May 1st, 2021

berlin

Дмитрий Быков (комментарии) // «Facebook», 1 мая 2021 года

Дмитрий Быков ИЮНЬОльга Андреева («Facebook», 19.07.2019):

Прочитала Июнь Дмитрия Быкова.

Я понимаю, что это неактуально, что уже проехали, но истинно говорю вам, эту книгу надо прочитать!

Такая ненависть к России и русским как народу и нации заслуживает даже какого-то уважения, что ли.

Так красиво сплетены все три части, так все зашифровано, чтобы каждый дурак понял.

Так нехитро монтируется этот сюжет про то, как из детской наивности вырастает ненависть к стране, в которой живет герой, что кажется — книга написана не с начала, а с конца.

Сначала была ненависть и мясо жизни, которое автор рвал зубами с плотоядными причмокиваниями и похрюкиваниями, а потом слепил из этих окровавленных, уже давно разгрызенных костей модель жизни и рассказал историю.

Сюжет здесь только повод для того, чтобы оправдать право рвать это мясо зубами и дальше.

Вся вертикаль романа держится не на сюжете, который проборматывается как-то по быстрому как неважное, а вот на этой гипертрофированной, вызывающей ужас ослиной эрекции — О, как я ненавижу эту страну!

Многостраничные, сладострастные, истекающие всеми жизненными соками от соплей до семени описания этой ненависти, которая не нуждается ни в объяснениях, ни в причинах, ни в логике, только в этом непрекращающемся оргазме.

Русские жрут сами себя, русские отвратительны, грязны, унизительны, русские во всем виноваты, русские развязали эту войну — и так до бесконечности.

Все время хочется спросить — почему? Я, русская, я не отказываюсь быть плохой, но я хочу понять, почему я плохая?

Объясните мне это средствами литературы — сюжетом, логикой событий, образами, характерами, ну чем-нибудь, чтобы я вместе с вами пережила этот оргазм ненависти!

Но ничего этого нет!

Есть только один непрерывный стояк.

«Все повинятся, а я не повинюсь, потому что я не виноватый, потому что я не русский!» — отвечает автор на все, еще даже не заданные вопросы.

Роман написан с неким наивным филологическим задором неофита — зашифрованные названия книг, неуказанные фамилии авторов, намеки, отсылки. Все это очень легко разгадать и хочется воскликнуть, ну здравствуй, автор, вот я — твой идеальный читатель, я знаю отгадки на все твои милые секретики!

Но тут же хватаешь себя за язык, потому что книга явно обращена не тебе — ты же русская.

Сквозь все загадки просвечивает одно огромное, разросшееся до размера романа сладострастное подмигивание тем, кто понимает. Но понимать в принципе могут только нерусские — и не спрашивайте, почему так? Ну, просто это так!

Эта книга что-то вроде Майн кампф Гитлера.

Те же бессмысленные истерические лозунги, хищный эротический пафос, едва прикрытый стыдливыми фиговыми листочками филологии.

Когда-то несправедливо поверженные теперь сами повергают — до справедливости ли тут, если этот перманентный стояк ненависти все время изливается на русский мир судорожным оргазмом! Какие могут быть объяснения, мотивы, характеры, когда автор бьется в судорогах.

Читаешь это и не понимаешь — что на это ответить?

Автор, ты хочешь, чтобы евреев снова стали презирать и бояться? Тебе это надо?

Поэтому, чтобы не презирать и не бояться, лучше погладить перевозбужденного стонущего автора по головке и сказать — деточка, да ты молодец!

По крайней мере, читателя за это не загрызут.







из комментариев:

Леонид Юзефович: Оля, мне «Июнь» не очень понравился, но ничего такого я там не вычитал.

<...>

Denis Dragunsky: Книгу я читал, но, очевидно, невнимательно. Потому что ничего подобного там не вычитал. Запомнил (слышал в исполнении актера) кусок, где героиня фантазирует-размышляет про «ферму». Дескать, все несчастия 1914 и далее годов обрушились на Европу из-за того, что где-то в Германии была ферма, где царил разврат, инцест и смертоубийство, где отец жил с дочерью, где муж дочери за это его убил и все такое... И вот, мол, столько греха не могло остаться ненаказанным, что Бог за это решил покарать человечество. Но тут явно во всем виноваты немцы! Бауэры, злобные и развратные. И вот из-за них страдаем. Русских там не было, точно говорю.

<...>

Anya Umka Gerasimova: А следующая книжка будет откровенно юдофобская и даже русопятская. Вот это будет номер!

Ольга Андреева: Anya Umka Gerasimova не знаю, где он возьмёт на это душевные силы.

Anya Umka Gerasimova: но это был бы настоящий гражданский подвиг.

Ирина Евса («Facebook», 01.05.2021):

ДМИТРИЙ БЫКОВ Дмитрий Львович Быков

* * *

Нет, уж лучше эти, с модерном и постмодерном,
С их болотным светом, гнилушечным и неверным,
С безразличием к полумесяцам и крестам,
С их ездой на Запад и чтением лекций там, —
Но уж лучше все эти битые молью гуру,
Относительность всех вещей, исключая шкуру,
Недотыкомство, оборзевшее меньшинство
И отлов славистов по трое на одного.
Этот бронзовый век, подкрашенный серебрянкой,
Женоклуб, живущий сплетней и перебранкой,
Декаданс, деграданс, Дез-Эссент, перекорм, зевок,
Череда подмен, ликующий ничевок,
Престарелые сластолюбцы, сонные дети,
Гниль и плесень, плесень и гниль,— но уж лучше эти,
С распродажей слов, за какие гроша не дашь
После всех взаимных продаж и перепродаж.
И хотя из попранья норм и забвенья правил
Вырастает все, что я им противопоставил,
И за ночью забвенья норм и попранья прав
Настает рассвет, который всегда кровав,
Ибо воля всегда неволе постель стелила,
Властелина сначала лепят из пластилина,
А уж после он передушит нас, как котят,—
Но уж лучше эти, они не убьют хотя б.
Я устал от страхов прижизненных и загробных.
Одиночка, тщетно тянувшийся к большинству,
Я давно не ищу на свете себе подобных.
Хорошо, что нашел подобную. Тем живу.
Я давно не завишу от частных и общих мнений,
Мне хватает на все про все своего ума,
Я привык исходить из данностей, так что мне не
Привыкать выбирать меж двумя сортами дерьма.
И уж лучше все эти Поплавские, Сологубы,
Асфодели, желтофиоли, доски судьбы,—
Чем железные ваши когорты, медные трубы,
Золотые кокарды и цинковые гробы.







из комментариев:

Ольга Андреева: Странный выбор. Диме его собственно никто не предлагал. Стихи глупые, но хорошие.

Ирина Евса: Ольга Андреева видите ли, Оля, мне это стихотворение не кажется глупым, иначе я не стала бы его публиковать. Но могу допустить, что и я не так умна, как мне кажется.

Ольга Андреева: Ирина Евса Извините, я видела несколько выступлений Быкова. Слушала его лекции. Читала его роман. Это болезнь. Да, ум, но больной. Поэтому мне вообще кажется странным относиться к Диме как к поэту и писателю. Для него все жанры и искусство вообще стали только средством демонстрации ненависти. Не думаю, что это вообще можно анализировать с точки зрения поэтики.

Ирина Евса: Ольга Андреева нет, мы тут абсолютно не совпадаем. Что до демонстрации ненависти — это вообще не про Быкова.

Ольга Андреева: Ирина Евса Вы его когда нибудь видели, слышали?

Ольга Андреева: Ирина Евса Дима только про это.

Дмитрий Львович Быков: Ольга Андреева Ирина Евса — мой давний друг, видит и слышит меня регулярно. А вот с вами, Ольга, мы лично не знакомы, к счастью. Поэтому напоминаю, что меня зовут Дмитрий Львович.

Ольга Андреева: Дмитрий Львович Быков к несчастью, мы с вами знакомы. Вы никогда не были даже моим другом в фб. Но вы столько раз приходили на мою страницу поливать меня грязью, что я уже считаю вас почти родственником).

Дмитрий Львович Быков: Ольга Андреева это ещё одна ложь. Поливать вас грязью — это вам, Ольга (или как вас зовут в действительности?), многовато чести.

<...>

Дмитрий Артис: Бродского услышал 🙂

Alexandr Tankov: Дмитрий Артис Эти стихи интонационно максималльно далеки от Броддского: у ИБ интонация почти всегда задумчива, элегична. У ДБ — резкая, полемичная, настойчивая, он играет не на струнных, а на ударных

Дмитрий Львович Быков: Александр Танков на щипковых
berlin

Дмитрий Быков (комментарии) // «ВКонтакте», 30 апреля 2021 года

Дмитрий БыковДмитрий Быков. И всё-всё-всё! («ВКонтакте», 28.04.2021):

Дмитрий Быков в программе «Особое мнение»
// «Эхо Москвы», 28 апреля 2021 года

https://youtu.be/oBPdRL6xkXc
https://echo.msk.ru/programs/personalno/2829128-echo/







из комментариев:

Валентина Мозолькова: Так-то всё, конечно, так… но более красиво выглядело бы, если бы полицейским прямо говорить: да, я гуляю по улицам своего города в своей стране и я ПРОТИВ действующей власти!.. а тут… ну, как-то трусовато выглядит это «я просто гулял, что мне можно было предъявить?»

Валерий Вафин: Валентина, Ну там реально левое видео, когда они с женой в редакцию шли, а учить конечно мы умеем других с дивана)

Валентина Мозолькова ответила Валерию: Валерий, если Вы про меня и диван, то… а ничего!.. даже Ваши слова не забирайте. Я про себя знаю достаточно, и дивана (как и телевизора) у меня нет. Пусть так тут и висят Ваши слова, Вас же и позорят. Но, напоследок замечу: когда Дмитрий Быков очень часто призывал нас не бояться ЭТОЙ власти, я всегда думала, что интересно, как он будет вести себя, когда у него похитят (не дай Бог, конечно) какие-то непонятные путинские спецслужбы ребёнка, или хотя бы произведут подробный обыск в квартире у него, или заведут на него настоящее уголовное дело?.. как он будет себя вести, если даже угроза уголовного дела несколько лет назад из-за его вполне нормальных слов по поводу ВОВ, мгновенно его, Быкова, катапультировала из России в США!.. просто интересно было. А теперь не интересно. Теперь понятно: говорил нам все эти слова не пуганный человек, сейчас же видно, что его даже самый простой вызов в полицию для дачи объяснительной так дестабилизирует, что он уже третий день сам перед собой и перед нами оправдывается. Не Герой. Бывает. Но жаль.

Валерий Вафин ответил Валентине: Валентина, Осуждать человека имеет право тот, кто может сам по другому поступить, точнее уже поступал по другому, иначе это позор какой то)

Валентина Мозолькова ответила Валерию: Валерий, во-первых, я не осуждаю, а рассуждаю на тему своего разочарования, а во-вторых, тут Быков сказал, что-то про партизан, от которых же никто не ждал, что они в гестапо должны были заявлять, что они партизаны… так вот, в 2018 году, когда меня на суде спросили, как же я отпустила на митинг против пенсионной реформы сына, я ответила, что странно, что всех присутствующих в зале не было на этом митинге. Кстати, тогда времена были помягче: нас даже не оштрафовали.

Думаю, что я в праве ожидать от человека, который столько лет старался быть нравственным ориентиром для большого количества людей в моей стране некоторой смелости (которая ему ничего стоить не будет) в ожидаемой ситуации репрессий. А он струсил.

Дмитрий Быков ответил Валентине: Валентина, прекратите мне хамить. Я терпел это хамство достаточно долго, но вы переходите все границы. Вы могли бы упрекать меня в трусости, если бы я не выходил в центр или перестал бы требовать освобождения Навального. Но я никогда не претендовал быть нравственным ориентиром (тем более для вас, о которой я понятия не имею). Я выходил в центр и не отрицаю этого. Я хожу в полицию и ни от кого не прячусь. Я имею право гулять по моему городу когда и где хочу. А вы не смеете никого упрекать в трусости и тем более приводить себя в пример. Я не требую ваших извинений, я требую, чтобы вы прекратили приписывать мне позиционирование себя в качестве совести нации. А говорить о моей трусости вы не смеете тем более. Я выбираю ту линию поведения с силовиками, которая позволяет представить их действия как можно более абсурдными. Отчитываться перед хамами я не обязан.

Валентина Мозолькова ответила Дмитрию: Дмитрий, ИЗВИНИТЕ.

Валентина Мозолькова ответила Дмитрию: Дмитрий, признаюсь: растерялась в первый момент — меня как-будто по щекам отхлестали, да не просто кто-то, а до недавнего времени один из моих любимых писателей, человек, все интервью которого я до позавчерашнего дня слушала, который все последние 6 лет для меня был моральным ориентиром. Это я про Вас. И про то, что Вы написали мне здесь. Хотела ответить Вам в личных сообщениях, но подумала: ведь Вы мне пишете в публичном пространстве? Вот и я отвечу Вам тут. Не удивлюсь, если мой комментарий удалят. Ну, или накинуться клевать меня те, с кем я ещё недавно разделяла радость слушать Вас.

Итак, во-первых, я Вам не хамила. Я Вам даже лично не писала и к Вам не обращалась лично никогда. Обсуждать Ваши слова или Ваше поведение — мое право, которое Вы сами мне дали, когда стали публичным человеком, много и подробно рассказывая о своих делах и личных, и общественных.

Во-вторых, да, я назвала Ваше поведение в полиции трусостью и продолжаю так считать. И то, что Вы оправдываетесь теперь перед всеми, то, что Вы набросились тут на меня, ещё больше убеждает меня в том, что Вы сделали маленькую, почти безвредную трусость и Вам сейчас самому неловко от того, что Вы так повели себя.

А теперь, в-третьих, почему я так много сейчас реагирую и переживаю из-за Вашего, казалось бы безвредного поведения? Да потому, что Вы и многие другие публичные люди на протяжении нескольких лет говорили и нам, взрослым тёткам и дядькам, и нашим детям, что не надо бояться, что Россия будет свободной!.. и что сейчас?!. А ведь Вас даже не тронули силовики (которым Вы теперь в открытую сообщили, что оказывается, Вы так отвечали, чтобы показать абсурдность их претензий!.. вообще-то их претензии были не абсурдны… а преступны по отношению к Вам и ко всем нам, и гуляющим по городам, и выходящим на мирные акции протеста!). Так вот, Ваш ответ не подлость и не предательство, но трусость и мне стыдно за Вас, хотя Вы меня об этом и не просили, но это мои чувства. И стыдно за Вас перед детьми, поверивших в то, что бояться не надо, надо протестовать, что Россия будет свободной!.. сейчас их пачками сажают и вот уже даже не на 10-15 суток, а на два с половиной года… за клип!..

Вы тут заметили мне, что как я смею себя в пример приводить… конечно, кто я такая?.. какая-то сумасшедшая Театральная училка из Питера, с сегодняшнего дня — мать террориста и экстремиста в изгнании!.. но кого мне теперь в пример приводить?!. Можно с восхищением смотреть на семью Навальных. Но точно не Вы теперь стали примером для меня. И, как видно, не только для меня. Вот это Вас и задело. Извините!

Дмитрий Быков ответил Валентине: Валентина, оправдываетесь как раз вы, и довольно неуклюже. И стыдно вам должно быть, но не за меня. Все ваши риторические приемы, и в особенности это пошлое самоуничижение (да кто я такая… театральная училка…), — чрезвычайно обыкновенны и предсказуемы. Я понимаю, что вам не за что себя уважать и хочется ощутить свою белоснежность на моем фоне, но ваши упреки в трусости — прямое хамство и спекуляция. Я не навязывался вам в моральные ориентиры. Я всю жизнь повторяю, что никто не смеет ссылаться на чужой опыт в качестве нравственного примера. Я повторю и сейчас: не надо бояться, Россия будет свободной, решайте сами, ни на кого не оглядываясь. В чем тут трусость — вы сами сформулировать не можете, но упорно повторяете свои обвинения. Настоятельно рекомендую вам одуматься и направить свой темперамент на борьбу с реальными угрозами — с преследованием того же Антона Боровикова, например. А насчет «вы на меня набросились»… Бог вам судья. Набрасываюсь я несколько иначе, вам этого на себе испытать не придется — не тот масштаб.

Валентина Мозолькова ответила Дмитрию: Дмитрий, живите с этим.

Дмитрий Быков: Живу я как раз без этого — без вашего хамства, ваших ярлыков и ваших уроков. Учителя не всегда умеют остановиться и учат тех, кто их ни о чем не спрашивает — это общая профессиональная беда. Да у меня-то, слава Богу, другие учителя.

Валентина Мозолькова ответила Дмитрию: Дмитрий, извините, но я Вас заблокирую. Мне просто противно читать то, что Вы мне сейчас тут выплевываете. И очень стыдно за Вас…

Дмитрий Быков ответил Валентине: Валентина, правильно сделаете. Иначе смотритесь совсем уж невыигрышно.

Валентина Мозолькова ответила Дмитрию: Дмитрий, ещё раз: все, что Вы тут мне писали (если это писал действительно Дмитрий Быков), написано человеком, который, по своим же собственным словам, «просто гулял с девушкой» во время митинга 21 апреля, а потом в полиции, где Вас и пальцем не тронули, писал объяснительную, что мимо шёл по своим делам, даже не додумался от страха воспользоваться 51 ст., чтобы просто ничего не писать и ничего не отвечать!.. Испугался — бывает. Но вот то, что Вы тут сейчас пишете мне,— оскорбления, поучения, чуть ли не угрозы,— это уже совсем за гранью допустимого. Так что ещё вопрос, кто и как выглядит сейчас.

Дмитрий Быков. И всё-всё-всё! («ВКонтакте», 29.04.2021):

программа ЖАЛКАЯ ЗАМЕНА ЛИТЕРАТУРЫ с ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ (№24)
гость: Людмила Улицкая
// «YouTube. ЖЗЛ с Дмитрием Быковым», 29 апреля 2021 года

https://youtu.be/PU_jntIOFvo







из комментариев:

Ира Ефремова: Вот я люблю его, всем сердцем. Но как же меня раздражает что он постоянно перебивает. Я после интервью с Курпатовым дала себе слово больше ЖЗЛ не смотреть, но вот тут сорвалась, потому что нельзя не послушать Улицкую, и опять. Перебивает.

Константин Матросов: Ира, у Дмитрия Львовича так наз. синдром отличника. Я это принимаю.

Ира Ефремова ответила Константину: Константин, я все в нем принимаю. Но все равно раздражаюсь.

Дмитрий Быков ответил Ире: Ира, как же вы правильно поступили, когда зареклись смотреть ЖЗЛ! Я убедительно прошу вас сдержать данное слово. Будет еще лучше, если вы перестанете меня слушать где бы то ни были и тем более читать. Мне не нужен читатель, не имеющий понятия о том, что такое диалог.

Ира Ефремова ответила Дмитрию: Дмитрий, ну раз вы просите, ещё и убедительно, я по крайней мере обещаю подумать.
berlin

Юлия Латынина (фрагменты радио-эфира) // «Эхо Москвы», 1 мая 2021 года

программа «Код доступа»

<...>

103 суток как сидит Навальный. И на этой неделе, конечно, произошло масса всяких историй, которые показывают, что дно, с которого постучали, находится ниже, чем мы думали. Закрываются все штабы Навального, потому что их признают экстремистскими организациями, вызвали Быкова Дмитрия, чтобы давать объяснения. Вообще вызывали массу знаменитостей на этой неделе после удачной прогулки 21 апреля, когда всем казалось: ну вот, в Москве никого запотевшие забрала не тронули. Как выяснилось, радости были преждевременные, потому что существует система распознавания лиц. И стали распознанные лица тащить писать объяснительные. Причем тащили в основном лица знаменитые. Заслужаннейший учитель Тамара Эйдельман, тот же Дмитрий Быков.

<...>

И три вещи я позволю себе прокомментировать. Первое — что посыпались разные вызовы селебов. Того же Дмитрия Быкова. Раньше всегда Быкову позволялось то, что нельзя было быку. Где-нибудь в Архангельске сажали блогера, а гражданин-поэт — мог. Теперь, очевидно, решили припугнуть. И не то что я не могу сказать, что такого никогда не было. Я напоминаю, что в апреле позапрошлого года Дмитрий Быков внезапно впал в кому в самолете, так же, как Навальный. Спас его только главный редактор Новой газеты Муратов, который полетел за ним с санитарным самолетом. Поскольку Быкова за рубеж не возили, то неизвестно, от чего Быков впал в кому. И тогда все это, конечно, казалось конспирологией: предположить, что Быкова могут отравить. Но вот теперь после новостей о Навальном, после убитых кавказских активистов, которые были никому не нужны, неизвестны даже на Кавказе, после того как британская полиция заявила, что Лужкова тоже убили, вот мы только что обсуждали взорванные чешские склады — как-то все это становится совсем по-другому. Тем не менее даже если что-то было, это была тайная операция. А теперь вот вызывают явно и предупреждают. Хотя кома и вызов на допрос в полицию — вещи несравнимые.

<...>