?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
October 13th, 2019 
berlin
новые русские сказки

Гомерический пиар

Дела троянцев были плохи. Никто уже не останавливал Кассандру, носившуюся по стогнам с криком: «Ясно вижу Трою павшей в прах!» Ахейцы стояли под самыми стенами и улюлюкали.

Парису всё это надоело. Он терпел-терпел и воззвал:

— Да что же это такое делается! Афродита, ваше превосходительство! Слети сюда, ременнообутая, зря, что ли, я тебя яблоками кормил!

В ту же секунду с Олимпа молнией слетела пеннорождённая.

— Ну?— с важностью спросила она.

— Лук гну! Ты посмотри, что делается! Менелай скоро совсем взъярится, Ахилл зовёт Гектора биться один на один, в городе паника! Живём в осаждённой крепости, а она спрашивает — чего!

— Ладно уж,— произнесла златовласая.— Выручу я вас… мученики Эроса! Из-за любви страдаете. По осаждённым крепостям — такой специалист у нас имеется. Пришлю вам из далёкой Скифии Киселя, Алексеева сына!— Топнула ременно-обутой ножкой и пропала.

А перед Парисом вырос вместо богини довольно плотный мужчина в расцвете зрелости, в тёмной тунике, усыпанной зелёными горошинами.

— Туда-сюда дёргают,— забормотал он недовольно,— ни минуты покоя… Где я, собственно, нахожусь? Это что, Испания? Володя, э-э, что за шутки?!

— Троя это,— буркнул Парис, в душе браня покровительницу. Он не верил, что этот мужчина, хотя бы и столь корпулентный, способен был бы обратить в бегство ахейские войска. Он и говорил-то с эканьями и промедленьями, что троянский красавец объяснил себе непривычкою к древнегреческому.

— Ну ладно,— недовольно произнёс сановный гость.— Рассказывайте, чем могу.

— Как обращаться к тебе, телеснообильный?— учтиво осведомился Парис.

— Евгеник, по-вашему Алексид. Валяй, излагай. Некоторое время, переходя с гекзаметра на разговорную речь и обратно, частично сократив перечень кораблей, но зато в ярких красках расписывая прелести Елены, Парис в пышной древнегреческой манере пересказывал Алексиду «Илиаду»:

Вот и сидим, как кроты, у ахейского войска в осаде.
Просят обратно Елену, однако получат не больше,
Нежели мёртвого уши осла, что издох с голодухи!
Наш шлемоблещущий Гектор со братцем своим Деифобом
Жалкого сына Фетиды погонит метлою поганой
И Одиссея пошлёт хитроумного так, что брадатый
Муж итакийский покатится к бабе своей колбасою!


— Э, э!— остановил его Алексид.— Это все эмоции. Ничего, отпиаримся, бывал я в переделках и похуже. Значит, для начала: подготовьте, пожалуйста, базу данных на этих, как их… вот чёрт, с первого курса не перечитывал! Агамемнона, Ахилла, Одиссея и прочих так называемых вождей ахейского кровавого режима. Второе: что у вас с финансированием?

— Деньги ещё не изобретены,— понурился Парис.

Read more...Collapse )


комментарий из сборника «Как Путин стал президентом США: новые русские сказки» // Санкт-Петербург: «RedFish», 2005, твёрдый переплёт, 448 стр., тираж: 7.000 экз., ISBN 5-483-00085-4

Поскольку большинство реалий, упомянутых в сказках, отлично помнятся почти всем очевидцам российской истории, автор решил отказаться от подробного комментария. Ниже упоминаются только факты, без которых понимание сказок будет затруднено. И потом — дети. Дети ведь любят сказки, а поводы для них знают вряд ли. Так что всё это ради них.

ГОМЕРИЧЕСКИЙ ПИАР

Маленький смуглый человек с куклами, как легко догадаться, Виктор Шендерович (1958 г.р.), автор программы «Куклы», ведущий программы «Итого», лучший российский сатирик девяностых годов. Они с автором, как ни странно, умудрились не поссориться даже в 2000 году. Автор вообще очень любит Шендеровича. Пусть он будет счастлив.
berlin
новые русские сказки

Тридцать три богатыря

После того как Владимир Красное Солнышко благополучно окрестил Русь, ему понадобилась опора в виде передовой части народа. Срочно созвал он трёх богатырей и предложил объединиться на почве лояльности.

— Да мы же разные,— степенно произнёс Алёша Попович как человек наиболее продвинутый.— Я всё больше хитростью беру, Добрыня по чрезвычайным ситуациям, Илюша вообще не очень умеет разговаривать…

— Оно, гм, конечно,— вздохнул Муромец.— Ежели, допустим, кого через бедро, по-нашему, по-греко-римски… это мы завсегда. Но ежели партия власти… то это не того…

— Как князь скажет, так и будет,— лояльно заметил Добрыня Никитич, прозванный Добрынею за то, что по широте своей натуры вечно лез выручать всех из чрезвычайных ситуаций: то коня на скаку остановит, то избу подожжёт, да сам же в неё и войдёт.

— Золотые твои слова, Добрынюшка,— кивнул Владимир Красно Солнышко.— Без партии власти я кто? А с партией власти я гоп-гоп-гоп!

Поначалу, конечно, объединение Добрыни, Алёши и Ильи в политическую организацию центристского толка было встречено в Киевской Руси с понятным недоверием. Известное дело, неразвитость. Кто острил про лебедя, рака и щуку, кто собирался в альтернативные партии. Змей Горыныч, аффилировав к себе ещё две головы, смачно шипел что-то насчёт политической незрелости. Он совершенно иначе представлял себе судьбу Отечества и не прочь был покняжить. Соловей-разбойник свистел в два пальца. Партия власти совершенно не представляла, что ей делать. По личному княжескому заказу для дворца была срочно изготовлена копия известной картины Васнецова «Три богатыря», на которой Илья, специалист по греко-римской борьбе, тупо глядел вперёд, словно выглядывая супостата, а чрезвычайщик Никитич купно с хитрецом Поповичем картинно хватались за мечи. В таких позах богатыри и проводили большую часть своего времени, практически не двигаясь с места.

Покуда они так определялись со своим политическим лицом, Красное Солнышко восходило все увереннее и вскоре залило своими лучами всю Киевскую Русь. Поначалу, конечно, кое-кто ещё попискивал, что солнышко подозрительно красное и обладает имперскими амбициями, но вскоре эти разговоры прекратились, потому что припекало все основательнее. С остатками язычества расправлялись беспощадно, усобицы пресекались на корню, семь княжеских наместников усердно доносили в Киев обо всех беспорядках на местах, и даже среди дятлов в киевских лесах полно набралось добровольных осведомителей. Впервые за время существования древнерусской государственности древляне, вятичи, кривичи и прочие представители народа почувствовали на себе железную руку мобильного лидера.

Нечисть, затаившаяся по лесным углам, капищам и урочищам, оказалась перед вполне конкретным выбором: служить или не быть.

Первым неладное почуял Змей Горыныч. Он всегда считал себя политическим тяжеловесом, и не без оснований. Хотя при воцарении Красного Солнышка он уже получил как следует по всем трём шеям за неумеренные амбиции, на своей территории он все ещё был царём, богом и воинским начальником, и земледельцы, проживавшие под его властью и обираемые до последнего поросёнка, все ещё считали себя привилегированной частью населения. Терпеть такого двоевластия, однако, Красное Солнышко отнюдь не собиралось. Для начала был законодательно ограничен пищевой рацион Горыныча: согласно новым правилам корму ему полагалось уже не на троих, как в языческие времена, а на одного, хотя бы и трёхглавого. После князь несколько раз тактично намекнул, что время политических динозавров прошло. Голов у Змея как-никак было три, и оттого он раньше прочей нечисти смекнул, что период переговоров на этом закончился, а дальше надо либо громко клясться в вечной верности, либо прощаться с головами.

Однажды ясным апрельским утром мирно дремавшие на своих конях богатыри были разбужены жалобным шипением.

— Чтой-то серой понесло,— протирая глаза, заметил Добрыня.

— Супостат, что ли?— обнадёжился Муромец, привычно делая ладонь козырьком: этот жест позволял одновременно отдавать честь и присматриваться.

— Рептилию чую!— догадался Алёша и первым схватился за меч.

Read more...Collapse )


комментарий из сборника «Как Путин стал президентом США: новые русские сказки» // Санкт-Петербург: «RedFish», 2005, твёрдый переплёт, 448 стр., тираж: 7.000 экз., ISBN 5-483-00085-4

Поскольку большинство реалий, упомянутых в сказках, отлично помнятся почти всем очевидцам российской истории, автор решил отказаться от подробного комментария. Ниже упоминаются только факты, без которых понимание сказок будет затруднено. И потом — дети. Дети ведь любят сказки, а поводы для них знают вряд ли. Так что всё это ради них.

ТРИДЦАТЬ ТРИ БОГАТЫРЯ

Партия власти «Единство», куда навербовали Сергея Шойгу, Александра Карелина и Льва Гурова, а также львиную долю российских губернаторов,— была спешно создана в сентябре 1999 года как противовес лужковско-примаковскому «Отечеству». Примаков называл «Единство» политическими младенцами или как-то в этом роде, но сливаться с партией власти пришлось всё равно. Образовавшийся гибрид «Единства» и «Отечества» в широких электоральных кругах получил название «Едиот».
berlin
новые русские сказки

Вышибалово

из «Скотских хроник»

После того, как прежний мэр Скотска — безалаберный и пьющий царёк широкой души и непредсказуемого нрава — подал в отставку и удалился на дачу, политическая активность населения на короткое время возросла. Одни прочили в новые мэры начальника городского пищеторга — круглого, крепкого, лобастого малого лет пятидесяти, с золотыми зубами и железными пальцами; он уже подгрёб под себя милицию, птицефабрику, оппозиционную газету «Скотская жизнь» и сеть городских сортиров, то есть практически все предприятия города. Другие втайне надеялись, что пищеторговца остановят, ибо решить вечную колбасную проблему нашего города он уже планировал путём переработки несогласных. Коммунисты горячо ему сочувствовали и слали парламентёров из числа парламентариев; ветеранам он на все праздники присылал по килограмму костей; педагоги начали уже было выстраивать под него детскую организацию по образцу пионерской, хотя, естественно, с гастрономическим оттенком:

— Будь молодец!— задорно кричали вожатые.

— Как солёный огурец!— дружно рявкали дети.

Деятели культуры регулярно сходились к начальнику пищеторга на совещания, выказывали ему всяческую поддержку и расходились, воровато вынося таинственного вида кульки, от которых исходил пьянящий запах съестного. Активисты из его команды поговаривали уже, что городу не помешает хорошая бойня, ибо без бойни какой же Скотск,— и бойня не замедлила явиться, но с неожиданной стороны. Внезапно возникший альтернативный кандидат в мэры не имел за собою мощного пищевого резерва, а потому организовал лишь избиение азербайджанцев на местном рынке, чем немедленно покорил сердца населения. Азербайджанцев выслали на сто первый километр, где они и окопались, открыв новый рынок, но уже невольничий. Против такого святого дела, как борьба с внешним врагом, не выдержит никакая пища. Напрасно пищевик устраивал на главной площади торжественные митинги в свою поддержку с раздачей сосисок — новый мэр был избран в первом туре.

Как ни странно, главный редактор «Скотской жизни» Кисонькин то ли не понял, что произошло, то ли в полемическом задоре вообще не заметил смены мэра и победы чужого кандидата. Он продолжал страстно критиковать победителя и в каждой передовице (которая занимала теперь три четверти номера, а то и с продолжением) призывал сограждан голосовать за пищевика. Любой прорыв скотской канализации или очередную перестрелку на окраине газета теперь встречала ликованием. Вместо девиза «Скотские новости — наше призвание» на шапке газеты красовался теперь гордый вынос «Чем хуже, тем лучше». В конце концов новому мэру это надоело, и он решил заменить разрезвившегося политолога.

Надо отдать ему должное — он подошёл к делу изобретательно. Сначала он пытался объявить Кисонькина недееспособным на том основании, что он не платит долгов; и действительно — газета давно не приносила никакой прибыли, ибо редакторские передовицы съели всю рекламную площадь, а у скотской интеллигенции не было денег на поддержку своих кумиров. Кисонькин собрал грандиозный митинг и отбил первый натиск противника. Новый мэр в ответ обнародовал его счета на страницах лояльного «Скотского патриота» и вдобавок пустил по местному телевидению репортаж из редакторской коллекции колбас. На следующий митинг народу собралось уже меньше, и вскоре опальный редактор был благополучно смещён под тем предлогом, что у него плоскостопие. Этот недуг, как известно, не способствует объективности и препятствует командировкам. На место Кисонькина посадили заезжего американца, который когда-то, в начале перестройки, привёз в Скотск мешок гуманитарной помощи, да так у нас и остался по причине непролазной грязи, окружающей город почти круглый год. С тех пор он жил подаянием и как-то умудрялся не худеть, что и создало ему репутацию кризисного менеджера.

Зная, что наш народ очень религиозен и в православные праздники скорее даст ограбить себя до нитки, нежели ударит палец о палец, американский подданный на Пасху занял помещение «Скотской жизни» и с милицией изгнал Кисонькина, за которым последовала кучка вернейших во главе с ответственным секретарём. Некоторое время вернейшие всей кучкой митинговали под окнами кризисного управляющего, распевая на разные лады: «Один американец засунул в попу палец и думает, что он заводит патефон!»,— но американец по-русски не понимал, а может, любил народное пение, так что кровавого разгона не последовало и встал вопрос о трудоустройстве.

Поначалу Кисонькин с командой подумывал об устройстве на птицефабрику, но перепуганный пищевик давно уже присягнул на верность новой власти и стал посылать ей ежеутренний мёд, утверждая, что собрал его лично. Приют оппозиционерам предложило наше скотское управление народного образования, где вечно испытывали дефицит кадров и вдобавок не доверяли новому мэру, который вернул в программу начальную военную подготовку, увеличил часы на физкультуру, а от всей программы по литературе оставил трёх «Кавказских пленников» со случайно уцелевшей «Муму».

Кисонькин, надо заметить, совершенно не привык делиться информацией бесплатно. Он знал, что всякий слив стоит денег, а эксклюзив — в особенности. Поскольку его как объездившего весь свет поставили преподавать географию, он отлично знал, какая колбаса производится в той или иной части света, и справедливо считал эту информацию эксклюзивной. Для начала он стал собирать деньги со школьников, и родители покорно сбрасывались, зная, как платят учителям; но когда дети, освоив кисонькинский опыт, дружно отказались отвечать математику и физику, требуя, чтобы учителя оплатили их выход в эфир,— дружная толпа педагогов в знак протеста собрала вещички и уволилась из захваченной школы.

— Думать надо было, кого защищать,— говорили по этому поводу наиболее консервативные горожане.— Задним умом крепок человек,— разводили руками другие. Педагоги поначалу не надеялись на скорое трудоустройство и приготовились было, как встарь, выживать за счёт огородиков, но их лояльный поступок был высоко оценён на птицефабрике, которая, как вы помните, сделалась к тому времени государственным предприятием. На входе в неё был прибит портрет нового мэра с резко обозначившимися желваками; ежедневно, помимо мёда, к мэрскому столу отсылался непременный десяток яиц, а поперёк всей птицефабрики красовался кумачовый транспарант «Власть должна быть с яйцами», чем как бы загодя приветствовались любые решительные мэры.

Read more...Collapse )
berlin
Смертное

Вот отменили бы отмену смертной казни! Вопрос не то чтобы назрел уже, но вспух. Треть населения забилась бы в оргазме, и треть проделала бы то же, но не вслух. Страна мечтает о возмездиях, о линчах! Уж так размножились за двадцать сытых лет — зажрались, сволочи, и много стало лишних. Ни мест, ни площади, ни пищи столько нет. Все бредят казнями, костями, черепами. Уже мутит и от попов, и от мирян. На революции лимит мы исчерпали — кровопусканья же никто не отменял.

Какая, собственно, страна без смертной казни? Уже в предчувствии задёргался курок. Декапитация — какой публичный праздник! Четвертование — какой живой урок! Какой ещё тебе потребен выпуск пара, страна голодная, сердитая карга, — когда публичная заслуженная кара настигнет тайного и явного врага? Китай с Америкой — великие державы, они как старая и новая метла, но ведь значительны лишь тем, что кровожадны. Без свежей кровушки державушка мертва! Политкорректная Европа не указ им. Они бестрепетно идут своим путём. Откроем, русские, дорогу смертным казням — и не поверите, как сразу процветём! Народ давно уже хотел увеселенья. Пора вломить ему по первое число. Сейчас ухлопать бы хоть четверть населенья — и потребленье бы на четверть возросло!

Какая может быть страна без высшей меры, без общих судорог, без пены на устах? Ни драм, ни подвигов, ни лидеров, ни веры, ни уважения к начальству на местах. Небось, Навальный бы притих уже, как мышка, небось и Гозмана зажали бы в горсти! У нас из высшего одна осталась Вышка* — её прихлопнуть бы, а вышку бы ввести.

Пора расстреливать. Никто не помешает. Народ соскучился, рассержен и небрит. Война гибридная проблемы не решает: не рвутся, мешкают. Гибрид и есть гибрид. Когда б публичною, заслуженной расправой отвлечь от бедности и прочих мелочей — причём не точечной, а подлинно кровавой, из всех желающих наделав палачей, всех этих ропщущих связать большою кровью, всех этих алчущих виною повязать и либеральному, пустому суесловью образчик истинной свободы показать!

Но нет, товарищи. Опять облом случился. Едва настроились порвать на сто кусков, едва могучее, масштабное бесчинство опять наметилось — нельзя, сказал Песков. Какая горькая, бесплодная досада патриотическому всякому уму! И Симоньян уже сказала, что не надо, а эта умница смекает, что к чему. Уже сорвали все оковы, все покровы — партнеры слопали, сказали «вери гуд», но к казни, видимо, покуда не готовы.

Они до выборов её приберегут.


* Высшая школа экономики.
berlin
О создании нового портала для литераторов объявили на вершине Килиманджаро

Писатель Алексей Небыков решил отметить 205-летие поэта Михаила Лермонтова оригинальным способом — в честь Михаила Юрьевича он вместе с другими литераторами побывал в африканской Танзании и покорил вершину горы Килиманджаро. А это, между прочим, 5895 метров вверх!

<...>

— Известный писатель Дмитрий Быков — многолетний автор и креативный редактор нашей газеты «Собеседник». Ваша фамилия звучит как будто «в пику» ему...

— Ни в коем случае. Причем это настоящая моя фамилия, не псевдоним. Созвучье наших родовых имен в чем-то даже мне помогает, привлекает внимание. Хотя с самим Дмитрием мы пока не знакомы. Очень хотел бы встретиться с ним. У него многому можно научиться!

<...>
This page was loaded Nov 12th 2019, 7:10 pm GMT.