January 23rd, 2021

berlin

Дмитрий Быков (комментарии) // «Facebook», 22 января 2021 года

Виктор Шендерович («Facebook», 22.01.2021):

Точное от Дмитрий Львович Быков:

«Если вы задаёте себе вопрос «можно ли выйти днём погулять на Пушкинскую площадь», то это означает, что вы уже находитесь под домашним арестом...»







из комментариев:

Victor Gurevich: Виктор Анатольевич, у вас есть замечательный рассказ, когда двое играют в шахматы — один серьёзно готовится, изучает дебюты, тактику, стратегию и опыт мастеров, а второй просто херак доской по бошке — и выигрывает. К следующей партии первый готовится так же, как к предыдущей — дебюты неожиданные придумывает. А второй опять — херак доской по бошке. Третья партия такая же... Хороший рассказ. Смешной.
Вы понимаете, что сейчас, ратуя за мирные шествия против совсем не мирных ребят, вы поступаете ровно так же, как ваш горе-шахматист?? Вы предлагаете играть в шахматы с теми, кто давно играет в «чапаева» и в шахматы играть даже не собирался. Нафига этот бессмысленный и опасный цирк? Нафига идти на медведя даже без рогатины? Да ещё детям? Вот зачем это?
Я понимаю, что призывать бороться немирно вы не можете. Статья и всё такое...Но это же не значит, что надо делать заведомо бессмысленные и опасные вещи. Бессмысленные — ключевое слово. Хотя нет...Смысл есть. Отрицательный. Беларусь уже продемонстрировала его со своими цветочками против ОМОНа — нулевой результат и тонны насилия.

Виктор Шендерович: Victor Gurevich валять дурака не надо. Не надо становиться рабами. И надо поддержать тех, кто решил не становиться рабами. Поэтому я завтра выйду. И буду рад видеть всех, кто выйдет вместе со мной. И не скажу слова упрека тем, кто струсил.

Дмитрий Львович Быков: Victor Gurevich помилуйте, но кто же к чему-то призывает? Это простая констатация! По крайней мере в цитате.

Дмитрий Львович Быков: Victor Gurevich вы выразили ваше мнение, благодарю вас, теперь я знаю чуть-чуть больше

Victor Gurevich: Дмитрий Львович Быков Конечно, простая констатация, никаких призывов, что вы! )
Я не только об этом посте. У Виктора Анатольевича сегодня что ни пост, то о митинге. И боже упаси — никаких призывов! Одни сплошные констатации...Как любит выражаться сам Виктор Анатольевич — давайте не будем валять дурака.
Да и не на призывах у меня акцент. А о абсолютной бессмысленности с моей точки зрения мирных протестов против немирных касок. Вот прямо вижу результат мирного митинга — Путин растрогался, посыпал голову пеплом, с тысячами извинений выпустил Навального и сказав — я мустанг, я мухожук, покинул место службы. Все обнимаются, школьники свергли диктатора, хэппи-энд, занавес.



Evgeny Borisenko: Это тот самый Дм. Быков так осмелел? Или однофамилец?

Александр Савченко: Евгений Борисенко А когда он боялся? Когда участвовал в проекте «Гражданинпоэт» и писал издевательские стихи и прозу про Путина? Почитайте его стихотворение «Путин и мужик». Есть видео в исполнении Ефремова.

Ольга Яковлева: Александр Савченко, когда боялся — когда его 1) травили и 2) отравили. Но, видно, испугали не до конца. И даже Макаревич очухался. Я без ехидства, если что. Они просто весьма осторожны были в высказываниях в последнее время.

Дмитрий Львович Быков: Ольга Яковлева приведите, пожалуйста, пример моих весьма осторожных высказываний в последнее время.

Ольга Яковлева: Дмитрий Львович Быков, хорошо, пусть мои слова опровергнут те, кто слушает Вас постоянно и давно. У меня ощущения были именно такие.

Дмитрий Львович Быков: Ольга Яковлева давайте в таких случаях говорить: «ПО МОИМ ОЩУЩЕНИЯМ, Быков весьма осторожен в последнее время».
berlin

Дмитрий Быков (видео)


https://t.me/OpenMedia/7704

— А вы пришли сегодня сюда на акцию или случайно оказались?

— Ну, конечно, случайно! Шёл-шёл и пришёл.

— Как вам всё происходящее?

— Ну, Москва — столица, красота.



Дмитрий Быков на акции в поддержку Алексея Навального
// Москва, 23 января 2021 года



berlin

Дмитрий Быков (видео)




Дмитрий Быков (комментарий) // телеканал «Дождь», 23 января 2021 года

«Есть чувство победы»: Дмитрий Быков о происходящем в центре Москвы и отсутствии «школоты»

программа «Здесь и сейчас»

23 января в центре Москвы проходит несанкционированный митинг в поддержку арестованного Алексея Навального. Портал мониторинга политический преследований «ОВД-Инфо» сообщает, что на нем задержаны 300 человек. В митинге приняли участие жена Навального Юлия, которая была задержана, его брат Олег, актеры Татьяна Лазарева и Антон Лапенко, а также писатель Дмитрий Быков, у которого Анна Монгайт узнала подробности о ходе столичной акции.


[Анна Монгайт:]
— Вместе с остальными мирными протестующими на Пушкинской находится и писатель Дмитрий Быков. Дмитрий, здравствуйте. Вы нас слышите? [пауза] Дмитрий?

[Дмитрий Быков:]
— Здравствуйте.

[Анна Монгайт:]
— Здорово, что хоть с кем-то удалось связаться. Сегодня одна из главных проблем этой акции — это ужасная совершенно связь. Скажите, пожалуйста, какие ваши впечатления, опишите что происходит вокруг вас и чем сегодняшняя акция, на ваш взгляд, отличается от знаковых предыдущих.

[Дмитрий Быков:]
— Ну, я стою сейчас непосредственно в Камергерском переулке, пытаясь выйти оттуда. Мы прошли от Пушкинской до Камергерского, завернули влево кофе выпить. А пока мы его пили, Камергерский преградили. Выйти обратно на Тверскую мы не можем. Стоит полиция и с поразительной интонацией говорит: «Товарищи, отнеситесь с пониманием». Мы относимся с пониманием, мы хорошо их понимаем. Ощущение что очень много красивых и оптимистично настроенных людей. Количество идущих по Тверской очень большое. Периодически скандируют любимые лозунги. Там насчёт… и характерна рифма «не мужик» и «Геленджик». Ну и очень много знакомых я встречаю, в основном пожилого возраста — моих ровесников. Где эта легендарная несовершеннолетняя школота, которую всё время призывали выйти провокаторы? Что-то я её не вижу совсем. Бродят печальные и весёлые, но одинаково немолодые люди.

[Анна Монгайт:]
— Как вы считаете, они вышли благодаря вот этому знаковому фильму Навального о дворце Путина или это просто возможность ещё раз высказать своё отношение к власти, или это действительно адресно в поддержку вот смелого поступка Навального? Вот как вы думаете, какой главный message что ли для людей, которые сегодня вышли на улицы?

[Дмитрий Быков:]
— Ну, совершенно очевидно, что в поддержку Навального — не только его фильма, а в поддержку его личности, которая преодолела страх. Вообще преодоление страха — это очень приятное чувство. Вот ради него вышли очень многие. А некоторые вышли проверить можно ли ещё выйти в субботу гулять на Тверскую, или уже фашизм. Ну, такая проба, понимаете.

[Анна Монгайт:]
— Есть ли у вас вообще ощущение, что, например, если задержат, будет… потенциально это может как-то плохо развернуться? Вообще предчувствие, что власти поведут себя жёстко по отношению к тем, кто вышел сегодня… Страшнее, чем обычно, или нет?

[Дмитрий Быков:]
— Страшно всегда примерно одинаково. Понимаете, страх — он — не имеет градации. Но помимо страха есть и всё-таки чувство какой-то победы. Очень много людей едут в машинах — вот вы слышите — и гудят в поддержку вышедших. Очень много идёт по Тверской людей с ощущением своей правоты. А страх этим изгоняется. И кроме того очень многие подходят сфотографироваться, там руку пожать, а вовсе не сказать там: «Умри, враг народа!» Вот это очень приятно.

[Анна Монгайт:]
— Ну и т.е. что нет, наверное, агрессии, да? Выраженной агрессии сейчас среди протестующих.

[Дмитрий Быков:]
— Я не вижу ни агрессии, ни отчаяния. Я вижу ровное осознание своей правоты и, кстати, большое уважение друг к другу. Люди преодолели себя и им это радостно. Конечно, ужасно происходящее. Ну что говорить? Думали ли мы, даже при советской власти, что нам нельзя будет просто выйти на улицу, да? Думали ли мы, что будут какие-то подонки, сначала призывающие детей выйти… а потом за это наказать. Ну это вообще казалось просто немыслимым. Какая там советская власть?! Советская власть это днище никогда бы не пробило. Понастальгировать по ней впору — по советской-то власти.

[Анна Монгайт:]
— Как вы считаете, вот сегодняшняя акция может повлиять как-то на судьбу Навального в ту или иную сторону?

[Дмитрий Быков:]
— Ну, разумеется, она повлияет. Чем больше будет людей, победивших свой страх, свою трусость, свою робость, своё рабство, тем больше будет электорат у Навального. Это же совершенно очевидно. Навальный не хочет чтобы его выбирали рабы. Он хочет чтобы за него голосовали свободные люди.

[Анна Монгайт:]
— Спасибо большое. Это был Дмитрий Быков, который тоже сегодня вышел на протестную акцию (несанкционированную, правда) в Москве.












Дмитрий Быков (комментарий) // «Эхо Москвы», 23 января 2021 года

программа «Информационный канал»

ведущие: Сергей Бунтман и Алексей Нарышкин
тема: Акции в поддержку Алексея Навального


[Сергей Бунтман:]
— У нас же есть Дмитрий Быков.

[Алексей Нарышкин:]
— Дмитрий Быков, да.

[Сергей Бунтман:]
— Дмитрий Быков. Дмитрий Львович, Дима, добрый вечер.

[Дмитрий Быков:]
— Здрасте, дорогие друзья.

[Алексей Нарышкин:]
— Добрый вечер. Здрасте.

[Сергей Бунтман:]
— Да. Ну вот, какие ощущения от сегодняшнего… есть?

[Дмитрий Быков:]
— Больше всего я был, конечно, поражён сколько ОМОНа вышло за Навального. Ну, потому что ощущение такое, что они первыми отозвались на этот призыв. Целыми колоннами за Навального шли и, так называемые, «космонавты», шла, так называемая, «икра» [?]. Ну я никогда не видел на Тверской, чтобы столько силовиков вышли по призыву оппозиционера. А что касается людей [нрзб.]… что касается людей не силовой ориентации, скажем так, когда я был там с 2-х до 3-х, очень много народа, и они настроены мирно и весело. Но, к сожалению, не смог продолжить путешествие, потому что я свернул в Камергерский попить кофе с фотографом [Юрием] Феклистовым, а когда, попив кофе, мы попытались вернуться, нас уже не выпустили, и нам пришлось идти на Дмитровку.

[Сергей Бунтман:]
— А, уже туда — в другую сторону. Да, понятно.

[Дмитрий Быков:]
— Да, но по Тверской мы прошлись, на Пушкинской были, всех видели. Очень много милых доброжелательных людей и очень много ёршиков. Мне очень нравится, что символика протеста эволюционирует в эту сторону — от кроссовок и уточек — к ёршикам. Это в общем адекватный сдвиг.

[Алексей Нарышкин:]
— Дмитрий Львович, вопрос, который меня мучает. Вот эти протестные выступления сегодняшние как на судьбе Алексея Навального скажутся? Навального отпустят — завтра, через неделю?

[Дмитрий Быков:]
— Во всяком случае электорат Навального будет проверен. Это будет электорат более закалённый, потому что Навальный же не заинтересован, чтобы за него маршировали рабы. Он хочет чтобы за него голосовали свободные люди. А свободные люде это те, кто победили свой страх. Таких людей много. Победа над своим страхом это очень радостное чувство. И потом, понимаете, что вот стало ясно — что против Навального определившееся зло, вот чётко выбравшее сторону Дьявола. И поэтому быть за него станет легче. Есть разные [нрзб.] как скоро он выйдет. Это прогнозировать невозможно. Я думаю, что такого прогноза нет. Я знаю одно — что качество его избирателя, качество его сторонников эта акция повысила резко, на порядок.

[Сергей Бунтман:]
— Вот ещё одна такая вещь. Вот эта беспрецедентная, конечно, отзывчивость ОМОНа (как сейчас сказал Дмитрий Львович)…

[Дмитрий Быков:]
— Да, которая вышла в таком количестве за Навального.

[Сергей Бунтман:]
— Это да. Но там ещё развернули как абсолютно вот про декабристов и [Александра] Герцена, который развернул агитацию… Учителя и околошкольные товарищи развернули невероятную совершенно агитацию и информационную кампанию осведомления о несанкционированных акциях. Вот это было потрясающе совершенно.

[Дмитрий Быков:]
— Ну, видите, это, конечно, было. Здесь огромное количество своих коллег-учителей я там видел. Школьников, честно скажу, не видел. Ни одного своего школьника… Видел несколько своих студентов, довольно много своих выпускников, которых от души благодарю и приветствую. Но школьников я почти не видел. И коллег моих из разных школ Москвы было удивительно много. Мы обнимались радостно, потому что это значит, что мы всё-таки учим не самому плохому. И очень мне понравился один слоган в интернете: «Привет Медному Всаднику от автора поэмы», потому что это очень символично…

[Сергей Бунтман:]
— Ой, как хорошо.

[Дмитрий Быков:]
— …что в Питере… Да. В Питере собираются у Медного Всадника, а в Москве — у Пушкина. Ну это:

Мы ждём с томленьем упованья
Минуты вольности святой,
Как ждёт любовник молодой
Минуты пылкого [верного] свиданья.


[Дмитрий Быков:]
— Это вот… мы это повторяем. Это показывает что Пушкин жив и он на нашей стороне.

[Сергей Бунтман:]
— Последнее я хотел бы спросить. Вот ощущение — это внушительно вот ощущение, когда мы видим эти кадры, когда мы там присутствуем, те из нас, кто пошли, это внушительно… вот эта система настроений, о которой вы говорите?

[Дмитрий Быков:]
— Понимаете, Серёж, я могу сказать только одно: я совсем не знаю победили ли мы, но то, что они проиграли, это видно, потому что они определились, определились настолько, на их стороне оказалось такое густо, такое концентрированное, такое наглое зло, что это поражение. Понимаете, важно же не то, чтобы мы победили (мы потерпим), важно что они проиграли. А это произошло.

[Сергей Бунтман:]
— Понятно. Спасибо большое. Дмитрий Быков…

[Дмитрий Быков:]
— Пока.

[Сергей Бунтман:]
— …был у нас по телефону в нашем с Алексеем Нарышкиным эфире.
berlin

Дмитрий Быков // «Новая газета», №7, 25 января 2021 года





Можно только ёршиком!

Два стихотворения, написанных Дмитрием Быковым на Пушкинской площади.


1

Вся Отчизна молится,
Боя ждут финального!
Сколько же омоновцев
Вышло за Навального!
Вся страна не видела
Этакого выхлопа.
Думаю, за лидера
Столько бы не вышло бы.

Круче стали шуточки,
Снобы, верно, морщатся:
Было время уточки —
Стало время ёршика!
Ширится дистанция
Меж рабом и спорщиком…
Да. С такой субстанцией —
Можно только ёршиком.

2*

Примечание. Классическая французская баллада состоит из четырёх восьмистиший с посылкой и рефреном. Посылка обычно начинается словом «принц» или иным обращением к высокопоставленному адресату.

Хоть весь бомонд, испуга не тая,
Нас уверял, что это бесполезно,
Хоть перед нами разверзалась бездна,
Из страха и безверья состоя,
Хотя лилась помойная струя
На школоту в фейсбуке и тик-токе,
И на субботу ставили уроки,—
А всё-таки нас вышло очень много.

Мы не орда. Напротив, мы семья.
Я чувствую забытое единство —
Да, это город мой, где я родился,
Да и Отчизна всё ещё моя.
Как ни силён напор небытия,
Как ни смердят, условности отбросив,
Твои рабы, неистовый Иосиф**,—
А всё-таки нас вышло очень много.

Да! Несмотря на крики воронья,
На соловья***, который в жажде грошей
Визжит, как бы расколотая Лёшей
Копилочная полая свинья,
На стоны солидарного ворья
И лоялистов осторожный шорох,
И на угрозы гопников дешёвых,—
А всё-таки нас вышло очень много.

Мы видим, что у ямы есть края,
Мы видим, что у мрака есть границы,
У бездны — дно, надежда — у столицы,
У властной колесницы — колея,
Ведущая, заметим без вранья,
В круги давно описанного ада,
В дерьмо и кровь, но нам туда не надо.
Поэтому нас вышло очень много.

Принц! Выйдите уже из забытья.
Пора понять, что скоро будет лето,
Что Лёша прав, что ваша песня спета
И что у вас не вышло ничего.


* Подражание Вийону
** Виссарионович
*** Не профессора