March 9th, 2021

berlin

Дмитрий Львович Быков: «Маша, это кот. Кот, маша» ©

издательство «Молодая гвардия», 27 января 2016 года:

Что касается дальнейшего сотрудничества, то Дмитрий Быков и его давний соавтор Максим Чертанов подписали договор на биографию Ахматовой. Напомним, что на данный момент Быков и Чертанов — общими усилиями — издали в «ЖЗЛ» уже 10 книг. Работа над Ахматовой станет для этих писателей первым совместным опытом в «ЖЗЛ».

Дмитрий Быков в программе «Один», 29 января 2016 года:

И очень много вопросов о книжке про Ахматову, которую мы собираемся делать (почему я не говорю «писать» — это отдельная тема) вместе с Максимом Чертановым.

издательство «Молодая гвардия», 29 апреля 2016 года:

— Как идет работа над следующей вашей книгой в серии «ЖЗЛ» — об Анне Ахматовой?

— Сейчас самый приятный этап — обсуждение и придумывание. Это будет очень необычная книга. Настолько необычная, что я не знаю, напечатают ли ее. Но грех был бы удержаться от ее написания, когда в руках у тебя оказывается поистине бесценный документ — нечто вроде «Посмертных записок ахматовского клуба», записки секретаря Ахматовского общества, рассекреченные толко к пятидесятилетию со дня ее смерти, 6 марта 2016 года. Это тайное общество поддерживало и охраняло Ахматову на протяжении пятидесяти лет ее жизни — единственный случай в истории русской литературы, когда читатель в буквальном смысле спасал своего писателя, выполняя розановский завет. Эта тема, этот нестандартный угол зрения — естественно, с подробным литературоведческим и фактографическим комментарием, — составляют основу будущей книги и служат поводом к ее появлению.

Maria Kuznetsova в «Facebook», 17 июня 2016 года:

Мне надо думать об Ахматовой, а я думаю о гениталиях кота. Ладно, булду считать, что у меня от лит-ры отгул на несколько дней.

из комментариев:

Alewtina Shigimaga: Маша, а ты что сейчас пишешь про Ахматову?
Maria Kuznetsova: Книгу пишем вместе с Димой Быковым.

Дмитрий Быков в программе «Один», 15 июля 2016 года:

«Трилогия «Пастернак» — «Окуджава» — «Маяковский» логически для вас завершена, или вы видите задачу по этому тренду дальше?»

Ну, мы «Ахматову» пишем с Чертановым, но всё равно это на 90% книга Чертанова, мои там только некоторые идеи и несколько глав.

Дмитрий Быков и Мария Кузнецова в программе «Один», 31 декабря 2016 года:

[Дмитрий Быков:]
— Вот я хочу спросить, Машка, тебя (Максим Чертанов). Я знаю, что ты закончила «Ахматову», с моей некоторой, ну, с моим небольшим участием…

[Никита Елисеев:]
— Метафизическим.

[Дмитрий Быков:]
— Скорее-скорее таким, да, абстрактным. Но вот ты занималась, наверное, самой сложной писательской советской биографией, потому что абсолютно непостижимо каким образом этот камерный поэт умудрился стать голосом всей России. Тебе стало как-то её тайно понятно или по-прежнему это для тебя абсолютная такая Энигма? Говори, не бойся.

[Максим Чертанов / Мария Кузнецова:]
— Дима, ты совершенно вот дезориентировал слушателей, потому что никакой биографии Ахматовой я не писала, мне такое даже в голову бы не могло бы прийти. Я обработала воспоминания…

[Дмитрий Быков:]
— Чужой текст, да.

Collapse )

Дмитрий Быков в программе «Один», 6 января 2017 года:

А потом — недооценённая тема… Александр Александров, Царствие ему небесное, собирался её подробно развить в своей незаконченной биографии Кузмина. Недоразвитая, недоупомянутая тема — это кузминские влияния на Ахматову. В своих комментариях к этой рукописи, которая лежит в основе книги Чертанова об Ахматовой, мы подробно эту тему, конечно, разовьём, потому что, что бы там ни говорили, но поэтика Кузмина повлияла на Ахматову, я думаю, больше, чем поэтика Анненского, «Кипарисового ларца».

Мария Кузнецова, из личной переписки, 1 апреля 2019 года:

«не будет «Ахматовой» <...> »

Дмитрий Быков в программе «Один», 5 марта 2021 года:

Понимаете, надо действовать как Ахматова. Я сейчас всё еще готовлю к публикации вот этот обширный текст об Ахматовой. Текст человека, который 40 лет следил за ее жизнью, всё делал для того, чтобы ей издали помогать, и не был с ней при этом знаком. А познакомился в феврале 1966 года.

Мария Кузнецова, из личной переписки, 9 марта 2021 года:

«Понятия не имею! Он мне ничего не говорил)))) »
berlin

Дмитрий Быков // «Instagram. dmi_bykov» + «Facebook», 9 марта + 5 апреля 2021 года

Юрий Гагарин


Дмитрий Быков («Instagram») + Дмитрий Львович Быков («Facebook»):

Мне кажется, что в ХХ веке народных героев по-настоящему было трое: Распутин, Чкалов и Гагарин. Распутин скорее такой народный демон. Чкалов — не до конца осуществившийся вождь. А вот Гагарин — это что-то третье, небывалое.

Сегодня у Юрия Гагарина день рождения. И хотя он прожил всего 34 года, ему этого хватило. Хватило и 108-ми минут в космосе, чтобы навеки войти в историческую память человечества. Он — выразитель главных качеств народа, которому совершенно негде, кроме как в космическом полете, было их реализовать. Отсюда мысль о том, что космос был главной национальной идеей России.

Накануне годовщины первого полёта в космос самое время поговорить о Юрии Гагарине.

6 апреля, во вторник, в 19:30 присоединяйтесь к лекции «Гагарин: последний герой». Приходите в «Прямую речь» или подключайтесь онлайн.

https://www.pryamaya.ru/dmitriy_bykov_gagarin_posledniy_geroy_12.04.21



Дмитрий Быков («Instagram») + Дмитрий Львович Быков («Facebook»):

Единственной настоящей целью Советского Союза было покорение стратосферы. Главная метафизическая задача — выйти в космос. И Гагарин был высшей точкой этого проекта. Советские люди отправили в космос своего посла, своего делегата.

После этого события, как очередную ступень ракеты, страну можно было просто отпустить в свободный полет. Она еще просуществовала на инерции какое-то время.

Советский Союз осуществлял вековые мечты человечества. Например, достичь всех полюсов: дрейфовать на Северном и зимовать на Южном. Поставить в самой холодной точке станцию «Восток». Мы выходили на необитаемые пространства с единственной целью – доказать, что там жить нельзя.

Но все-таки мы забрались дальше всех и выше всех! Это была такая, понимаете, Вавилонская башня. Советский проект — это в чистом виде Вавилонская башня. А сейчас мы живем в ее руинах.

ЗАВТРА, 6 апреля, в 19:30 присоединяйтесь к лекции «Гагарин: последний герой». Приходите в «Прямую речь» или подключайтесь онлайн.

https://www.pryamaya.ru/dmitriy_bykov_gagarin_posledniy_geroy_12.04.21
berlin

...

татьяна долматова («Facebook», 06.03.2021):

«Глубокомысленный» разговор Быкова и Венедиктова на ЭМ.
Быков:
— Я не знаю, хорош или плох Навальный. Я не знаю, кто за него пишет. Может быть, он даже пишет сам. Но вот тому человеку, который пишет за него, или ему самому́, я дико по писательски завидую.
Венедиктов:
— Вы имеете в виду речи в суде?
— Речи в суде, первые тексты из колонии, тексты оттуда...
— Сам. Сам.
— Сам? Ну, значит, он гений.
Ну блин, Дмитрий, ну как так можно вообще? Много лет знать Навального, общаться с ним, чтобы вот теперь, когда Навальный пишет из СИЗО, вдруг решить, что он пишет свои тексты не сам, что это ему кто-то пишет??? Можно наговорить множество благоглупостей про Горбачева и Путина, увязнуть в идиотском прожектерстве, можно в потоке какого-то словесного трэша в унисон с Веником сравнивать Путина с Наполеоном (хотя, всё это невероятно мерзко и отвратительно).
Но вот это, ляпнутое посреди идиотского разговора «я не знаю кто ему пишет», это какое-то такое скользкое убожество, которого не ожидаешь от прекрасного поэта. Я понимаю, что поэт имеет право на множество каких-то особых тараканов в своей слабой голове. Но, чёрт, много лет знать Навального, общаться с ним, брать у него интервью, и вот сейчас выдать «Я не знаю кто ему пишет».
Такого откровенного мудачества от Быкова я, признаться, не ожидала. Даже Веник слегка прифигел.
Может, стихи Быкову пишет совсем другой человек? А этот странный толстяк, который ходит по эфирам — операция прикрытия?
Эх, Дмитрий Львович...

vs.

Лариса Васильева («Facebook», 06.03.2021):

Эх, татьяна долматова...
Быков на Эхе сделал Алексею Навальному шикарный комплимент! Такой мощный, что об этом узнают очень многие, в том числе и благодаря тем, кто пытается смазать картину.
«Я не знаю, кто за него пишет, может быть, он даже пишет сам. Но тому человеку, который пишет за него или ему самому, я дико по-писательски завидую», — произнес Быков в эфире.
Прекрасный ход: Дмитрий Львович прекрасно знает, что Алексей пишет сам, НО! Он ещё раз с помощью Венедиктова фиксирует внимание на этом факте и закрепляет вау-эффект:
«Ну, значит он — гений! Значит Нобель по нему плачет!»
Блестящая реклама!
К мнению Быкова, как к ходячей энциклопедии, блестяще образованному литературному критику, самодостаточному и талантливому автору, прислушивается очень существенная прослойка интеллигенции, как правило далекая от политических баталий и живущая в своём выдуманном прекрасном мире. Угадайте, что они сделают теперь? Пойдут читать речи Навального!
Браво, Дмитрий Львович!
berlin

Карен Шахназаров (фрагмент интервью) // радио «Комсомольская правда», 9 марта 2021 года

«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©


программа «Пари с Дианой Кади»

Карен Шахназаров: Никакие протесты сами по себе не могут привести к развалу страны, а уж тем более те, которые мы наблюдали

Писатель Диана Кади говорит с режиссером Кареном Шахназаровым о политике, чернушных фильмах, протестах, российских либералах, выборах и Навальном.

<...>

[Карен Шахназаров:]
— Я достаточно активно выступал в период этих митингов в поддержку президента. При этом люди имеют право на свое мнение.

[Диана Кади:]
— А это может быть влияние тусовки? У меня есть подруга, она либералка, причем самая настоящая. Она как раз в этой самой тусовке. Я — ура-патриотка, грубо говоря, она — либералка. Я как-то написала статью в американском издании, и там они повесили на обложку Путина. Мы друг друга лайкаем в соцсетях. И вот она даже отказалась лайкнуть мой пост, потому что там Путин. Я подозреваю, что она боялась, что ее друзья из либеральной тусовки этого не одобрят. Это ведь тоже крайности.

[Карен Шахназаров:]
— Да, это такие крайности, которые сопровождают политическую борьбу. С этим надо мириться. Я понимаю, что не вполне знаю аудиторию «Комсомольской правды», но я понимаю, если я выступал на радио «Эхо Москвы», хотя меня давно уже не зовут, я понимаю, что в мой адрес в 90 процентах будет негатив, независимо от того, что бы я ни говорил. А самое распространенное послание — это как раз то, о чем мы говорили вначале: мы не будем смотреть ваши фильмы. Я хочу всем сказать, кто не хочет смотреть мои фильмы, вы меня этим не испугаете.

[Диана Кади:]
— У вас большая аудитория. Вы немного потеряете.

[Карен Шахназаров:]
— То же самое есть и в той части нашей аудитории, которая патриотическая. Допустим, Дмитрий Быков такой-сякой. Дмитрий Быков — талантливый художник, писатель, у него свой взгляд. Не близкий мне, например. Но я, кстати, допускаю, что как любой талантливый русский художник, он всегда начинает с бунта, а кончает консервативным прогосударственным сознанием. Как Достоевский — начал с петрашевцев, а закончил монархистом. Может, и с ним такое произойдет. Люди меняются, люди меняют взгляды, политические воззрения. Мне кажется, я в этом смысле достаточно стараюсь быть взвешенным в своих оценках людей, не судить их по политике. В конце концов, надо судить по их реальным делам, тому, что они умеют и могут делать.

К сожалению, вы правы, такие… Я другое скажу. Я считаю, что у нас нет либералов. Те, кого мы называем либералами, это вообще западники. Потому что либералы в моем понимании – это люди, которые, прежде всего, сторонники конкретно либерализма как экономического взгляда на вещи. У наших либералов полная путаница, каша. У них могут быть и социалистические взгляды, и прокоммунистические. Но всех их объединяет некая вера и привязанность, иногда она, видимо, связана с материальными поощрениями, а иногда просто, действительно, такая святая вера в Запад.

<...>


«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©


Дмитрий Быков в программе «Один» от 12-го марта 2021 года:

«Как вы относитесь к прогнозу Карена Шахназарова, что вы можете кончить реакционером?»

Я люблю Карена Шахназарова как режиссера. У нас с ним общий любимый режиссер — Бунюэль. Я считаю у Карена Шахназарова очень крупным режиссером. Несколько его фильмов — например, «День полнолуния или «Палата номер 6» — я считаю великими.

К его убеждениям, генезис которых отчасти прослежен в «Исчезнувшей империи», по-моему, одном из лучших его фильмов, я отношусь уважительно. Его отношение к советскому проекту близко к моему. И вообще, понимаете, что бы ни говорили о Карене Шахназарове как руководителе «Мосфильма», я знаю, что он хороший человек. Просто знаю, что хороший — простите меня за такую пристрастность. Он меня всегда защищает, и мне это тоже приятно.

Но вот сейчас мне кажется, в чем тут его заблуждение. Он полагает, что действительно современный русский консерватизм тождественным консерватизму черчиллевскому, когда действительно человек в старости поневоле становится большим традиционалистом.

Сегодня в России нет либерализма и консерватизма. Сегодня в России есть люди, желающие любой ценой сохранить текущее положение вещей, которое никаким консерватизмом не является, а является просто властью обнаглевших спецслужб. И есть люди, которые выбирают развитие. Есть люди, которые пытаются ограничить интеллектуальный прогресс, а есть люди, которые занимаются посильным просветительством. Есть люди, которые боятся иностранного влияния, а есть люди, которые усматривают в интернационализме, в космополитизме будущее человечества.

Это не имеет ничего общего с консерватизмом и либерализмом. Просто есть лоялисты, которые облизывают и обслуживают власть, а есть небольшое количество людей убежденных, которые вынуждены разделять эту позицию просто чтобы не рухнула, как им кажется, Россия.

Вот им кажется, что без нынешней власти Россия рухнет. Это совершенно русофобская точка зрения, потому что Россия как раз страна людей инициативных, прогрессивных, быстрых, быстроумных и так далее. Но вот сейчас возобладала такая. Это такой Юлиан Отступник. Это бывает. Просто не надо думать, что это навсегда.

Конечно, никаким консерватором я к старости не стану, потому что я им являюсь уже сейчас. Я абсолютный консерватор, если брать черчиллевский смысл этого слова — по своим пристрастиям, по своему отношению к политической борьбе и так далее.

Но я сегодня не либерал. Я никогда не был либералом. Я много писал об этом. Я оппозиционер. А либерал сегодня — это не более чем псевдоним человека, пытающегося вставить слово поперек. Некоторые говорят, что это нонконформизм. Можно сказать и так. Конечно, это всё очень трагическая ситуация — то, что в России левые и правые до такой степени перепутались. Но что же делать?
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №9, 10–16 марта 2021 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Интернет как мораль

Термин «мораль», введённый Цицероном, означает «общепринятые нормы», и ничто в мире не меняется так быстро, как эти общепринятые нормы.


«На интернет должны распространяться все те же правила, которые применяются и применялись до сих пор. Я имею в виду прежде всего нормативную базу и морально-этические нормы, которые всё человечество выработало на протяжении тысячелетий»,— сказал Владимир Путин во время дискуссии об искусственном интеллекте. Но эти слова ничего не значат, поскольку нормативной базы, выработанной тысячелетиями, не существует. По меркам XVI века нормой были публичные сожжения ведьм, по меркам Варфоломеевской ночи — массовые убийства инаковерующих, по меркам ХХ века — высылки целых народов, геноцид, концлагеря, а кое-где практиковался каннибализм. Особенно быстро «общепринятые нормы» меняются в России, где смена власти стремительно приводит к обесцениванию вчерашних добродетелей.

Скажу больше: сам термин «новая этика» введён юнгианцем Эрихом Нойманном в 1949 году, когда оказалось, что нормы и правила большинства поразительно легко становятся людоедскими. Большинство в фашистской Германии творило и одобряло такие вещи, что этнос, по сути, перестал существовать — на его месте выросло что-то новое. Так что мораль регулируется не логикой большинства и не пожеланиями власти, а также не выслугой лет. Множество правил, освящённых именно тысячелетиями, сегодня ничего не значат. А интернет сегодня как раз и есть мораль — то есть срез тех самых общественных представлений о допустимом. Никто им не управляет, никто ничего не навязывает, расцветают все цветы. И выясняется, что сегодняшний человек по своей природе весьма склонен к травле и улюлюканью, но на всякую травлю есть свои возражающие, полное инакомыслие недостижимо; люди одинаково охотно включаются в какой-нибудь шейминг и блейминг — но с такой же готовностью скидываются на больных, утешают одиноких или ищут врача, работу, сиделку для обездоленных. Интернет полон ненависти — но и солидарности, сплетен — но и рецептов, жалоб — но и утешений; люди весьма терпимы к разнообразным проявлениям авторитаризма (их хватает везде), но и друг к другу тоже. Словом, в нерегулируемом человеческом сообществе гораздо больше разума и милосердия, чем в представлениях и действиях стареющих спецслужбистов с их вечной манией контролировать всё на свете. Как бы ни был временами противен интернет, тоталитаризм страшнее — и, главное, вреднее для психики.