April 25th, 2021

berlin

Дмитрий Быков // «Новая газета», №45, 26 апреля 2021 года





Русская жалоба

Монолог диктатора. Исполняется на мотив «Летят перелетные птицы»

«Российские власти рассматривают возможность запретить ввоз пива и других товаров из Чехии после дипломатического скандала и массовой высылки своих дипломатов из Праги». («Эхо Москвы»)



Не нужно мне чешское пиво.
И кнедли. И я заодно
Готов отказаться красиво
От выездов в Прагу и Брно.
Я вспомню мой опыт советский,
Житье в герметичной стране,
Не нужен ни берег турецкий,
Ни берег египетский мне.

Не нужен мне брег Эрдогана,
Врага, не признавшего Крым,
Враждебен мне мир чистогана
С Макдональдсом жирным своим.
Вредны мне грузинские вина —
Ведь средней моей полосе
Противна держав половина,
А втайне, по-моему, все.

Мне чуждо хохлацкое сало,
Хавроньиной туши броня,—
Оно постоянно бросало,
Оно не любило меня!
Мне вреден товар белоруса,
Запасы его творога —
Диктатора, в общем, и труса,
И тайного тоже врага.

Плевал я на просьбы и нужды
Родимой бездонной дыры —
Мне польские яблоки чужды,
Швейцарские мерзки сыры…
Закрыть бы навеки границы,
Впадая в нацистский угар,
От римской сомнительной пиццы,
От брынзы коварных болгар!

Друзей у диктаторов нету.
Они ненавидят в душе
Немецкую бургер-котлету,
Французскую булку-буше,
И хумус, что любят евреи,—
В них вечно таится вражда,—
И даже ким-чха из Кореи
Душе моей втайне чужда.

Но главную тайну нарушу —
И другу, и даже врагу
Признавшись, что русскую душу
Я тоже терпеть не могу.
Противна мне русская масса,
Застолья и стены в коврах;
Российского среднего класса
Я тоже уверенный враг,—

Я сам ненавижу котлету,
И Штирлица, и Колыму…
Такого диктатора нету,
Чтоб нравились люди ему.
Друг друга мы мочим и судим,
Стреляем и в ноги, и в грудь…
Российским не нравятся людям
Российские люди ничуть.

Гордимся мы нашим пейзажем
И кротостью наших скотов,
Но к туркам не выедешь, скажем,—
И всех уничтожить готов!
Выдерживать русское диво
Способен российский Кащей
Лишь с помощью чешского пива
И прочих запретных вещей…

Сомнительных яблок и пиццы,
Котлет и французского шу…
Поэтому чуть потерпите —
Я всё это вновь разрешу,
Поскольку родные Петровы,
Бошировы наши и проч.
Соборно пока не готовы
Отправиться в вечную ночь.
berlin

Дмитрий Быков (комментарий) // «Деловой Петербург», 25 апреля 2021 года

Январские методы: почему Смольный не изменил подход к протесту

Страна пережила ещё одну насыщенную неделю: президент обратился к парламенту, россияне получили длинные майские выходные и возможность отправиться на египетские курорты, Центробанк резко повысил ключевую ставку, а Петербургу отошли ещё три матча Евро-2020.

Самым резонансным событием, однако, стали новые протестные митинги. По всей России во время акций 21 апреля были задержаны 1800 человек, при этом глобально силовики заметно смягчили подход к рядовым протестующим — единственным городом, где удалось в полной мере воссоздать атмосферу конца января, стал Петербург.

О том, почему власти Северной столицы решили не менять тактику и ждать ли новых награждений бойцов ОМОНа на Дворцовой, — в материале «ДП».


<...>

Известный активной гражданской позицией писатель Дмитрий Быков в беседе с «ДП» обратил внимание на то, что митинг — это непредвзятая социология.

«Митинги реально показывают градус общественного возмущения. Также это и аутотерапия: мы это делаем не для них и даже не для Навального, которого, конечно, надо спасать, — а для себя, чтобы не было чувства хронического бессилия», — высказался Быков.

Как и собеседники «ДП», пожелавшие сохранить анонимность, он предположил, что никакого глубокого замысла за решением властей внезапно смягчить отпор протестующим (а в случае Петербурга — почему-то сохранить) не скрыто.

«Иногда ждёшь избиения — и получаешь избиение, а иногда вдруг приятный сюрприз, и в Москве все вежливы и взаимно приветливы, а в Петербурге побоище. Всегда немного отыгрывать, не доводить до крайности, позволять Каштанке проглотить мясо — и вытаскивать его назад. Это такой способ бесконечно пролонгировать власть, периодически кидая послабления, как кости. Что-то главное запрещается, а второстепенное разрешается. Главное дорожает, а никому не нужное дешевеет. Сильных сильно прессуют, а слабых слабо почёсывают. «Удерживать подданных в состоянии постоянного изумления» — единственный рецепт, объясняющий все и сформулированный Щедриным»,— философски подытожил писатель.