April 1st, 2020

berlin

Александр Москвин // "Литературная газета", №13, 1 апреля 2020 года

Не выходи из матрицы

Дмитрий Быков. Русская литература: страсть и власть.– М.: Издательство АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2019.– 573 с. – 6000 экз.

В современной русской литературе мало кто способен сравниться с Дмитрием Быковым по раскрученности. Кажется, будто убеждённые сторонники и ярые противники только и ждут его очередного неоднозначного заявления, чтобы сойтись в жаркой фейсбучной полемике. К позиции Дмитрия Быкова можно относиться по-разному, но в эрудиции интеллектуала, злободневности публициста и обаянии лектора ему не откажешь. Хотя передачи или записи выступлений собирают бóльшую аудиторию, чем иная его книга, в любом амплуа Дмитрий Быков остаётся в первую очередь писателем. Образное мышление, поиск глубинных смыслов и отношение к реальным людям как к литературным персонажам сопровождают практически любой его текст.

Книгу «Русская литература: страсть и власть» сложно назвать книгой в полном смысле слова, ведь это записи выступлений в лектории «Прямая речь». Такие «стенографические» сборники у Дмитрия Быкова выходили уже не раз. Книжное воплощение обрела даже его радиопередача «Один». У подобных изданий есть общие недостатки. Даже самая тщательная редактура не устраняет «разговорность». Риторические приёмы и сама структура устной речи намертво врастают в текст, а прорехи в аргументации без мастерства оратора зияют пустотой. Однако так появляется возможность лишить лекцию ускользающей сиюминутности и глубже проникнуть в её суть.

Интеллектуальное саморазвитие снова в моде. На публичные лекции собираются толпы заинтересованных слушателей, а научно-популярная литература отвоёвывает всё больше процентов на книжном рынке.

В искусстве неординарных выводов Дмитрий Быков особенно силён. Он то приписывает Гоголю «выдумывание» Украины, то отыскивает в шуточном экспромте Пушкина нравственные заповеди общечеловеческого значения.

Эрудиция Дмитрия Быкова отличается небывалой широтой – тематика его лекций простирается от Гомера до Стивена Кинга. Однако наибольшие симпатии он питает к литературе советской эпохи со всеми её страхами, энтузиазмами, соглашательствами и иносказаниями. Лучшие свидетельства тому – написанные им биографии Бориса Пастернака, Булата Окуджавы, Владимира Маяковского. Даже роман «Июнь», не называя конкретных имён, вещает о реальных судьбах литераторов в преддверии Великой Отечественной войны. В книге «Русская литература: страсть и власть» Дмитрий Быков обращается к более раннему периоду – от раскольничьих писаний до бунинской нобелевки. В любом месте и в любое время он чувствует себя уверенно – сыплет цитатами, играет фактами и даже в давно минувших событиях видит сегодняшнюю повестку.

Отправной точкой Дмитрий Быков выбирает протопопа Аввакума – именно в житии мятежного еретика, по мнению писателя, закладывается матрица всей русской литературы. Исповедальность, радикальность, иррациональность, противоречивость, тяга к документальности и революционная архаика – эти характеристики легко отыскиваются как у классиков, так и у наших современников. Описывая их проявления, Дмитрий Быков не замечает, что и сам находится в матрице. Всё-таки он тоже представитель русской литературы. Выпивать красную таблетку в его планы не входит. Удвоение матрицы зацикливает автора на выявленных характеристиках. В его интерпретации реальные личности вытесняются сверхидеями – бесспорно, масштабными и глубокими, но неживыми.

Выводы Дмитрия Быкова порой кажутся парадоксальными и провокационными, но за эксцентричностью просматривается педагогическая технология. Он противостоит иссушающему егэшному подходу, который сводит русскую литературу, литературу великих страстей и великих событий, к набору клише. Лекции Дмитрия Быкова не рассчитаны на то, чтобы их записывали каллиграфическим почерком, а потом дословно воспроизводили на экзамене. Они призваны вызвать желание ввязаться в спор (неважно, за или против автора), отправиться на поиски аргументов. Дорогу к знаниям Дмитрий Быков вымостил скользкой плиткой. Чтобы достигнуть цели, придётся потрудиться, удерживая равновесие.

В современном споре редко рождается истина – поколения постправды предпочитают фактам эмоции. Нынче в споре рождается шумиха, как сказали бы отцы, или хайп, как сказали бы дети. Хотя ажиотаж не приводит к истине, он ненадолго возносит знаковые имена и сюжеты над пустопорожним информационным шумом. Дмитрий Быков мастерски отыскивает дискуссионные темы, выступая этаким пиар-менеджером отечественной классики. Не всегда понятно, где он серьёзен, а где ироничен: неужто «Зачем Герасим утопил Муму?» и впрямь главный вопрос русской литературы? Но ведь именно дискуссионность жизненно важна для литературы – чтобы её не только читали, но и как можно чаще говорили о ней.
berlin

Андрей Колесников // «Русский пионер», 1 апреля 2020 года




Анонс номера от главного редактора

В огне коронавируса уже сгорело многое. Из несгораемого: свежий номер журнала «Русский пионер» с темой «Огонь». Ведь рукописи по-прежнему не горят. А у нас все именно что рукой писано. Мы прорвемся. Будет лето. И новый номер «Русского пионера».

<...>

Писатель Дмитрий Быков сочинил историю про Пятого, а как будто не сочинил, а списал с кого-то, может — с Третьего, а может — с Первого. А может, и ни с какого. А переживаешь за него по-настоящему: и за Пятого, и за Быкова. А всего-то, кажется: колонка в «Русском пионере». Нет же, не всего-то, а целая.

<...>
berlin

шли годы...



прошло 3 года


Дмитрий Быков в программе «ОДИН» от 12 мая 2017 года:

А 19 мая появлюсь я в Москве, чтобы провести несколько лекций. И в частности как раз 19-го у нас встреча в ЦДЛ с Фёдором Бондарчуком. Насколько я полагаю, там будут известные проблемы на входе — ну, просто потому, что уже в большой степени распродана эта встреча. Но волшебное слово «Один» вам в помощь. Или я там буду стоять на входе, или кто-то из представителей «Прямой речи». В любом случае шансы туда попасть ещё, по-моему, есть. Я думаю, что с Бондарчуком поговорить всегда интересно.


Дмитрий Быков в программе «ОДИН» от 19 мая 2017 года:

У нас произошла такая форс-мажорная замена. Мы планировали встречу с Фёдором Бондарчуком в рамках программы «Литература про меня», но он заболел, и мы перенесли эту встречу на один из летних месяцев, по возможности.


Дмитрий Быков в программе «ОДИН» от 24 ноября 2017 года:

«Не собираетесь ли вы позвать Федора Бондарчука?»

Не просто собираюсь. У нас есть договоренность об этом совершенно конкретная, но так все время получается, что либо он занят, либо у нас какие-то там нестыковки. Но он обещал в новом году прийти совершенно железно. И он, конечно, придет.



bonus-track:



прошло 2 года