September 24th, 2020

berlin

Беседа Дмитрия Быкова с Гасаном Гусейновым // «Собеседник», №36, 23–29 сентября 2020 года

рубрика «Персона»

Гасан Гусейнов: Последние двадцать лет — это чекистская реконкиста

Гасан Гусейнов — один из самых известных гуманитарных мыслителей в России, так получилось. Дело не в его бесспорных заслугах, не в его вкладе в историю Античности, не в работах по Эсхилу и даже не в публицистике, неизменно острой. Дело в двух волнах травли, которые ему устроили: за высказывание о клоачном языке чиновничества и о роли террора в борьбе отдельных народов Кавказа за независимость. А у нас сейчас нету другой популярности. Кого травят — тот и популярен, и наоборот.

В начале учебного года стало известно о том, что признаков экстремизма (и его оправдания) в высказываниях Гусейнова не нашли. И что Высшая школа экономики, где он преподавал, с этим мнением солидарна. Но контракта с ним тем не менее не продлевает. Одновременно он объявил о создании Свободного университета (пока — онлайн), в котором без каких-либо идеологических ограничений смогут преподавать все, кто по разным причинам не вписывается в сегодняшнюю высшую школу. А слушать — все желающие, кого по мотивационным письмам отберут преподаватели. Совершенно бесплатно. Так оно свободнее.



«Главная беда России — аллургия: это мой термин»

— Гасан, я так понимаю, что обсуждать Высшую школу экономики и ваш уход оттуда...

— Неинтересно.

— Тогда про Свободный университет: чем вы объясняете такое количество заявок и страстную жажду людей получать дополнительное образование?

— Для меня главный шок — возраст этих людей. От семнадцати до семидесяти двух. И хотя я рад и благодарен за этот интерес, он наводит на печальные мысли: люди работают не по специальности и делают не то, что им интересно. Я, честно говоря, рассчитывал на 500 заявок и считал бы это огромным успехом, а мы получили больше пяти тысяч. Я и предполагать не мог, что люди из самых разных стран испытывают такой голод по свободному образованию — свободному от идеологических шаблонов и запретов в первую очередь. И я остро жалею, что защита данных не позволяет нам использовать эту социологию. Самое поразительное, что люди сложившиеся, взрослые, иногда стареющие испытывают такую тоску по информации и по свободному общению. И что люди, получившие одно, два, иногда три образования, не могут себя найти. Они работают совершенно не по профессии, но именно это и есть скрытая безработица. И тут мне вспоминается мой собственный термин, который я надеюсь продвинуть: аллургия. Это когда предмет — или человек, или идея — используется не в своей функции. Когда вы, например, делаете торшер из лыжной палки или кипятильник — из двух бритвенных лезвий, потому что у вас нет нормального кипятильника. Вот эта аллургия — главная беда России. Все делают не то, к чему они предназначены. В СССР всегда с гордостью повторяли, что голь на выдумки хитра, но тут, по совести, нечем гордиться. Это же норма была — человек поступает, допустим, на юридический, а юриспруденцией не занимается, он собирается торговать, но хочет при этом знать законы. Или идет куда угодно, чтобы не пойти в армию. Или получает гуманитарное образование, просто чтобы не напрягаться. Вот в этом, по совести говоря, ничего утешительного нет, потому что в этом основа советского — и никуда не девшегося — лицемерия: говорю одно, думаю другое, подразумеваю третье, а делаю четвертое. Отсюда же и феномен советского хобби: у каждого есть занятие, которому он отдается всей душой, и работа, которую он за зарплату отбывает из-под палки. Это все-таки симптом болезни, а не разносторонности.

— А верите вы в возможность построить в современной России хоть какую-то альтернативу государственному образованию, да вообще хоть что-то негосударственное?

— После семнадцатого года, рискну сказать, частная альтернатива — самый болезненный вопрос в России. Но тут как раз есть некое основание для оптимизма: кричащая неудача, которую потерпели разнообразные восстановители Советского Союза. Собственно, и в советские времена можно было расчищать такую альтернативу, и у нас был на эту тему постоянный спор с Георгием Степановичем Кнабе, которому и принадлежит формулировка: делать что-либо в СССР вполне можно, если только находиться не на стрежне. Это его и спасало: он был серьезным, свободно мыслящим историком, а заведовал кафедрой иностранных языков во ВГИКе. Ну, еще его спасал осколок в голове со времен войны — он как бы давал индульгенцию... Но действительно расчищать себе пространство для занятий можно было, только добровольно задвинувшись на периферию.

— Почему, у Гефтера получалось...

— Тоже — только после того, как он получил несколько раз по голове и ушел со стрежня. И у Некрича была аналогичная ситуация — из-за него академический институт разделили на два, и он оказался между; в этой щели и существовал. В таком периферийном существовании нет ничего дурного, просто ты обречен сидеть очень тихо и в рабочее время делать второстепенные вещи.

— А соцсети — они могут стать альтернативой официальному образованию, федеральным каналам и так далее?

— В последние годы мы, увы, имели возможность убедиться, что соцсети — фейсбук, скажем — легко превращаются в болото бесплодных дискуссий и ругани, которое затягивает очень легко, а выпускает очень трудно. Как и всякая вещь на свете, соцсети нуждаются в наполнении их смыслом, а этот смысл еще надо выдумать. Пандемия показала, что образование как раз может заполнить им бездеятельную и карантинную вроде бы жизнь. Я затрудняюсь, честно говоря, понять, почему людям хочется учиться: ау, социологи образования! Может быть, это возможность общения под благовидным и даже престижным предлогом; возможно, это создание среды. Я с восторгом смотрю на своих студентов — я в их годы не знал и не видел половины того, что видят они. Очень возможно, что сегодняшняя мода на zoom-обучение — вообще попытка самоспасения от навязываемого сползания в глупость, и тогда это единственное положительное последствие пандемии.

Collapse )
berlin

Дмитрий Быков (видео)

Dima Brickman («Facebook», 22.09.2020):

Давайте назовем эту историю в восьми фотографиях длинно: «Всё, что вы бы хотели знать о разговоре Дмтрия Быкова с Дмитрием Брикманом во время записи программы «Детский недетский вопрос», но боялись об этом спросить»

PS Здесь ровно 8 не редактированных оригинальных кадров. Оставшиеся 97917 не цензурированных кадра будут опубликованы в пятницу 25/09/2020 на сайте newsru co il и на youtube-канале программы под заголовком «Дмитрий Быков в программе 'Детский недетский вопрос'»

PРS Программа впервые выйдет под грифом «18+»

[gif-анимация]






Dima Brickman («Facebook», 25.09.2020):

Сейчас будет много «Во-»

Во-первых, разговаривать с Дмитрием Быковым — одно сплошное удовольствие. Это — факт.

Во-вторых, это очень редкий случай, когда разговор складывается в такие гармоничные и одновременно диаметрально противоположные волны — от очень серьезного и глубокого, до очень легкого и на/за гранью.

В-третьих, впервые, во время подготовки к выпуску Передача «Детский недетский вопрос», было проведено бурное заседание, в котором участвовали и автор, и ведущий передачи. В процессе заседания и после продолжительной и жесткой дискуссии, они оба, являясь приверженцами демократии, провели между собой открытое голосование и с перевесом в один голос победило решение не цензурировать и не запикивать ни единого слово в разговоре, что автоматически сделало невозможным его публикация на официальных СМИ, отслеживаемых «Роскомнадзором» на предмет ненормативной лексики. Жалко, конечно, но свобода слова превыше всего.

В-четвертых, исходя из вышеизложенного третьего, передаче был присвоен гриф «18+»

И, наконец, в-пятых — огромное спасибо Юлию Черсановичу Киму и Zhanna Magaram за помощь в организации нашей встречи. Ну и самое главное — спасибо Дмитрий Львович Быков. Без него этот разговор точно не мог бы состояться.











Беседа Дмитрия Брикмана с Дмитрием Быковым
// «YouTube. Детский недетский вопрос», 24 сентября 2020 года
berlin

Дмитрий Быков (радио-эфир) // "Эхо Москвы", 25 сентября 2020 года




Дмитрий Быков в программе ОДИН (выпуск 273-й)

звук (.mp3)

все выпуски программы ОДИН на ОДНОЙ СТРАНИЧКЕ

запись мини-лекции «Марк Фрейдкин» отдельным файлом | все прочие лекции здесь

весь ОДИН в хорошем качестве