February 4th, 2021

berlin

Дмитрий Быков (комментарии) // «Facebook», 3 февраля 2021 года

Yuri Panchul («Facebook», 02.02.2021):

Текст пытается нагнуть читателя в духе «если вы не за Навального, то вы старик, брюзга, лентяй, неконкурентоспособный, нетворческий, будете отсечены от новейших технологий». Так чтобы людям было стыдно высказывать о Навальном даже здоровый скептицизм, а то вдруг о них подумают не то.

«…огромное большинство сегодняшних противников Навального — это люди, которым страшно выйти на несанкционированный митинг или сказать неприятную правду; ну страшно же, это нормально, это, в конце концов, очень по-человечески. И они завидуют тем, кому менее страшно, и ненавидят тех, кто поставил их перед таким дискомфортным нравственным выбором. Эта ненависть, которой сегодня очень много, вызвана именно мыслями о собственном несовершенстве…»

«Мир будущего — это мир активных конкурентоспособных творцов и брюзгливых пенсионеров, к которым относятся со всем уважением и не пытаются переубедить».

В конце статьи контрольный выстрел:

«И если вам не понравится статья вроде этой, вы всегда сможете опустить донос в щель такого ящичка — откуда ваше письмо прямиком отправится в макулатуру».

Дмитрий Быков: Новые Сентинелы
// «Русский пионер», №1, февраль–март 2021 года








из комментариев:

Vladimir Kolesnikov: Несколько лет назад Д.Быков высказал мысль, что интеллигенции брать деньги у государства — это плохо. Но в прошлом году сам в этом отметился. Точнее не перестал брать всегда. Утром в кассу за деньгами, а вечером на канал для разоблачения режима. Такая вот противоречивая личность. Талантливый человек.

Yuri Panchul: Владимир Колесников ну этим философы-литераторы во всем мире занимаются. Это норма, я даже читал в явном виде это от Хомского или кого-то в таком духе. Кто же им будет платить зарплату, не требуя неругани в свой адрес, как не государство?

Vladimir Kolesnikov: Yuri Panchul, я пришел на суд «дело Гоголь-центра», и предложил всей прогрессивной общественности в поддержку подсудимых взять да вернуть деньги в кассу. Мне ответили тогда: «а как мы жить будем?». У тех кто имел израильское гражданство — я предложил ехать домой, и зарабатывать там. Ответ: там никто денег просто так не дает. Это я к чему, противоестественность в том, что кто платит — то заказывает музыку. Трудно представить что в США кто-то будет кривляться на деньги федерального бюджета в стиле «выведем войска из Ирака» или «прекратим оккупацию японии».

Yuri Panchul: Владимир Колесников кривляются-кривляются, вот в штатах это нормально в университетах. Правда там есть свои неписанные законы кривляться в унисон со средой, но это уже другое дело.

Дмитрий Львович Быков: Владимир Колесников а вот зачем вы лжёте? Расскажите, пожалуйста, когда, где и какие деньги я взял у государства. И поподробней.

Vladimir Kolesnikov: Дмитрий Львович здравствуйте! «Управлять государством должны поэты» — поэтому начнут поэты с освоения бюджетов. ГБУК «ЦБС ЦАО» и Быков Дмитрий.



Дмитрий Львович Быков: Но это бесплатная встреча. Вы не в курсе?

Дмитрий Львович Быков: Выступления в библиотеках вообще платными не бывают. А когда я говорю о том, что интеллигенция не должна брать денег у государства, я говорю о том, что она не должна финансировать за счёт государства свои проекты. Честно говоря, не ждал от вас такой наивности, чтобы не сказать грубее. Если интеллигент работает в школе, он должен получать зарплату. Хотя лучше, конечно, чтобы школа была частной, как в моем случае.

Vladimir Kolesnikov: Дмитрий Львович, государственная площадка сделала вам рекламу, а реклама имеет свою цену. В итоге вы «продвинули» себя, и свои книги. Вот я не поверю что дальнейший «чес» вы сделали просто так. Вот график — ни дня без строчки. https://ru-bykov.livejournal.com/3759441.html

Vladimir Kolesnikov: Дмитрий Львович, а в Гоголь-центр тоже забесплатно?



Дмитрий Львович Быков: Владимир Колесников Гоголь-центр предоставил свою сцену «Прямой речи». «Вслух» — это ее фестиваль. Это мы платили за аренду зала, а не они нам.

Дмитрий Львович Быков: Владимир Колесников ещё раз: выступления писателей в библиотеках не бывают платными. Выступления писателей в книжных магазинах и на книжных фестивалях не бывают платными. Поэтому называть их чесом, простите, хамство. Я не «продвигаю» себя, продажи книг организуются издательствами.

Дмитрий Львович Быков: И, кстати, я никогда не бывал ни в Видном, ни в Кондопоге. Это список площадок, которые подключаются к он-лайн трансляциям.

Vladimir Kolesnikov: Дмитрий Львович, спасибо за дискуссию. Я не хочу вас ни в чем обвинять, если и есть у меня претензии к творческой интеллигенции, к которой я перечисляю и вас, то это претензии к сословию которое еще не выработало свои интересы и не основало полноценную корпорацию. Но отмечаю противоречия. Вот я отправляю скрин-шот с видео, и что мы там видим? Государственную площадку, и Вас, и ваши книги. Если это выглядит как реклама, подается как реклама — то значит это реклама. Тут не может быть других толкований. Т.е. реклама за государственный счет. Точка.

Дмитрий Львович Быков: Встреча с читателями во время книжной ярмарки не является рекламой. Согласитесь, в рекламе я не нуждаюсь. Обязанность писателя и просветителя — отвечать на вопросы аудитории, как я делаю это сейчас. Никаких денег я за это не получаю, никаких денег у государства не беру, мое издательство не является государственным и платит государству за аренду стенда. Плачу этому государству налоги и я. Какие у вас остались неясности и что я ещё должен сказать, чтобы вы признали своё высказывание клеветой?

Vladimir Kolesnikov: Дмитрий Львович, полно вам, нет никакой клеветы, у вас своя точка зрения, у меня своя, я ее изложил и аргументировал. Если вы считаете что недостаточно, то это очевидно, вы защищаете себя, да и вообще я не надеюсь победить. Мой опыт подсказывает, что доказать свою точку зрения даже в очевидном вопросе — затея бессмысленная. Но ставя вопрос ребром вы можете закрыть мне щелку для выхода из спора с лицом, в этом случая я постараюсь сделать тоже самое для вас.

Дмитрий Львович Быков: Владимир Колесников утверждение, что я беру деньги у государства, — не точка зрения.
berlin

Галина Иванкина // «Завтра», 4 февраля 2021 года

«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©




4 августа 2016 года в 16:00 состоялось открытие выставки «Русская литература и Крым» третьего сезона художественного проекта «Портрет Российской Словесности» в музее-центре «Преодоление» имени Николая Островского в Москве, на улице Тверская-14.

«Портрет Быкова» — работа художника Геннадия Животова
Собаковод

Я реагирую не на всякий вброс — так, слова какой-нибудь скудоумной и — неизвестной мне певички, актёрки или звезды Инстаграма для меня — шелест мусора, поэтому пусть говорят всё, что заблагорассудится — не обращать же внимание на всякий вздор. А вот скверные разговорчики людей талантливых и обладающих извилинами — тут совсем иное дело. Итак, злой да остроумный — а этого у него не отнять! — Дмитрий Быков выдал неаккуратное суждение: «Разница между условными модернистами и условными архаистами — не политическая и даже не идеологическая, а антропологическая. С этим нельзя ничего сделать — существуют разные породы людей, как и разные породы собак, и никакими уговорами нельзя превратить охотничью собаку в левретку, а чихуахуа — в ньюфаундленда. Человек выбирает Путина или Навального не в силу воспитания или опыта, а в силу своей антропологии». 

Поскольку я не выбираю ни того, ни другого (но особенно я не выбираю Навального!), то смотрю на эти умствования господина Быкова эдак сбоку или как пелось в известной песне: «Что ж ты, милая, смотришь искоса, низко голову наклоня?» Примерно так и наблюдаю. В его публикации «Новые Сентинелы», сделанной для журнала «Русский пионер», есть много «вкусного». Прямо-таки нажористо! При желании с его спичем можно ознакомиться — благо, его активно цитируют, как сторонники, так и противники подобных мнений.

Но вот о породах… Я давно уже замечаю — публицисты и политики из либерального пула частенько болтают о природном неравенстве хомо-сапиенсов и как говаривал чеховский персонаж Рашевич из рассказа «Усадьба»: «Я же — неисправимый дарвинист и для меня такие слова, как порода, аристократизм, благородная кровь, — не пустые звуки». Чумазый играть не может. Далее мсье пространно витийствует, всё больше удивляя своего гостя: «С точки зрения братства, равенства и прочее, свинопас Митька, пожалуй, такой же человек, как Гёте или Фридрих Великий; но станьте вы на научную почву, имейте мужество заглянуть фактам прямо в лицо, и для вас станет очевидным, что белая кость — не предрассудок, не бабья выдумка. Белая кость, дорогой мой, имеет естественно-историческое оправдание, и отрицать её, по-моему, так же странно, как отрицать рога у оленя».

Замечу, что и Быков, и его литературный собрат обращаются к животному миру — там, по их мнению, царит справедливое распределение приоритетов. Хотя, дарвинисту Рашевичу в тот раз крепко не повезло — молодой юрист, которого он старательно окучивал ради перезрелой и потому — озлобленной старшей дочери, так вот …миловидный, утончённый правовед оказался не из дворян, а из посконно-лапотных чумазых. Признался в сем, раскланялся и ушёл навеки, оставив мамзель Рашевич и далее куковать в девках.

Но вернёмся к нашим либерал-интеллектуалам, любящим пристраиваться к ближнему с евгенической черепомеркой. Господин Быков приводит в тексте собачьи породы, что самым забавным — и даже постмодернистским (!) образом — роднит его с расовыми спецами первой трети XX столетия. Среди них было много собаководов и куроводов (я имею в виду отнюдь не Гиммлера, который действительно страдал повышенной тягой к скотному двору, ибо разведение пород считалось базовой темой любого спеца-евгениста). В те годы «улучшение человеческого материала» являло одну из краеугольных концепций во всех странах мира — в том числе в Советском Союзе. Напомню, что культовый персонаж отечественной интеллигенции — профессор Филипп Филиппович Преображенский тоже констатировал: «Я заботился совсем о другом, об евгенике, об улучшении человеческой породы», так что обвинять либерал-дарвинистов в «нацизме» я не буду — оно вышло бы неграмотно и глупо. Евгеника — это болезнь всего тогдашнего общества. Однако после Второй Мировой войны, когда мир увидел воплощённые результаты евгенического бреда, сия практика была осуждена. Кроме того, в рамках Европейского союза евгенику ещё раз и уже окончательно запретили в соответствии с хартией основных прав Европейского союза (Ницца, 7 декабря 2000 года). В свободной Европе об этом ни-ни!

Тем не менее наши посконно-исконные либералы постоянно высказывают сентенции о «хороших генах» и «другой породе», а с 2014 года в их речах беспрестанно мелькают циферки — 86 и 14. Мол, 86 — это путинисты, ватники, простолюдины; и 14 — полубоги-космополиты, рождённые в роддоме имени Грауэрмана (у «людей со светлыми лицами» есть такой пунктик, означающий высшее качество сборки).

Причём, высказывается всё это через высокомерный юморок, похохатывая и поплёвывая. Ничего личного — только факты! Вы — не мы, ибо мы — это славная порода, выводимая столетьями. И если вы не за Навального — так это ваша беда, а не вина. Родились бы с правильной форма носа — тоже бегали бы на митинги и кидались бы снежками в полицейские машины! С другой стороны, это мило и любо, что либералы сами расчехляются — пусть «ватники» видят, какую «прекрасную Россию будущего» готовят поклонники свобод и якобы-европейской типа-толерантности. Мир собаководов и пещерной евгеники. Но главное, что из «тоталитарной России» они почему-то не валят. Видимо, в курсе, что в Германии с Бельгией за подобные разговорчики — увы и ах.


«Вот, собственно, и всё, что я хотела сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin

Дмитрий Быков (радио-эфир) // «Эхо Москвы», 5 февраля 2021 года




Дмитрий Быков в программе ОДИН (выпуск 292-й)

звук (.mp3)

все выпуски программы ОДИН на ОДНОЙ СТРАНИЧКЕ

запись мини-лекции «Конспирологический роман» отдельным файлом | все прочие лекции здесь

весь ОДИН в хорошем качестве