July 5th, 2021

berlin

Дмитрий Быков: цикл лекций «10 схем детективов» // лекторий «Прямая речь», 17 мая — 14 июля 2021 г.

Дмитрий Быков:
цикл лекций «10 схем детективов»


для старшеклассников и взрослых

17 мая — 14 июля 2021 года

19:30


Детектив — один из самых популярных жанров литературы. Мы любим читать книги об обманах и понимать, что зло, которого так много вокруг нас, будет наказано. Истории о сыщиках, разгадывающих загадки, существовали еще в Древней Индии. Но первый настоящий детектив с запутанным криминальным делом появился в 1841 году. Это был рассказ Эдгара Аллана По «Убийство на улице Морг». Позже были написаны все знаменитые произведения о преступлениях: «Собака Баскервилей», «Братья Карамазовы», «Убийство в «Восточном экспрессе»», «Драма на охоте».

Писатель Дмитрий Быков выбрал 10 детективов, которые лучше всего раскрывают схемы этого жанра.

На занятиях этого курса мы разберем главные книги о сыщиках и преступниках — от приключений Шерлока Холмса до остросюжетных романов Жан-Кристофа Гранже. И рассмотрим 10 основных схем детективов. Например, убийства не было, убитый был, убил сыщик. А также поговорим о произведениях, в которых автор умудрился перепрыгнуть эти схемы. И даже сделать убийцей зрителя!

А еще мы выясним:

• Кто был прототипом великих литературных сыщиков.
• Почему Шерлок Холмс и Пуаро ушли в прошлое. И почему сегодня, чтобы поймать преступника, нужна целая команда профессионалов.
• Как феминизм повлиял на детектив, а женщина стала главной преступницей.
• Какие сложные темы затрагивают детективы: от терроризма до поиска Бога.
• Как детектив может стать нескучным учебником истории.
• По каким книгам можно узнать о быте английского поместья или жизни французского интеллектуала.
• Чем английский детектив отличается от французского и чем они оба отличаются от немецкого и русского.


📌 2021.05.17 «Фёдор Достоевский «Преступление и наказание» и «Братья Карамазовы»»

Достоевский в предисловии к «Братьям Карамазовым» пишет, что «главный роман — второй». Из второй части мы, возможно, узнали бы, кто на самом деле убил Федора Павловича. А убить мог любой из героев романа. Но вторая книга не написана, и значит, у нас нет ответа на основной вопрос. И этот вопрос не в том, кто убил. Мы так и не узнаем, что такое «карамазовщина» и как она проявится в Алеше — главном герое книги. Вот это и есть главная тайна Достоевского. «Преступление и наказание» — это самая изящная схема детектива. Достоевский ставит моральный вопрос, а отвечает на него физиологически. Мы знаем, кто убил, кого, где, когда, зачем и даже чем. Но остается вопрос — и что? Вот это самое главное. Почему все-таки нельзя убивать старуху? Ответа так и нет, и мы будем искать его вместе.

📌 2021.05.20 «Антон Чехов «Драма на охоте»»

Никогда нельзя верить признаниям. Все показания даны под пыткой, и от них легко откреститься. «Драма на охоте» — история с двойным дном. Автор так наглядно, так декларативно выпячивает свою роль в убийстве, что возникают сомнения в истинности вообще всей истории. И в повести много деталей, указывающих на это. «Я не думаю, что убийца и правда автор рукописи, судебный следователь. Убил кто-то еще, а Чехов — великий мастер подвергать все сомнению»,— говорит Дмитрий Быков.

📌 2021.05.31 «Агата Кристи «Убийство в «Восточном экспрессе» и «Десять негритят»»

В романе «Убийство в «Восточном экспрессе»» в преступлении замешаны все герои. В книге «Десять негритят» убийца — покойник, оказавшийся живым. При этом обе книги предполагают уход от моральной ответственности, чем они особенно нравились читателям. В «Убийстве...» жертва заслуживала смерти, и к тому же коллективная ответственность вообще утешительна. В «Десяти негритятах» тоже все сами виноваты: ведь на острове собраны ненаказанные убийцы, и судья их судит, хотя и не имеет на это морального права. Романы Агаты Кристи, где либо никто не виноват, либо все причастны, — это элегантный выход из стандартной схемы британского детектива.

📌 2021.06.16 «Артур Конан Дойл «Собака Баскервилей»»

Конан Дойл впервые поставил расследование на научную основу. Он подарил сыщику дедуктивный метод. Шерлок Холмс изучал пепел сигар, виды почвы, газетные шрифты — детали, с помощью которых можно выйти на убийцу. Холмс не верит в иррациональное зло и нераскрываемые преступления. Но его время — это эпоха королевы Виктории, когда мистическое зло буквально разлито в воздухе. И Холмс борется не с конкретными преступниками, а с общей мрачной атмосферой. И вот в описании этого воздуха, этих гнилых болотных испарений Конан Дойлу, конечно, нет равных.

📌 2021.06.21 «Борис Акунин «Приключения Эраста Фандорина»»

Главная интрига акунинской серии — не детективная загадка сама по себе, а происхождение тех или иных стилей, сюжетов, поворотов. Это такой монстр Франкенштейна, коллекция из всех классиков русской литературы от Карамзина до Куприна. При этом для самого Акунина важнейший вопрос всего его творчества — почему в России достойные люди всегда в оппозиции, а недостойные всегда во власти? Его детективы — это ключ к загадке русской истории, и в этом их непреходящее значение.

📌 2021.06.25 «Жан-Кристоф Гранже «Багровые реки»»

Гранже ловко научился бороться с читателем, заглядывающим в конец книги. В середине романа происходит подмена: главный секрет оказывается другим. Мы искали одну разгадку, а оказалось, что все гораздо страшнее и масштабнее. «Багровые реки» — очень жестокий детектив, но это еще и детектив, в котором сюжет делает в середине резкую петлю.

📌 2021.06.28 «Роберт Гилбрейт (псевдоним Джоан Роулинг) — серия про Корморана Стрейка»

В книгах Роулинг мы разбираем не схему, а принципиально новый вид сыщика. Схемы все известны и отработаны, поэтому детективщики сейчас соревнуются в выборе героя. Корморан Страйк — это действительно новый тип, это падший ангел, инвалид в борьбе со злом. Сюжет в детективах Роулинг всегда вторичен, а вот атмосфера нагнетается очень профессионально.

📌 2021.07.05 «Чарльз Диккенс «Тайна Эдвина Друда»»

Мы ничего не знаем о тайне Эдвина Друда, потому что Диккенс не дописал роман. Существует две основные версии. Одна — что Эдвин Друд жив и под видом Дэчери хочет вывести убийцу на чистую воду. Другая — что некий персонаж Дэчери мстит за Эдвина Друда. И какую-то роль во всем происходящем играют родители Эдвина, о которых мы ничего не знаем. «Я уверен, что Эдвин Друд жив. Намеки на это присутствуют в романе. Очень жаль, что королева Виктория отказалась принять Диккенса, а ведь он ей обещал раскрыть загадку», — говорит Дмитрий Быков. Скорее всего, развязку мы никогда не узнаем. Но шахматы в этом этюде расставлены блистательно — это самый поразительный рывок за всю творческую биографию Диккенса.

📌 2021.07.07 «Аркадий и Георгий Вайнеры «Эра милосердия» («Место встречи изменить нельзя»)»

В «Эре милосердия» братьев Вайнеров не столько раскрываются преступления, сколько изучается личность сыщика. Преступность можно одолеть милосердием. О милосердии говорит Евангелие. Но герои советского детектива ищут не Бога, а себя. Подлинного себя находит Шарапов — и подлинного Жеглова находит он же. Настоящий детективный сюжет не в том, кто руководит бандой «Черная кошка». Важнее выбор сыщика: что ему нужнее — стальная воля, готовность на все или все-таки шараповская «розовая», местами смешная принципиальность.

📌 2021.07.14 «Эдгар По «Убийство на улице Морг»»

«Убийство на улице Морг» — не первый детектив в мире, но это важный вклад Эдгара По в развитие жанра. Чудовищный убийца, готическая атмосфера — отражение борьбы внутренних демонов самого По с его холодным американским разумом. И эта борьба как раз и является самым увлекательным сюжетом.



билеты > 1.750 руб.
онлайн-трансляция > 750 руб.
абонемент на 5 уроков > 2.500 руб.
+ комиссия платёжной системы
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №25, 7–13 июля 2021 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Слёзы Москвы

Умер Владимир Меньшов, и оказалось, что расхожее выражение «испортить некролог» не имеет смысла.


Он снял всего пять картин, все они стали народными; с 2000 года у него не было режиссёрских работ, хотя он был востребован как актёр; политические взгляды его были, скажем так, нелинейны — он то вступал в «Единую Россию», то сожалел об этом, то резко критически высказывался о третьем сроке Путина, то становился его доверенным лицом, умер сразу после съезда переформатированной партии «Справедливая Россия — За правду», которая включила его в первую пятёрку. И удивительным образом оказалось, что Меньшов — это всё равно «Москва слезам не верит» и «Ширли-мырли». Что высказывания его, иногда чрезвычайно резкие — скажем, когда он отказался вручать премию MTV фильму «Сволочи»,— помнятся единицам, а фильмы смотрят и будут смотреть. Вот удивительный парадокс — он, кстати, меня самого не радует: политики в России настолько нет, она настолько имитационна и не играет в жизни общества никакой роли, что вступить можно хоть в самую одиозную партию — и говорить хоть самые взаимоисключающие вещи, а останется от тебя твоё кино или стихи, потому что художник умнее человека. Артист может хоть с пулемётом позировать, хоть с людоедами обниматься — а останется от него то, что он сыграл. И даже поэт может писать что угодно — хотя поэту вроде положено думать, «как слово наше отзовётся»,— а останется от него несколько строчек, в которых он сформулировал общую тайную мысль, а кого он там поддерживал и из каких побуждений — вообще не принципиально. Это горько, конечно, потому что снимает с художников всякую моральную ответственность. Но это так, и есть в этом своя справедливость. Потому что как бы там ни симпатизировал Меньшов коммунистам и советскому прошлому — а «Зависть богов» останется свидетельством о бесчеловечности и фальши этого самого прошлого, и кино осталось, а слова забылись.

Поэтому художнику имеет смысл заботиться только об одном: высказаться в текстах, фильмах и живописи как можно полнее и совершеннее. А на что он там шёл ради возможности работать — никому со временем не будет интересно. Так не везде, конечно, потому что никакое кино не спасло Элиа Казана, когда он оказался стукачом. Но то ведь в Штатах, и то давно. А в России, где политики нет и мораль относительна, имеет смысл только то, что ты умел делать и как ты это делал. Потому что Москва слезам не верит, об этом вся лучшая картина Меньшова. И сама она плачет только по тем, кто плевать хотел на её мнение, занимаясь своим делом — единственным, что в России вообще имеет смысл.
berlin

Дмитрий Быков (комментарии) // «Facebook», 4 июля 2021 года

Ivan Esaulov («Facebook», 04.07.2021):

На Франкфуртской книжной ярмарке (крупнейшей в мире) российское достоеведение (к 200-летию со дня рождения писателя) «представлял» Дмитрий Быков. Не думаю, что он презентовал — «с колёс» — нашу последнюю коллективную монографию о Достоевском: https://esaulov.net/blog/novoe-dost21/ Если кто не знает, Д.Быков узрел в Федоре Михайловиче главную беду человечества, «ужасное явление русской мысли» и «начало русского фашизма» (дважды употреблено одно прилагательное, которое немедленно «вспоминают» именно в таких случаях, но тут же «забывают», когда речь идёт, скажем, о «советском» балете). Были на этой ярмарке и другие уважаемые люди из нашего писательского цеха. Но уже не имеющие отношения к Достоевскому. Это всё я услыхал за обедом, вкушая плоды земные, на одной перманентно гонимой (в РФ) радиостанции. Которую спонсирует, разумеется, столь же, по-видимому, «оппозиционный» (в РФ, а то где еще?) ГАЗПРОМ. Если вы полагаете, что я как-то удивляюсь (или, паче чаяния, возмущаюсь), то это ваши, а не мои, проблемы. Как уже написал недавно, отвечая на некоторые неоправданные — кое-кем — ожидания, я-то веду частную жизнь частного человека: когда я практически переломал позвоночник (упав со скалы в Крыму), за мною, небось, правительственные самолёты не летали — и о состоянии моего драгоценного здоровья министр здравоохранения РФ тем более ежечасно не «отчитывался». Я знаю, по словам советского классика, что «и еще другие понимающие люди есть в Житомире», а потому не участвую в подобных коллективных «ярмарках» — к юбилею Достоевского — не только во Франкфурте, но даже и в моем университетском городе. Такова реальность. Данная нам в ощущениях (околономенклатурного сообщества функционеров). А потому и могу писать — с чистой совестью — о футболе, электричках в Воронежской области или о катастрофически сокращающемся количестве кафедр русской литературе в РФ. Ни то, ни другое, ни третье от меня не зависит. Ни на йоту. Как бы если я жил, к примеру, на Мадагаскаре. А потому и не надо мне говорить о «снарядах». Не смешите Житомир. Я «представляю» исключительно сам себя. И довольно об этом.







из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Одну минуточку. Неужели совсем нельзя без вранья? Я не был на Франкфуртской книжной ярмарке с 2003 года. И не присутствовал ни на одной зарубежной книжной ярмарке с 2009.

Ivan Esaulov: Дмитрий Львович Быков, у меня указан источник информации. Можете справиться у них. Представили именно так. О времени: в обед (сегодня) перед передачей «Книжное казино». По-видимому, имелось в виду участие, как нынче водится, дистанционное. Теперь претензий нет?

Дмитрий Львович Быков: Ivan Esaulov дистанционно моя лекция была на лондонской ярмарке. На всякий случай предупреждаю вас, что лично я ни в каких книжных ярмарках за границей не участвую — только в России. Не хочу беспокоить патриотически настроенных коллег.

Ivan Esaulov: Дмитрий Львович Быков, кажется, я выше — с всевозможной точностью — указал ведь источник информации. Шла также речь не только о Вас, но и о других участниках книжной ярмарки (Сеславинский и др.). Вы были в этом ряду. Именно представляя «достоеведение». Может быть, речь шла о Лондоне, но перепутала ведущая или я не так услышал, но именно об участии на книжной ярмарке. «Патриотизмом» (или «либерализмом») РФ не заведую, слава Богу, там полно и без меня страждущих.

<...>

Ivan Esaulov: «РОССИЯ принимала участие в Лондонской книжной ярмарке, второй по значимости после Франкфуртской во всемирной книжной индустрии...» (и далее о Достоевском, которого представлял Дмитрий Быков). Необходимое уточнение — в связи с репликой Дм. Быкова, насчет того, что «лично я ни в каких книжных ярмарках за границей не участвую»). Не поленился зайти на сайт радиостанции, программа «Книги и вокруг» Майи Пешковой: очевидно, я включил радио на слове «Франкфуртской». Так как же можно «ни в каких не участвовать», если РОССИЯ «принимала участие»? Этак можно договориться и до того, что никто из нас «не участвует» в учебном процессе (то есть не работает) уже полтора года, раз мы читаем лекции дистанционно (а кое-кто «не участвует» в совещаниях): да нет, в том и другом случае речь идёт именно об УЧАСТИИ. Этому УЧАСТИЮ и была посвящена программа Майи Пешковой.

Дмитрий Львович Быков: Ivan Esaulov об участии вы заговорили сейчас, а в исходном посте писали, что я «представлял достоеведение». Никакого достоеведения я не представлял, так что постарайтесь формулировать корректнее. Участие в ярмарке — это выезд туда за государственный счёт.

Ivan Esaulov: Дмитрий Львович Быков, я не намерен бесплодно с Вами полемизировать. Вы послушайте все-таки саму программу (радио за столом я включил не с самого начала). «РОССИЯ принимала участие... Женскую литературу ПРЕДСТАВЛЯЛА такая-то. Детскую литературу ПРЕДСТАВЛЯЛ такой-то.... Дмитрий Быков ПРЕДСТАВЛЯЛ лекцию «Достоевский как русский (нрб)». Что такое контекст, я полагаю, Вы отлично понимаете. Что такое 200-летний юбилей Достоевского тоже. Никто, согласно Вашей логике, в Лондонской ярмарке «не участвовал», ни Вы, ни другие ПРЕДСТАВЛЯЮЩИЕ, включая саму РОССИЮ: ведь, как сказала ведущая, в прошлом году этой ярмарки (второй в мире, а не первой, здесь у меня поправка) не было, а в этом году она была «в цифровом формате». Ну ладно, хоть от приведенных выше цитат, характеризующих Ваше отношение к юбиляру Достоевскому, Вы не отказываетесь, на этом и покончим. P.S. Вполне охотно признаю, что Вам куда лучше, чем мне, известно что такое — в Вашем вИдении — «участие»: Ни после «2009», ни до «2009» на подобные «мероприятия» за «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ счёт», в отличие, видимо, от Вас, я вот, например, не ездил. Исключительно за свой собственный. К вопросу о каких-то гонимых «либерализмах» и поощряемых «патриотизмах». Но это к слову, раз уж Вас это беспокоит... )))

Дмитрий Львович Быков: Ivan Esaulov меня ничто, связанное с вами, не беспокоит. Но представлять свою лекцию — которую я вообще-то по-русски и по-английски читал многократно — не значит представлять Россию. Надеюсь, вы чувствуете разницу?

Ivan Esaulov: Дмитрий Львович Быков, ТАК Вас (в ряду других «представляющих») презентовала слушателям небезызвестной Вам радиостанции ведущая авторской программы, только и всего. Дальше уже Ваша собственная интерпретация — кто из первой птицы-тройки (отобранной для подтверждения фразы «Россия принимала участие» Россию на самом деле «представлял», а кто, так сказать, не совсем). И — довольно об этом.

Дмитрий Львович Быков: Ivan Esaulov но тогда я не понимаю, что, собственно, вас не устраивает. Я выступаю не от имени достоеведения. Ваша претензия в том, что я не представляю ваш сборник? Или в том, что вы не можете законодательно запретить мне выступать публично?

Ivan Esaulov: Дмитрий Львович Быков, почему же «не устраивает» (даже в последнем месте РФ на ЧЕ я вижу и какие-то хорошие перспективы, если снизу не постучат)? Вас — лично — я защищал на конференции в СПб, а Вы говорите «запретить выступать», да еще и «законодательно»: нехорошо. )) Даже на этой странице, как нетрудно заметить, я постоянно призываю не переходить на личности. Вы не знаете, конечно, но у меня был целый балтийский цикл семинаров-дискуссий, где были порой люди уж с гораздо более радикальными, нежели у Вас, взглядами. Полемика иногда оживляет. Мне только немножко забавно, когда совершенно, ну абсолютно благополучные люди, организации и прочие структуры (не о Вас же здесь только речь) годами умело имитируют нужную степень и градус оппозиционности. Это кто-то другой, всякие там «огурцовы» в тюрьме сидят (в последние годы, правда, не только одни «огурцовы»). Так что выступайте публично сколько угодно, мне то что? Но ведь... никто Вам-то, кажется, в РФ в этом и не препятствует, совсем даже напротив... ))) О том-то и речь (см. начало «Бесов» и одно искреннее убеждение («гражданскую роль») Степана Трофимовича Верховенского). 🙂

Дмитрий Львович Быков: Ivan Esaulov ну, рассказывать вам о препятствиях я не стану, Боже упаси. На обиженных, как известно, воду возят.