June 14th, 2021

berlin

// «Эхо Москвы», 9 июня 2021 года

Депутат Луговой уверен, что расследование об отравлении писателя Быкова не имеет ничего общего с реальностью

Член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Андрей Луговой уверен, что расследование об отравлении писателя Дмитрия Быкова не имеет ничего общего с реальностью. Такое мнение он высказал в интервью радиостанции «Эхо Москвы».

«У меня нет никакого сомнения, что более кровожадной организации, чем спецслужбы России, нет. А если говорить серьезно, то это глупость какая-то. Если послушать The Insider и Bellingcat, они как правило, предоставляют информацию для того, чтобы создать повестку дня, и чтобы все ее обсуждали и комментировали — либо подтверждали, либо опровергали. Поэтому шуточно отношусь к их идеям, к их информации»,— сказал он.

По словам А.Лугового, с таким же успехом расследователи могли сказать, что Быкова отравили иностранные спецслужбы, чтобы бросить подозрение на сотрудников ФСБ.

The Insider и Bellingcat опубликовали материал, в котором утверждают, что в покушении на убийство писателя Дмитрия Быкова в 2019 году участвовали те же сотрудники ФСБ из НИИ-2 и Второй службы, которые летом прошлого года предположительно отравили оппозиционера Алексея Навального.

Д.Быков был госпитализирован 16 апреля 2019 года в Уфе, где он должен был выступить с лекцией. Писателю стало плохо на борту самолета. Д.Быков отмечал, что причиной его госпитализации в Уфе было отравление.
berlin

VII-й книжный фестиваль «Красная площадь» > 17–20 июня 2021 года

VII-й Книжный фестиваль «Красная Площадь»


когда
во сколько
город что
где
цена
18 июня
пятница
19:15
Москва Презентация книги Алексея Паперного «Пьесы» (М.: Культурная инициатива, 2021)
участвуют: Алексей Паперный, Дмитрий Быков, Данил Файзов, Юрий Цветков
VII-й книжный фестиваль «Красная площадь», площадка «Художественная литература», шатёр «Студия»
вход свободный
19 июня
суббота
14:15
Москва Презентация романа-буриме «Война и мир в отдельно взятой школе»
участники: Дмитрий Быков, Денис Драгунский, Григорий Служитель, Нина Дашевская; модератор встречи: Кирилл Гликман
VII-й Книжный фестиваль «Красная Площадь»
площадка №18, Главная сцена
вход свободный
19 июня
суббота
15:15
Москва Дмитрий Быков: презентация книги «Истребитель»
VII-й Книжный фестиваль «Красная Площадь», Лекторий
вход свободный


Для того, чтобы избежать очереди на входе, просим вас заранее выбрать день посещения, сеанс и оформить бесплатный билет.

Вы можете войти на Фестиваль в любое время в течение одного часа с начала выбранного вами сеанса.

Вход на Фестиваль только по предъявлении бесплатного билета.

Носить маску и перчатки обязательно в течение всего посещения Фестиваля.

https://bookfestival.ru/tickets

berlin

Дмитрий Гордон // телеканал «НАШ», 9 июня 2021 года



1:08:14


Дмитрий Гордон в программе Анны Степанец и Владимира Полуева «Смотрящие»
// телеканале «НАШ», 9 июня 2021 года

Гордон на «НАШем». Разговор с Зеленским, отравление Быкова, «Яйца Гордона», прохвост Порошенко

1:08:14 отравление Дмитрия Быкова




«Дима Быков чуть не умер. Год или два назад. Просто тупо чуть не умер. Поехал в Новосибирск и всё — там ему пришёл конец» ©


berlin

Евгений Киселёв // «YouTube. Кисельные Берега», 13 июня 2021 года



00:15


программа «Итоги с Евгением Киселёвым»
// «YouTube. Кисельные Берега», 13 июня 2021 года

Отравление Быкова, эмиграция Гудкова и разговор с Маратом Гельманом о русском зарубежье и не только

Как новое расследование Bellingcat накануне саммита Байден-Путин подтвердила правоту знаменитого «угу» американского президента в ответ на вопрос журналиста, считает ли он Путина убийцей — об этом в первой части «Итогов».
berlin

Анонс онлайн-встречи с Дмитрием Быковым // «Полит.ru», 19 июня 2021 года

Сильные тексты. «Письмо матери» Сергея Есенина

19 июня 2021 года — суббота — 18:00

Мы продолжаем четвёртый сезон онлайн-семинара «Сильные тексты»! Этот сезон посвящён стихам из ЕГЭ. Их будут анализировать ведущие филологи, литературоведы, учителя и поэты. Четвёртый сильный текст сезона — «Письмо матери» Сергея Есенина.

В этом сезоне на семинарах будут рассмотрены шесть авторов — от Пушкина до Слуцкого, — чьи тексты хорошо знакомы большинству читателей по школьной программе. Каждый из выбранных текстов этих авторов входит в кодификатор государственного экзамена по литературе.

19 июня в 18:00 по Москве будем говорить о стихотворении Сергея Есенина «Письмо матери».

Участники предстоящего семинара: филологи Михаил Свердлов и Константин Азадовский, поэт и писатель Дмитрий Быков, учитель русского языка и литературы, старший эксперт ЕГЭ Юлия Малкова, а также юные читательницы.

Бессменные руководители семинаров: Олег Лекманов (ВШЭ) и Роман Лейбов (Тартуский университет)

«Сильные тексты» — это «виртуальный филфак», цикл открытых семинаров, в которых происходит свободное обсуждение канонических стихотворений русской литературы.

Нам интересно рассмотреть, как живут и воспринимаются знакомые многим со школьных времен стихотворения XIX и ХХ века сегодня, что делает эти тексты «сильными», и как меняется литературный канон.

Впереди нас ещё ждут тексты Маяковского и Слуцкого. Встречи проходят по субботам (в 18:00 по Москве).

Следите за анонсами!

Событие пройдет онлайн.

билеты: бесплатно, 150 руб., 250 руб., 500 руб.
berlin

Анонс встречи с Дмитрием Быковым // «Instagram. teatrpushkin», 14 июня 2021 года

Театр имени Пушкина🎩

23 июня 2021 года — среда — 21:30

📖 23 июня в 21:30 в Пушкинском фойе театра состоится презентация книги 👉🏻 художника и режиссёра Дмитрия Крымова «Своими словами», вышедшей в издательстве «Новое литературное обозрение».

🙌🏻 Книгу представят писатель и публицист, литературный критик Дмитрий Быков @dmi_bykov и главный редактор издательства «Новое литературное обозрение» Ирина Прохорова.

В книге собраны режиссёрские экземпляры девяти спектаклей, записанные до того, как они были поставлены. Среди них — пьеса «КОСТИК», премьера которой состоится в нашем театре 6 и 7 сентября 2021 года 🎭

❗️При успешной регистрации сотрудники театра свяжутся с вами до 20 июня.
berlin

Владимир Пастухов // «Эхо Москвы», 14 июня 2021 года



05:55


Владимир Пастухов в программе «Персонально ваш»
ведущие: Сергей Бунтман + Алексей Нарышкин
// «Эхо Москвы», 14 июня 2021 года

[Сергей Бунтман:]
— Добрый день. Алексей Нарышкин, Сергей Бунтман. Мы начинаем нашу программу. И персонально наш с вами сегодня Владимир Пастухов, научный сотрудник университетского колледжа Лондона, добрый день.

[Владимир Пастухов:]
— Добрый день.

[Алексей Нарышкин:]
— Добрый день.

[Сергей Бунтман:]
— Хорошо, начинаем. Ты хотел прямо, по традиции…

[Алексей Нарышкин:]
— Узнаем, насколько Владимир Пастухов их знает хорошо.

[Владимир Пастухов:]
— Вы меня как бы НРЗБ в чистом виде, поскольку я не в материале.

[Сергей Бунтман:]
— Не знакомы с обычаями, хорошо, сейчас мы ознакомим.

[Алексей Нарышкин:]
— Просто, знаете, небольшой тест, насколько вы оторваны от российской действительности. Владимир Путин, отвечая на вопрос, давал ли он распоряжение на покушение на Навального, говорит в интервью NBC: «У нас нет такого обычая – кого-либо убивать».

[Сергей Бунтман:]
— Вот. Поразило?

[Алексей Нарышкин:]
— Вопроса не будет. Нам нужна ваша чистая реакция, концентрат.

[Владимир Пастухов:]
— Я думаю, что он прав. У нас нет такого обычая, кого-либо убивать. У нас все, кому нужно быть убитым, умирают сами в нужное время. Желательное и удобное. Просто у нас есть другой обычай. Люди сами по себе исчезают в нужном заказчику направлении и не возвращаются. Как бы, есть и такой обычай на Руси. У нас нет обычая убивать, безусловно. Именно об этом подумал Борис Годунов, выпивая свою чашку. У нас абсолютно нет обычая убивать, подумал Павел Первый, пытаясь растянуть удавку. У нас вообще нет обычая убивать, подумал Петр Третий, пытаясь увернуться от табакерки. Какой у нас вообще обычай? Почему-то обычая нет, а все время происходит какая-то модернизация, убивают.

[Алексей Нарышкин:]
— Вы Владимира Путина обвиняете в неискренности? Путин лукавит?

[Владимир Пастухов:]
— Нет. Я просто думаю, что он не в курсе того, что в России убивают не по обычаям, а по понятиям. Обычаев нет, а понятия есть. Вы знаете… Поймите, когда мы имеем дело с Владимиром Путиным, у него есть великая привилегия – высказывать любую сентенцию, понимая, что ответной реакции не будет. То есть, не как на Донбассе – выстрелил – ответка. Понимаете? Он может сказать, что такого обычая нет. Соответствует это действительности, не соответствует это действительности – ни один из нас не находится в позиции человека, который может публично возразить и что-либо доказывать.

То есть, с моей точки зрения сам по себе этот ответ – из разряда театральных таких медийных трюков. Он не отвечает по существу, он просто отбивает удар на ту сторону. Я вот сейчас понял, что это мне напоминает. У Шукшина есть такой рассказ – «Срезал». Там про одного самородка сельского, с которым ни один академик спорить не мог, потому что он давал такие как бы… В никуда ответы, на которые просто никто не знал, стоять или падать, как вообще комментировать. Все впадали в замешательство, а он говорил: «Ну ты что? Ты разве академик?». Вот вы меня поставили сейчас где-то в такое же положение…

[Алексей Нарышкин:]
— Срезали?

[Владимир Пастухов:]
— Да, меня срезали. А он срезал того Криса, который брал у него интервью. И тут тоже… Нет обычая. В Англии есть обычай убивать? Да нет, тоже нет. Вообще, у человечества нет такого обычая, убивать. Но почему-то все время убивают. Можно так это комментировать.

Это не из разряда содержательных споров. Это из разряда риторических трюков, которые можно использовать для того, чтобы уйти от неудобных вопросов. Скажем так, Путин воспользовался этим трюком гораздо более профессиональнее, чем Байден, скажу, в аналогичной ситуации, в которой он не нашел в себе сил «срезать», а искренне ответил… «Думаете, он убийца?». «Йес».

[Сергей Бунтман:]
— Подтверждаете, когда скажут, ну, да… В общем, жалкие люди. Не могут они по-человечески ответить. Вы знаете, сейчас у Алеши Нарышкина есть еще вопрос дальше. Но у меня здесь абсолютно ожидаемый комментарий в чате Ютуба. Я ждал этот комментарий, по существу совершенно. «Табакеркой убили не Петра Третьего, а Павла Первого». Я ждал, что обязательно кто-нибудь скажет.

[Владимир Пастухов:]
— Я надеюсь, что от меня в таком разговоре не ждут исторической точности как на ЕГЭ по истории. В общем и целом, кого-то чем-то там убили. Кого-то – табакеркой, кого-то – шарфиком… Давайте меня за это расстреляем.

[Алексей Нарышкин:]
— Хорошая мысль. Я предлагаю расстрелять Пастухова после эфира. А вот смотрите, опять же… Про вот эти убийства и покушения. В какой степени вы доверяете информации Bellingcat о том, что на Дмитрия Быкова было совершено покушение эфэсбешниками? Чуть ли не теми же, которые за Навального?

[Сергей Бунтман:]
— Той же группой замечательной.

[Владимир Пастухов:]
— Вы понимаете, это очень хороший вопрос. Потому что когда я прочитал именно результаты этого расследования, я впервые за несколько месяцев впал в ступор. Потому что до Быкова у меня была возможность более-менее давать рациональное объяснение происходящему. На Быкове эти возможности закончились. И я для себя сформулировал две гипотезы. Первая гипотеза состоит в том, что либо вообще все расследования Bellingcat каким-то образом неправильно интерпретированы. То есть, есть какие-то факты, которые мы даем… Неправильную интерпретацию, и тогда все это надо пересмотреть и сказать, что где-то есть логическая ошибка в наших рассуждениях. И все эти поездки, паспорта, места работы… Или там есть какое-то другое объяснение, или там есть какая-то подстава…

Либо для определения тех, кто руководит и контролирует спецслужбы, необходимо использовать известные мемы имени Лаврова. То есть, там первое слово «дебилы», а второе я не могу произнести в связи с требованиями Роскомнадзора.

Сначала я склонялся, скорее, к первой гипотезе, потому что, с моей точки зрения, совершенно иррациональный поступок – отравить Дмитрия Быкова. Но потом я уперся в некое обстоятельство, которое я не могу преодолеть. Это обстоятельство – разговор Навального с Кудрявцевым. То есть, я могу представить ошибку в интерпретации полета. Я могу представить, что бывают какие-то странные совпадения с паспортами. В конечном счете можно предположить, что где-то тут закралась неточность.

Но разговор Навального с этим товарищем, он убийственный. Потому что это практически невозможно подделать. Власти не отрицали никогда… То есть, они, конечно, заняли прекрасную позицию, что «мы не комментируем», но это тот случай, когда надо комментировать. То есть, фактически это молчание, которое сопровождало всю ситуацию с отравлением Навального, это было молчаливое признание ситуации как таковой. То есть, власть пошла по пути, скорее… «Ну да, и что?». Вот это была защита. Не в смысле «мы не травили», а в смысле «травили и будем травить, наше право, он же враг. Врагов уничтожают. Присматривали – это мы признали уже. То есть, где присматривали, там и подтравливали».

То есть, разговор с Кудрявцевым заставляет, к сожалению, думать о том, что у Bellingcat если и есть помарки в их исследованиях, то они незначительны. Таким образом, разговор с Кудрявцевым заставил меня отказаться от версии, что я не доверяю данным Bellingcat и склониться к версии имени мема Лаврова. Я могу только сказать одно. То есть… Мне остается только интерпретировать уже другое, почему именно Быков. Я хочу еще раз снять шляпу перед Быковым и сказать, что таким образом была признана его гениальность как русского поэта, в чем я никогда не сомневался. Я прекрасно отношусь. Он может гордиться, что русская власть каким-то странным образом… Как с Пушкиным – навела руку. То есть, почувствовала, что талант и [нрзб.] власти в России несовместимы. Она безошибочно своим чутьем выбрала наибольший талант и решила на всякий случай его профилактически устранить, потому что неизвестно, во что этот талант может развиться. <...>