June 16th, 2021

berlin

Pavel Lokshin // «Welt», 10. Juni 2021




Für Putin gilt jetzt die «Logik der Kriegszeit»

Kurz vor Beginn des G-7-Gipfels werden die Organisationen von Kreml-Kritiker Alexej Nawalny verboten. Der russische Staat führt offen Krieg gegen Andersdenkende — und Putin sendet dem Westen damit eine unmissverständliche Botschaft.

Collapse )

Aus dem Flieger ins Koma — eine Strategie?

Wie tödlich die Absichten des Kreml gegenüber seinen Kritiker sind, ist nicht erst seit der Vergiftung Alexej Nawalnys klar. Laut einer neuen Recherche der Investigativplattform «Bellingcat» hat der russische Staat nicht nur gegen oppositionelle Politiker wie Nawalny oder Wladimir Kara-Murza Giftanschläge mit dem Nervengift Nowitschok verübt, sondern auch gegen medial präsente Andersdenkende, etwa den Dichter, Schriftsteller und Publizisten Dmitri Bykow, der als einer der bekanntesten öffentlichen Intellektuellen des Landes gilt.

Bykow machte aus seinen oppositionellen Ansichten nie einen Hehl. In den Jahren 2012 bis 2013 gehörte er dem kurzlebigen Koordinationsrat der Opposition an, der sich nach Wladimir Putins kontroverser Wiederwahl als Präsident gebildet hatte. In den vergangenen Jahren kritisierte Bykow Russlands Annexion der Krim, Putins Verfassungsänderung im vergangenen Jahr und Nawalnys Inhaftierung. Zweimal lehnte Bykow Putins Einladung ab, an Treffen des russischen Präsidenten mit Russlands Kulturprominenz teilzunehmen.

Auf einer Lesereise im Frühjahr vor zwei Jahren brach Bykow nach einem Flug von Jekaterinburg nach Ufa plötzlich zusammen und wurde ins Krankenhaus eingeliefert. Später wurde er nach Moskau evakuiert, wo er mehrere Tage im künstlichen Koma verbrachte. Ähnlich wie später bei der Vergiftung Nawalnys sollte Bykows Verlegung in ein besseres Krankenhaus offenbar verhindert werden, nur mit großem Aufwand gelang es Unterstützern und seiner Familie, diese durchzusetzen.

Nach seiner Genesung wollte Bykow selbst nicht glauben, dass man ihn vergiftet haben könnte, obwohl Experten darauf hinwiesen, dass es wahrscheinlich sei. Doch der neuen «Bellingcat»-Recherche zufolge scheint dieses Szenario nun besonders plausibel, denn Bykow folgten bei seiner Reise Offiziere des russischen Geheimdienstes FSB aus den gleichen Einheiten, die im Jahr darauf mutmaßlich die Vergiftung Nawalnys organisiert haben.

Laut Flug- und Mobilfunkdaten, die von «Bellingcat» geleakt wurden, begleitete der FSB Bykow auf acht Flugreisen innerhalb eines Jahres, bis der Geheimdienst irgendwann zuschlug, so die These der «Bellingcat»-Rechercheure. Zwei der drei FSB-Männer, die demnach an Bykows Vergiftung arbeiteten, beschatteten auch Nawalny vor dessen Vergiftung.

Collapse )
berlin

Дмитрий Быков (интервью) // «Е1.ru», 16 июня 2021 года

Школьная травля страшнее «Новичка». Дмитрий Быков — о главном правиле жизни в России

Интервью с одним из самых популярных писателей страны.

Дмитрий Быков выступил в Екатеринбурге впервые после публикации расследования The Insider и Bellingcat. В публикации они доказывают, что госпитализация знаменитого литератора в апреле 2019 года прямо связана с отравлениями Алексея Навального и Владимира Кара-Мурзы.

Быков чудом выжил и вернулся к работе. 13 июня он собрал полный зал в «Ельцин Центре» на фестивале «Слова и музыка Свободы», за день до этого прочитал в Верхней Пышме лекцию о Гарри Поттере, а потом дал интервью корреспонденту E1.RU.



— Во время лекции вы иронично сравнили себя с мальчиком, который выжил, как называли Гарри Поттера.

— Это именно тема для иронии. Нельзя всерьез к этому всему относиться.

— Екатеринбург теперь ассоциируется у вас с отравлением?

— У меня в Екатеринбурге в разные годы было такое количество эротических переживаний, что они вот эту историю перебивают с колоссальной легкостью.

— Евгений Ройзман попросил ведущих писателей России объединиться и потребовать расследование вашего отравления…

— Я попросил его этого не делать, потому что я не хочу восприниматься как жертва. Я никогда не был жертвой. Я не хочу сказать, что я всегда был победителем (кстати, здесь-то я оказался победителем, спасибо жене и врачам). Но я никоим образом не рассматриваю это как повод для писательского обращения. Я не хочу, чтобы писатели мне потом говорили: вот, я за тебя подписывался, а ты говоришь то-то и то-то, что мне не нравится. Я не хочу быть обязанным никаким писателям. Когда я обратился к Марье Васильевне Розановой, дай ей бог здоровья в ее 82 года, она сказала мне: «Димочка, не обольщайтесь. Людей, сочувствующих вам, можно пересчитать по пальцам рук. Писателей из них — по пальцам одной руки». Так что я не обольщаюсь.

— Вы сами не думали писать заявление?

— Зачем? Я трижды писал заявление, я же третий раз женат. Других заявлений я не подавал никогда.

— «Подвергшись травме, человек утрачивает талант» — ваша цитата из программы «Один» на «Эхе Москвы». Вас, к сожалению, отравили буквально…

— Нет, я бы предпочел, чтобы меня отравили физически, потому что школьная травля — это очень тяжелый опыт. И травля в пропагандистской прессе тоже тяжелый опыт. Как говорит мой сын, это может отнять год жизни. Не знаю насчет года жизни, но я считаю, что такая травля в некотором отношении еще и похуже «Новичка». Как сказал Вознесенский, когда тебя бьют ногами, из тебя выбивают Моцарта. К этому добавить нечего. Легкость уходит.

— На лекции о Гарри Поттере вы со слушателями искали ответ на вопрос, чего хочет один из ключевых персонажей — директор Хогвартса, школы волшебников. И пришли к выводу, что Дамблдор, как и Бог, хочет от нас профессионализма и свободы. А можно ли научить свободе?

— Дамблдор ставит своих учеников в безвыходное положение. Им просто приходится учиться свободе. До некоторой степени такими в России были 90-е годы, но, видимо, это была слишком шоковая, слишком безжалостная терапия. Все-таки Хогвартс — очень комфортное место, а Россия в эти годы была крайне неуютной страной. Надо позаботиться о том, чтобы люди чувствовали себя защищенными. Главное правило Хогвартса — любой, кто приходит сюда, находит здесь защиту. А главное правило России — любой здесь беззащитен». Значит, надо постараться сделать страну чуть более уютной, и это автоматически сделает ее свободной.

— По последним, уже официальным данным, в России 17 600 человек задержаны после зимних митингов в поддержку Алексея Навального. Это много. Такие масштабы задержаний могут повлиять на людей, чтобы они не выходили на улицы?

— Не знаю, что может повлиять на людей. Знаете, на людей влияет всё сезонно: в иные моменты на них ничего не влияет, и поэтому, скажем, в 1881 году цареубийство не приводит ни к каким волнениям. А иногда на людей влияет очередь за хлебом, и в 1917 году делается революция. Это сезонная вещь. Когда приходит лето, откуда ни возьмись появляются грибы. А искать их в феврале совершенно бессмысленно. Думаю, надо дождаться сезона, когда на людей всё начнет влиять. Но, когда будет этот сезон, к сожалению, труднопредсказуемо. Так же как и эти задержания. Иногда массовые репрессии не вызывают никакого отклика, а иногда арест одного человека обрушивает всю систему. Это все зависит от политического сезона, к сожалению, только от него.

— В СССР и в России 90-х существовал список книг, которые надо прочитать обязательно. А сейчас такой список есть?

— Существует, конечно. Ну, например, «Маленькая жизнь» Янагихары или «Щегол» Донны Тартт. Это наши проблемы, что русская литература пока не породила такой книги — обязательной для чтения: сентиментальной, семейной. Одно время такой книгой был роман Салли Руни «Нормальные люди». Это книги о нормальных людях, но с большой долей мелодраматизма и загадки. [Не читать их] так же неприлично, как не посмотреть «Джокера». Возможно, если русская литература будет пользоваться технологиями масскульта, но при этом закладывать серьезные мысли, то она достигнет еще и не такого уровня. Но ведь и Янагихара, и Тартт, и в известном смысле книжки Салли Руни — книги, которые написаны на главные темы западной жизни. А чтобы писать на главные темы русской жизни, сегодня нужна известная высота взгляда и известная храбрость.

— Назовите несколько, на ваш взгляд, главных тем русской жизни.

— Осмысление российской истории. Вот является сегодняшнее состояние России нормальным или это эксцесс. И конечно, психология «глубинного народа». Она существует или это вымысел и нет никакого глубинного народа? Война, зачем нужна война. Агрессия, отношение к окружающим странам и соседям. Это всё довольно живые темы, но, к сожалению, на них сегодня говорить нельзя.

— Вы хотели бы написать книгу на одну из этих тем?

— Я написал, она называется «Июнь» и зашифрована ровно настолько, чтобы ее поняли те, кому надо, а кому не надо — не поняли. И ее поняли, как я убедился на встрече в прекрасном книжном магазине «Книги, кофе и другие измерения».

— В прошлом году ушел из жизни детский писатель Владислав Крапивин. На Урале это главный автор, который писал для школьников. Как вы считаете, его книги — это то, что должен прочитать каждый российский ребенок?

— Я был у него в гостях. В них содержится замечательный витамин бодрости, любопытства. «Оранжевый портрет с крапинками» я считаю просто классикой, или «Журавленок и молнии», «Ковер-самолет». Из зрелых книг — «Сказки о рыбаках и рыбках», это выдающиеся произведения, которые ставят очень серьезные педагогические проблемы. Как не превратить класс в секту? Нет, он, конечно, писатель первого ряда, тут и говорить нечего. Правда, он писал слишком много, сам не помнил, сколько у него книг. Но во всяком случае именно он и сформулировал: чтобы не было секты, детям надо давать профессию, журналистику или кораблестроение.

— Когда вы с ним встречались?

— Первый раз я его увидел, когда он пришел в нашу школу. У нас учился сын Евгения Шабельника, художника «Пионера», и «Пионер» пришел к нам в гости. И приехал живой Крапивин. Для меня он был просто потрясающим откровением, увидеть его живьем было чудом. Сорок лет спустя я пришел к нему в гости, мы с ним весьма любопытно два часа проговорили, и это для меня тоже было огромным биографическим событием. Крапивин для нашего голодного в культурном смысле детства был очень значимым автором. Особенно потому что русская литература традиционно занималась взрослыми. А детей она по традиции сдает «гувернантке» — английской, американской, отчасти французской. Своей подростковой прозы у нас очень мало. Может быть, потому, что у нас очень взрослая жизнь. Детство русского человека длится недолго, он сразу погружается в довольно серьезные конфликты. Крапивин тоже достаточно взрослый писатель, достаточно бескомпромиссный, и те проблемы, которые решают его герои, — проблемы не детские.

Collapse )

беседовал Даниил Румянцев
berlin

Наши преподаватели: <...> Дмитрий Быков писатель, журналист, поэт <...>

Магистратура

Медиакоммуникации в профессиональной сфере

Глубокие теоретические знания, практика в крупнейших российских компаниях, обретение учителей из числа известных профессионалов.

Магистратура Института Пушкина

— Обучение у профессионалов
— Очно-заочная форма
— 2,5 года обучения
— Диплом магистра

Магистратура поможет вам усовершенствовать творческие умения, дав знания для работы с текстом и изображением, что обеспечит качественное присутствие в медиаполе тем, кто хотел бы выстроить свой личный бренд и стать лидером общественного мнения.
Предлагаемый магистерский курс будет полезен и руководителям, в чью компетенцию входит управление медиаподразделениями, а именно: маркетинговой активностью, PR, IR, GR, нетворкингом и др.

Кому подойдет программа?

— Выпускникам бакалавриата любых специальностей, желающим освоить профессиональные навыки в медиакоммуникации
— Специалистам-практикам, которые хотят систематизировать свои знания и повысить уровень компетентности
— Специалистам самых разных сфер бизнеса, желающим разобраться, как управляется сфера коммуникации
— Всем, кто планирует сделать карьеру в сфере медиа

Чему Вы научитесь?

— Строить бренды и продвигать их в разных каналах коммуникации
— Писать и редактировать тексты различных видов и жанров
— Превращать тексты в образы — фильмы, комиксы, перформансы
— Создавать рекламные кампании
— Вести дискуссии
— Работать с творческим заданием (брифом)
— Создавать мультимедийный креатив
— Выбирать подходящие каналы коммуникации под различные бизнес-задачи
— Разбираться в способах творческой интерпретации художественных произведений (экранизации, театральные постановки, книжные иллюстрации, комиксы, ролики)
— Представлять литературные произведения в современных творческих проектах

Преимущества

Магистерская программа «Медиакоммуникации в профессиональной сфере» построена на сочетании академических знаний и современных коммуникационных технологий, позволяющих как писать тексты, так и продвигать их в разных коммуникационных средах, в том числе и цифровых.

Особенности программы

— Даёт фундаментальные знания в сфере медиакоммуникаций и солидный объём практических знаний от признанных специалистов в медиаиндустрии, обеспечивает учебные практики в коммуникационных агентствах, государственных и других организациях.
— Предполагает фундаментальную подготовку в государственном вузе с его сильным профессорско-преподавательским составом
— Содержит прикладной блок дисциплин от признанных специалистов медиаиндустрии
— Обеспечивает учебные практики в СМИ, коммуникационных агентствах и структурах по связям с общественностью (PR)
— Практикумы по работе с медиасредой направлены на развитие творческих, исследовательских, а также организационно-управленческих навыков.

Программа магистратуры

— Темы учебных блоков I и II семестров
— Медиакоммуникация и тенденции развития медиаиндустрии
— Иностранный язык в профессиональной сфере
— Создание мультимедийного контента: форматы, структура, жанры
— Теория и практика медиаисследований
— Современные теории коммуникации
— Межкультурная коммуникация в эпоху глобализации
— Институциональные дискурсивные практики и массмедиа
— Управление стратегическими коммуникациями
— SMM: культура, технологии, текст
— Маркетинговые коммуникации
— Копирайтинг
— Творческое письмо
— Ораторское мастерство и культура критики и дискуссии
— Технологии эффективной презентации
— Профессионально-творческая практика

А также многие другие теоретические и практические модули, необходимые для успешной карьеры в медиаиндустрии.

Скачать образовательную программуСкачать учебный план

Стоимость программы: 160.000 ₽ в год


Наши преподаватели

Алан Абаев, д.э.н., декан факультета рекламы и связей с общественностью РГГУ, член президиума Гильдии маркетологов
Мария Голованивская, д.ф.н., специалист по управлению коммуникациями
Дмитрий Быков, писатель, журналист, поэт
Евгения Долгинова, журналист, писатель, сценарист
Владимир Карасик, д.ф.н., специалист по теории дискурса и интернет-коммуникации
Александр Салангин, творческий директор Ingate, автор образовательных курсов о копирайтинге и тенденциях в «цифровой» сфере
Владимир Аннушкин, д.ф.н., специалист стилистике и риторике русского языка
Вера Богуславская, д.ф.н., специалист по моделированию медиатекста
Наталья Брагина, д.ф.н., специалист по межкультурной коммуникации
Мария Ермакова, руководитель пресс-службы компании ППК «Единый заказчик»
Александр Ефанов, кандидат социологических наук
Михаил Осадчий, д.ф.н., специалист по экспертизе медиатекста
Лариса Ухова, д.ф.н., специалист по маркетинговой лингвистике
Андрей Щербаков, к.ф.н., научный руководитель Центра исследований медиакоммуникаций
Лариса Селезнева, д.филол.н., специалист по PR-тексту и деловой коммуникации


Collapse )
berlin

Артемий Лебедев // «YouTube. Артемий Лебедев», 16 июня 2021 года



44:10


Артемий Лебедев
// «YouTube. Артемий Лебедев», 16 июня 2021 года

Отряд Путина против Поп-ит / Секретный анализ Навального / Выстрел в голову на Красной Площади

44:10 Сотрудники ФСБ, «отравившие» Навального, следили за писателем Быковым и пытались его убить
berlin

Александр Горбунов (Сталингулаг) // «YouTube. Сталингулаг», 16 июня 2021 года



09:15


Александр Горбунов (Сталингулаг)
// «YouTube. Сталингулаг», 16 июня 2021 года

Охота на блогеров / Третья волна / Отряды спецназа / Сталингулаг

09:15 Что случилось с Дмитрием Быковым?
10:25 Отряд специального назначения
11:38 Почему именно Быков?
berlin

Виктор Шендерович // «Эхо Москвы», 9 июня 2021 года



Виктор Шендерович в программе «Особое мнение»
// «Эхо Москвы», 9 июня 2021 года

08:04 – О расследовании Bellingcat и The Insider об отравлении Дмитрия Быкова

[Маша Майерс:]
― Здравствуйте. У микрофона Маша Майерс. В этой студии писатель Виктор Шендерович.

[Виктор Шендерович:]
― Добрый вечер.

[Маша Майерс:]
― Здравствуйте вам. Вы успели прочитать расследование Инсайдера по отравлению Дмитрия Быкова. Какие вы испытали эмоции?

[Виктор Шендерович:]
― Никаких особенных эмоций. Потому что я это знал. Я знал, что Диму пытались отравить. Тут ведь другая интересная история. Мы догадывались, знали, вот получили подтверждение. Характерна реакция. Никто из той стороны не вышел на связь. Никто это не собирается опровергать. Когда такого рода обвинения не вообще, а поименные конкретные чудовищные просто игнорируются — это только означает, что нечего сказать. Нечего ответить. Это явка с повинной. Как и в случае с Навальным. Это явка с повинной. Если немедленно после расследования…

[Маша Майерс:]
― Куда являются-то?

[Виктор Шендерович:]
― Нам являются. Это публичная явка с повинной. Что это в переводе на русский язык означает. Это означает, что: да, и что? Да, это были мы и что вы нам сделаете? Говорит власть. Ничего. Сидите тихо. Вы нам ничего не сделаете. А если кто-нибудь вякнет — положим вниз лицом его. Посадим его. И под судом Соболь, которая пришла к убийце — а убийца не под судом. И не счел нужным объясниться. И его начальство не сочло нужным объясниться. Это публичный демонстративный плевок в лицо и констатация того, что они на сегодняшний момент правы. Мы ничего не можем сделать. Две важные вещи следуют, если общим планом смотреть. Первое — они убийцы. Второе — мы ничего не можем с этим сделать.

[Маша Майерс:]
― Вы повторяетесь.

[Виктор Шендерович:]
― Ничего, это можно и в третий раз повторить и в пятый. Это очень важная композиция. Композиция почти как мне кажется беспрецедентная. Потому что, конечно, государственные убийцы были и при Сталине, и при Андропове и при ком угодно. Но такого, чтобы все знали, чтобы это было опубликовано, чтобы это было известно, чтобы миллионы людей, десятки миллионов людей об этом знали и это повисало как бы в воздухе, а дальше как ты так рассасывалось. Ну что живем дальше при убийцах.

[Маша Майерс:]
― Так это к нам вопрос может быть. Где эффект разорвавшейся бомбы. Где народное возмущение. Где крики в СМИ. Единым фронтом вставших на защиту граждан.

[Виктор Шендерович:]
― Нет никаких СМИ. Нет СМИ. В сегодняшних вечерних новостях 1-го, 2-го, 4-го, 3-го, 5-го, какого угодно каналов — ни следа об истории отравления Быкова. Просто не найдешь. Их не будет. Этого события не будет для десятков миллионов телезрителей. Для других десятков миллионов оно есть, но оно остается внутри.

[Маша Майерс:]
― Внутри чего?

[Виктор Шендерович:]
― Внутри человека. Оно гниет там, поскольку нет общественных механизмов, нет ни СМИ, ни выборов, подавлено протестное движение, уничтожены, персонально задавлены, сидят в тюрьме или вытолкнуты в эмиграцию те, кто пытались быть политиками в России. Сегодня в России нет политики. Все, кто пытались — либо сидят, либо выгнаны вон из страны. Либо маргинализированы, либо куплены. Ничего четвертого. Это означает, что знание гниет внутри. Тут интересны наши внутренние рефлексии. Сегодня один мой друг в фейсбуке интеллигентный человек, скорее твоего поколения, чем моего, в ужасе от расследования, от информации по Быкову пишет: еще немного и я поверю, я полностью обрушен этим сообщением, еще немного и я поверю во взрывы домов. Пишет он.

[Маша Майерс:]
― В 1999-м?

[Виктор Шендерович:]
― Да. Я думаю, что же мешает нам поверить, какое знание о работе ВЧК, МГБ, КГБ, ФСБ, что нам мешает поверить во взрывы домов. Ясен ответ на этот вопрос. Нам мешает поверить ужас от того, что мы останемся наедине с этим твердым знанием. Что они это делали. Потому что пока этого знания нет, можно сказать: ну нет, ну кому нужно было, что вы, кому нужно было взрывать. Ну кому нужен Быков. Что вы. Можно как-то от себя это отпихивать. И оставаться в каком-то ладу с собой.

[Маша Майерс:]
― А ведь это еще ельцинские времена.

[Виктор Шендерович:]
― А что делать? Если ты остался наедине с точным знанием. Что это убийцы. Что дальше с этим делать? Что делать с этим в свободном обществе — понятно. Брать убийц живьем, менять власть, сажать преступников в тюрьму. Дальше все понятно. Инструменты есть. От свободных СМИ, парламентское расследование. Независимый суд, выборы. Это все работает. Выход на улицы, протесты. Что делать в нашей разновидности Туркменистана, в которой мы находимся. Каждому — свое. Но для начала я в очередной раз как мантру повторяю: мы должны отдать себе отчет. Да, это убийцы. Да, мы живем и мы ничего не можем сделать. <...>
berlin

Дмитрий Быков (фотографии + видео)

Фестиваль «Слова и музыка свободы — СМС»
Дмитрий Быков: «Прощание с этикой»
// Екатеринбург, «Ельцин Центр» — ул. Бориса Ельцина, д.3, 13 июня 2021 года


Дмитрий Быков


фотографии и видео по ссылке:

Марина Козлачкова («Facebook», 15.06.2021):

Заключал второй день и, собственно, всю словесную часть фестиваля «Слова и Музыка Свободы» в Ельцин центре писатель, публицист, историк литературы Дмитрий Быков. Бодрый и жизнерадостный, что и продемонстрировал в первые секунды своего выхода (которые я не успела записать, только сфотографировать), несколько раз подпрыгнув на сцене. А затем подтвердил отличной лекцией на тему «Прощание с этикой» и последующим за ней блестящим разговором со слушателями.



ч.1



ч.2



ч.3



ч.4



ч.5
berlin

Илиас Меркури + Михаил Шахназаров + Сергей Карнаухов // «YouTube. imerkouri», 15 июня 2021 года

Widerruf: Verzicht auf jeden direkten oder indirekten Anspruch; 2. Nichtanerkennung; 3. Erklärung mit dem Zweck, den eigenen Arsch zu retten. Obwohl es eigentlich nicht diesen ganzen 10-minütigen Erklärungsaufwand braucht, legt View Askew Wert auf die Feststellung, dass dieser Film — von Anfang bis Ende — als eine phantastische Komödie anzusehen und unter keinen Umständen ernst zu nehmen ist. Darauf zu bestehen, dass Szenen des nun folgenden Werks anstössigen oder lästerlichen Charakter hätten, hiesse, unsere Absichten misszuverstehen und ein unzulässiges Urteil zu fällen; und Urteile zu fällen ist schliesslich allein Gottes Vorrecht (das gilt auch für euch Filmkritiker... war nur’n Spass). Bevor Sie also jemandem wegen dieses läppischen Films Leid zufügen wollen, denken Sie bitte daran: Auch Gott hat Sinn für Humor. Man muss sich nur einmal das Schnabeltier ansehen. Herzlichen Dank und viel Vergnügen. P.S. Wir möchten uns bei allen Schnabeltier-Fans förmlich entschuldigen, falls sie sich wegen dieser gedankenlosen Bemerkung über die Schnabeltiere auf den Schlips getreten fühlen. Wir von View Askew respektieren das edle Schnabeltier, und nichts läge uns ferner, als diese blöden Viecher in irgendeiner Form zu kränken. Nochmals herzlichen Dank und viel Vergnügen. © Kevin Smith, DOGMA, 1999


«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©





Илиас Меркури + Михаил Шахназаров + Сергей Карнаухов в стриме «На связи»
// «YouTube. imerkouri», 15 июня 2021 года

На связи. Сергей Карнаухов, Армен Гаспарян, Михаил Шахназаров. Шендерович, Соболь, вакцинация

7:41 Про Шендеровича и Быкова



«Вот, собственно, и всё, что мы хотели сказать о Дмитрии Львовиче» ©