May 15th, 2020

berlin

Николай Руденский // «The Insider», 15 мая 2020 года

Пара фраз: Дмитрий Быков vs Зощенко

Тоска по поэтическому прошлому

«Но если говорить серьезно, то, видите, Советский Союз в дряхлый его период… Тогда интерес к мировой культуре был в России всеобщим, и интерес к классике, к пропаганде ее, пресловутое «просвещение» — все это было на достаточно приличном уровне… это была даже, в общем, ориентированная на Запад, вполне толерантная даже к Америке в том числе такая система; были советско-американские космические полеты, совместные советско-американские фильмы… Так что можно сколько угодно оттаптываться на Советском Союзе, но нельзя отрицать одного: советская культура 70-х была лучше, интереснее, сложнее, разветвленнее, космополитичнее в хорошем смысле, открытей, чем культура сегодняшняя… то, что началось после советской власти, было не лучше, а хуже. Она была убита не совершенствованием, не попыткой ее улучшить, а распадом, энтропией. Вот в этом только заключается мое генеральное разногласие с большинством либеральных сверстников или коллег-единомышленников. Естественно, нынешняя Россия с советской властью не имеет ничего общего…»

Дмитрий Быков, писатель и поэт

«Да! Из всех чертовских неудач, рассыпанных на каждой странице истории, наибольше всего нас может поражать какая-то, прямо скажем, бешеная жестокость по отношению к своей же подчиненной публике.

То есть, это прямо в другой раз как-то даже плохо укладывается в голове. Все-таки встречаются милые люди. И вдруг там читаем — целую семью запихали в клетку к медведям. С другого там сняли кожу. Этому отрубили руку. Отрезали нос. Прибили гвоздем шляпу к голове. Посадили на кол...

Вот, кстати, славный урок получают всякого сорта барышни, которые при наивности своего мировоззрения согласны воскликнуть: дескать, ах, они охотнее бы находились в каком-нибудь там поэтическом XVI столетии, чем в наше прозаическое время.

Вот вам, я извиняюсь, и поэзия — глядите, за ребро повесят. Дуры.

Правда, глупость какая. Стремление к поэтическим идеалам. Вот там покажут кузькину мать».

Михаил Зощенко. «Голубая книга»