?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
October 12th, 2019 
berlin
Дмитрий Быков («Facebook», 19.12.2013):

Спасибо, братцы! Благодарен я вам до невозможности. Как вы меня терпите?

из комментариев:

Татьяна Малкина: быков дурак))

Дмитрий Львович Быков: Малкина, Малкина, моя прелесть!



Татьяна Малкина («Facebook», 04.02.2014):

прочла «сигналы», «квартал» и подборку стихов новую. и подумала, что пришло время признаться, открыться. Дмитрий Быков, чертов быков! я люблю тебя, примерно как катулл описал

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Odi et amo, да. Вещь хорошая. Но за что же odi?

Татьяна Малкина: за мелочи, разумеется. дорогой мой

Дмитрий Львович Быков: Аркадьевна, с высоты нашего возраста эти мелочи уже не видны. Пора, мой друг, пора.

Татьяна Малкина: думаешь?

Дмитрий Львович Быков: Уже минут десять только об этом и думаю.



«Дилетантские чтения с Виталием Дымарским», 23 ноября 2016 года:

[Дмитрий Быков:]
— Ужас, что делалось с интеллигентами, попавшими в верхние эшелоны. А что делалось с журналистами, попавшими в кремлёвский пул…

[реплика из зала:]
— О, вот это да.

[Дмитрий Быков:]
— Понимаете? Вот эта… («Записки кремлёвского диггера») как её бишь звали. Сейчас уже и не вспомнишь.

[реплика из зала:]
— Трегубова.

[Дмитрий Быков:]
— Трегубова Елена, да?

[Виталий Дымарский:]
— Наверное, Трегубова.

[Дмитрий Быков:]
— Ужас, блин. Я уж не стану говорить там [убирает микрофон в сторону] про ТАНЮ МАЛКИНУ. Ужас! Ужас! Слава богу, что меня никуда не брали. Потому что я как ляпну что-нибудь, как сейчас, так они и понимают.



Татьяна Малкина («Facebook», 19.12.2017):

быков! и тебя не минует чаша сия)). но не верь, не верь, все чепуха. пол-кипариса, муми-тролль, кира борисовна, любовь навек, она ж никуда не девается, эх

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Не пол-кипариса, а два. Ты все забыла, но любовь не рдавеет

Татьяна Малкина: ты сам все забыл. пол.

Татьяна Малкина: так. подумала. ты прав. два, два кипариса)). тем лучше



Дмитрий Быков в программе ОДИН от 19 января 2018 года:

«Должно ли добро быть с кулаками?»

Ну, знаете, если учесть, что формула эта высказана Станиславом Куняевым, то уже есть как-то… ну, возникают подозрения. Я помню, как Таня Малкина, она моя однокурсница… У нас была довольно бурная дискуссия на эту тему на семинаре Тамары Васильевны Шанской. Тамара Васильевна Шанская имела то несомненное преимущество, что на её семинарах можно было поговорить не только на темы русского языка и его практической стилистики, а можно было и на темы общекультурные. И вот Шанская как раз, когда мы обсуждали составные сказуемые, процитировала строчку: «Добро должно быть с кулаками»,— и, соответственно, как мы к этому относимся? Малкина тогда сказала замечательный афоризм: «Добро с кулаками — это уже не добро, а полезное зло». Я по размышлениям зрелым все-таки с этим согласиться не могу. Во всяком случае, добро должно уметь защищаться — не нападать, а защищаться. Надо чувствовать эту грань.



Татьяна Малкина («Facebook», 20.04.2018):

большой конспирологии пост

ем, пью, курю на улице (!) в любимой chez maman на герцена. как большая — перед театром. добрый ангел давно подарил билет на «чаадского»… наблюдаю настоящий бомонд. мимо уже прошли маноцков, каплевич, гербер, много красивых

замечаю внезапно, что люди опять стали ходить в театр (предполагаю, Маяковского) нарядными

и вот, что имею сказать: нет ничего случайного, если вновь возможна мода на телесные колготки, то возможна и третья мировая

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: А я в рюмочной. Заходи! Ровно напротив тебя.

Татьяна Малкина: Тогда дождись, у меня антракт))

Дмитрий Львович Быков: жду



Дмитрий Быков в программе ОДИН от от 29 июня 2018 года:

Еще одна важная вещь, которую я хотел бы подчеркнуть, раз уж мы всю первую четверть говорим об этом сериале [«Садовое кольцо»], но он как-то взбудоражил общество, и я скажу, почему. По жанру, это, конечно, черная комедия, это чудовищная пародия на сериал как таковой. Тут некоторые люди, в том числе Таня Малкина, однокурсница моя и первая любовь, предъявляют фактические претензии к этому сериалу, что, по-моему, совершенно не основательно.



Татьяна Малкина («Facebook», 17.08.2018):

Дмитрий Львович Быков прочла))

лайк, шер, репост))

спасибо тебе, дорогой мой, за любовный финал, утерла чистую слезу

пи-хо!

Дмитрий Быков «Мокрый марш» // «Прямая речь», 16 августа 2018 года

из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ровно перед началом действа он существенно ослаб



Дмитрий Быков в программе ОДИН от 11 октября 2019 года:

Вот оно как у вас напоследок идёт,
Будто рушится с кручи отвесной.
Но какой же он сам призовой идиот,
Что тебе исповедался честно!


Классные стихи. Я помню, я ими в любви объяснялся Таньке Малкиной.
berlin
новые русские сказки

Царь Кучка

Когда с громким треском распался Советский Союз и Малая Россия отвалилась от большой, после первой вспышки радости малые россы задумались: ведь нам теперь надобно своего царя!

Большой российский царь тем временем решал свои частные проблемы — дирижировал оркестром, посильно укреплял семью и разбирался с агрессивными окраинами. До малых россов ему не было решительно никакого дела. Малые россы, предоставленные самим себе, остались без главных атрибутов серьёзной страны — без газа, внешнего врага и власти. С внешним врагом разобрались быстро, провозгласив им Большую Россию, которая триста лет кряду лишала малых россов их национальной самостийности. С газом решили ещё проще, начав отсасывать его посредством специальных свищей в трубе непосредственно у внешнего врага. Что его жалеть-то? Проблема оставалась одна — власть.

Решали её в славянских традициях — соборно: обсудили, чего кому надобно, да и слепили царя из тех мелких деталей, которые были наиболее любезны каждой группе электората. Бывшие рядовые производственники, инженеры и оборонщики, принесли обломок баллистической ракеты.

Ярые националисты — все как на подбор с жёлтыми лицами и голубыми глазами — приволокли учебник малого российского языка и черновик письма турецкому султану. Да ещё трезубец, извлечённый из подполья.

Бывшие коммунисты — все как на подбор с красными лицами и красными глазами — притащили партбилет.

Пролетариат принёс разводной ключ, прижимистое крестьянство раскошелилось на шмат сала, немногочисленные новые малороссы нехотя сбросились по гривне… Все это вместе в ночь на Ивана Купалу положили на Владимирскую горку в главном малом российском городе, затаили дыхание и стали ждать.

Кучка получилась немалая. Ровно в полдень над широким Днепром заухало, захрюкало, загукало — и из кучки образовался царь не хуже, чем у других, с именем и отчеством. Назывался Леонид Данилыч. Один глаз жёлтый, другой голубой, лицо красное. В одной руке — ракета, в другой — шмат сала. По-малороссийски говорит со словарём, однако словами из ответа турецкому султану манипулирует довольно свободно.

— Вот!— хором воскликнули малороссы.— Это то самое, что устраивает всех!

И стал царь Кучка царствовать — как и положено всякой кучке, стихийно. То высунется из него жёлто-блакитный флаг, то красный помашет, то железный лом прогрохочет, то запорожский лексикон даст о себе знать. Того не учли малороссы, что у кучки, сколь бы велика она ни была, не может быть ни единой программы, ни представления о пути. Малороссов, однако, поначалу кучка вместо царя вполне устраивала. Новые малые даже гривны в него ежемесячно подкладывали, чтоб он не шибко размахивал своим гаечным ключом и газ им предоставлял сосать, сколько вздумается.

Однако никакое благолепие не вечно, и малая Россия в процессе кучного управления становилась всё меньше в глазах всемирного сообщества. Газом, отсосанным у внешнего врага, пахло в ней так сильно, что утечка сделалась явной всему человечеству; сала почти не осталось, потому что надо же было подкармливать не только Кучку, но и кучку его сторонников, скучковавшихся вокруг лидера; и даже язык — родной наікращій певучий язык малых россиян — употреблялся только в Верховной Раде, причём исключительно в присутствии иностранцев — меж собою говорили на языке газового внешнего врага.

Надоело и олигархам: с чего это они все подкладывают да подкладывают деньги в Кучку? Надо бы с ним разобраться, решили олигархи и приступили к царю с допросом:

— Чего это мы в тебя, Леонид Данилыч, деньги вкладываем?

— А чтоб я вам воровать разрешал!— как само собою разумеющееся, сообщает царь.

— Так ведь мы того… и без твоего разрешения можем!

— Как — без разрешения? У нас независимое царство или что?

— То-то и оно, что независимое! От тебя, что ль, зависеть прикажешь?

Read more...Collapse )
berlin
новые русские сказки

Падение

Как известно, в пятнадцатом катрене шестой центурии Нострадамуса содержится предсказание, которое после некоторых умственных усилий можно дословно перевести на русский язык так:

«На земле скифов в исходе каменного века
Старик, преданный Бахусу, передаст власть.
Воссядет молодой, друг Меркурия, Марса и северного градоначальника.
Будет боевая удача, в марте падение, крутой поворот».


Обычно в толковании этой строфы не возникает никаких затруднений, в особенности после 31 декабря 1999 года. Друг Меркурия, Марса и северного градоначальника триумфально воссел во власть и одержал целый ряд боевых удач. Подобно Кутузову, он героически сдал Бородина и способствовал разорению Москвы, которая стала много на себя брать; подобно Суворову, освоил горные лыжи; подобно Потемкину, пленял женщин, из которых самой заметной оказалась Анна Политковская.

Поскольку пророчества Нострадамуса всегда становятся понятны только задним числом, расхождения возникали исключительно на почве четвертой строки: что за таинственное падение в марте и крутой поворот вследствие него? Политологи всей страны, которые давно уже руководствовались в своих прогнозах исключительно Нострадамусом при периодическом участии кофейной гущи (все прочие прогностические методы в России не работали), собрались на тайное совещание.

— Я полагаю, речь идёт о падении кровавого режима Путина,— с порога заявил Евгений Киселёв.

— Коллега, вы не в эфире,— мягко осадил его Сванидзе.— Я думаю, речь идёт о национальной валюте.

— А по-моему, снега очень много нападало,— неуверенно предположил Мигранян, который, как человек южный, терпеть не мог зиму.

Никакого консенсуса в итоге достигнуто не было, и каждый покинул тайное совещание с твёрдым намерением внедрять в массы именно свою версию.

Через три дня стало известно, что в последних числах марта упадёт станция «Мир». Несмотря на многократные и пылкие уверения в том, что упадёт она в безлюднейшей части мирового океана между Австралией и Антарктидой, среди населения воцарилась паника.

— Уж ежели она упадёт, то беспременно на нас!— уверяли представители Приморья.— На нас в последнее время всё падает…

— Дураки вы, не понимаете стратегического замысла! На Чечню она упадёт, чтоб совсем ничего не осталось…

(Одноногий Басаев и однорукий Хаттаб на всякий случай переместились в Иорданию).

— На Москву она упадёт, чтоб Лужкову насолить!

— Так ведь Кремль тоже в Москве?

— За этих не беспокойся, у их бункер!— переговаривались в очередях.

Перепуганное население собирало деньги и ценности, паковало чемоданы с убогим скарбом, но с места не трогалось, поскольку непонятно было, куда всё-таки рухнет станция.

— Да сказали ж, что на людей не упадёт,— недоумевали отдельные старики и дети.

— Ага, Ельцин вон в августе три года назад тоже говорил, что ничего не упадёт. Тут всё и упало.

В ресторанах и казино не знали, куда деваться от прибыли: новые русские спешно прожигали остаток жизни.

Пока население паниковало, Госдума привычно искала себе другие развлечения:

— Ребята, может, это и совсем не про «Мир»? Вдруг это что-нибудь политическое?

— Ну а что у нас может упасть политического? Что у нас политического стоит?

— Властная вертикаль…

Read more...Collapse )


комментарий из сборника «Как Путин стал президентом США: новые русские сказки» // Санкт-Петербург: «RedFish», 2005, твёрдый переплёт, 448 стр., тираж: 7.000 экз., ISBN 5-483-00085-4

Поскольку большинство реалий, упомянутых в сказках, отлично помнятся почти всем очевидцам российской истории, автор решил отказаться от подробного комментария. Ниже упоминаются только факты, без которых понимание сказок будет затруднено. И потом — дети. Дети ведь любят сказки, а поводы для них знают вряд ли. Так что всё это ради них.

ПАДЕНИЕ

А доллар всё-таки упал, только не в марте 2001-го, а осенью 2004 года.
berlin
новые русские сказки

Перестановка

подражание братьям Стругацким

В путинском кабинете было три телефона — белый, чёрный и звёздно-полосатый. По звёздно-полосатому они регулярно созванивались с Бушем и обсуждали, чего бы ещё учудить. Например, в конце марта Буш по совету Путина обвалил доллар.

— Пояса затянут — раз,— нахваливал Путин преимущества российского опыта.— МВФ сразу поможет — два. В случае чего чрезвычайное положение можно ввести — три. И тогда резвись как хочешь.

— Fine!— выдохнул потрясённый Буш и в знак благодарности выслал ещё двадцать наших дипломатов, после чего рейтинг Путина среди патриотов подрос ещё на пять процентов.

По чёрному телефону звонил Волошин и иже с ним. Они сообщали новости из Государственной думы, докладывали о текущих делах и посетителях, интересовались здоровьем. Этих звонков Путин не любил, а чёрного телефона соответственно терпеть не мог. Волошин вечно досаждал какими-то проблемами и отвлекал от геополитических мечтаний.

— НТВ митинг устраивает,— сообщал, например, Волошин.

— Ну, разгони,— скучным голосом советовал Путин.

— Нельзя, они заругают,— виновато объяснял Волошин.

— Ну так не разгоняй.

— Да ведь обидно, честное слово! Опять будут гадости про нас говорить и показывать…

— Ну так не смотри!— раздражался Путин.

Волошин, поражённый мудростью совета, отставал. А по белому телефону звонила Семья. Жена, две дочери, Ельцин, ещё две дочери и иногда Абрамович с Камчатки. Абрамович, правда, звонил очень редко — то ли не хотел надоедать, то ли всё деньги ушли на Чукотку и не всегда хватало на межгород. Путин склонялся ко второму варианту. Белый телефон Путин любил. По нему редко досаждали просьбами, ограничиваясь деликатными и своевременными советами. С Семьёй Путин виделся редко и помнил только, что в ней четыре дочери, одна из которых как-то связана с Чубайсом. Он надеялся, что эта — не его. Иногда он посылал Семье конфеты, не особенно заботясь, кому они достанутся. С тех пор, как он стал отцом нации, все дочери были его и сыновья тоже.

Вот и теперь, на весеннем закате, розовом, как детские щеки после часового пускания корабликов в ручье, мелодично зазвонил белый телефон.

— Здесь Путин,— по старой немецкой привычке сказал Путин.

— Добрый, понимаешь, день,— радостно донеслось из трубки.— Приветствую, приветствую. Как ваше ничего?

— Все штатно,— лаконично ответил Путин.— Готовим послание Федеральному собранию.

— А,— протянули в трубке.— Это очень, понимаешь, хорошо. Но я тебе… вам… хочу напомнить, что от тебя… вас… нас… давно ожидают кадровых перестановок.

— Это ещё зачем?— простодушно удивился Путин.— Вы мне ничего про это не говорили, когда кнопку передавали…

— А всему своё время,— утешил голос.— Ничего страшного. Это я, понимаешь, всё время менял, и все несколько того… притомились. А ты-то другой коленкор, у тебя и так всё стабильно. Глядишь — заскучает народ!

— А… без этого никак нельзя?— поинтересовался Путин.— Мне казалось, мы только-только вступаем в полосу относительного засто… отсто… настойчивого поступательного движения!

— Никак,— сказала трубка.— Значит, записывай инструктаж: берёшь ядерный чемоданчик, жмёшь кнопку…

— Господи!— воскликнул президент.— Что, это нужно для оправдания перестановки?

Read more...Collapse )
berlin



Беременную Симоньян обнесли шампанским

Главный редактор телеканала Russia Today Маргарита Симоньян через месяц станет мамой в третий раз.


<...>Collapse )

Отсутствие сытной «поляны» больше всех расстроило Дмитрия Быкова. Выступив со стихотворением про «космонавта Петрова», он угрюмо поглядывал по сторонам, пока рядом с ним не уселось юное дарование. Писатель и поэт расплылся в кошачьей улыбке, тут же предложил обменяться телефончиками и пообещал поделиться секретами мастерства.
berlin
хореография: Инна Аполонская
стихи: Дмитрий Быков
читает: Вера Полозкова
музыка: Ян Тьерсен

berlin
рубрика «Персона»

Борис Акунин: Мы живем в конце прекрасной эпохи

У Акунина — строго говоря, у Григория Чхартишвили, — в проекте «Семейный альбом» вышел его главный и лучший роман «Трезориум». Эта книга касается самого значительного в жизни, и если о ней еще не говорят во всех школах, салонах и социальных сетях Москвы, то это потому, что мы разучились читать и многого не понимаем.

Если бы меня даже и не занесло в Лондон по совершенно другим делам, я поехал бы к Акунину только ради обсуждения этого романа, в котором самый успешный из серьезных российских беллетристов излагает свою концепцию воспитания. Впрочем, фон в этом романе играет едва ли не большую роль, чем идея: это первый роман Акунина о Второй мировой войне, об одном из драматичнейших эпизодов ее финала — осаде Бреслау (ныне Вроцлав).


Пересказывать эту сильную и жестокую книгу я не стану, хотя сюжет ее, в отличие от закрученных фабул акунинских детективов, сравнительно прост. Но ее надо читать. Кому-то — чтобы резко с автором не согласиться, кому-то — чтобы прийти в восторг, но слава Богу, есть у Акунина и многомиллионный интернациональный постоянный читатель, который интересуется теми же вещами и восхищается масштабом задачи. А задача действительно титаническая: по-моему, он хочет, чтобы Россия после его книжных проектов стала другой страной. Это даже у большевиков не вышло, но — вы не поверите — у него есть шансы.

«Для педагога нет слова «невозможно»»

— Прежде всего поздравляю вас с «Трезориумом».

— Спасибо.

— Это самый значительный ваш роман, но он неправильно написан.

— Еще раз спасибо.

— Трактат Данцигера — главы «Бисерным почерком» — многие просто пролистнут.

— Я знаю. Это входит в условия игры.

— А можно было бы на развенчании его идей построить весь сюжет, и тогда...

— Но я не хочу развенчивать его идеи. Педагогическая идея у меня там главная. Все остальное — не более чем тестовая площадка. Его воспитательная система, в которой он исходит из собственной классификации людей, — отчасти моя собственная, просто я к известной и вполне работающей классификации Монтессори добавил еще один пункт.

— Мне, кстати, показалось, что герои в романе так и подобраны по этой классификации — условно говоря, руки, сердце, мозг и...

— Я так об этом не думал. Для меня это история про живых людей, про любовь, которая должна была состояться, а не состоится. Ничего более трагического в связи с войной я придумать не могу.

— Но этот ваш педагог там говорит гадости про Корчака. Какой читатель поверит такому идеологу?

— Ну, я же не все его воззрения разделяю. Вот он такой — ревнивый, завистливый. Из того, что мне известно, я делаю вывод, что Корчак был человек безусловно героический, поэтому любое критическое замечание в его адрес будет звучать, скажем так, странно. Но проблема скверной педагогики — это главная проблема человечества. «Трезориум» — роман про это.

Я формировался в хорошей, хотя не элитарной, не самой образованной семье. И при этом сейчас я понимаю, что меня ни в школе, ни в семье, ни в институте, ни в обществе не научили ничему по-настоящему важному, что надо знать в жизни. Зачем ты живёшь? Что такое на самом деле хорошо и плохо? Как надо учиться? Чему надо учиться? Я сейчас весь этот цикл «Семейный альбом» пишу как своего рода отчёт о том, что я долго прожил на свете и что я из этого понял, какие ответы я могу дать на те вопросы, которые мое существование сформировали. Я веду огонь по площадям: накрываю пункт первый, второй, третий, четвёртый...

Вот вы говорите — у книги неправильная структура и она не будет иметь успеха. А это моя изначальная задача. Я за успехом читательским гонялся много лет. Сейчас история совсем про другое. Я даю ответы самому себе. Более того, когда я начинаю писать роман, я не знаю, какими будут ответы. Я для того и пишу текст, чтобы эти ответы нащупать.

— Можно сказать, что вы для того и приобретали читательскую славу и доверие, чтобы потом читателю внушить эти идеи?

— Не только. Но в дальнем расчете — и для этого тоже. Сначала ты работаешь на зачетку, потом зачетка работает на тебя.

— Но в романе Данцигер ссылается на опыт леди Эстер из «Азазеля». То есть весь проект «Беллетрист Акунин» с самого начала ориентирован на идею воспитания?

— В некотором смысле — да. Я надеялся, что наступит время — и я смогу себе позволить изложить подробнее эту теорию, поданную сначала в игровой форме. Она давно крутится у меня в голове, и я всегда ее хотел оформить более детальным образом. Конечно, я не рассчитываю на то, что она вызовет интерес у большого числа читателей. Они по-прежнему в основном следят только за беллетристической линией: кто с кем встретился, кто кого полюбил, кто остался жив и тому подобное.

— В какой степени вы находились под влиянием Стругацких, когда это придумывали?

— В нулевой. Я их на самом деле очень мало читал. Я в детстве и в юности очень не любил фантастику, так что у Стругацких читал только «Трудно быть богом» и «Понедельник начинается в субботу».

— Простите, но этого быть не может. Вы должны знать Аркадия хотя бы как японист.

— Он был замечательный переводчик с японского, но закончил заниматься японистикой, когда я ещё не начал.

А педагогикой я серьезно, систематически интересовался только последние лет пять. Я стал смотреть и изучать, какие были поиски на этом пути — и увидел, что все это двигалось и продолжает двигаться не совсем туда. Знаете, я искренне убежден в том, что каждый человек умеет что-то делать лучше всех на свете. И что главная задача педагогики — помочь человеку найти в себе этот дар.

— Но вот само это деление, понимаете... оно слишком умозрительно. Понятно, что нельзя всех учить одинаково, что детей надо предварительно разделить. Но, может, проще, как Роулинг в Хогвартсе — по темпераментам?

— Я и «Гарри Поттера» не читал, так что не очень представляю, о чем вы.

Read more...Collapse )
berlin




Юрий Феклистов shared a memory — with Дмитрий Львович Быков («Facebook», 12.10.2019):

Дмитрий Львович Быков и чукчи.

[Из сундука памяти. ...Дмитрий Быков на Чукотке. Анадырь. 2000 г.]


из комментариев:

Маша Анисимова: Как! Юра, как ты его туда закинул?!!)

Дмитрий Львович Быков: Маша Анисимова туда, Маша, залезть нетрудно. Вот на Анадырь попасть...

Юрий Феклистов: Дмитрий Львович Быков Не виноват я, он сам залез!


ПСС Дмитрия Львовича Быкова в Facebook'е

Радио КП (11.10.2019)
В студии журналист, шоумен Отар Кушанашвили.
Ведущие: Андрей и Юля Норкины.
berlin
Расписание предстоящих лекций и встреч Дмитрия Быкова


когда
во сколько
город что
где
цена
14 октября
понедельник, 19:30
Москва Юлий Ким + Дмитрий Быков «В октябре багрянолистом» (концерт с разговорами)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
БИЛЕТОВ НЕТ; онлайн-трансляция 1.050 руб.
16 октября
среда, 19:30
Санкт-Петербург Дмитрий Быков «Алиса в стране взрослых и детей» (10+)
Дом еврейской культуры ЕСОД — ул. Большая Разночинная, д.25А
осталось несколько билетов по 2.800 руб.
17 октября
четверг, 19:00
Москва Дмитрий Быков: презентация сборника «Русская литература: страсть и власть»
книжный магазин «Москва» — ул. Тверская, д.8, стр.1
вход свободный
18 октября
пятница, 19:00
Москва «Литература про меня»: Инна Чурикова + Дмитрий Быков
ЦДЛ — ул. Большая Никитская, д.53
БИЛЕТОВ НЕТ
19 октября
суббота, 15:00
Москва Дмитрий Быков: презентация книги «Русская литература: страсть и власть»
Московский Дом Книги, Литературное кафе, 2-й этаж — ул. Новый Арбат, д.8
вход свободный
20 октября
воскресенье, 16:00
Москва «Грин-де-вальд против Волан-де-Морта» (лекция для детей (12+) и их родителей)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
1.750 руб.; онлайн-трансляция 1.050 руб.
22 октября
вторник, 20:30
Kraków 11. Festiwal Conrada: Ortografia i polityka (spotkanie z Dmitrijem Bykowem) (prowadzenie: Małgorzata Nocuń)
Pałac Czeczotka — Świętej Anny 2
??
24 октября
четверг, 18:30
Warszawa Dmitrij Bykow — Obywatel poeta w rozmowie z Wiktorią Bieliaszyn
Marzyciele i Rzemieślnicy, Dom Towarowy Bracia Jabłkowscy — ul. Bracka 25 (3 piętro, winda)
prosimy o potwierdzenie uczestnictwa do 23.10.2019 kolakowska@cprdip.pl
27 октября
воскресенье, 12:00
Москва «Алиса в стране взрослых и детей» (лекция для детей (10+) и их родителей)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
до 16 октября 1.500 руб., с 17 октября 1.750 руб.; онлайн-трансляция 1.050 руб.
1 ноября
пятница, 19:00
Киев Дмитрий Быков: творческий вечер
«Дом Кино» — ул. Саксаганского, д.6
от 600 грн. до 1.200 грн.
2 ноября
суббота, 13:00
Киев «Алиса в стране взрослых и детей» (лекция для детей (10+) и их родителей)
«Дом Кино» — ул. Саксаганского, д.6
от 600 грн. до 900 грн.
2 ноября
суббота, 16:00
Киев «Про Гарри Поттера» (лекция для детей (10+) и их родителей)
«Дом Кино» — ул. Саксаганского, д.6
от 600 грн. до 900 грн.
3 ноября
воскресенье, 17:00
Днепр Дмитро Биков: Поетичний вечір «О чём нельзя»
Дніпровський академічний український музично-драматичний театр культури ім. Т.Шевченка — вулиця Воскресенська, 5
310–610 грн.
6 ноября
среда, 19:30
Москва Дмитрий Быков: «Кто убил Фёдора Павловича»
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
до 26 октября 1.950 руб., с 27 октября 2.350 руб.; онлайн-трансляция 1.050 руб.
13 ноября
среда, 20:00
Москва Дмитрий Быков: поэтический вечер
бард-клуб «Гнездо глухаря» — Цветной бульвар, д.30
от 1.800 руб. до 2.500 руб.
23 ноября
воскресенье, ??:??
Екатеринбург фестиваль «Слова и музыка свободы – СМС»
Ельцин-Центр — ул. Бориса Ельцина, д.3
от 1.000 руб. до 2.500 руб.
17 декабря
вторник, 19:30
Москва «Литература про меня»: Юрий Стоянов + Дмитрий Быков
ЦДЛ — ул.Большая Никитская, д.53
от 1.000 руб. до 4.500 руб.
20 декабря
пятница, 19:30
Москва Дмитрий Быков: Концерт в день рождения
ЦДЛ — ул. Большая Никитская, д.53
от 800 руб. до 2.500 руб.
26 декабря
четверг, 19:30
Москва Дмитрий Быков и Алексей Иващенко: Золушка (чтение музыкальной сказки для взрослых 14+)
Центральный дом литераторов — ул. Большая Никитская, д.53
от 800 руб. до 3.000 руб.
berlin
рубрика «Особое мнение»

Дмитрий Быков: Ставьте перед ними сложные задачи

Дмитрий Быков — знаменитый писатель и литературовед, интеллектуал и провокатор, несомненно один из самых интересных голосов современной России. Мы поговорили с Дмитрием о его подопечных, о школе и литературе в ней, а также о том, как старшему поколению нужно общаться с младшим.

— Вы называете ребят, которые сейчас учатся в школе, «гениальным» поколением и утверждаете, что к нему нужно особое, бережное отношение. Почему?

— Бережное отношение ко всему сложному — по-моему, вполне естественная вещь. А они именно сложные, и самим им тоже непросто. Они быстрее реагируют, лучше соображают, их эмоции тоньше, психика лабильнее — словом, чем дороже и навороченней устройство, тем более вдумчивого обращения оно требует. Так что, по-моему, всё предсказуемо: нельзя калечить их идиотскими запретами (вроде попытки запретить айфоны в школах — ни к чему, кроме конфликтов и попыток обойти запрет, это не приведёт). Нельзя устраивать им сеансы примитивной идеологической обработки. Нельзя мучить их простыми и скучными заданиями.

Знаете, вот есть очень неплохой режиссёр Себастьян Марньер, а у него — классный фильм «Пора на выход», который у нас переведён как «В час пик», что, по-моему, не совсем верно. Вот эта картина — она ужасно точная. Она прямо про то, как не надо себя вести с этими детьми, и про то, какие задачи они на самом деле призваны решать. Даже удивительно, что эту картину снял не учитель — настолько точно там портретировано это поколение и его главные способности (коммуникабельность, умеренная асоциальность с другими, повышенная эмпатия и взаимопонимание со своими, дар предвидения). Но если мы будем на них давить, они просто вспомнят, что им «пора на выход», а вы тут, граждане, оставайтесь с вашими проблемами.

— Чем это поколение качественно отличается от поколения их родителей? Каких проблем оно лишено? И с какими новыми вызовами столкнётся?

— Столкнётся, видимо, с тем, что оттянутая пружина бьёт больнее: мы в основном занимаемся тем, что консервируем ситуацию, а её надо радикально решать. Их ожидает эпоха больших и малых катастроф, техногенных, экологических, не в последнюю очередь социальных. Качественное же их отличие в том, что они умеют уходить от прямого конфликта с дураками, вообще исчезать из поля их зрения. Например, сейчас они довольно интенсивно спасают Россию, но вы этого не видите. И те, кто рулит пока, тоже, слава Богу, не видят. Я мог бы рассказать, где они кучкуются, как именно спасают и как конспирируются, но это скорей тема для романа, который я скоро напишу. Или не напишу. Зачем же мне их выдавать?

— Вы много лет работали с детьми, в частности, в известной школе «Золотое сечение». По вашим наблюдениям, как менялись школьники на протяжении этого времени?

— У них колоссально улучшилась память, развилось ассоциативное мышление, ускорилось понимание. Старшеклассникам нулевых годов не было понятно, про что «Заблудившийся трамвай» Гумилева, одно из самых сложных стихотворений в русской поэзии, и так-то не самой элементарной. Старшеклассники десятых недоумевают: чего там непонятного? Точно так же в девяностые я с трудом мог объяснить детям ассоциативные механизмы «Стихов о неизвестном солдате», а пять лет спустя они мне сами объясняли: «Львович, «Ясность ясеневая, зоркость яворовая чуть-чуть красная мчится в свой дом» — это же просто листопад!». То есть какие-то вещи для них были не метафорой, а почти обиходной речью. Не понимал же Сергей Маковский мандельтштамовского «Ламарка», который сегодня кажется чуть ли не азбучным — а дети спрашивают не «Что он имел в виду», а «Как он это опубликовал». Потому что открытым текстом названо расчеловечивание, деградация, развоплощение в насекомых, в ланцетников, в биомассу, — как это могли во всех смыслах пропустить?

— Как старшему поколению следует (или не следует) общаться с ребятами-центенниалами?

Read more...Collapse )

беседовала Алиса Крылова
This page was loaded Nov 12th 2019, 7:25 pm GMT.