olga Tokarczuk
«for a narrative imagination that with encyclopedic passion represents the crossing of boundaries as a form of life.»

The Nobel Prize in Literature for 2019 is awarded to the Austrian author Peter Handke
«for an influential work that with linguistic ingenuity has explored the periphery and the specificity of human experience.»






Here are the bookies’ odds for the 2019 Nobel Prize for Literature:

Anne Carson 4/1
Maryse Condé 5/1
Can Xue 8/1
Haruki Murakami 8/1
Lyudmila Ulitskaya 8/1
Ngugi Wa Thiong’o 8/1
Margaret Atwood 10/1
Marilynne Robinson 10/1
Olga Tokarczuk 10/1
Péter Nádas 10/1
Adunis 14/1
Gerald Murnane 14/1
Mircea Cartarescu 14/1
Ya Hua 14/1
Ismail Kadaré 17/1
Javier Marías 20/1
Jon Fosse 20/1
László Krasznahorkai 20/1
Milan Kundera 20/1
Peter Handke 20/1
Yoko Tawada 20/1
César Aira 25/1
Yang Lian 25/1
Ko Un 33/1
Ernesto Cardenal 50/1
George R. R. Martin 250/1
This page was loaded Nov 12th 2019, 6:00 pm GMT.