June 9th, 2021

berlin

// «Дождь», 9 + 10 июня 2021 года



программа «Здесь и сейчас»

Как писатель Дмитрий Быков мог спасти себе жизнь при отравлении командой ФСБ


«The Insider» и «Bellingcat» выпустили расследование, в котором выяснили, что весной 2019 года писатель Дмитрий Быков был отравлен и к этому причастны те же сотрудники ФСБ из НИИ-2 и Второй службы, которые отравили Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзу. Ведущая Дождя Екатерина Котрикадзе обсудила с главным редактором «The Insider» Романом Доброхотовым, как проходило расследование и что общего у отравлений Быкова и Навального.

В расследовании говорится, что сотрудники ФСБ начали следить за Быковым как минимум за год до отравления. Доброхотов предположил, что яд был нанесён на футболку писателя, о чем свидетельствовало большое красное пятно на спине Быкова, происхождение которого никто не мог объяснить. Также Доброхотов отмечает, что, как и в случае с Навальным, после госпитализации Быкова власти пытались оправдать тяжёлое состояние писателя гипергликемией.

«The Insider» и «Bellingcat»: писателя Дмитрия Быкова отравили те же сотрудники ФСБ, что и Навального

В группу отравителей писателя Дмитрия Быкова, госпитализированного в апреле 2019 года, входили сотрудники ФСБ из НИИ-2 и Второй службы, причастные к покушению на оппозиционера Алексея Навального и журналиста Владимира Кара-Мурзу. Об этом говорится в совместном расследовании «The Insider» и «Bellingcat».


В расследовании говорится, что сотрудники ФСБ начали следить за Быковым как минимум за год до отравления. Один из первых эпизодов слежки произошел в мае 2018 года, когда писатель летал из Москвы в Уфу, где читал лекцию. Авторы расследования выяснили, что с Быковым летели офицеры Второй службы ФСБ Владимир Паняев, который был с паспортом на свое имя, и Валерий Сухарев с паспортом на имя Николай Горохов.

Как выяснили журналисты, Быкова пытались отравить 13 апреля 2019 года в Новосибирске, где он читал текст в рамках тотального диктанта. Утром того дня писатель вместе с женой Екатериной Кевхишвили приземлились в Новосибирске и заселились в отель Domina, забронированный организаторами мероприятия. К тому моменту в городе уже находились офицер Паняев и сотрудник Института криминалистики ФСБ (НИИ-2 ФСБ ) Иван Осипов, утверждается в расследовании.

Тотальный диктант проходил 13 апреля в кинотеатре «Победа» — Быков отправился туда спустя несколько часов после заселения в номер. «Спокойствия отравителям мог придавать тот факт, что диктант транслировался в прямом эфире, поэтому им не нужно было прилагать никаких усилий, чтобы убедиться — и Дмитрий, и Екатерина находятся в зале, а значит номер пуст», — говорится в материале.

Яд, как говорится в расследовании, предположительно нанесли на одежду Быкова, когда его не было в гостинице. Журналисты предполагают, что в следующие два дня — 14 и 15 апреля — писатель не надевал ту одежду, на которую был нанесен яд, и чувствовал себя нормально. 16 апреля писателю стало плохо в самолете перед взлетом в Уфу, где он должен был выступить с открытой лекцией.

У Быкова наблюдались симптомы, схожие с теми, что были у Навального, в том числе обильное потоотделение и нормокардия — снижение объема циркулирующей крови при сохранении обычного ритма сердечных сокращений. «Самолет еще только начинал взлетать когда у Дмитрия началась рвота, он тяжело дышал и покрылся крупными каплями пота. Время от времени он «отключался» — закрывал глаза и опускал голову, но полностью сознание не терял, реагировал на речь. Через какое-то время он лег на пол в проход», — говорится в расследовании.

После госпитализации Быкова ввели в искусственную кому, а затем перевезли в московскую больницу. Лабораторная экспертиза показала, что у писателя была высокая глюкоза, кетоны в моче и небольшое повышение уровня амилазы. Медработники лечили писатели симптоматически.

Писатель пришел в сознание 21 апреля и еще некоторое время оставался в дезориентации, подобно тому, как это было с Навальным. Позднее он называл случившееся с ним отравлением. Причины ему неизвестны.

«Аналог госпремии». Быков прокомментировал расследование о причастности сотрудников ФСБ к его отравлению

Писатель Дмитрий Быков назвал «аналогом государственной премии» то, что к его отравлению в 2019 году могли быть причастны сотрудники ФСБ. Об этом он сказал «Коммерсанту».


«Меня эти доказательства убеждают. Это такой аналог государственной премии. И мне, не скрою, приятно, что моя скромная деятельность оценивается такими масштабными затратами. Там одних билетов сколько. Я бы лучше деньгами взял», — сказал писатель.

9 июня «Bellingcat» и «The Insider» выпустили расследование, в котором утверждается, что за отравлением Быкова в апреле 2019 года стоит та же секретная группа сотрудников ФСБ, которая могла быть причастна к отравлению Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзы.

В расследование говорится, что сотрудники ФСБ начали следить за Быковым еще за год до отравления — в мае 2018 года вместе с Быковым на одном рейсе летали в Уфу офицеры Второй службы ФСБ Владимир Паняев и Валерий Сухарев.

Журналисты считают, что Быкова пытались отравить 13 апреля 2019 года в Новосибирске, где он читал текст в рамках тотального диктанта.

Яд, предположительно, нанесли на одежду Быкова, когда его не было в гостинице. В следующие два дня, считают расследователи, писатель не надевал ту одежду, и чувствовал себя нормально. 16 апреля Быкову стало плохо в самолете перед вылетом в Уфу. У него наблюдались симптомы, схожие с теми, что были у Навального, в том числе обильное потоотделение и нормокардия — снижение объема циркулирующей крови при сохранении обычного ритма сердечных сокращений. После госпитализации Быкова ввели в искусственную кому, а затем перевезли в московскую больницу. Он пришел в сознание 21 апреля.



программа «Нюансы с Юлией Таратутой»

Оскорбление и наказание. За что могли отравить писателя Быкова

Расследователи из Bellingcat и The Insider установили, что в 2019-м году российский писатель и журналист Дмитрий Быков был отравлен неизвестным ядом, предположительно, из группы «Новичок», во время поездки по городам Сибири. Более того, по версии журналистов, к инциденту с Быковым причастны те же сотрудники ФСБ, что отравили Алексея Навального в 2020-м году. Зачем силовикам понадобилось травить писателя, пик оппозиционной славы которого пришелся на начало десятых годов, и при чем здесь может быть злопамятство Кремля — смотрите в колонке Юлии Таратуты.


Вчера The Insider и Bellingcat выпустили новое сенсационное расследование. О том, как группа отравителей из ФСБ, тех самых, которые получили поименную известность в связи с отравлением Навального, пыталась отравить писателя Дмитрия Быкова. Но ей это не удалось. Ощущения от этого текста удивительные. С одной стороны, к череде разоблачений все уже как будто привыкли. Да и о том, что Быков два года назад был госпитализирован в очень похожем на Навального состоянии, тоже было известно. Но детали, описание номера, механики покушения, слова жены Екатерины, очень убедительная структура текста и отсутствие в нем прилагательных производят очень сильное впечатление.

Только вдумайтесь — государство предприняло попытку убить автора стихов в «Гражданине поэте», активного, но не зашкаливающего писателя Быкова. Для этого за ним ездили по российским городам, застигли во время чтения всероссийского «Тотального диктанта». Нанесли яд, судя по всему, на футболку, которая прожгла писателю малиновое пятно на коже, но футболку он быстро снял — и, судя по всему, едва ли не из-за этого выжил.

Дело было в той самой гостинице, куда в августе прошлого года должна была поселиться глава расследовательской команды Навального Мария Певчих. Но интуиция ее не подвела — обнаружив, что на ресепшене ей задают слишком много вопросов, балкон в ее номере общий с соседним, а поменять номер в пустой гостинице администрация отказывается, она тихо вышла из гостиницы через черный ход.

Жена Быкова тоже заметила странности. Но не в Новосибирске, а уже в Екатеринбурге, куда после «Тотального диктанта» приехали писатель с женой — у Быкова была в этом городе лекция. Утром Быков встретился за завтраком с Евгением Ройзманом, а присоединившаяся к ним чуть позже жена обратила внимание на мужчину, который, как ей показалось, подслушивает разговор. Его лицо показалось ей знакомым — накануне они столкнулись с ним в дверях после лекции Быкова. Мужчина пошел за ними к лифту. Быков с женой даже притормозили, подозрительный тип мешкал — и все это не очень понравилось Екатерине.

Дальше просто — тошнота, рвота, потеря сознания, госпитализация, кома. Гипергликемия, узкие зрачки и повышенное потоотделение. Быков, лежа в проходе самолета, удивительным образом даже шутил со стюардессами, очевидно, долго не теряя сознания.

Отравление Навального быстро приписали ему самому. Поверить в то, что по распоряжению власти могут убить лидера российской оппозиции, рядовому россиянину действительно было сложно. Одно дело считать, что власть забронзовела и коррумпирована, что она держится за место всеми своими ветвями и обезоруживает критиков. Другое — осознать, что твоя власть убивает людей.

Если даже про Навального пожимали плечами — зачем это власти, соизмеряйте фигуры, никакой политической опасности нет. Стоит ли говорить, что в отравление политика Владимира Кара-мурзы не поверили, кажется, даже многие его соратники по оппозиции. А уж когда Кара-Мурзе стало плохо повторно, его едва не подняли на смех. Что это за мания величия — да кто ты такой, чтобы власть откупорила в твою честь яд.

Даже в статье The Insider — расследовательский сайт из России выступает постоянным партнером международной команды Bellingcat — для скептиков были как будто сомнительные места. Например, авторы текста обвинили во вранье с диагнозом Кара-Мурзы популярного доктора Света — и его благодарные пациенты бросились защищать своего врача. Сам Кара-Мурза самостоятельно выводил из-под удара знаменитого доктора времен ковида Дениса Проценко — тот не только не замалчивал возможную версию отравления, но и спас пациенту жизнь. И уже Проценко — теперь лицо как будто с предвыборного государственного плаката — по цепочке вступался за своего коллегу.

Помните, пациентом «Шарите» был еще продюсер Pussy Riot Петр Верзилов. Но ведь он занимался любовью в биологическом музее. Какая ему после этого вера? А Дмитрий Быков — вообще писатель, он и не такое про себя выдумает.

Когда Bellingcat, The Insider и Spiegel выпустили совместное расследование, из которого следовало, что для отравителей Навального это событие вовсе не было премьерой — политтехнологи со стажем недоумевали. Малоизвестный политик с сомнительной и прогосударственной биографией Никита Исаев — в разное время член кадрового резерва ЕР, топ-менеджер «Росмолодежи», функционер «Новой России», был дружен с государственными националистами, партия «Родина», по слухам, промышлял шантажом, из-за чего испортил отношения с губернаторами. Многие узнали о его жизни в день смерти. Самой популярной версией, напомню, была его похожесть на Навального. Та же комплекция и частые командировки. Может он, конечно, и поскандалил о чем-то с органами, но похоже, на нем просто тренировались.

После отравления Алексея Навального, журналист-расследователь Роман Шлейнов рассказал криминальный, но вполне анекдотический случай. Бывший московский судмедэксперт поделился с ним историей о киллере, который однажды купил причудливое оружие. Ручку, которая стреляла небольшими пулями. И протестировал его на своей пожилой родственнице — буквально выстрелил ей в ухо, пока она спала. В больнице решили, что смерть произошла по естественным причинам. Секрет ручки был в том, что из-за небольшой кинетической энергии пуля просто застревала в голове и как бы не оставляла следов убийства — разве что небольшой сгусток запекшейся крови в ухе, на который никто не обращал внимания. Убийце так понравилась безнаказанность, что он убил еще одну свою родственницу, а потом еще и еще. Подозрение вызвал простой факт — почему в одной семье так часто умирают люди, обнаружили крошечные пули и разоблачили убийцу. Не исключено, что попутно он расправлялся с ненавистной родней, но по версии следствия, просто не мог остановиться. Ему просто нравился сам незаметный метод убийства.

Кто-то, может быть, и до сих пор смеется над цепочкой — если говорить цинично — политически как будто неважных убийств. Но с каждым новым медиа-расследованием все больше людей начинают думать о том, что во власти есть люди, сильно увлеченные стреляющей ручкой.

Больше не принято шутить, что Кара-Мурза выдает за отравление передозировку. Напротив, в новом свете пересматривают его карьеру — активно лоббировал на Западе санкции Конгресса за смерть Сергея Магнитского: США запретили въезд российским чиновникам и заморозили их счета. Принимал участие в создании «Открытой России» Ходорковского. Через год его впервые отравили.

Ситуация с Петром Верзиловым политически еще более прозрачная. Главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов получил 25 суток ареста (по дороге 5 дней ему скостили). А когда вышел из центра временного содержания иностранных граждан, на вопросы журналистов, ожидал ли он, что за ним могут прийти, остроумно заметил — если твой издатель (Верзилов) бегает по полю в финале Чемпионата мира по футболу, на трибуне которого сидит президент Путин, странно не почувствовать, что твои проблемы начинаются прямо сейчас.

Уже позже Верзилову приписывали едва ли не срыв парада Победы. По неожиданной версии «Русской службы Би-би-си», Петр Верзилов, со слов его друга, будто бы готовил акцию протеста — планировал встать перед танком, вынуждая остановиться колонну бронетехники. Таким образом акционист будто бы хотел повторить легендарное фото 1989 года, снятое на пекинской площади Тяньаньмэнь. Сам Верзилов был гостем нашей программы, эту версию отрицал и объяснял, что досталось ему по совокупности политических причин. В органах акционистов вообще считают людьми непредсказуемыми и особо опасными. Но случай с футбольным матчем — все-таки дело особое. Выбегать на поле на глазах у верховного командования России не полагается — таких лучше с поля совсем убрать.

Когда в лесу заблудился доктор Мураховский, никто не поверил, что он останется жив. Вспомнили двух его внезапно скончавшихся томских коллег, а следом — цепочку внезапных смертей после допингового скандала. Чем ситуация в Томске менее секретна и значима, чем Олимпиада?

И все же Навальный был для власти серьезной обузой. На кону стояли и мелочи вроде думских выборов, и крупные события, вроде гипотетического транзита. Но почему же пытались отравить Дмитрия Быкова? Пик его оппозиционной активности пришелся на Болотную — в это время он действительно был чрезвычайно популярным.

Писателя еще тогда приглашали на встречу деятелей культуры с президентом — с актером Михаилом Ефремовым, с которым они и делали «Гражданина Поэта», но писатель и актер от встречи гордо отказались.

Дело, конечно, не в особой популярности Быкова –– за 7 лет с Болотной до отравления его оппозиционная популярность уже сильно снизилась. Дело в очень дерзком плакате о раскаченной лодке и крысе, с которым в 2012 году Быков пришел на один из Болотных митингов. По одной из версий, у президента и его команды просто хорошая память на слова.

В этом смысле отравиться в России действительно может каждый — неважен даже калибр общественной фигуры, не нужно взвешивать ее политический вес. Дело в самом нанесенном оскорблении — оно может быть словом, жестом или делом. Но если оскорбление было — сроков давности по нему уже нет.
berlin

Ксения Веретенникова // «Коммерсантъ», 9 июня 2021 года




Писатель Дмитрий Быков считает свое отравление «аналогом госпремии»


Расследовательские СМИ The Insider и Bellingcat опубликовали материал, в котором утверждают, что в покушении на убийство писателя Дмитрия Быкова в 2019 году участвовали те же сотрудники ФСБ из НИИ-2 и Второй службы, которые летом прошлого года предположительно отравили оппозиционера Алексея Навального.

Напомним, 17 апреля 2019 года господин Быков был госпитализирован после резкого ухудшения состояния здоровья на борту самолета, следовавшего из Екатеринбурга в Уфу. В больничной палате он записал новый выпуск своей авторской радиопередачи «Один», где рассказал о пережитой медикаментозной коме и назвал причиной произошедшего отравление.

«Меня эти доказательства убеждают,— заявил «Ъ» Дмитрий Быков о расследовании The Insider и Bellingcat.— Это такой аналог государственной премии. И мне, не скрою, приятно, что моя скромная деятельность оценивается такими масштабными затратами. Там одних билетов сколько. Я бы лучше деньгами взял».

Отметим, согласно данным расследования, покушению предшествовала долгая слежка: предполагаемые сотрудники ФСБ в течение года летали вслед за господином Быковым.

Напомним, первые признаки отравления появились у Алексея Навального 20 августа во время перелета из Томска в Москву. Его госпитализировали в омскую больницу, где ввели в искусственную кому, а затем перевезли на лечение в клинику «Шарите» в Германии. Врачи клиники и ряд зарубежных лабораторий диагностировали у оппозиционера отравление препаратом группы «Новичок».
berlin

// «The Insider», 9 июня 2021 года

Roman Dobrokhotov @Dobrokhotov («Twitter», 09.06.2021):

Скоро будет бомбическая бомба на The Insider. Пристегните ремни!

Roman Dobrokhotov @Dobrokhotov («Twitter», 09.06.2021):

Интересно, как Путин планирует объяснить своему электорату, зачем он пытался убить Дмитрия Быкова? Ну допустим Навальный — «опасный экстремист», но убить писателя.... это даже бабушкам из провинции не понравится.

Roman Dobrokhotov @Dobrokhotov («Twitter», 09.06.2021):

Что в нашем расследовании НЕ удалось установить, так это почему именно Быков? И почему в 2019 году? Старая версия о том что существует просто список приговоренных Путиным либеральных opinion-leaders становится все менее абсурдной
Дмитрий Быков


Отравить пересмешника. Как ФСБ пыталась убить Дмитрия Быкова


В апреле 2019 года в ходе поездки по регионам был отравлен писатель Дмитрий Быков, ему чудом удалось избежать смерти. The Insider и Bellingcat удалось установить, что в этом покушении на убийство участвовали те же сотрудники ФСБ из НИИ-2 и Второй службы, которые отравили Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзу. Покушению также предшествовала долгая слежка (ФСБшники летали вслед за Быковым в течение года) и, как и в случае с Навальным, после отравления делались ложные заявления о «нетранспортабельности» пациента. Гостиница, где, судя по всему, отравили Быкова, может быть связана и с отравлением Навального.


ФСБ, Карлсон и человек с биноклем

Как и в случае с Навальным и Кара-Мурзой, группа убийц из ФСБ включала химиков из «Лаборатории» (НИИ-2 ФСБ) и сотрудников Службы по защите конституционного строя (Вторая служба ФСБ). Следить за Быковым они начали как минимум за год до отравления. 20 мая 2018 года в 9:35 утра Быков вылетел из Москвы в Уфу, чтобы прочитать лекцию детям и их родителям о Карлсоне, который живет на крыше. Вместе с ним вылетели и бесстрашные офицеры Второй службы ФСБ (призванной бороться с наиболее опасными экстремистами и террористами) Владимир Паняев (летевший под своим именем) и Валерий Сухарев (летевший с паспортом на имя Николай Горохов). Вопреки устоявшейся практике, в тот раз они летели одним рейсом с Быковым (в дальнейшем они такого себе не позволяли и обратно полетели на следующий день разными рейсами — Быков вечером, а ФСБшники в полдень).

Примерно в то же время, в мае 2018 года, супруга Дмитрия Быкова Екатерина Кевхишвили впервые заметила в доме напротив какого-то человека с биноклем. Поначалу она не придавала этому значения, но летом стала замечать, что человек смотрит непосредственно в их сторону. «Я ему рукой махала, а он отпрыгивал», — вспоминает Екатерина. Больше никакой слежки они не замечали.

Следующая поездка вслед за Быковым состоялась уже только 17 ноября 2018 года, когда все те же Паняев и Сухарев полетели в Ростов. Там Быков проводил поэтический вечер, снова никакой политики. На следующий день все возвращаются в Москву — ФСБшники дневным рейсом, Быков вечерним.

И вновь перерыв на несколько месяцев. В следующий раз чекисты отправятся за писателем только в апреле 2019 года. Незадолго до той поездки, в ночь на 5 апреля 2019 года, у Екатерины Кевхишвили стали взламывать одновременно все мессенджеры. Успешно удалось взломать только Telegram (где, по ее словам, едва ли можно было получить какую-то ценную информацию, кроме списка контактов). Позже в тот же день, 5 апреля, Паняев и Сухарев покупают билеты в Ростов, куда Быков планировал лететь, чтобы прочесть две лекции — о Гарри Поттере и о российских политических анекдотах. Как всегда ФСБшники прилетели другим рейсом, но в тот же день (6 апреля), и вернулись в Москву таким же образом 8 апреля.

Идеальное преступление

Следующая поездка Дмитрия Быкова была связана с Тотальным диктантом — ежегодным публичным мероприятием, нацеленным на популяризацию грамотности, в ходе которого тексты диктанта зачитывают известные люди. В связи с различными другими поездками Быкову было не очень удобно прилетать в Новосибирск 13 апреля (в день диктанта), однако, как вспоминает Екатерина, организаторы очень настаивали и даже предложили оплатить билеты в бизнес-классе самолета. Именно организаторы (Центр культуры и отдыха «Победа», партнеры Тотального диктанта) выбрали гостиницу для Быкова — отель Domina на улице Ленина (что было логично, так как эта гостиница расположена в непосредственной близости от кинотеатра «Победа», где проходил диктант).

Отель этот сам по себе очень примечателен, ведь именно туда по плану должны была заселиться Мария Певчих в августе 2020 года, перед приездом Навального. Мария, у которой заранее за несколько дней забронирован номер в отеле Domina, прилетела в Новосибирск на день раньше Навального, заметила за собой слежку уже из аэропорта, и хотя после некоторых маневров от слежки оторвалась, дойдя до отеля, обнаружила там своих преследователей. Во время регистрации ей стали задавать ряд странных вопросов (например, о роде занятий), а когда она вошла в свой номер, обнаружила, что у него общий балкон с соседним номером. Поменять номер ей отказались, хотя гостиница была почти пуста. Тогда она тихо собрала вещи и, никому не говоря, покинула гостиницу через черный вход. Между тем биллинги Алексея Александрова (одного из отравителей Навального), имеющиеся в распоряжении Bellingcat, показывают, что он был в непосредственной близости от этого отеля в тот день.

Итак, 13 апреля в 9 утра Дмитрий Быков и Екатерина Кевхишвили приземлились в Новосибирске, после чего заселились в отель Domina на улице Ленина (общего балкона там, впрочем, не было). К тому моменту убийцы уже были в городе — Паняев из Второй службы и Иван Осипов из «Лаборатории» прилетели в Новосибирск накануне вечером (под именами Владимир Алексеев и Иван Спиридонов, соответственно). И если Паняев мог быть тем, кто, по определению Путина, «просто присматривает», то Осипов — человек весьма конкретного профиля. Он не только сам работает в НИИ-2 ФСБ, но и постоянно созванивается сотрудниками центра «Сигнал» (где, как было показано в предыдущих расследованиях, работают с нервно-паралитическими веществами). Он также значится в регистрационных базах как получатель льгот (это может свидетельствовать о военных заслугах), а в приложениях по обмену контактными данными фигурирует как врач.

Дмитрий и Екатерина провели пару часов в номере, а потом отправились в кинотеатр «Победа», где, напомним, проходил тотальный диктант.

Все это создавало идеальную ситуацию для отравителей. Они знали еще с марта, что Быков прилетит в Новосибирск, и с 25 марта знали, что ему забронировали номер в отеле Domina. А самое главное, они сильно заранее знали, когда именно Быкова не будет в номере. Единственное, в чем они не могли быть уверены на 100%, — это в том, что Екатерина также пойдет в зал «Победы» (хотя это было ожидаемо). Спокойствия отравителям мог придавать тот факт, что диктант транслировался в прямом эфире, поэтому им не нужно было прилагать никаких усилий, чтобы убедиться — и Дмитрий, и Екатерина находятся в зале, а значит номер пуст. Каким образом отравители могли попасть в номер? Корреспондент The Insider, побывавший в отеле, убедился в том, что на всех этажах в коридорах установлены камеры слежения, и за немногочисленными гостями внимательно присматривает охрана. Сложно представить себе, что отравители могли проникнуть в номер без содействия персонала отеля. Руководство отеля отказалось от комментариев The Insider.

Дмитрий и Екатерина вернулись в номер только около шести вечера, после чего около 22:00 снова покинули номер на пару часов. Сразу после полуночи Паняев и Осипов забронировали рейс в Москву на 10 утра.

Отравление

В случае с отравлением Навального установлено, что отравители из «лаборатории» нанесли яд на нижнее белье. Если это так, то, видимо, на следующее утро Дмитрий надел не ту одежду, с которой поработали химики из «Лаборатории». Весь следующий день 14 апреля он чувствовал себя отлично и участвовал во множестве мероприятий, а 15 апреля вместе с Екатериной прилетел в Екатеринбург, где опять же целый день провел в бодром настроении и выступил с очередной лекцией. А вот утром 16 апреля, судя по всему, Дмитрий надел ту самую одежду.

16 апреля Дмитрий и Екатерина проснулись в 8:30. В 9:00 Дмитрий встретился в отеле за завтраком с Евгением Ройзманом, чуть позже к завтраку присоединилась и Екатерина. Случайность это или нет, но она обратила внимание на мужчину за соседним столом, с которым они накануне столкнулись в дверях после лекции. Ей показалось, что мужчина подслушивает разговор. Примерно в 9:40 они попрощались с Ройзманом и двинулись к лифту. Мужчина пошел за ними. Екатерина попросила Дмитрия чуть притормозить, чтобы сначала этот подозрительный тип уехал. Но когда они вызвали лифт, мужчина был еще там. Екатерина допускает, что он мог просто замешкаться с ключом, но ей показалось это подозрительным.

В 10:06 Дмитрий и Екатерина сели в такси, в 10:25 прибыли в аэропорт, с тем чтобы лететь в Уфу на следующее мероприятие, в аэропорту Дмитрий ничего не ел. Рейс вылетал в 11:25, и только когда они направились к гейту, Дмитрий сказал, что ему плоховато, он начал чувствовать тошноту. Таким образом между моментом, когда Быков, проснувшись, оделся, и первыми симптомами прошло где-то 2,5 часа (примерно столько же прошло времени и в случае с отравлением Навального, чуть больше — около трех часов — в случае с первым отравлением Кара-Мурзы).

Самолет еще только начинал взлетать, когда у Дмитрия началась рвота, он тяжело дышал и покрылся крупными каплями пота. Время от времени он «отключался» — закрывал глаза и опускал голову, но полностью сознание не терял, реагировал на речь. Через какое-то время он лег на пол в проход, сказал, что ему так легче (точно такая же реакция была и у Навального). И Быков, и Навальный не помнят ничего с момента, как легли на пол в самолете, но на самом деле оба они еще долго не теряли сознание. Причем если Навальный был в полубреду, то Быков до конца полета время от времени шутил, насколько хватало сил, звал медиков на концерт вечером. После приземления встать на ноги сам он уже не мог, кое-как его дотащили до скорой. По пути в больницу ему стало очень жарко, он даже снял футболку. Там же, в машине скорой, у него нарушилась речь — он все время что-то говорил, но это был просто набор сочетаний звуков, ни одного слова нельзя было разобрать (других он при этом понимал).

Интересно, что сразу после того, как самолет с Быковым приземлился в Уфе, Валерий Сухарев, находившийся в этот момент в Сочи, поспешил в местный аэропорт и купил билеты на ближайший рейс в Москву.

Битва за Быкова

Сам Быков утверждал, что его ощущения очень похожи на те, что описывал Навальный. Однако совпадали не только симптомы, но и поведение властей, не желавших допустить перевозки Быкова в Москву. Дмитрий Муратов, главред «Новой газеты», где работает Быков, рассказал The Insider, что газета из средств страхового медицинского фонда оплатила Быкову самолет с двумя реаниматологами на борту. И уже когда «Як-40» вылетел из Москвы и до Уфы оставался час лету, «из Минздрава поступила команда развернуть самолет в Москву». Пилот связался с больницей и сообщил, что через 10 минут он обязан будет подчиниться и развернуться. Тогда Муратов позвонил человеку, который, по его словам, «занимает один из самых высоких постов», после чего пилот сообщил, что ему разрешили продолжать полет.

Интересно, что параллельно самолетом от частной медицинской компании Быкова готовился забрать и самолет Минздрава, но полет отменили после «телеконсилиума» с участием главного реаниматолога и анестезиолога Министерства здравоохранения Игоря Молчанова. Тогда Молчанов заявил, что перевозить Быкова в Москву не нужно: «Корректировки в план лечения мы внесли, но радикально менять ничего не надо». При этом Молчанов признавал, что состояние пациента «тяжелое» и говорил об «энцефалопатии» (это очень размытое понятие, за которым может скрываться сразу много разных патологий мозга). Почему же консилиум решил не перевозить пациента в Москву, где можно поставить и более точный диагноз, и предоставить лучшие ресурсы для лечения?

Тогда СМИ поняли решение врачей как вывод о том, что Быков нетранспортабелен. Но в разговоре с The Insider Молчанов заявил, что нетранспортабельных больных не бывает (за редкими исключениями, например, связанными с некоторыми патологиями легких, где перепад давления в самолете может быть критичным), и отметил, что он никаких диагнозов по телемостам не ставит. Так или иначе, тот телеконсилиум стал формальным предлогом, чтобы оставить Быкова в уфимской больнице, и если бы не упорство Муратова и частный самолет, неизвестно, остался бы писатель жив или нет.

Новичок?

У Быкова было много общих симптомов с Навальным, в том числе гипергидроз (необычайно обильное потоотделение) и нормокардия на фоне гиповолемии, то есть снижение объема циркулирующей крови при сохранении обычного ритма сердечных сокращений (пульс у Быкова был выше, чем у Навального, 60–65, но все же менее частый, чем этого следовало бы ожидать при гиповолемии). У Быкова также были похожие лабораторные изменения по гликемическому профилю: высокая глюкоза, кетоны в моче, немного повышена амилаза, узкие зрачки, но врачи тогда это списали на то, что в Уфе Быкову вводили много барбитуратов, которые тоже вызывают миоз (сужение зрачков). По сути, врачи тогда так и не поняли, почему он был в коме, и лечили его только симптоматически. После нескольких дней в коме Быков пришел в себя и остался некоторое время в такой же дезориентации, которая наблюдалась и у Навального.

Врачи не пришли тогда к однозначному диагнозу. Как и в случае с Навальным, рассматривали и версию, связанную с декомпенсацией сахарного диабета на фоне инфекции. Но она оказалась несостоятельной, так как в последующем у Быкова не отмечалось эпизодов гипергликемии в отсутствие какой-либо сахароснижающей терапии, что нехарактерно для тяжелых форм диабета, приводящих к кетоацидозу. Все врачи, с которыми пообщался The Insider, сходятся на том, что никакие естественные причины не могли бы вызвать подобную картину.

Странный след

Когда Дмитрий пришел в себя в Москве, у него на спине (в районе верхней части лопатки) обнаружилось малиновое пятно размером с кулак. Откуда оно взялось, никто не знал. Кожа в этом месте шелушилась, покрывалась корочками и жутко зудела. Заживало оно где-то месяц. Специалисты, с которыми общался The Insider, утверждают что «Новичок» в тех растворах, которые обычно используются для проникновения вещества через кожу, не должен давать такой картины раздражения. Однако, отмечают они, если в такой раствор был добавлен кожно-нарывной агент, либо в молекуле действующего вещества присутствовали радикалы, способные вызвать кожно-нарывной эффект, это могло бы дать похожую картину. Так или иначе, картина описанных симптомов, с учетом того, сколько времени прошло между контактом и отравлением, а также между отравлением и выздоровлением — все это однозначно указывает на фосфороорганические вещества нервно-паралитического действия (к которым относится и «Новичок»).

Если пятно действительно является следом от яда, то тот факт, что Дмитрий Быков снял футболку в машине скорой помощи, мог спасти ему жизнь, сократив время взаимодействия с веществом.

Паняев, Сухарев и Осипов не ответили на запросы The Insider и Bellingcat о комментарии. Дмитрий Быков заявил The Insider и Bellingcat, что у него нет никаких догадок о возможных мотивах убийц.
berlin

Антон Орехъ // «Эхо Москвы», 9 июня 2021 года

рубрика «Реплика Ореха»

И Быков — «Новичок»?


То, что наше государство руками своих чекистов готово убивать людей — это давно не новость. Не новость и то, что оно занимается этим не время от времени, а достаточно регулярно. То есть устранение неугодных — это не сиюминутный эмоциональный порыв, а практика! Наверное, не такая массовая, как пытки и избиения, но практика устоявшаяся. Для этого дела уже целые отделы созданы, а ради одного-двух случаев отделы создавать не станут. Но что действительно удивило — это личность человека, которого они хотели убить. Борьба с политическими противниками, борьба с теми, кто хочет попасть в какую-то думу, стать мэром или губернатором — это понятно. То есть, это, безусловно, преступно, но с точки зрения мотивации очевидно.

Дмитрий Быков — не политик. Никуда баллотироваться не собирался, партий не создавал, Акт Магнитского не лоббировал, не проводил расследований и не вскрывал тайных механизмов режима. Быков — публицист, философ, писатель. Не рядовой, конечно. Он бывает чрезвычайно наблюдательным, афористичным, сатиричным и умеющим смеяться точно в цель. Его поклонники любят его именно за то, что раздражает в нем путинистов. Но все-таки Быков не один такой. Попытка убить Быкова невероятно расширяет зону поражения. То есть, теоретически в прицел может попасть любой заметный публицист, журналист или писатель, артист — короче говоря, любой более или менее заметный публичный человек, который не согласен с властью и позволяет себе ее критиковать.

Покушение на Быкова может произвести не меньший эффект, чем покушение на Навального. Я говорю не про широкую публику, а именно про тех, кто имеет сегодня свою точку зрения и не боится ее выражать. Если кто-то думал, что ему «Новичок» не грозит, потому что он не Навальный, то теперь становится окончательно ясно, что спецслужбы не побрезгуют и фигурами меньшего масштаба, не представляющими для власти такой прямой угрозы.

Ну, и не надо сбрасывать со счетов банальную технологию. Отравителям же надо тренироваться! Есть перечень политиков, которых удалось убить, но есть и неудачные попытки: Навальный, Кара-Мурза, Пётр Верзилов. «Новичок» — оружие смертельное, но применять его надо ювелирно. И для этого нужна практика. Так что Быкова могли использовать и как учебное пособие, уж простите за цинизм.

Противный, надоедливый — почему бы на нем не попробовать чудесный яд? К тому же, если всё сработает, всегда можно свалить на диабет, сердечный приступ или еще что-то — и в несчастный случай поверят скорее, чем в убийство. Такая история. А Дмитрию Львовичу я желаю здоровья и быть всегда внимательным и аккуратным. К сожалению, снаряды с «Новичком» могут и два раза попадать в одного человека.
berlin

Александр Калинин // ИА «Росбалт», 9 июня 2021 года

Ройзман рассказал о схожести ситуаций с отравлением Быкова и Навального


Обстоятельства, связанные с комой писателя Дмитрия Быкова и комой политика Алексея Навального, очень похожи, рассказал экс-мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, который виделся с Быковым в Новосибирске в день, когда литератору стало плохо. Обоим стало плохо перед взлетом самолета, у обоих были схожие симптомы, а кроме того, гостиницы, где жили Навальный и Быков перед отравлениями, отказались предоставить записи с камер наблюдения.

Дмитрий Быков 13 апреля 2019 года читал в Новосибирске текст на «Тотальном диктанте». 15 апреля писатель вылетел в Екатеринбург. Быкову стало плохо 16 апреля, в этот момент он находился в самолете перед вылетом из Екатеринбурга в Уфу. После госпитализации Быкова ввели в искусственную кому, а затем перевезли в московскую больницу. Он пришел в сознание 21 апреля. Позднее он называл случившееся с ним отравлением, но отмечал, что очевидных причин для этого состояния не было. В среду вышло расследование The Insider и Bellingcat, в котором утверждается, что Быков был отравлен намеренно.

Политик Евгений Ройзман встречался с Быковым 16 апреля в Екатеринбурге перед тем, как тому стало плохо в самолете. Как рассказал Ройзман Znak.com, руководство «Атриум Палас Отеля» в Екатеринбурге, где жил Быков во время визита в город, отказалось предоставить записи с камер видеонаблюдения для расследования обстоятельств происшествия.

«В гостинице все было нормально. У него это началось в самолете. Симптоматика полностью совпадает с отравлением Навального. Они с Навальным говорили об этом, и сам Навальный потом сказал мне, что она совпадает. Дима с самого начала понимал, что его отравили. Потом, когда начали разные версии выдвигать, я спросил его, что, может быть, ситуация связана с диабетом. Он сказал мне, что у него нет диабета. Когда я спросил про алкоголь, он ответил, что уже год не пьет»,— сказал Ройзман.

По мнению экс-главы Екатеринбурга, Быков мог быть неугоден власти своими критическими стихотворениями и проектом «Гражданин поэт». «То, что пишет поэт, может остаться на столетия. Он может для этой власти, которая пытается воздвигнуть себе памятник при жизни, все нивелировать, низвести своими стихами», — считает Ройзман.
berlin

Christo Grozev + Yordan Tsalov // «Bellingcat», June 9, 2021

• In a December 2020 investigation, Bellingcat and its partners identified seven FSB officers who had tailed Russian opposition leader Alexey Navalny on more than 35 trips around Russia since early 2017. Three members of this group — which included chemical weapons experts, medical doctors and security operatives — had shadowed Navalny to Novosibirsk and onward to Tomsk, during his August 2020 trip to Siberia. Navalny fell into a near-fatal coma on a flight from Tomsk to Moscow on 21 August 2020, the result of what three European laboratories and the OPCW later identified as severe Novichok poisoning. The telephone of one member of the FSB team was geolocated within walking distance of the hotel Navalny was staying the night before he fell ill.

• During a phone call with Navalny, one of the members of the FSB team — Konstantin Kudryavtsev, a chemical engineer with a military chemical weapons background, stated that the FSB team poisoned the Russian politician, and subsequently tried to cover its tracks by removing traces of the nerve agent from the victim’s clothes.

• Subsequent investigations by Bellingcat identified significant correlations between the travels of members of this FSB squad, and previously unexplained poisonings or deaths of several other public figures — including the twice near-fatal poisoning of outspoken opposition politician Vladimir Kara-Murza. Other likely targets included two human rights activists in the Caucasus as well as an anti-corruption activist.

• As the number of investigated cases grew, a pattern emerged in each poisoning case showing collaborative action of two FSB departments: secret service operatives from the anti-extremism department of the FSB’s Second Service, on one hand, and chemical weapons specialists with chemistry or medical backgrounds from FSB’s Criminalistics Institute, on the other. In the early stages, a poisoning target would be tailed by members of the Second Service, while the Criminalistics Institute experts would typically join them in the latter, implementation phase of each poisoning operation. In each case, members from both FSB units participated in the final, operational trips during which the victim was poisoned.

• In addition, in each of the cases identified by Bellingcat the poisoning took place outside of Moscow, typically during the victim’s trip to a provincial town. It is not clear whether this pattern is the result of preference for poisoning the targets in remote locations — where both access to the victim’s personal items in hotel rooms is easier, and the victim’s access to quality medical treatment is less likely — or the result of a selection bias, due to the fact that our initial clues to a poisoning incident are based on comparison of travel data.

Дмитрий Быков
An illustration of Dmitry Bykov (c): Bellingcat

Russian Poet Dmitry Bykov Targeted by Navalny Poisoners


Bellingcat and its investigative partners have identified a cluster of plane and train trips by members of these two FSB units that coincided in time and place with the travels of Dmitry Bykov, a leading Russian intellectual and outspoken critic of President Vladimir Putin. The poison squad’s trips took place in the period between May 2018 and April 2019, and culminated in a flight to Novosibirsk on 12 April 2019 that preceded Bykov’s arrival on a lecture tour in Siberia by just a few hours. Two members of the FSB squad — one from the Second Service, and one from the Criminalistics institute, traveling under cover identities — stayed in Novosibirsk alongside Bykov on 13 April 2019, and on the next morning left back to Moscow on tickets they booked at the last minute.

Dmitry Bykov then flew to Ekaterinburg the next day and on to Ufa the following morning. He fell severely ill during the flight to Ufa, began uncontrollable vomiting and ultimately lost consciousness just after the plane landed. He remained in a coma for five days, suffering from what doctors initially diagnosed as cerebral edema and critical blood glucose levels. He was placed on artificial ventilation and treated symptomatically as well through broad-action antibiotics against an unknown source of “bacterial poisoning”.

Following persistent intervention from his Novaya Gazeta colleagues, and despite initial obstruction by authorities, Bykov was ultimately transported to a Moscow neurological institute where he regained consciousness on 20 April 2019. Over the next week his condition improved and he was discharged on 26 April, despite the cause of his sudden neurological failure remaining unidentified. Initially doctors believed he may have suffered a stroke, but later changed their diagnosis to “unspecified brain damage” linked to a type-2 diabetes condition. Bykov’s hospital release document attributes the medical emergency to an unidentified bacterial food poisoning. Bykov says his emergency doctors privately advised him they could not find the source of the poisoning. Chemical weapons experts consulted by Bellingcat confirmed that Bykov’s severe medical symptoms could be reasonably explained with the neurological effects of organo-phosphate poisoning.

The case of Dmitry Bykov’s presumed poisoning bears a striking resemblance to that of Alexey Navalny, including an extended FSB tailing period, presence of the same FSB officers near the victim shortly before the poisoning, an onset of symptoms and collapse into a coma during a flight, and an initial obstruction by authorities to the victim’s relocation to a more sophisticated medical establishment.

Who is Dmitry Bykov

Collapse )
berlin

Дмитрий Быков (радио-эфир) // «Эхо Москвы», 9 июня 2021 года




программа «Рикошет»

Отравление Дмитрия Быкова. Расследование The Insider и Bellingcat

аудио (.mp3)

ведущая: Маша Майерс


[Маша Майерс:]
― 18 часов, 34 минуты. Меня зовут Маша Майерс. Добрый день! И я обращаю ваше внимание в программе «Рикошет» на публикацию в издании The Insider «Отравить пересмешника. Как ФСБ пыталось убить Дмитрия Быкова. С нами на связи писатель Дмитрий Быков. Дмитрий Львович, добрый вечер!

[Дмитрий Быков:]
― Здравствуйте, друзья!

[Маша Майерс:]
― Я думаю, вы этот текст прочитали уже очень внимательно. Что вас больше всего удивило, поразило или, в общем, те детали, который приводит издание, вам в той или иной степени уже были знакомы?

[Дмитрий Быков:]
― Как всегда, меня больше всего удивили комментарии, потому что все, что там изложено, во всяком случае, свои субъективные ощущения я помню очень хорошо. Когда меня отравили, меня очень удивила массовая поддержка жене, детям, мне — ну, такие прижизненные некрологи, которых не всякий удостаивается, я был очень счастлив все это читать.

Сейчас идет обратная волна. Мне не могут простить своего тогдашнего сочувствия и, видимо, того, что меня не дотравили. Очень многие люди, в том числе, либерального лагеря пишут: «самореклама самопиар», «предвыборная акция», «кому он нужен»? Один ничем не замечательный писатель уже написал: «Посредственный, предсказуемый литератор». В общем, жалко, что не добили.

[Маша Майерс:]
― Но не вы автор этой публикации — The Insider.

Collapse )
berlin

Виктор Шендерович (радио-эфир) // «Эхо Москвы», 9 июня 2021 года




программа «Особое мнение»

Виктор Шендерович в программе «Особое мнение»

ведущая: Маша Майерс


[Маша Майерс:]
― Здравствуйте вам. Вы успели прочитать расследование Инсайдера по отравлению Дмитрия Быкова. Какие вы испытали эмоции?

[Виктор Шендерович:]
― Никаких особенных эмоций. Потому что я это знал. Я знал, что Диму пытались отравить. Тут ведь другая интересная история. Мы догадывались, знали, вот получили подтверждение. Характерна реакция. Никто из той стороны не вышел на связь. Никто это не собирается опровергать. Когда такого рода обвинения не вообще, а поименные конкретные чудовищные просто игнорируются ― это только означает, что нечего сказать. Нечего ответить. Это явка с повинной. Как и в случае с Навальным. Это явка с повинной. Если немедленно после расследования…

[Маша Майерс:]
― Куда являются-то?

[Виктор Шендерович:]
― Нам являются. Это публичная явка с повинной. Что это в переводе на русский язык означает. Это означает, что: да, и что? Да, это были мы и что вы нам сделаете? Говорит власть. Ничего. Сидите тихо. Вы нам ничего не сделаете. А если кто-нибудь вякнет ― положим вниз лицом его. Посадим его. И под судом Соболь, которая пришла к убийце ― а убийца не под судом. И не счел нужным объясниться. И его начальство не сочло нужным объясниться. Это публичный демонстративный плевок в лицо и констатация того, что они на сегодняшний момент правы. Мы ничего не можем сделать. Две важные вещи следуют, если общим планом смотреть. Первое ― они убийцы. Второе ― мы ничего не можем с этим сделать.

[Маша Майерс:]
― Вы повторяетесь.

[Виктор Шендерович:]
― Ничего, это можно и в третий раз повторить и в пятый. Это очень важная композиция. Композиция почти как мне кажется беспрецедентная. Потому что, конечно, государственные убийцы были и при Сталине, и при Андропове и при ком угодно. Но такого, чтобы все знали, чтобы это было опубликовано, чтобы это было известно, чтобы миллионы людей, десятки миллионов людей об этом знали и это повисало как бы в воздухе, а дальше как ты так рассасывалось. Ну что живем дальше при убийцах.

[Маша Майерс:]
― Так это к нам вопрос может быть. Где эффект разорвавшейся бомбы. Где народное возмущение. Где крики в СМИ. Единым фронтом вставших на защиту граждан.

[Виктор Шендерович:]
― Нет никаких СМИ. Нет СМИ. В сегодняшних вечерних новостях 1-го, 2-го, 3-го, 4-го, какого угодно каналов ― ни следа об истории отравления Быкова. Просто не найдешь. Их не будет. Этого события не будет для десятков миллионов телезрителей. Для других десятков миллионов оно есть, но оно остается внутри.

[Маша Майерс:]
― Внутри чего?

[Виктор Шендерович:]
― Внутри человека. Оно гниет там, поскольку нет общественных механизмов, нет ни СМИ, ни выборов, подавлено протестное движение, уничтожены, персонально задавлены, сидят в тюрьме или вытолкнуты в эмиграцию те, кто пытались быть политиками в России. Сегодня в России нет политики. Все, кто пытались ― либо сидят, либо выгнаны вон из страны. Либо маргинализированы, либо куплены. Ничего четвертого. Это означает, что знание гниет внутри. Тут интересны наши внутренние рефлексии. Сегодня один мой друг в фейсбуке интеллигентный человек, скорее твоего поколения, чем моего, в ужасе от расследования, от информации по Быкову пишет: еще немного и я поверю, я полностью обрушен этим сообщением, еще немного и я поверю во взрывы домов. Пишет он.

[Маша Майерс:]
― В 1999-м?

[Виктор Шендерович:]
― Да. Я думаю, что же мешает нам поверить, какое знание о работе ВЧК, МГБ, КГБ, ФСБ, что нам мешает поверить во взрывы домов. Ясен ответ на этот вопрос. Нам мешает поверить ужас от того, что мы останемся наедине с этим твердым знанием. Что они это делали. Потому что пока этого знания нет, можно сказать: ну нет, ну кому нужно было, что вы, кому нужно было взрывать. Ну кому нужен Быков. Что вы. Можно как-то от себя это отпихивать. И оставаться в каком-то ладу с собой.
berlin

Софья Исакова // «E1.RU», 9 июня 2021 года

«Доказательства убедительные»: писатель Дмитрий Быков — о его отравлении во время перелета из Екатеринбурга

Он отметил, что люди, отравившие Навального, летали по его маршрутам.


The Insider и Bellingcat выпустили расследование, в котором связали отравление Алексея Навального и журналиста Владимира Кара-Мурзы с госпитализацией писателя Дмитрия Быкова в апреле 2019 года. Напомним, Быков находился в Екатеринбурге и встречался с Евгением Ройзманом, а 16 апреля в Уфе у него была запланирована лекция. Но она не состоялась, так как писателя госпитализировали.

The Insider и Bellingcat утверждают, что среди пассажиров самолетов, на которых летал Быков с мая 2018 года, были одни и те же люди — сотрудники ФСБ. При этом среди них был фигурант расследования об отравлении Алексея Навального.

— Предъявлены доказательства, что эти люди за мной летали полтора года, — заявил E1.RU Дмитрий Быков. — Предъявлены рейсы, билеты. Эти доказательства — чрезвычайно убедительные и серьезные. Люди, которые доказанно отравили Навального, летали за мной, по моим маршрутам, в те города, где я выступал. Это может быть совпадением один раз, но два, три, четыре, пять… Мотивы этих людей я знать не могу, но мое предположение — что я им не нравлюсь.

В расследовании говорится, что в апреле 2019 года Быков полетел в Новосибирск, чтобы прочитать текст «Тотального диктанта». Предполагаемые отравители прибыли за день до этого. Когда Быков с женой покинули отель, в их номер проникли и обработали ядом одежду. Вероятно, ее писатель надел не сразу, так как чувствовал себя хорошо. а 16 апреля, во время перелета из Екатеринбурга в Уфу, ему стало плохо. При этом симптомы у него были схожи с теми, что были у Алексея Навального.
berlin

Ирина Лукьянова («Facebook») и Андрей Быков («Twitter») // 9 июня 2021 года

Irina Lukyanova («Facebook», 09.06.2021):

Если помните, когда произошла беда с Навальным, я тут писала, что у меня дежавю.
(раззамочила старую публикацию, она тут: https://www.facebook.com/irina.lukyanova.54/posts/3332710003494985)

THEINS.RU
Отравить пересмешника. Как ФСБ пыталась убить Дмитрия Быкова

Irina Lukyanova («Facebook», 21.08.2020):

Мдя. У Наввльного «нарушение обмена веществ, вызыавшее резуое понижение сахара в крови». А в одном памятном мне случае было «нарушение обмена веществ, вызвавшее резкое повышение сахара в крови». Ну какого же хрена все так похоже? Ужас до мурашек.

Irina Lukyanova («Facebook», 09.06.2021):

Да, на всякий случай. Сегодня я злая, за всякое хи-хи на тему «чо ж недотравили, за дураков ФСБ держат» или «да это вы просто съели что-нибудь» я буду банить.

Ну или кому смешно — сами отфрендитесь. А то смотреть на эти хихикающие лайки от некоторых френдов сил нет.

Да, это часть моей жизни, часть моей личной человеческой истории, такая часть, которой лучше бы не было.

Кому смешно — на выход, пожалуйста.

И еще. Дмитрий Львович Быков, ты лучший. Как хорошо, что ты есть.





из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Как говорил Шкловский, надо считать себя если не бессмертным, то трудноубиваемым.

Irina Lukyanova: Дмитрий Львович Быков ужасно тебя люблю.


просто андрей) @AndreyBykov1 («Twitter», 09.06.2021):

привет моего отца пытались отравить те же самые люди что и навального прочитайте пож

The Insider @the_ins_ru
Отравить пересмешника. Как ФСБ пыталась убить Дмитрия Быкова
https://theins.ru/politika/242567





просто андрей) @AndreyBykov1 («Twitter», 09.06.2021):

а ещее привет новостному порталу мэш которые когда папа был в коме позвонили мне и воспользовавшись абсолютно ватным состоянием представились минздравом который хочет помочь выпытали немного инфы и сразу слили ее в телегу просто мрази но это же даже и не новость
berlin

Дмитрий Быков (комментарии) // «Facebook», 9 июня 2021 года

Александр Архангельский («Facebook», 09.06.2021):

Летучий отряд диверсантов
Дмитрий Львович Быков, ангела-хранителя на всех путях

YANDEX.EU
Отравить пересмешника. Как ФСБ пыталась убить Дмитрия Быкова





из комментариев:

Toma Zyuzina: Господи…. Быкова, учителя, литератора, писателя За что?!

Mikhail Faynshrayber: Toma Zyuzina Большой вопрос. Уж никак он ни в какие оппозиционеры не годится. Странная история.

Дмитрий Львович Быков: Mikhail Faynshrayber он вообще никуда не годится, правда, Михаил? Не то что вы.

<...>

Валентина Ваганова: Персона в лодке напоминает автора плаката. 🤭

Дмитрий Львович Быков: Валентина Ваганова да-да. Вы правы. Жаль, что не убили.
berlin

// «Голос Америки», 9 июня 2021 года



программа «Социальная дистанция»

тема: Покушение на Быкова и след ФСБ

гость программы: Роман Доброхотов

ведущая: Ксения Туркова
Роман Доброхотов: «Все это создает имидж Путину, от которого будет очень трудно избавиться»

Шеф-редактор Insider — о расследовании отравления писателя Дмитрия Быкова


Писатель Дмитрий Быков предположительно был отравлен сотрудниками ФСБ в 2019 году во время поездки в Новосибирск. Причем его негласно сопровождали офицеры спецслужбы, подозреваемые также в покушении на Алексея Навального. Такие выводы содержатся в совместном расследовании исследовательской группы Bellingcat и российского интернет-издания The Insider.

Сам Дмитрий Быков в беседе со СМИ заметил, что приведенные The Insider и Bellingcat доказательства выглядят убедительно. Но одновременно он затруднился с определением мотивов преступления в отношении него, предпочитая отделаться шуткой. «Это такой аналог государственной премии. И мне, не скрою, приятно, что моя скромная деятельность оценивается такими масштабными затратами. Там одних билетов сколько. Я бы лучше деньгами взял», — сказал писатель.

Впрочем, все вполне могло закончиться трагедией. Согласно расследованию, против Быкова было использован примерно тот же тип отравляющего вещества, что и против Алексея Навального, читай: «Новичок».

Русская служба «Голоса Америки» обратилась за комментарием на тему расследования с шеф-редактором интернет-издания Insider Романом Доброхотовым.


Виктор Владимиров: Ожидаете ли вы реакции властей на столь острое расследование-разоблачение?

Роман Доброхотов: Думаю, и Дмитрия Пескова, и Владимира Путина журналисты (а может, и не только они) при случае спросят об этом. Потому что Дмитрий Быков — фигура значимая в России. Да, он не оппозиционный политик номер «один», как Алексей Навальный. Тем не менее, это очень важный общественный деятель, его знают в стране как минимум в каждой интеллигентной семье. У лекций Дмитрия огромная аудитория. Кроме того, тут важен и другой аспект. Если Навальный в общественном сознании воспринимается как политик и противник Путина, то Быков все-таки в первую очередь талантливый писатель и поэт, деятель культуры. Да, он со своими политическими взглядами, оппозиционно настроен, однако его точно нельзя назвать экстремистам и не навешать на него таких ярлыков, которые навешали на главу ФБК. Поэтому с точки зрения репутационного ущерба для властей вскрытие факта покушения на жизнь Быкова имеет особое значение. Это говорит об их исключительной ненависти практически к любому активно выражаемому инакомыслию. Поэтому, конечно, для них (властей) это болезненно. Но это совершенно не значит, что они будут подробно комментировать данную тему. Не в их интересах. Другое дело, что, допустим, на саммите Путина с Байденом в Женеве, будут иностранные журналисты. Полагаю, они не упустят случая задать (президенту РФ) щекотливый вопрос.

Виктор Владимиров: Логично было бы, наверное, предположить, чтобы и спецслужбы должны выступить с соответствующим заявлением, поскольку честь их мундира явно задета?

Роман Доброхотов: Российские спецслужбы никогда ничего подобного не комментируют, и в данном случае тем более не станут этого делать. Потому что единственный способ опровергнуть итоги нашего расследования — предъявить миру конкретных персонажей, сотрудников ФСБ, задействованных в этой истории. Пусть бы они рассказали, чем занимались в день отравления Быкова, почему регулярно сопровождали его в разных поездках, и всё под разными фамилиями?.. Но наученные горьким опытом «Петрова» и «Боширова» (подозреваемых в отравлении Скрипалей в Великобритании — В.В.), которые саморазоблачились даже в явно срежиссированном интервью, спецслужбы не станут повторять ошибок и наступать на старые грабли. И тот факт, что они не хотят комментировать, говорит сам за себя. Им нечего сказать в своё оправдание. Это дополнительное доказательство того, что все, что мы написали, правда.

Виктор Владимиров: Сам Быков положительно оценил итоги вашего расследования, однако в отличие от Алексея Навальный и Владимира Кара-Мурза-младшего, кажется, не стремится добиться возбуждения уголовного дела. Почему?

Роман Доброхотов: Мне кажется, что они просто разного типа люди. Для Кара-Мурзы, как представляется, было важно доказать, что власти абсолютно бездействуют, покрывая преступление. Когда он подал заявление в Следственный комитет России о совершенном на него покушении, он это сделал не потому, что был наивным человеком, надеявшимся на быстрое и объективное расследование. А потому что хотел показать всем: власти открыто игнорируют совершенно очевидные улики. И он это доказал. Пусть и после большой паузы ему все-таки пришел отказ в возбуждении уголовного дела. А Дмитрий Быков не является политиком, и у него реакция другая. У меня создалось впечатление, что он хочет не привлечь к этой истории побольше внимания, а, напротив, чтобы все поскорее забыли о ней. Ему интереснее рассуждать о литературе и судьбах мира. Видимо, он думает, что тот инцидент уже в прошлом. Хотя, когда мы с ним вчера разговаривали, он спрашивал наше мнение насчет того, не может ли инцидент с ним повториться? Похоже, для него это тоже открытый вопрос. Мы попытались успокоить его тем аргументом, что после наших расследований ФСБ вряд ли рискнет еще раз проводить против него подобную операцию...

Виктор Владимиров: Есть у вас соображения, какими мотивами руководствовались заказчики покушения на писателя?

Роман Доброхотов: Для всех нас это пока загадка. Мы обсуждали эту тему с коллегами-журналистами и друзьями, но… Это действительно очень странно. Было бы более понятно, если бы покушение произошло в 2011 году, когда Быков был на пике популярности, выступал на сцене перед огромными толпами. Тогда он регулярно писал очень едкие стихи о Путине и Медведеве в рамках проекта «Гражданин поэт», которые читал (Михаил) Ефремов. Возможно, что он тогда уже сильно задел кремлевских властителей, и его занесли в «черный список». Просто руки до Быкова добрались позже. Мы знаем немало примеров внесудебных казней, когда кара настигала врага Путина через много лет после острой фазы конфликта. В общем, мотивов у власти хватало. Однако мне показалось, что сам Быков искренне недоумевает, почему именно с ним обошлись столь жестоко. Так или иначе, все это создает имидж Путину, от которого ему будет очень трудно избавиться.