September 22nd, 2020

к бабушке приехали...

— Настоящая опасность грозит лишь тем, чьи друзья и родные за пределами замка доставляют новой власти неприятности. Этих берут в заложники. Старик Ксено Лавгуд слишком много себе позволял в своем «Придире», и Полумну сняли прямо с поезда, когда она ехала на рождественские каникулы. — С ней все в порядке, Невилл, мы ее видели… — Я знаю, она сумела прислать мне весточку. Он достал из кармана золотую монету, и Гарри сразу опознал один из тех фальшивых галеонов, которыми пользовался Отряд Дамблдора, чтобы передавать сообщения. — Потрясающая штука, — сказал Невилл, радостно улыбаясь Гермионе. — Кэрроу так и не просекли, как мы сообщаемся друг с другом, — они на этом чуть ума не решились. Мы вылезали по ночам и делали надписи на стенах: «Отряд Дамблдора: мобилизация продолжается», и всякое такое. Тото Снегг злился.
— Вылезали? — Гарри обратил внимание на прошедшее время.
— Ну, со временем это стало труднее, — пояснил Невилл. — На Рождество мы остались без Полумны, после Пасхи не вернулась Джинни, а зачинщикамито были как раз мы трое. Кэрроу, похоже, догадались, что без меня тут не обошлось, и круто за меня взялись. А тут еще Майкла Корнера поймали, когда он освобождал первокурсников, которых они заковали в цепи. Его пытали очень жестоко. Это отпугнуло народ.
— Еще бы, — пробормотал Рон. Проход постепенно пошел вверх.
— Не мог же я просить людей пройти через то, что вытерпел Майкл, — так что эти забавы мы бросили. Но мы продолжали борьбу, вели подпольную работу… ещё пару недель назад. И тогда они, видать, решили, что есть только один способ меня остановить, и пришли за бабушкой.
— Они — что? — хором спросили Гарри, Рон и Гермиона. — Да. — Невилл слегка запыхался, потому что туннель поднимался теперь круто вверх.
— Ну, ход их мыслей легко понять. Похищать детей, чтобы родители вели себя смирно, оказалось очень действенно, так что они довольно быстро догадались, что можно и наоборот. Но дело в том, — Невилл обернулся к ним, и Гарри с удивлением обнаружил ухмылку на его лице, — что с бабушкой они маленько просчитались. Старушкаволшебница, живет одна… они, видно, решили, что тут особого могущества не нужно. Ну и… — Невилл рассмеялся. — Долиш до сих пор в больнице святого Мунго, а бабушка сбежала. Она прислала мне письмо, — он хлопнул себя по нагрудному карману, — о том, что гордится мною, что я настоящий сын своих родителей и так держать!
Джоан Роулинг «Гарри Поттер и Дары Смерти»

Соратница Алексея Навального Мария Певчих утверждает, что за ее семьей в России идет целенаправленная охота
Целью неизвестных, по ее словам, являются мама и пожилые бабушки. Речь, по словам Певчих, идет о неких людях, которых она назвала «пригожинскими гопниками».

Мы запомним и не забудем
...
А не смешно то, что сейчас за всеми её родственниками устроена самая настоящая охота со стороны пригожинских бандитских «СМИ». Не за отравителями Алексея, а за 85-летней бабушкой нашей Марии.
...
berlin

Святослав Белковский // «ВКонтакте. Агентства Особых Новостей», 22 сентября 2020 года

Святослав Белковский («ВКонтакте», 07.09.2020):

Бывает так, что и пандемия играет на твоей стороне. Лекцию Дмитрия Львовича Быкова "Высоцкий и Бродский" переносили два раза. Весной (ни в марте, ни в мае) я никак на неё не попадал. В общем, долгая история. Как и впечатления после посещения. Не знаю, будет ли что-то в письменном виде, а пока...

Дмитрий Быков

Всё было… и будет!

Каждый год происходит что-то сложное, трудное, экстраординарное. Время от времени жизнь может бросить любому вызов. Но ведь в принятии вызова, в преодолении трудностей чаще всего кроется какой-то качественный рывок, скачок, движение вперёд, вверх.

В прошлом году писателю, поэту, журналисту Дмитрию Быкову стало плохо в самолёте, и он попал в реанимацию. Хотя сам Дмитрий Львович впоследствии утверждал, что ничего страшного на самом деле не было, ситуация поначалу казалась очень тревожной. Узнав о выздоровлении Быкова, я с огромной радостью подумал, что чудеса иногда всё-таки случаются и что обязательно надо сходить на его лекцию.

Уже в этом году была проанонсирована не просто лекция, а лекция на сверхинтересную для меня тему: «Высоцкий и Бродский». Попасть на неё, впрочем, то ли не представлялось возможным, то ли я каким-то образом пропустил анонс. Однако же снова произошло что-то сложное, трудное, экстраординарное. На сей раз – со всем человечеством. Пандемия COVID-19, по причине которой лекцию дважды переносили. И так всё совпало: в конце августа я успел увидеть анонс, возможность уже была, билеты (которых сначала не было) уже появились.

Лекция состоялась 6 сентября в ЯаниКирик в рамках фестиваля памяти Сергея Довлатова «День Д». Литературные посиделки под куполом церкви довольно неожиданно сочетались с неким дог-шоу. Выходили и демонстрировали свои способности фокстерьеры с хозяевами (любимая порода Довлатова), что, наверное, оправдывало наличие в программе фестиваля лекции, посвящённой совсем другим авторам.

Слушая уже выступление Быкова, я сразу вспомнил передачу «Всё было» на телеканале «Дождь», где сам Дмитрий Львович сопоставлял сегодняшние ситуации с событиями и явлениями прошлого, с историческими моментами и процессами, с сюжетами мировой литературы. Всё уже было раньше. Высоцкий и Бродский тоже были прежде. Лирик Высоцкий – это Есенин, а гражданский поэт Бродский – это Маяковский, и вся подобная дихотомия берёт начало в некрасовском дуализме.

После лекции Дмитрий Львович обстоятельно и увлекательно отвечал на вопросы слушателей. Проводилась также автограф-сессия, где можно было не только сфотографироваться и получить подпись к книге, но и спросить/обсудить что-то вдогонку (если у кого-то, как у меня, хватило наглости).

Хочется завершить рассказ следующей мыслью Быкова: «Ключевой союз русской литературы – «зато». Именно «зато» чаще всего подразумевается под «и». Война, зато мир. Преступление, зато наказание. Чук, зато Гек» (смех в зале).

Я решил выбрать заглавие «Всё было… и будет». В словосочетании «всё было» чувствуется что-то ностальгическое, грустное. Но если посмотреть на всё с другой стороны – появляется уверенность, что дихотомия Высоцкого и Бродского (да и вообще всё прекрасное в русской литературе) не прервана. Реинкарнации Маяковского и Есенина наверняка представлены и сейчас, тем самым история ещё повторится множество раз. Всё было. Зато всё будет.


Святослав Белковский — специально для Агентства Особых Новостей (on24.media).
berlin

Дмитрий Быков (теле-эфир) // «Дождь», 22 сентября 2020 года

Еженедельная импровизация Дмитрия Быкова, которая учит нас не бояться будущего, потому что всё уже было. Мы учим своего зрителя распознавать сегодняшние ситуации в мировой истории, в классической литературе, в анекдотах и в нашем сегодняшнем быту. Делаем мы это по возможности с юмором, иногда в стихах.





программа ВСЁ БЫЛО С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ (выпуск №147)

«Мы — русские. С нами Бог!» Дмитрий Быков — о вмешательстве России в дела соседних стран

Все почему-то постоянно удивляются, когда Россия вмешивается в дела других стран. Так получилось и в этот раз, когда Кремль пообещал предоставить помощь Александру Лукашенко для подавления протестов в Беларуси. В новом выпуске программы «Все было» Дмитрий Быков в манере ведущих федеральных каналов рассказал об исторической миссии России, которую она сама себе придумала.
berlin

Дмитрий Быков (комментарий) // «Facebook», 23 августа 2020 года

Аркадий Рух («Facebook», 23.08.2020):

#рухлит

Долго не мог понять, зачем в русской литературе Куприн. Кажется, понял.

Удивительное ведь дело: два главных толстовских наследника, Чехов и Горький — писатели абсолютно холодные, отстранённые, даже фотографические. Это при том, что сам Л.Н. — человек страстный, живо воспринимающий всё, им описываемое. Вот эту вот страстность и наследует Куприн, писатель откровенно слабый на фоне Чехова и Горького.

Буду эту мысль думать дальше.






из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ну уж не слабый. Нерасчётливый, но сильный. Класса Грина, а Грин велик. Оба основатели южной школы, так что Бабель пришёл на готовую почву. Одесская литература началась с Гамбринуса и Обиды.

Аркадий Рух: На фоне Чехова, Горького и даже Бунина, коего я терпеть не могу — безусловно, слабый. И заметь, «сильный» и «великий» — разные понятия. Радищев велик, хотя и полный графоман при этом. Эренбург велик — но никак не силён. А например Паустовский — писатель очень сильный, но точно не великий. Одно дело мера таланта, другое — как этот талант смог реализоваться, третье — оказанное влияние на последующую литературу. Куприн всю жизнь делал совершенно ученические ошибки на уровне не то что композиции, но даже сюжета. Но вот за эту его чисто толстовскую страстность ему многое простится.

А с южнорусской школой интересно. Формально — да, Куприн. Но по сути-то всё равно Чехов, начиная ещё со «Степи».

К Грину у меня очень сложное отношение, кстати.

Дмитрий Львович Быков: Аркадий Рух Аркаш, прочти «Истребитель». Есть у него такой рассказ малоизвестный.

Дмитрий Львович Быков: В смысле у Грина.

Аркадий Рух: Дмитрий Львович Быков Спасибо, действительно, не читал, обязательно. Но сейчас меня Куприн больше интересует. Понимаешь, кмк, Куприн — это такой недо-Набоков, причём очень ранний. У которого все приёмы настолько на виду, настолько очевидны, что это уже даже фишка. Вот как в «Ночлеге» Авилов случайно попадает на постой к женщине, которую когда-то изнасиловал — и понимает, насколько сломал ей жизнь. Большой художник никогда не использовал бы такой банальный приём. Он столкнул бы Авилова с ДРУГОЙ женщиной, судьба которой заставила бы героя вспомнить собственный грех, и тем самым вышел бы на высокое обобщение. А так сплошная нарочитая литературщина, никакого доверия.

Дмитрий Львович Быков: Аркадий Рух слушай, но неужели ты не плачешь над некоторыми вещами? Типа «Королевского парка».

Аркадий Рух: Дмитрий Львович Быков Плачу, конечно. Но это же не цель литературы — выдавить из меня слезу. Это не так уж и сложно, я вообще очень сентиментален. Среди участников литературных конкурсов есть даже специальный термин — «слезодавилка».


(не)ПСС Дмитрия Львовича Быкова в Facebook'е

Александр Степанович Грин
Истребитель

I

Когда неприятельский флот потопил сто восемьдесят парусных судов мирного назначения, присоединив к этому четырнадцать пассажирских пароходов, со всеми плывшими на них, не исключая женщин, стариков и детей; затем, после того как он разрушил несколько приморских городов безостановочным трудом тяжких залпов — часть цветущего побережья стала безжизненной; её пульс замер, и дым и пыль бледными призраками возникли там, где ранее стойко отстукивали мирные часы жизни.

Collapse )

Александр Иванович Куприн
Королевский парк

фантазия

Наступило начало XXVI столетия по христианскому летосчислению. Земная жизнь людей изменилась до неузнаваемости. Цветные расы совершенно слились с белыми, внеся в их кровь ту стойкость, здоровье и долговечность, которой отличаются среди животных все гибриды и метисы. Войны навеки прекратились ещё с середины XX столетия, после ужасающих побоищ, в которых принял участие весь цивилизованный мир и которые обошлись в десятки миллионов человеческих жизней и в сотни миллиардов денежных расходов. Гений человека смягчил самые жестокие климаты, осушил болота, прорыл горы, соединил моря, превратил землю в пышный сад и в огромную мастерскую и удесятерил её производительность. Машина свела труд к четырём часам ежедневной и для всех обязательной работы. Исчезли пороки, процвели добродетели. По правде сказать… всё это было довольно скучно. Недаром же в средине тридцать второго столетия, после «великого южно-африканского восстания, направленного против докучного общественного режима, всё человечество в каком-то радостно-пьяном безумии бросилось на путь войны, крови, заговоров, разврата и жестокого, неслыханного деспотизма,— бросилось и — бог весть, в который раз за долголетнюю историю нашей планеты — разрушило и обратило в прах и пепел все великие завоевания мировой культуры.

Collapse )