September 2nd, 2020

berlin

Расписание предстоящих лекций и встреч Дмитрия Быкова...

Расписание предстоящих лекций и встреч Дмитрия Быкова

когда
во сколько
город что
где
цена
5 сентября
суббота
16:30–17:15
Москва 33-я Московская международная книжная ярмарка (ММКЯ)
Творческая встреча с Дмитрием Быковым. Презентация серии «Прямая речь» и нового издания «О-трилогии»
Центральный выставочный зал «Манеж», сцена 6 / Малая — Манежная площадь, д.1
вход на выставку: от 50 до 150 руб.
5 сентября
суббота
19:15–20:00
Москва 33-я Московская международная книжная ярмарка (ММКЯ)
Школа писателя. Дмитрий Быков расскажет, как писать стихи (мастер-класс)
Центральный выставочный зал «Манеж», сцена 3 / Мифология — Манежная площадь, д.1
вход на выставку: от 50 до 150 руб.
6 сентября
воскресенье
15:00
Санкт-Петербург Дмитрий Быков «Высоцкий и Бродский»
концертный зал «Яани Кирик» — ул. Декабристов, д.54А
от 1.000 руб. до 2.800 руб.
24 сентября
четверг
19:30
Санкт-Петербург Дмитрий Быков + Алексей Иващенко: «Золушка» (чтение музыкальной сказки для взрослых)
Концертный зал «Колизей» — Невский пр., д.100
В чтении, помимо авторов, принимают участие артисты Мария Иващенко, Павел Левкин и Эльвина Мухутдинова.
от 1.000 до 3.000 руб.
19 октября
понедельник
19:00
Москва Дмитрий Быков + Алексей Иващенко: «Золушка» (чтение музыкальной сказки для взрослых)
ЦДЛ — ул. Большая Никитская, д.53
В чтении, помимо авторов, принимают участие артисты Мария Иващенко, Павел Левкин и Эльвина Мухутдинова; музыкальный руководитель проекта и аккомпаниатор — Татьяна Солнышкина.
от 1.000 до 3.000 руб.
berlin

«Литературная мастерская. От интервью до лонгрида, от рецензии до подкаста» // «МИФ», 2020 год





«Литературная мастерская. От интервью до лонгрида, от рецензии до подкаста»
// Москва: «МИФ (Манн, Иванов и Фербер)», 2020, твёрдый переплёт, 272 стр., ISBN 978-5-00169-114-3


содержание:

Предисловие (Майя Кучерская, Алексей Вдовин)
Литературная рецензия (Галина Юзефович)
Биография, часть I. Три правила биографа (Дмитрий Быков)
Биография, часть II. Биографический очерк (Ирина Лукьянова)
Биография, часть III. Источники и факт-чекинг (Алексей Вдовин)
Автобиография (Екатерина Лямина)
Эссе (Александр Генис)
Рецензия на фильм (Антон Долин)
Травелог (Дмитрий Данилов)
Интервью (Ольга Орлова)
Канал в Telegram (Егор Апполонов)
Подкаст (Яна Семёшкина)
Лонгрид (Александр Горбачёв)
Ответы к упражнениям







О книге

Учебник от знаменитой школы литературного мастерства Creative Writing School.

Каждая глава — практическое введение в жанр, написанное признанным мастером. Здесь есть жанры традиционные — биография, рецензия, эссе — и современные — лонгриды, подкасты и каналы в мессенджерах.

Что отличает хороший текст от плохого? Как искать и проверять факты? В чем главный капитал критика и почему писать разгромные рецензии сложно и бессмысленно? Как убедить героя дать вам интервью и какие вопросы ему задать? Как найти свой голос и выделиться на общем фоне? Как продвигать и монетизировать свою работу в российских реалиях? Это лишь малая часть вопросов, на которые даются ответы.

Эта практическая книга адресована современному автору, работающему в условиях информационного шума. Вы получите концентрированные знания и опыт профессиональных писателей и журналистов. В каждой главе есть упражнения, которые помогут сделать первые шаги к успеху в выбранном направлении. Наконец, эту книгу просто интересно читать — так же интересно, как беседовать с эрудированным и остроумным человеком.


16+

Дата выхода: 11 сентября 2020 года
berlin

Дмитрий Быков «Три правила биографа» // «МИФ», 2020 год

Дмитрий Быков «Три правила биографа»коллектив авторов
«Литературная мастерская. От интервью до лонгрида, от рецензии до подкаста»
// Москва: «МИФ (Манн, Иванов и Фербер)», 2020, твёрдый переплёт, 272 стр., ISBN 978-5-00169-114-3


Часть 1. Биография


Три правила биографа

Дмитрий Быков, писатель, поэт, публицист

Биографический жанр, по крайней мере в одном отношении, даёт автору довольно заметное преимущество: биографию невозможно испортить. Вот, например, жизнь Пастернаку портили такие люди, как Сталин, Хрущёв, Поликарпов, даже в каком-то смысле Ленин. Я уже не говорю про многих американских друзей, которые на практике оказались хуже врагов. И тем не менее испортить ему биографию они не сумели. Биографию Ахматовой портили все кому не лень. О таких страшных биографиях, как цветаевская или шаламовская, можно вообще не вспоминать. Однако здесь налицо то же противоречие, что и в нон-фикшн: есть чудовищные факты — и есть потрясающе высокий нравственный смысл. Поэтому преимущество писателя, который берётся за биографию, заключается в том, что ему не надо ничего выдумывать: у него под руками замечательный, практически готовый материал.

Как заметила Ахматова, когда человек умирает, изменяются его портреты, а жизнь приобретает законченный смысл. Пока человек жив, его биографию писать бесполезно. Так, скорее провальным оказалось начинание ЖЗЛ — прижизненная рубрика «Биография продолжается». Смерть — как купол над храмом... Если, конечно, повезло. Или, как ещё точнее сказал об этом Андрей Синявский: «Смерть — главное событие жизни, будем же готовиться к смерти, главному событию нашей жизни». Она действительно всё высвечивает иначе.

Когда жизнь закончена, когда она обрела форму, от художника уже ничего не требуется, он приходит на готовое.

Самое трудное, как мы знаем, в художественном произведении — это начать и кончить. Собственно, потому Чехов советовал первую и последнюю фразу в рассказе вычёркивать. Нужно очень вдумчиво выбрать, чем читателя завлечь, и ещё вдумчивее — с чем его оставить. В биографиях замечательных людей это за нас уже сделано, и наша задача — выявить всего три фундаментально важных принципа.


Правило первое: найти моральный посыл

Нормальное развитие литературы и мировой, и русской начинается всего лишь с XVII века, условно говоря, с Шекспира и Сервантеса. Всё, что было раньше, включая даже Данте и Овидия, — это лишь подходы, а настоящая литература началась с «Гамлета» и «Дон Кихота». Главная коллизия — поиски смысла задним числом — вообще проблема XX века, и началось это всё в 1920-е годы, когда появился роман Торнтона Уайлдера «Мост короля Людовика Святого». Интересно, что странный (и очень русский) «Мост короля Людовика Святого» лежит в русле всего творчества Уайлдера, потому что он больше всего интересовался тем, как жизнь выглядит с обратной точки. Это видно и в «Каббале» — его первом романе, и в «Мартовских идах» — самом известном у нас. Это есть и в «Дне восьмом», где таким образом представлена вся история человечества, — не случайно роман заканчивается оборванной фразой: иные рисуют себе смысл жизни так, иные этак, а иные — и дальше идёт многоточие. Уайлдер всю жизнь думал о том, как, собственно, выглядит жизнь с точки зрения Бога. И в «Мосте короля Людовика Святого» он задаётся вопросом: «Почему пять человек погибли именно в этот момент?» Автор сочинения — монах-еретик, который потом был сожжён за то, что пытался отыскать промысел Божий и в том, что человеку знать не положено, и в его самых простых бытовых проявлениях. Но тем не менее монах задаётся вопросом: «Почему именно эти люди погибли именно в этот момент?» И он выясняет, что все они находились в этот момент в высшей точке своей биографии. Их жизнь получила эстетически наиболее яркое завершение, потому что они достигли пика,— и в ту же минуту под ними оборвался висячий мост.

Это довольно смелый художественный эксперимент, но отыскание смысла, отыскание морального послания в чужой жизни — вот первая задача, которую должен решить автор. Вы вправе возразить: «А неужели в каждой жизни есть художественный смысл?» На это хорошо ответил Горький, написав выдающийся рассказ «О тараканах» — реконструкцию судьбы неизвестного человека, труп которого лежит на просёлочной дороге. Его история сродни «Английскому пациенту» Майкла Ондатже, немного сродни чапековскому «Метеору» — попытка восстановить судьбу человека, о котором ничего не известно и который ничего не может рассказать о себе, в каком-то смысле незнакомца из Сомертона, если угодно. Так вот, Горький ответил: «Совершенно недопустимо, чтоб какой-то человек валялся мёртвым ночью, у камня, на берегу лужи, и чтоб поэтому нельзя было ничего рассказать». Такой замечательной фразой увенчан рассказ «О тараканах». Наверно, каждая жизнь содержит в себе моральный посыл. Иной вопрос — что вы свободны в формулировании этого морального посыла. Вы как тот Бог (или, во всяком случае, вы ставите себя на его место), который должен сделать вывод из происходящего. Это довольно печальная, довольно мрачная история, но, как бы то ни было, именно на вас, биографа, возложена задача отыскать задним числом моральный смысл.


Collapse )