June 18th, 2020

berlin

Дмитрий Быков (фотография)





Дмитрий Быков и Александра Яковлева, Москва, 17 июня 2020 года


«Командовать парадом будет кто угодно, кроме меня» © Умка


Дмитрий Быков в программе ОДИН от 19-го июня 2020 года:

Кстати говоря, зрелище этого парада, из-за которого сейчас никто не может уехать с Нового Арбата, а я вчера не мог уехать с Садового кольца — пришлось лишний раз пешком прогуляться по Москве и посмотреть на этот парад, смотр, по-галичевски, говоря, — это очень занятно. И по-рембрандтовски, скорее, тоже, потому что что-то грозное и мрачно прощальное в этом слышится.
berlin

Дмитрий Быков «Оправдание» (переиздание)





Дмитрий Быков «Оправдание»
// Москва: «АСТ» («Редакция Елены Шубиной»), 2020, твёрдый переплёт, 688 стр., ISBN 978-5-17-122132-4


«О-трилогия» — «Оправдание», «Орфография», «Остромов» — романы, написанные в общей сложности за десятилетие. Они о том, почему советский проект победил и почему он был обречен. Это взгляд на русскую революцию человека, который жил в девяностые годы XX века и хорошо знает, какие тайные трещины погубили советскую империю. Это реакция на вечную борьбу двух сил, в которой всегда побеждает третья. Это способ рассказать, в чём величие и трагедия русской культуры. А в конечном итоге это мучительная попытка человека нашего времени объяснить, почему всё так бесславно заканчивается.

Дмитрий Быков




«Оправдание» — мой первый роман, придуманный 25 лет назад и так меня испугавший ещё в замысле, что я предлагал этот сюжет всем знакомым писателям — и все, отметив его привлекательность, говорили, что это написать невозможно. Пришлось написать самому. Волны ненависти, которые вызвала эта книжка, я никак не мог предсказать. Но и такого внимания ни одно моё сочинение больше не удостаивалось. Кажется, в каком-то смысле я действительно попал в нерв.

Дмитрий Быков
berlin

Программе ОДИН с Дмитрием Быковым исполняется 5 лет...

Дмитрий Быков ОДИН



Дмитрий Быков в программе ОДИН от 12-го июня 2020 года:

«Нельзя ли вести дополнительные стримы? Мы готовы донатить».

Славочка, дорогой, спасибо вам, любимый. Я был бы счастлив, но я боюсь, как бы мне не отказаться и от этой уже программы. Понимаете, у меня иногда бывают такие минуты слабости, когда я думаю: гори оно всё синим пламенем. Я ведь бесплатно здесь работаю... <...> Ой, господи, ребята, какое всё-таки счастье — эта программа. Нет, я чувствую, что я отказаться от неё не могу. Знаете, почему? Потому что я хотя бы на два часа выпадаю из обычного нашего информационного контекста, в котором все привлекают к ответственности, требуют ненависти, травят, улюлюкают, распинают, публикуют компромат разнообразный, подсчитывают мои гонорары, пишут, где и как они меня видели и как я им не понравился, — в общем, из этой атмосферы мерзости попадаешь в атмосферу мало того что благожелательности, но разговора об интересном. <...> Да нет, никуда не уйду, куда я денусь. Спасибо, Оля, вы ангел.





Дмитрий Быков в программе ОДИН от 19-го июня 2020 года:

<...> вызывать лишний раз их неудовольствие, тем более в день пятилетия программы — спасибо всем за поздравления — мне показалось нерасчетливо. <...> Кроме того, какой-то то ли блогер, то ли самодеятельный информационный агент по имени «Беспощадный пиарщик» написал, что я собираюсь уходить с «Эха Москвы», значит, следом за Майклом Наки. Я сказал в прошлом эфире, что у меня иногда бывает желание закрыть программу, но, поверьте, господа, если бы я делал всё, что я хочу; всё, что мне взбредает в голову, мир был бы гораздо более страшным местом. Или, может быть, прекрасным, кто знает. Но то, что у меня иногда появляется желание закрыть программу, — это связано с очень простым соображением: я ловлю себя на том, что начинаю прислушиваться к внутреннему редактору. Я уже говорю: а вот об этом-то не надо бы говорить, а вот эту тему не надо бы трогать, опасно касаться такой-то темы. И это то, о чем говорил Зощенко, — «писатель с перепуганной душой — это уже потеря квалификации». Поскольку мой внутренний цензор пока слушается внутреннего пинка, который я ему периодически внутренне даю, я совершенно не собираюсь закрывать программу, что вы? Любители могут не надеяться, хейтеры — не бояться; я с вами, и никуда мы не денемся друг от друга. Да, с пятилетием, действительно, спасибо всем поздравившим. Я как-то не очень это ощущаю: давно уже Валерий Попов мне сказал: «Чтобы не бояться времени, надо мерить возраст не годами, а книжками». Во-первых, получается, меньше, во-вторых, возникает какое-то ощущение ненапрасности жизни. Я меряю событиями, скажем так; не книжками, а какими-то внешними приметами, а то, что мы с вами уже пять лет вместе, — напротив, у меня есть ощущение, что мы с вами недавно начали и очень о многом ещё не переговорили. <...> Нет, не уйду, конечно, спасибо. Останемся, всё будем делать. <...>
berlin

Алина Саратова // «YouTube. Camera Obscura», 17 июня 2020 года




Дмитрий Быков: Насильное

Монолог вымышленного лица.

Закон о домашнем насильи — сторонники, чур без обид! — не просто не нужен России, но даже ее оскорбит. Закон затевался во имя победы твоей, толераст, но всё это между своими, а свой своего не предаст. Ведь мы же не где-то, а в центре духовных, возвышенных чувств! Закон ваш не нравится церкви и светским начальникам чужд. Мы в самой духовной кутузке. Не нравится — дуйте отсель.

Ведь это же так не по-русски — пускать омбудсмена в постель! Все это семейное дело, чужое семье и врачу. Что значит — она не хотела? Решаю тут я. И хочу. И так же — с проблемой любою: вопросы у Киева есть? То споры славян меж собою, и в это вам нечего лезть. Не спорьте, такое бывает промежду родными людьми: отец дочерей растлевает? Но это же все от любви! Детей государство сажает за вслух выражаемый стыд? Но их же оно обожает. Растлит — для того и растит! Семья — это область святая, она недоступна для смут; инцест — это вид воспитанья, иначе они не поймут! Детей не обучишь толстовством. Подход наш упорен и рьян — единый и в деле московском, и с сестрами Хачатурян.

Российское царство по сути — модель всенародной семьи, и вы в эту тайну не суйте поганые лапы свои. Сакрально слиянье с Отчизной верховного мужа-жреца, но западный разум нечистый его не поймет до конца. Скажите, какой ненормальный, мечтая раздуть беспредел, юстиции тут ювенальной когда-то еще захотел?! Об этом лишь выродки спорят в надежде страну побороть. Детей, разумеется, порют. Но как, если их не пороть?! Они же нам скажут спасибо. Отцовский ремень не тяжел. Спросите любого сислиба: он сам через это прошел!

Семья — это остров покоя среди мирового гнилья. Семья — это дело такое. Суровое дело семья. Того, кто Отчизне изменит, того, кто изменит жене, — того и противник не ценит, а бабы тем более не. Народ наш любовно пассивен, не то что развратный Сион. Кто гладит меня — тот бессилен. Кто лупит меня — тот силен. Под знаком домашних насилий прошел завершившийся год. Народ Украин или Сирий когда-нибудь тоже поймет, что новое вовсе не ново, что слаще привычный режим, что лучше страдать от родного, чем гнусно резвиться с чужим!

Любимый, единственный, милый, подобный былому вождю, насилуй меня, о, насилуй, ты знаешь, я этого жду! Бери нас поштучно и трахай — без грусти, сомненья, стыда. Когда я кричу тебе «Хватит» — я этим кричу тебе «Да».


// «Новая газета», №144, 23 декабря 2019 года
berlin

Роман Носиков // «ФАН — Федеральное агентство новостей», 18 июня 2020 года

«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©


«Вовсе-то он и не спал»: Роман Носиков ответил на «путинскую» колонку Дмитрия Быкова

Дмитрий Быков занимает в нашей литературе, ресторанах и политике такое значительное место, что обходить его вокруг можно всю жизнь. И состариться, так и не обойдя.

Он сочетает в себе предельную ясность, незамутненность, многогранность. Истинный бриллиант. А уж сколько в нем каратов, и подумать страшно. Слепит сиянием — мимо не пройти.

Но если и вокруг не обойдёшь, и мимо не пройти — надо идти на испускаемый свет. Тем более что в эти дни, когда один из коллег Быкова попал в неприятную ситуацию — пьяным за рулём убил человека — талант Дмитрия Львовича сияет особенно ярко и тепло.

Например, в колонке «Путин никем не притворяется. В отличие от его шавок» на сайте газеты «Собеседник», где Быков подвизается креативным редактором.

«Владимир Путин действительно не сдаёт своих. Даже тогда, когда не признает их своими публично, — все равно не сдаёт, — пишет Быков. — И среди множества претензий, которые можно предъявить Владимиру Путину — от лица народа, от собственного лица, от имени прошлого или будущего, что тоже, впрочем, демагогия, — нет упрёка в бесчестье. Он очень честен и абсолютно последователен. И меня не интересуют его финансовые схемы, потому что они тоже честные и цельные — в том смысле, что ничем не нарушают моих представлений о нем, сложившихся за долгие годы его президентства. Боюсь, он не может называться ни самым европейским, ни самым толерантным, ни самым гуманным в своём окружении — на что нам постоянно намекают сторонники его безальтернативности. Но он самый наглядный, поскольку на виду, и самый последовательный — это точно. Это в нем и почуял Ельцин, поставив это выше всех прочих добродетелей. И когда его будет судить Бог или история — кому как нравится, — уравновешивать чашу его грехов будет в том числе и абсолютная честность: он никем не притворяется.

В отличие от его шавок, которые завтра по первому щелчку будут говорить о нем такое, чего сегодня не смели сказать даже о злейших его врагах. А мы не будем. Мы уже и сейчас о нем говорим, что считаем нужным. Мы-то его не предадим. И он это знает. И про шавок своих все понимает, не сомневайтесь».

В комментариях на сайте «Эха Москвы», перепечатавшем колонку под заголовком «Честный Путин», читатели, ранее рукоплескавшие остроумствованиям Быкова, теперь интересуются его психическим здоровьем, подозревают в получении кремлёвского гранта, призывают прозреть, опомниться, проснуться.

Напрашиваются старые реплики про Соколиного Глаза и стену в сарае. Или про «вовсе-то я и не спал».

Вовсе-то он и не спал, дорогие почитатели таланта Дмитрия Львовича. Он всегда знал: все то, что вы считаете «маской лицемерия тирана», — настоящее. Что Путин — честный человек. Что он действительно строит государство. И что президента в самом деле беспокоит его историческое наследие.

В общем, даже Быков верит в дела Путина. Просто именно они Дмитрию Львовичу и не нравятся.

Потому что все это как-то не поэтично. Обыденно. Связано со скучными или даже неприятными вещами: трубами, полигонами, нанотехнологиями, Северным завозом, Роскосмосом, Росатомом… На Дмитрия Львовича ракеты нагоняют зевоту.

Впрочем, не все.

«Илон Маск — самый знаменитый в России миллиардер, — писал Быков год назад в том же «Собеседнике». — Он гораздо популярнее Абрамовича и уж точно Михельсона (который в списке «Форбс» впереди на целых восемь позиций и 1,7 млрд долларов). Положим, Маск в этой сотне — сороковой и денег у него всего 22,3 млрд, но он наш, он живо нас волнует, это его мы спрашиваем: «Как тебе такое, Илон Маск?!», демонстрируя свои великие изобретения вроде пробки в кастрюльной крышке… Маск — продолжатель линии Гагарина, символ космической экспансии».

Дальше — огромное полотно из слов, заплетённых косичками. И вот что показательно: весь текст в стиле ЖЗЛ достался смакованию образа проповедника псевдо-прогресса, а о каком-то Михельсоне сказано мимоходом. Как будто Михельсон — не человек, а телеграфный столб. И правда, что интересного в отёсанном столбе?

А тем временем за этой нерусской фамилией и странным названием «Новатек» скрывается будущее Русского Севера. Новая «Сибириада». Проекты и биографии, полные преодоления, красоты и романтики. Необычные профессии, изобретения, прорывы. Но это мало кто видит — вот и Быков не разглядит сквозь смежающиеся веки.

Дмитрий Львович презирает жизнь, потому что подсел на шоу. Реальная жизнь — с Крымом и Донбассом, с Сирией, с Русским Севером и Севморпутем, с отважными воинами и смелыми первопроходцами, с инженерами и биологами — его не увлекает. Потому что — не развлекает.

Быкову скучен Космос, когда тот русский. Ведь представляющий его Дмитрий Рогозин не похож на героя космической саги, а напротив — так и дышит вековыми традициями мундироносного чиновничества. Оно привыкло не романтично зазывать, манить и противостоять, а буднично гнать, принуждать, держать и «не пущать».

Встревоженный Быков, в ужасе от нашего вторжения во вселенную на ракете-тройке, предпочитает на глядеть на это, а тихо заснуть на диванчике в симпатичном кафе. Там ему будет сниться красивый послеобеденный сон — вот Маск, вот он мчится по Марсу на белоснежной «Тесле», а где-то внизу — шавки-шавки-шавки…

Но в одном он прав: многие из тех, кто сейчас заливаются патриотическими трелями, воспринимают свою зарплату лишь как компенсацию за мучения от собственного щебета. Они, конечно, отомстят за это при первой же возможности. Но чтобы эта возможность у них появилась, нам самим нужно крепко заснуть снами Дмитрия Львовича.

Давайте лучше не будем ему мешать. Пойдёмте к выходу.


«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin

Дмитрий Быков (видео) // «Полит.ру», 18 июня 2020 года




Дмитрий Быков: Апология учителя

18 июня в онлайн-лектории «Полит.ру» выступит Дмитрий Быков — писатель, поэт и публицист, литературный критик, радио- и телеведущий, журналист, а также преподаватель литературы.

Вот уже несколько десятков лет журналист и писатель Дмитрий Быков работает учителем в школе и считает эту работу более осмысленной и насыщенной пользой, чем многие другие виды деятельности.

Поговорим с Дмитрием Быковым об образе учителя, о его роли в русской культуре и о том, что учитель в России больше, чем учитель.

Модераторы: Виталий Лейбин и Дмитрий Ицкович.
berlin

Дмитрий Быков (радио-эфир) // "Эхо Москвы", 19 июня 2020 года




Дмитрий Быков в программе ОДИН (выпуск 259-й)

звук (.mp3)

все выпуски программы ОДИН на ОДНОЙ СТРАНИЧКЕ

запись мини-лекции «о фильме «Вам и не снилось...»» отдельным файлом | все прочие лекции здесь

весь ОДИН в хорошем качестве