June 11th, 2021

berlin

Алексей Иванов // «Завтра», 11 июня 2021 года

«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©


«Новичок» для Зильбертруда

Что такое Bellingcat, думаем, напоминать не надо? Если вкратце — важная деталь в механизме информационной войны Запада против России и ряда других государств (в обёртке «интернет-издания», «экспертно-журналистской группы»); специализируется на изготовлении и распространении громких фейковых вбросов; финансируется структурами Джорджа Сороса, Министерством обороны Великобритании, ЦРУ-шным Национальным фондом демократии (NED), голландскими и датскими ведомствами, корпорацией Google и др., взаимодействует с Атлантическим советом при НАТО, сотрудничает с Amnesty International и Human Rights Watch. Заказуху Bellingcat мастерит совместно с такими столпами либерал-глобалистской пропагандистской машины как CNN, BBC, Der Spiegel, The New York Times. Российским партнёром является портал The Insider русофобствующего соросёнка Романа Доброхотова; редакция базируется в Риге. Наш либеральный бомонд обычно величает Bellingcat и The Insider «расследовательскими СМИ», что смотрится довольно забавно.

Намедни они сварганили очередное «расследование». Итак...

«Команда убийц» из ФСБ, траванувшая блогера Алексея Навального в августе 2020-го, ранее травила «Новичком» литератора Дмитрия Быкова/Зильбертруда. Травила, но тоже недотравила. «Новичок» перманентно некачественный какой-то.

Сотрудники Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ и Института криминалистики ФСБ следили за Быковым как минимум в течение года (ещё в мае 2018-го юная любовница Быкова Екатерина Кевхишвили заметила в доме напротив человека с биноклем).

13 апреля 2019 года в гостиничном номере новосибирского отеля Domina, пока литератор читал текст «Тотального диктанта» в расположенном рядом кинотеатре «Победа», спецслужбисты нанесли яд на димину футболку. День 14 апреля Быков вместе с теперь уже супругой Кевхишвили провёл в том же Новосибирске — яд не действовал. 15 апреля они вылетели в Екатеринбург, Зильбертруд прочитал в Ельцин-центре лекцию о последних днях Иисуса Христа — яд не действовал.

16 апреля пара позавтракала в «Атриум Палас Отеле» с екатеринбургским экс-мэром Евгением Ройзманом (яд по-прежнему не действовал) и отправилась в Уфу, где Быков должен был вести концерт, заявленный как «лекция о русских анекдотах». На подлёте к столице Башкирии «Новичок» наконец-то сработал. Дмитрий Львович, извините, блеванул и лёг на пол в проходе. Причём «до конца полёта время от времени шутил». В Уфе в машине скорой помощи ему стало жарко, и он снял футболку. «Тот факт, что Дмитрий Быков снял футболку в машине скорой помощи, мог спасти ему жизнь, сократив время взаимодействия с веществом», — делают вывод «расследователи». Они утверждают, что «власти не желали допустить перевозки Быкова в Москву».

Далее: «У Быкова было много общих симптомов с Навальным, в том числе гипергидроз (необычайно обильное потоотделение) и нормокардия на фоне гиповолемии, то есть снижение объёма циркулирующей крови при сохранении обычного ритма сердечных сокращений (пульс у Быкова был выше, чем у Навального, 60–65, но всё же менее частый, чем этого следовало бы ожидать при гиповолемии). У Быкова также были похожие лабораторные изменения по гликемическому профилю: высокая глюкоза, кетоны в моче, немного повышена амилаза, узкие зрачки, но врачи тогда это списали на то, что в Уфе Быкову вводили много барбитуратов, которые тоже вызывают миоз (сужение зрачков). По сути, врачи тогда так и не поняли, почему он был в коме, и лечили его только симптоматически. После нескольких дней в коме Быков пришёл в себя и остался некоторое время в такой же дезориентации, которая наблюдалась и у Навального... Когда Дмитрий пришёл в себя в Москве, у него на спине (в районе верхней части лопатки) обнаружилось малиновое пятно размером с кулак. Откуда оно взялось, никто не знал. Кожа в этом месте шелушилась, покрывалась корочками и жутко зудела».

Ну и заключение: «Всё это однозначно указывает на фосфороорганические вещества нервно-паралитического действия (к которым относится и «Новичок»)».

Мда, гомерически смешной материал... Бессмысленно комментировать абсурдно-топорный бред. Лишь обратим внимание на следующее: «остался некоторое время в такой же дезориентации, которая наблюдалась и у Навального». Какая, идиоты, дезориентация, если уже вечером 21 апреля Быков начал болтать и раздавать команды персоналу больницы, и отправил SMS главреду «Эха Москвы» Алексею Венедиктову:

«Дорогой Алексей Алексеевич, я вернусь при первой возможности. Полная реабилитация займёт какое-то время. Но я всегда ваш и с вами»? 22 апреля он опубликовал посты в Instagram и Facebook: «Надеюсь вернуться в строй как можно скорее. Спасибо! Нас ждут великие дела, не сомневайтесь!». А 23 апреля написал целую колонку под названием «Шаг» для журнала «Русский пионер». Свою ситуацию Быков в колонке охарактеризовал как «трагикомическую передрягу, гротескную настолько, что истинную её причину я раскрывать не намерен даже родственникам»; «Как писал когда-то Лев Аннинский, главная беда русская интеллигента состоит в том, что он беспрерывно повторяет чеховское «их штербе» (»я умираю» — Прим.). А штербе никак не может. Правда, Горький, не любивший Книппершу из-за соперничества с Андреевой, утверждал, что Чехов сказал «Ишь, стерва». Но думаю, он действительно попрощался. И, в отличие от русского интеллигента, действительно ушёл. Наша же проблема в том, что мы все никак не штербе. Своего рода еврейский вариант английского прощания. Умер и благополучно ожил Бабченко, слухи о моём смертельном заболевании, разнообразных комах и отёке мозга тоже оказались ничем не подтверждены. Но передряга эта действительно стоила мне трёх суток медикаментозного сна, как выяснилось впоследствии, совершенно необязательного». Оттуда же: «Чувствую я себя совершенно прекрасно... Я уже вернулся к работе, в четверг у меня выйдет ещё одна колонка. Я работать и не переставал».

29 апреля Зильбертруда выписали из больницы, и в разговоре с «Интерфаксом» он бодро констатировал: «Я давно так хорошо себя не чувствовал».

Теперь, правда, Быков с готовностью поддержал Bellingcat и The Insider, позабыв собственные слова о «гротескной передряге». Это ж как мощно-то! Первая, задолго до Навального, российская жертва «Новичка»! Враг режима №1, получается. «Меня эти доказательства убеждают. Это такой аналог государственной премии. И мне, не скрою, приятно, что моя скромная деятельность оценивается такими масштабными затратами», — гордо заявил он «Коммерсанту».

В эфире «Эха Москвы» Зильбертруд наслаждается моментом: «Моему авторскому самолюбию бесконечно льстит, что я так сильно им не нравлюсь, и это, я бы сказал, такая государственная премия, но премия в том виде, в каком её сегодня принять не зазорно... Вместе со мной на протяжении двух лет летали одни и те же люди, которые отравили Навального... Меня не задевает ничто. Мне абсолютно это безразлично. Я вам больше скажу: то, что меня чуть не убили, меня не задевает тоже. Вы же знаете, мы, поэты витаем в мире абсолютных ценностей, где нас ничто не трогает, не беспокоит политика. Мы думаем о смысле жизни, о прекрасном... Страх мне неведом. Мне ведома брезгливость. Противно думать, что тебя убьёт портянка... Государству желательно моё убийство, я не нравлюсь этому государству».

Вся рукопожатная секта в ударе.

Пейсатель Виктор Шендерович: «Я это знал. Я знал, что Диму пытались отравить».

Сооснователь агентства Data Insight и экс-директор по исследованиям SUP Media Борис Овчинников: «Это предположение и так напрашивалось. Но теперь это не предположение, а детально реконструированная история — как ФСБ следило за Дмитрием Быковым и пыталось его убить».

Соучредитель проекта Agentura.Ru Ирина Бороган: «Дмитрия Быкова знает каждый ребенок из более или менее приличной семьи в России. Теперь каждый такой ребенок будет знать, что его отравили по приказу Кремля. Путин обиделся на какое-то из его стихотворений и решил отомстить».

Экс-корреспондент BBC в Москве Маша Слоним: «Боятся, что он продолжит глаголом жечь сердца людей».

Бывший мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман: «Быков мог быть неугоден власти своими критическими стихотворениями и проектом «Гражданин поэт». Дмитрий Львович Быков — один из лучших русских поэтов. Считаю, что все русские писатели должны написать открытое письмо президенту России и потребовать расследования в отношении его отравителей».

Сотрудница «Новой газеты» и «Эха Москвы» Юлия Латынина: «Путин дал высокую оценку Гражданину Поэту. Всё было в России с поэтами. Убивали на дуэли, ссылали в солдаты, расстреливали. Но вот чтобы травили «Новичком»? Круто. Путин поставил Быкову оценку круче, чем Сталин — Мандельштаму».

Профессор Чикагского университета и экс-проректор ВШЭ Константин Сонин: «Дмитрий Львович Быков — это Пушкин сегодня... Собственно, пушкинского в Д.Л. много. Он, как Пушкин, делает в литературе всё. Это не значит тоже самое — Пушкин, вон, уроков не давал. Но канон того, чем должен заниматься литератор, нарушал точно так же. И лично отдельных граждан бесит, как бесил Пушкин. И умён — как был умён Пушкин и ни один поэт между ними. Так чего не хватало Быкову до Пушкина? Не хватало соучастия в настоящей трагедии. Конечно, Пушкин велик не своей смертью после дуэли, но и представить себе Пушкина, да и русскую литературу, без неё невозможно. Теперь и в биографии Быкова, и в истории русской литературы есть настоящая трагедия. Счастье, что Быков пережил покушение, но само покушение никуда не исчезнет. Проклятый апрель 2019-го — как проклятый февраль 1837-го».

Уральский сепаратист и соведущий на «Эхе Москвы в Екатеринбурге» Фёдор Крашенинников: «Про Быкова у меня только одна теория. Обидчивый дед мог не простить ему «Гражданина поэта» или чего-то ещё и где-то в узком кругу убийц сказать, что хорошо бы заткнуть этого шутника. Про ГП можно достроить конспирологию с Ефремовым».

Двоюродный брат Бориса Немцова Игорь Эйдман: «Мотив понятен. Это личная обида всероссийского пахана».

Экс-руководитель отдела расследований ФБК* Мария Певчих: «ФСБ пытались убить поэта Быкова химическим оружием. Отравляющее вещество было нанесено на вещи Быкова в Новосибирске. Быков был на публичном мероприятии, и было точно известно, что он не вернётся в гостиничный номер в течение нескольких часов. Номер был в отеле Домина. То есть кто-то отравителей в этот номер пустил. Кто-то из персонала гостиницы. Выдал ключ от чужого номера, пустил, не задавал вопросов, выпустил. Меня эта мысль беспокоит отдельно, так как в той самой поездке, когда отравили Навального, я должна была жить именно в этой гостинице».

Обозреватель «Эха Москвы» Антон Орехъ: «Покушение на Быкова может произвести не меньший эффект, чем покушение на Навального».

Сотрудник «МБХ медиа» Роман Попков: «Ну, казалось бы, после чудовищно наглой и жестокой, на грани акта терроризма, попытки убийства Навального, что ещё может быть «круче»? Что в ещё большей, чем отравление Навального, степени может свидетельствовать о тотальной отмороженности и неадекватности? Ответ есть. Попытка государственного убийства Быкова — это свидетельство того, что дела ещё хуже, чем мы думали. Что у нас фактически клоны Лукашенко у власти».

Пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш: «От этого же буквально кровь стынет. Навальный, Быков выжили. А сколько тех, кто нет, про кого мы даже не знаем».

«Вся неполживая публика взахлёб обсуждает, КАК ФСБ пыталась убить Быкова. А вот я бы хотела услышать ответ на вопрос о том, ЗАЧЕМ ФСБ убивать Быкова», — замечает обозреватель NewsFront Юлия Витязева.

Ей вторит журналистка Мария Дегтерёва: «Кому и как мог помешать Дмитрий Львович, кроме соседей по самолёту?». И добавляет: «Почему у целого государства не нашлась вторая банка «Новичка», не просроченного? И когда уже кого-нибудь в конце-концов дотравят?».

Писательница Диана Удовиченко: «Что ж у нас за спецслужбы такие? Дело до конца никогда не доводят. То ли вещества бракованные попадаются, то ли нарочно так издеваются... Удручает беспомощность нашего кровавого режима. Может, уже скинуться им на более надёжные вещества? Или на подготовку серьёзных специалистов? За державу обидно. С тоской вспоминаю Локусту, Борджиа и прочих Теофаний... И да, разумеется, здоровья всем, и оппозиции в том числе. Пусть живут долго и счастливо».

Публицист Михаил Шахназаров: «Почитал расследование Bellingcat об «отравлении» Быкова. Господа, вам бы на курсы сценаристов походить. Лёсика при помощи трусов травили, Диму при помощи футболки. Силовики, дескать, за ним год летали. Ну вы серьёзно? И ладно этот ходячий окорок никому на хрен не сдался, окромя алкаша Васильева и неудовлетворённых бабушек, наподобие Альбац. Но о каких спецоперациях вы говорите, болезные? С такой поджелудочной и таким букетом болезней, Диму можно было бы отправить в АдЪ намного быстрее и дешевле. А он коптит. И коптит за государственный счёт, кстати».

Обозреватель «Царьграда», историк, политконсультант Андрей Перла: «Представил себе, как где-то в недрах кровавой гэбни кто-то принимает решение отравить поэта Быкова. Как этот кто-то долго переспрашивает инициатора «Кого?! Кто такой?! Не шпион? А кто? Поэт?! Вы там совсем того-этого? Стишков перечитали? Кого послать? Петрова и Васечкина? Застоялись, говорите?» и как потом тот же кто-то, очевидно, распекает: «Ничего сами нормально сделать не можете. Видно же на фотке: большой он. Что, пожалели суррогата? Спёрли?! Спёрли?! Ничего вам доверить нельзя. Позорьтесь теперь. Лечите. И если, сударь, не вылечат!!!…» Нет, простите, последняя реплика уже встречалась в хорошей книжке, давно, в прошлом веке. В общем, не могу я себе представить чекиста, контрразведчика, силовика, чиновника, которого так затронуло бы творчество гражданина-поэта, что тот своей вельможной волей решил бы его того. Не видал я таких чиновников, чтобы посчитали Дмитрия Быкова представляющим собой промысловый интерес. Не могу себе представить, чтобы его воспринимали настолько всерьёз».

* экстремистская организация, запрещённая в России


«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin

Алексей Земляков // «66.ru», 11 июня 2021 года

В отеле ответили на обвинения Ройзмана в том, что после отравления Быкова они скрыли записи с видеокамер

Писателю стало плохо после вылета из Екатеринбурга, где он останавливался в «Атриум Палас Отеле». Предполагаемое отравление произошло в 2019 году.


В «Атриум Палас Отеле» ответили на запрос 66.RU по ситуации с отравлением писателя Дмитрия Быкова. На днях издания The Insider и Bellingcat выпустили расследование, в котором говорится, что Быкова госпитализировали 16 апреля 2019 года после того, как он прилетел из Екатеринбурга в Уфу.

Комментируя расследование, бывший мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман рассказал, что видел писателя незадолго до того, как тому стало плохо в самолете. Политик отметил, что в гостинице все было нормально — проблемы с самочувствием начались уже на борту. При этом, как подчеркнул политик, руководство «Атриум Палас Отеля» в Екатеринбурге — где, по словам Ройзмана, останавливался Быков — отказалось предоставить записи с камер видеонаблюдения для расследования произошедшего.

В ООО «Урал-Австро-Инвест» («Атриум Палас Отель») заявили, что не могут предоставить информацию о Дмитрии Быкове «в связи с соблюдением законодательства РФ о защите персональных данных», поскольку писатель «не предоставлял согласие о передаче его данных третьим лицам».

«При этом сообщаем, что в адрес «Атриум Палас Отеля» запросов от правоохранительных органов и (или) уполномоченных представителей Быкова Д. Л. о предоставлении архива записей видеокамер, установленных в отеле, в период с 2019 года по настоящее время — не поступало. В случае поступления запросов от правоохранительных органов на предоставление какой-либо информации и (или) документации, то исполнение соответствующих запросов осуществляется ООО «Урал-Австро-Инвест» в установленные законодательством РФ сроки»,— говорится в ответе, поступившем в редакцию 66.RU.

• Расследование The Insider и Bellingcat опубликовали 9 июня. Его авторы пришли к выводу, что симптомы при отравлении у Дмитрия Быкова совпадали с тем, что происходило в августе 2020 года с оппозиционером Алексеем Навальным.

• По их данным, как минимум за год до покушения за Быковым вели слежку, в которой участвовали сотрудники Института криминалистики ФСБ и Службы по защите конституционного строя (Вторая служба ФСБ). Работников этих ведомств ранее называли причастными к отравлению Навального.

• Расследователи считают, что Быкова могли попытаться отравить 13 апреля 2019 года в Новосибирске, где он читал текст «Тотального диктанта». Схема могла быть такой же, как позднее в случае с отравлением Алексея Навального: ядовитое вещество якобы нанесли на личные вещи в гостиничном номере отеля Domina, пока Быков был на диктанте. А одежду, на которой было вещество, Быков надел позднее — когда вылетал из Екатеринбурга в Уфу.
berlin

Станислав Белковский (фрагмент интервью) // «47 news», 11 июня 2021 года

«Кто заляжет, тот не сядет». Белковский о политике в России и мире после обнуления оппозиции

Ликвидацию структур Навального 47news осмысляет с известным теоретиком и практиком политической мысли — Станиславом Белковским. Он о самом главном во внутренней и внешней политике России образца лета 2021.

<...>


— Нам только что рассказали, что литератор Дмитрий Быков мог быть отравлен теми, кто летал за Навальным перед его проблемами со здоровьем.

— Если Дмитрий Львович считает, что так оно и есть, то я с ним спорить не буду. Хотя я считаю, что к расследованию есть некоторые вопросы. При этом я с уважением отношусь и к Insider и Bellingcat. Не все концы сходятся с концами в этих расследованиях. Но я же не проводил альтернативных расследований. Я не могу считать эти версии доказанными априори.

— Я про философию. Мы переходим в метафизику. Покушение на литературу. На базовое русское.

— Власть обычно этого не делает, да. Но вся система с отравлениями нуждается в большом изучении. Но пока деятель культуры в России занят культурой, ему можно практически всё. Бывает, когда деятель культуры идёт в политику, баллотируется в депутаты, связывается с нехорошими людьми вроде Навального и Ходорковского. Но гонения обычны в двух формах. Уголовное дело, компромат. Мы раньше не замечали, чтобы власть травила. Это всё ещё что-то новенькое. То, что требует очень пристального изучения.


<...>
berlin

...

Дмитрий Быков


Голос Мордора @spacelordrock («Twitter», 09.06.2021):

Дмитрий Быков впадал в кому от «новичка», когда это ещё не было трендом.

Max Razumov @MaxRazumov («Twitter», 09.06.2021):

Быков героически подхватил падающие трусы из ослабевших рук Навального.

Умный еврей при губернаторе [Андрей Перла] («Telegram», 09.06.2021):

Представил себе, как где-то в недрах кровавой гэбни кто-то принимает решение отравить поэта Быкова. Как этот кто-то долго переспрашивает инициатора «кого?! кто такой?! не шпион? а кто? поэт?! вы там совсем того-этого? стишков перечитали? кого послать? Петрова и Васечкина? застоялись, говорите?» и как потом тот же кто-то, очевидно, распекает: «ничего сами нормально сделать не можете. Видно жа не фотке: большой он. Что, пожалели суррогата? Сперли?! Сперли?! ничего вам доверить нельзя. Позорьтесь теперь. Лечите. И если, сударь, не вылечат!!!…» Нет, простите, последняя реплика уже встречалась в хорошей книжке, давно, в прошлом веке.

В общем, не могу я себе представить чекиста, контразведчика, силовика, чиновника, которого так затронуло бы творчество гражданина-пэта, что тот своей вельможной волей решил бы его того. Не видал я таких чиновников, чтобы посчитали Дмитрия Быкова представляющим собой промысловый интерес. Не могу себе представить, чтобы его воспринимали настолько всерьез. Я и насчет царской охранки и лермонтова-то всю жизнь в сомнениях, а тут Быков…

Юлия Витязева («Telegram», 09.06.2021):

Быков (26 апреля 2019): «Если бы меня хотели отравить, то меня бы отравили»

Быков (сегодня): «Меня эти доказательства убеждают («расследование» The Insider и Bellingcat). Это такой аналог государственной премии»

Об одном переживаю. Как бы Дима не лопнул. От самомнения. Ибо когда тебя сначала травят всем ФСБ, а потом спасают всем Минздравом — тут, конечно, можно и спятить от чувства собственной значимости.

Diana Udovichenko («Facebook», 10.06.2021):

Автор предупреждает, что она — за мир во всем мире, против насилия и жестокости. Пост содержит лишь иронию и сарказм.
Все знают: я не интересуюсь политикой, и не имею твердой гражданской позиции. Да я вообще прекрасный эльф с большими удивленными глазами.
Я молчала во время всех скандалов с отравлениями оппозиции. Но больше не могу терпеть.
Как прекрасного эльфа, меня волнует один важный вопрос.
Почему наша оппозиция всегда выкарабкивается?
Что ж у нас за спецслужбы такие? Дело до конца никогда не доводят. То ли вещества бракованные попадаются, то ли нарочно так издеваются.
И откуда такой странный выбор персон? Поэты, и прочие песенники. Со всем уважением к творчеству поэта, конечно.
Чем наша оппозиция мешает спецслужбам, тоже понять не могу. Она же игрушечная. Без нее жить скучно будет.
Или спецслужбы взялись за селебрити конкретно? Тогда кто следующий? Ксения Анатольевна? Бузова? Егор Крид? (с надеждой).
И еще, теперь каждый, у кого случилась диарея, может заявить, что это по вине агентов ФСБ?
Я вот сегодня на медиасаммит не пошла. Мне уже ждать диареи? Чем я хуже-то?
Но главным образом, конечно, удручает беспомощность нашего кровавого режима.
Может, уже скинуться им на более надежные вещества? Или на подготовку серьезных специалистов?
За державу обидно.
С тоской вспоминаю Локусту, Борджиа и прочих Теофаний...
И да, разумеется, здоровья всем, и оппозиции в том числе. Пусть живут долго и счастливо.

Дмитрий Быков


Екатерина Галахова @galakhova71 («Twitter», 11.06.2021):

Автор стихов в «Гражданине поэте» Дмитрий Быков впал в кому, после того, как ФСБ применила к нему глагольную рифму.

Я раны, как собака, лизал, а не лечил.
В госпиталях, однако, в большом почёте был —
Ходил, в меня влюблённый, весь слабый женский пол:
«Эй, ты! Недострелённый! Давай-ка на укол!»

© Владимир Высоцкий
berlin

Виктор Баранец // «YouTube. Соловьёв LIVE», 10 июня 2021 года

«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©





1:22:10

«гораздо хорошее средство» ©


[Виктор Баранец:]
— Но что касается Быкова. У меня такое впечатление, что писатель просто нажрался какого-то просроченного пойла иностранного, понимаешь? У него есть такая страсть. Он любит этим кичиться. Я просто хотел бы сказать Диме, чтобы он не поступал дёшево: не говорил об этом, что ФСБ его отравило «Новичком». Понимаешь? Потому что… Я хочу дать рецепт. В мировой практике существует гораздо хорошее средство, которое долго не даёт мучаться. Оно называется цианистый калий. Я хочу, чтобы он попробовал его на зуб. Во всяком случае потому, что то, что он вытворяет с государством моим… моим государством, твоим тоже, да?

[Роман Голованов:]
— Он обещает написать книгу про [Андрея] Власова, как только сменится режим.

[Виктор Баранец:]
— Да, конечно. Дорогие друзья, по-моему, приходит время, когда государство должно показать зубы. Мы слишком долго с вами возмущались, [нрзб.], перечисляли различного рода факты и в общем-то давали повод всем, кто идёт против государства… давали повод быть разнузданными, и уже не озираться ни на какой закон. Я абсолютно согласен с [Сергеем] Карнауховым. Пришло время реформировать нашу законодательную область по части вот таких явлений.


аффтар, выпей йаду: https://vk.com/video-2048479_456242106





Spring
Rammstein

Auf einer Brücke ziemlich hoch
Hält ein Mann die Arme auf.
Da steht er nun und zögert noch.
Die Menschen strömen gleich zuhauf.
Auch ich lass mir das nicht entgehen.
Das will ich aus der Nähe sehen.
Ich stell mich in die erste Reihe
Und schreie.

Collapse )



«Вот, собственно, и всё, что мы хотели сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin

Григорий Игнатов // «Журналистская правда», 10 июня 2021 года

«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©


Несмешной фарс: Дмитрий Быков верит в своё «отравление» только на словах

«Расследование» о том, как писателя Быкова пытались отравить «Новичком» вышло чрезмерно халтурным даже по меркам «Беллингкэт».

В мире информационной войны и большой политики, разумеется, нет и не может быть случайностей. Поэтому своевременное появление «расследования» сливного бачка британских спецслужб «Беллингкэт» в преддверии встречи Владимира Путина и Джо Байдена об «отравлении Дмитрия Быкова» — как нельзя более объяснимо. Лондону категорически не нравится, что США, кажется, готовятся «заключить сепаратный мир» с Россией, и они всячески пытаются подменить повестку дня на такую, где американскому президенту пришлось бы измученно впрягаться за очередного потерпевшего российского оппозиционера вместо обсуждения куда более важных и наболевших вопросов между двумя великими странами.

Поэтому расследование случая аж 2019 года старательно ждало своего часа, чтобы выстрелить не вхолостую, а с пользой. И вот, пальнули. Но — попали ли?

И вот здесь мы погружаемся в чудесную атмосферу сюрреалистического идиотизма! Она так гротескна, что на фантазёров даже как-то сердиться всерьёз не получается — они, пожалуй, даже сделали полезное дело: поставили остатки российской оппозиции перед крайне неприятным выбором — либо открыто признать себя слепоглухими и умственно-отсталыми людьми, которые поверят хоть в плоскую Землю, если «Беллингкэт» не поленится сделать и об этом расследование, либо… «пойти против линии партии», сохраняя остатки самоуважения.

За всех своих коллег по цеху очень обтекаемо высказался колумнист «Эха Москвы» Антон Орех:

«Дмитрий Быков — не политик. Никуда баллотироваться не собирался, партий не создавал, Акт Магнитского не лоббировал, не проводил расследований и не вскрывал тайных механизмов режима… Попытка убить Быкова невероятно расширяет зону поражения. То есть, теоретически в прицел может попасть любой заметный публицист, журналист или писатель, артист — короче говоря, любой более или менее заметный публичный человек, который не согласен с властью и позволяет себе ее критиковать».

Это типичное «да… но нет!». За «признанием» слышится вполне ощутимое недоверие: «зона поражения» расширяется уже ну настолько неприлично, что того и гляди — «Новичком» будут травить всех, вот вообще всех!

А что? А давайте поиграем в эту игру!

Чем Дмитрий Быков так мешал Путину, который (это не шутка) может и не быть в курсе о его существовании? Чем хуже Быкова Борис Акунин? Почему он до сих пор не отравлен? Почему до сих пор живы и здоровы Борис Гребенщиков — автор песни про «вечернего перезвона», Юрий Шевчук — автор песни «Путин едет по стране», Владимир Котляров из группы «Порнофильмы», который вообще весь такой на всю голову революционный трибун? Почему до сих пор не почувствовали вкус «Новичка» Владимир Сорокин, который, как считается, в «Дне опричника» предсказал современную Россию и какой-нибудь Андрей Макаревич… или Алексей Серебряков… или десятки других русофобов, либералов и путиноненавистников? Чем Быков так выделяется на их фоне?

А ответ прост: ничем. Более того, САМ БЫКОВ этого не понимает: «Я задавал вопрос накануне публикации господину Быкову. Он сам говорит: «Я не могу понять. Скорей всего, мы не понимаем, как они думают» — это слова самого Христо Грозева, который и сляпал своё «расследование», в котором отсутствует главное в любом расследовании — МОТИВ! Мотива нет! Как можно говорить о преступном умысле, если нет МОТИВА?!!

Дмитрий Быков вот ни на столечко не мешал «кровавому режиму». Он никогда не призывал к насильственным действиям, никогда не лез в какую-то конкретику по тактике и стратегии, более того — всегда вообще придерживался пораженческой точки зрения: мол, нам власть не победить, надо ждать, пока оно само как-то поменяется, а если и надо что-то делать, то только для самоуважения, формально. Вот кто-то серьёзно полагает, что этот беззубый экземпляр из вольера травоядных стоил затрат на длившуюся год спецоперацию?

С Навальным — окей, формально мотив есть — как-никак «лидер оппозиции». С Кара-Мурзой — тоже, формально что-то такое признать можно, непростой человечек. Кого там ещё «травили»? Скрипали, Гебрев — да, ок, выглядит не так уж абсурдно, хотя и натянуто. Но Быков?! Кто следующий — Божена Рынска?!..

Но это ещё полдела. А вторая половина заключается в том, что в своё отравление не верит и сам… Дмитрий Быков! То есть, он имитирует на словах убеждённость, но тут же проговаривается, когда доходит дело до конкретики — до мер предосторожности.

— Вы верите, что на улице дождь, гроза и град?
— Конечно, конечно, верю! Вы просто посмотрите за окно! Буря!
— А зонтик брать с собой сейчас будете? Дождевик? Резиновые сапоги?
— Э… нет. Это лишнее. Не приставайте.

Примерно такой очень настойчивый диалог состоялся на том же «Эхе» между «отравленным писателем» и ведущей:

М.Майерс: А вы предполагаете для себя возможность отъезда из страны?

Д.Быков: Ну, мечты об отъезде — русский национальный спорт. Но вообще-то, пока ничто в моей биографии не указывает на то, что я собираюсь уезжать.

М.Майерс: Пока нет. Но я же просто спрашиваю вас на фоне того, как бы вы на себя применили, какой бы вы ответ дали, если бы вам был задан этот вопрос?

Д.Быков: Я бы отказался от участия в этом опросе. С какой стати я должен каким-то иноагентам раскрывать свои интимные планы.

«Не приставайте»… Ну отравили, да, но уезжать-то зачем? Как одно с другим связано? Подумаешь, было разочек. Тоже мне, повод для опасений. Именно так себя ведут люди, которые почувствовали, что за ними по пятам ходит смерть! Именно так!

Более того, у Быкова недавно родился ребёнок. Как известно из «расследований», «Новичок» так опасен, что им могут отравиться сразу все, кто контактировал с жертвой. И дети, само собой. И жена. И много кто ещё. Почему Быков не задумывается если не о своей, то об их безопасности? А?

Впрочем, там в интервью вообще масса интересного. Вдруг оказалось, что здоровье господина Быкова вообще никакого ущерба не претерпело: «Старый человек никогда не уверен, что он восстановился до конца. У меня не с чем сравнить. Если бы не было этого отравления, я бы, наверное, чувствовал себя лучше. Хотя я, в принципе, ни на что не жалуюсь».

Всего один вопрос Христо Грозеву — один, но очень тяжёлый. А почему бы ему не попросить господина Быкова выехать в какую-то нейтральную страну и там пройти обследование на присутствие в организме следов этого самого «Новичка» — они вроде как очень долго сохраняются? Может быть, потому что Быкову и Грозеву это категорически не нужно?..

Плохо работаете, товарищи. Не скоординировано, халтурно, показания не умеете согласовывать, легенда отсутствует. Не информповод, а кадавр какой-то, наскоро сшитый из кусков чужих случаев. Так вы вряд ли кого-то убедите.


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).


«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin

Роман Доброхотов // «YouTube. Навальный LIVE», 11 июня 2021 года



«У Путина есть список людей на убийство»: Роман Доброхотов о расследовании отравления Дмитрия Быкова

В среду вышло совместное расследование The Insider и Bellingcat об отравлении Дмитрия Быкова в 2019 году. Расследовали заявляют, что за этим могут стоять те же сотрудники НИИ-2 ФСБ и управления по защите конституционного строя, которые причастны к отправлению Алексея Навального в августе прошлого года.

Роман Доброхотов, главный редактор The Insider, рассказал нам, почему не остается никаких сомнений в том, что Дмитрия Быкова отравили сотрудники ФСБ, чем этот случай похож на отравление Навального «Новичком» и какую роль в череде отравлений играет личность Путина.

Расследование The Insider и Bellingcat отравления Дмитрия Быкова: https://theins.ru/politika/242567
berlin

Валерий Соловей (фрагмент радио-эфира) // «Эхо Москвы», 10 июня 2021 года





Валерий Соловей в программе «Персонально ваш»

ведущие: Ольга Журавлева и Антон Орехъ

<...>

[Антон Орехъ:]
― Вот смотрите, буквально перетекли к ликвидации. Вчера… Не для всех это было сюрпризом, история с расследованием инсайдера Bellingcat касаемо отравления Дмитрия Быкова. Вас, наверное, вряд ли это тоже удивило?

[Валерий Соловей:]
― Нисколько. К сожалению — нисколько не удивило.

[Антон Орехъ:]
― А не удивил вас как многих других людей фигурант? Потому что он не создает партии, не проводит расследований, никуда не идет в Думу?

[Ольга Журавлева:]
― Вот тот неприятный плакат про «Не раскачивайте лодку» он держал, я его даже видела.

[Антон Орехъ:]
― А все равно? Смысл в отравлении Дмитрия Быкова?

[Валерий Соловей:]
― Кстати, пользуясь случаем, желаю Дмитрию Львовичу, являясь его поклонником, богатырского здоровья… Бычьего здоровья.

[Антон Орехъ:]
― Но все-таки, зачем? Смысл?

[Валерий Соловей:]
― Антон, видите, это классическая ошибка, которую совершают все эксперты, оценивающие действия власти. В частности, президента России. Они проецируют, предписывают ему собственную логику. А она у него другая. Совершенно другая. Я просто знаю, что она держится на иных основаниях. Не тех, что наша с вами. У него другие принципиальные основания. В его логике все это абсолютно железно необходимо. Она очень проста. Это лидер общественного мнения, который смеется лично над президентом. Этого достаточно. И плюс — к нему пришли люди, которым он доверяет. Это те самые знаменитые люди, которые приходят с желтыми папочками. Чтобы вы знали, эти папочки всегда желтого цвета.

[Ольга Журавлева:]
― Это для слабовидящих полезно.

[Валерий Соловей:]
― Это их выделяет. Желтый… Сигнал тревоги. «Вот, смотрите. Вот он — угроза». Почему он угроза — эти люди умеют убедительно преподать. И список угроз составляют в Совете Безопасности. Эти списки… Утверждаются потом.

[Ольга Журавлева:]
― Тогда в чем логика людей, которые пишут в желтые папочки хаотический набор имен?

[Валерий Соловей:]
― Он не совсем хаотический. Они исходят из своего видения. Лидеры общественного мнения — это уже само по себе. Оппозиционер. Он смеется. Что неприятнее всего? Вы же понимаете. Чего политики в России опасается? Того, что над ними смеются. Это их очень задевает, это их обижает. Мы с вами же, нам в голову не придет, посылать индивидуальное приглашение, отзываться таким же образом. Мы воспринимаем как должное. Вот Черчилль, он когда утром газеты смотрел, очень огорчался, если нет новых карикатур на него. Это нормальная, здоровая реакция человека. А если вы имеете дело с нездоровым человеком, его реакция очень логична, но не для нас. Они логичны для него и его окружения, которое прекрасно знает, как он реагирует на определенные стимулы. И они эти стимулы ему формируют.

[Ольга Журавлева:]
― Кстати говоря, подтверждает теорию Валерия Дмитриевича история с шаманом Габышевым.

[Валерий Соловей:]
― Еще бы, президент впал в каталепсию на несколько часов. И после этого шаман Габышев был срочно депортирован на родину.

[Антон Орехъ:]
― То есть, вы считаете, что это работает?

[Валерий Соловей:]
― Меня это не занимает, честно. Это классический случай аксиомы Томаса. Если люди принимают ситуацию за действительное, то для них они действительны по своим последствиям. Если вы верите в экстрасенсорику, шаманизм и магию, а президент верит в это. И люди, которые рядом с ним, верят. Вот сегодня в 13:49 они совершали обряд. Черный магический обряд в полном смысле слова. Это высокопоставленные чиновники Российской Федерации. В 13:49. Солнечное затмение сегодня.

<...>
berlin

Андрей Колесников // «Русский пионер», 11 июня 2021 года




Анонс номера от главного редактора

Очень непросто создавался номер про курортный роман. Колумнисты казались и сказывались даже подавленными, не в силах написать про такое. А ведь всего-то надо было, чтобы летний номер «Русского пионера» был так же легок и прекрасен, как безупречный курортный роман. Но оказалось, что почти нет легких курортных романов. По крайней мере тех, про которые очень хотелось бы рассказать читателям нашего журнала. А про трудные тем более никто не хотел рассказывать правду и только правду. Но все-таки мы, считаю, победили. Нашлись среди нас те, кто осмелился. Вытянул тему (по крайней мере метафорически), причем как лотерейный билет. А где-то даже и закрыл ее. Хотя в такой истории дверь всегда, конечно, остается в конце концов приоткрытой.

<...>

Писатель Дмитрий Быков описывает худшее, что может быть в курортном романе: его последствия. Что ж, описывает так, что не такими уж худшими они и кажутся. И все-таки лучше бы их не было. А Крым, житница курортных романов, был бы и ею оставался.

<...>
berlin

Дмитрий Быков (интервью) // «Meduza», 11 июня 2021 года

«Мне нравится, что вызываю неприязнь столь сильную и откровенную»

Интервью Дмитрия Быкова спецкору «Медузы» Лилии Яппаровой — об отравлении, Навальном, репрессиях и прекрасной России будущего.

В среду, 9 июня, Bellingcat и The Insider опубликовали совместное расследование, в котором говорится, что за отравлением писателя Дмитрия Быкова весной 2019 года стоит та же секретная группа сотрудников ФСБ, которая отравила политиков Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзу — младшего. Быкова госпитализировали 16 апреля 2019-го — вскоре после того, как он прилетел в Уфу из Екатеринбурга читать лекцию. Писателю стало плохо еще в самолете, в больнице его ввели в медикаментозную кому, а затем перевезли в Москву. В сознание Быков пришел только через пять дней: СМИ тогда предполагали, что причиной случившегося стало обострение при сахарном диабете. Спецкор «Медузы» Лилия Яппарова расспросила Дмитрия Быкова о новой версии его отравления и событиях весны 2019 года, а также о репрессиях, ностальгии по СССР, Навальном и о том, чего он больше всего боится в этой жизни. Быков ответил на вопросы письменно.


― Почему вы стали мишенью? Кто мог на вас так смертельно обидеться?

— Знаете, Лиля, Виктору Драгунскому приписывается шутка: «Воинская специальность — движущаяся мишень». Такие риски входят в профессию, оппозиционность вообще перестала быть безобидной фрондой и превратилась в клеймо. Это не вчера началось. Так что причина могла быть любая; я давно говорил, что ситуация в России сейчас гораздо хуже, чем в позднем СССР, потому что там были хоть механизмы сопротивления, общественное мнение и даже, пожалуй, чувство смутной вины у сатрапов. Сейчас ничего подобного нет и близко. Там были Акелы, а тут молодые… Не волки даже, а черт их знает кто. Новая особь.

Так что обидеться мог кто угодно, гадание и чтение между строк я считаю совершенно праздным занятием. Думаю, что они тупо идут по списку КС. Мы же сами, создавая эту структуру и рассчитывая на диалог с властью, дали им в руки список врагов. Любой, кто принял участие хоть в какой-то структуре, хоть в списке заявителей митинга, — уже организатор сопротивления. Никаких сложных мотивов тут нет, бизнесом я не занимаюсь, журналистских расследований не веду.

― Понимали ли вы накануне отравления, что над вами нависла угроза? Слежки, о которой рассказала The Insider ваша жена Екатерина, вы не замечали ― но не было ли других сигналов? Странностей или даже предупреждений?

— Ничего подобного лично я не замечал, а периодические кампании травли от госпропаганды или диванных геополитиков, вероятно, не в счет.

― Вспомните, пожалуйста, что с вами начало происходить в аэропорту ― как развивалось недомогание?

— Лиля, я все это уже рассказывал очень много раз. Мне нечего к этому добавить. Недомогание развивалось быстро.

― Помните ли вы, как сняли с себя футболку ― уже находясь в Москве, в машине скорой? The Insider не исключает, что это могло спасти вам жизнь. Почему вы решили раздеться?

— Лиля, ну вот что вы спрашиваете, честное слово? Это не раздражение, Боже упаси — а то еще наши друзья напишут, что я бросаюсь на журналистов, — но я потерял сознание в Уфе, в машине скорой помощи, а в Москву меня привезли уже в коме, и я пришел в себя только в реанимационном отделении клиники Бурденко. Вопрос «Почему вы решили раздеться?» звучит чрезвычайно эффектно и был бы уместен в эротическом детективе, но я такого решения не принимал — по крайней мере, сознательно. Про Уфу я уже ничего не помню, Катька вспоминает, что у меня и речь стала нечленораздельная.

― Как шло ваше лечение? Рассматривалась ли в те дни возможность отправить вас на лечение за границу ― например, в берлинскую клинику «Шарите», где восстанавливались Навальный и [издатель «Медиазоны»] Петр Верзилов?

— Понятия не имею. Если и рассматривалась, то не в моем присутствии. Я лежал в реанимации, приходил в себя, довольно быстро пришел и вскоре выписался.

― Когда вы начали восстанавливаться и появились силы строить какие-то версии, какая стала для вас основной?

— Я с самого начала допускал, что это могло быть пищевое отравление. Но как-то мне прежде не приходилось слышать о таких пищевых отравлениях, тем более переживать их. Я вообще не придаю себе слишком большого геополитического значения, мне показалось бы странным, что за мной в течение года летала целая команда, да еще и наделенная такими полномочиями.

― В Москву вас вывозили при очень странных обстоятельствах: как пишет The Insider, один борт пытались развернуть прямо в воздухе, а другой полет отменили по рекомендации главного реаниматолога Минздрава Игоря Молчанова. Пытались ли вы после выздоровления разобраться, что в те дни происходило,― провести собственное расследование? Отправить пробы анализов в заграничную лабораторию, как это сделал Кара-Мурза?

— Нет, не пытался. Я пытался как можно скорее от этого абстрагироваться, сразу (хоть и не без труда) включился в прежний рабочий график, читал лекции, много летал, выступал и т. д. Мне не хотелось слишком фиксироваться на этом, больные вообще после выздоровления стараются отделаться от любых напоминаний о болезни. Я в самом деле не очень хорошо себя чувствовал тогда, хотя и радовался общему доброжелательству.

― Видеокамеры гостиницы Domina, по утверждению The Insider, не могли не зафиксировать проникающих к вам в номер злоумышленников. Есть ли у вас вопросы ― пусть даже риторические ― к персоналу отеля или к тому же реаниматологу Молчанову?

— Нет, Лиля, никаких вопросов у меня нет.

Collapse )
berlin

// партия «Яблоко», 11 июня 2021 года

пресс-релиз




«Яблоко» требует возбудить уголовное дело по факту отравления Дмитрия Быкова

Лидер «Яблока» Николай Рыбаков потребовал от главы Следственного комитета Александра Бастрыкина и генпрокурора Игоря Краснова возбудить уголовное дело по факту отравления писателя Дмитрия Быкова фосфорорганическим веществом нервно-паралитического действия.

Рыбаков ссылается на расследование Bellingcat и The Insider, в котором убедительно доказано, что резкое ухудшение состояния здоровья Быкова в самолете Екатеринбург-Уфа 17 апреля 2019 года связано с его отравлением «Новичком».

О преступлении написали многие российские СМИ. Публикации в прессе, согласно ч.2 ст.144 УПК, являются основанием для проведения проверки правоохранительными органами.

Nikolay Rybakov («Facebook», 11.06.2021):

Обратился к генеральному прокурору и главе СК с требованием возбудить уголовное дело результатам расследования об отравлении Дмитрий Львович Быков.

Во время поездок по регионам в апреле 2019 года писателю Дмитрию Быкову стало плохо в самолете рейса Екатеринбург — Уфа. Он был госпитализирован с симптомами отравления фосфорорганическим веществом нервнопаралитического действия. Писатель тогда впал в кому, а врачи делали заявления, что Дмитрий «не транспортабелен».

Издания The Insider и Bellingcat опубликовали расследование, в котором приводят доказательства, что за год до отравления спецслужбы следили за писателем.

К счастью, Дмитрий Быков чудом остался жив. Но, несмотря на то, что многие сми об этом писали, уголовное дело за 2 года так и не возбудили. После публикации последнего расследования с фактическими доказательствами причастности спецслужб к отравлению, внутренние органы обязаны отреагировать немедленно.

Я требую от главы Следственного комитета Александра Бастрыкина и генпрокурора Игоря Краснова на основе публикаций СМИ возбудить уголовное дело по факту покушения на писателя Дмитрия Быкова и наказать всех виновных в этом диком преступлении.



из комментариев:

Zelenysh Nelubin: Фотожаба с синтезатором это такой юмор с вашей стороны?

Nikolay Rybakov: Zelenysh Nelubin не видел на телефоне, что это синтезатор, а не трибуна, сменил фото
berlin

Расписание предстоящих лекций и встреч Дмитрия Быкова...

Расписание предстоящих лекций и встреч Дмитрия Быкова

когда
во сколько
город что
где
цена
12 июня
суббота
19:00
Верхняя Пышма Дмитрий Быков: «Про Гарри Поттера»
«Книги, Кофе и Другие Измерения» — Успенский пр., д.99
билеты: 1.000 руб.
13 июня
воскресенье
19:00
Екатеринбург Фестиваль «Слова и музыка свободы — СМС»
Дмитрий Быков: «Прощание с этикой»
Ельцин Центр — ул. Бориса Ельцина, д.3
абонемент на дневную разговорную программу на оба дня: 2.800 руб.
19 июня
суббота
14:15
Москва Презентация романа-буриме «Война и мир в отдельно взятой школе»
участники: Дмитрий Быков, Денис Драгунский, Григорий Служитель, Нина Дашевская; модератор встречи: Кирилл Гликман
VII-й Книжный фестиваль «Красная Площадь»
площадка №18, Главная сцена
вход свободный
19 июня
суббота
15:15
Москва Дмитрий Быков: презентация книги «Истребитель»
VII-й Книжный фестиваль «Красная Площадь», Лекторий
вход свободный
19 июня
суббота
22:15
Москва Презентация книги Алексея Паперного «Пьесы» (М.: Культурная инициатива, 2021)
участвуют: Алексей Паперный, Дмитрий Быков, Данил Файзов, Юрий Цветков
VII-й книжный фестиваль «Красная площадь», площадка «Художественная литература», шатёр «Студия»
вход свободный
berlin

// «Дождь», 11 июня 2021 года



программа «И так далее» с Михаилом Фишманом

Как команду Навального признали экстремистами. Попытка отравления Быкова. Евро-2020 во время «чумы»

33:27 Убийство за слова. Почему агенты ФСБ пытались отравить Дмитрия Быкова
47:49 «Вторая служба ФСБ следит, потом подключает химиков»: расследователь Христо Грозев об отравлении Быкова и новых (пока неизвестных) покушениях