July 23rd, 2021

berlin

Дмитрий Быков (опрос) // «Коммерсантъ Weekend», №25, 23 июля 2021 года

«Это великая русская книга»

Как мы читали «Над пропастью во ржи»

70 лет назад вышел роман Джерома Сэлинджера «Над пропастью во ржи» — наверное, самый известный в истории роман о душевных терзаниях трудного подростка. Для популярной культуры ХХ века история Холдена Колфилда стала тем же, чем «Страдания юного Вертера» для эпохи романтизма: по этой книге учились чувствовать, измеряли подлинность жизни, ее превозносили как писание и осмеивали как воплощение фальши. По-русски «Над пропастью во ржи» была впервые опубликована в журнале «Иностранная литература» в 1960 году в переводе Риты Райт-Ковалевой и тут же заняла особое место в истории русского чтения. Weekend попросил писателей, режиссеров, редакторов разного возраста рассказать о том, когда они прочитали сэлинджеровский роман, как отнеслись к нему тогда и что думают о нем сейчас.


Юрий Норштейн, режиссер
1960 год, 19 лет

Знаете что? У меня такое впечатление, что я ее прочитал всегда. Такой парадоксальный случай. Как большое литературное произведение она во мне жила всегда, такое у меня чувство. А прочтение — это был просто формальный факт — сразу, как она вышла в «Иностранке». Там же мы прочитали «Зима тревоги нашей», там же — «Убить пересмешника», тогда русскому читателю досталось сразу много современной американской литературы. И Сэлинджер попал в этот пучок света, сияния американской литературы. Мне и моим ровесникам все в этой книге было очень близко и понятно. Потому что твои переживания не зависят, слава богу, от того, в каком обществе ты находишься, а зависят исключительно от тебя.

Самые сильные потрясения происходят в человеке тогда, когда в нем еще остается романтизм, но приходит и прагматизм, потому что он должен устраивать свою судьбу и как-то рифмоваться с обстоятельствами. О таких вещах у нас в литературе в то время не говорилось. И вдруг мы столкнулись с автором, который заговорил.

И для меня по сию пору остается одним из удивительных литературных свершений и одной из литературных загадок, что это повествование получило такое колоссальное влияние в мире. Сегодня весь мир заполонил этот мальчик-очкарик, а на самом деле подлинный герой, герой, которым насыщен воздух,— это герой Сэлинджера, конечно.

Когда герой в финале со своей сестрой — по-моему, он ее на карусели там крутит, я сейчас не помню уже,— радуется ее радости, то что может быть прекраснее? А он искал этой возможности — радоваться радости и быть в соединении с радостью других, просто мир не давал ему этой возможности.

Дмитрий Быков, писатель
1980 год, 13 лет

Я сразу прочёл по-английски, это было внеклассное чтение в английской спецшколе. Главным образом для изучения молодёжного сленга. Впечатление было самое позитивное, хотя раньше «Ловца» я прочёл «Дневник Анны Франк», поэтому к страданиям Холдена Колфилда всерьёз относиться уже не мог. Я понимаю, что нельзя поверять бунтарскую литературу вот такой реальностью, но все эти бунты, все эти дети цветов, Годары, Сартры — всё это мне никогда не казалось серьёзным, потому что я вовремя прочёл несколько книжек из истории Второй мировой войны. Поэтому, как говорил Константин Кузьминский, «мне всё это только чуть-чуть щекотно».

Но тогда, в 13 лет, мне всё понравилось, а чем дольше я читаю и перечитываю «Ловца», тем больше мне кажется, что это абсолютно провокативная, абсолютно пародийная, очень насмешливая книга про молоденького глупого буржуа, который пытается бунтовать, но бунтовать не умеет, терпит ослепительный крах во всех своих начинаниях и под конец возвращается к своей рыжей сестрёнке-графоманке, которая вызывает, конечно, и умиление, и тоже, в общем, понятную иронию, как все пишущие дети. В общем, это такой отчёт позднего Сэлинджера — ну позднего, в смысле, зрелого, которому уже 35 лет, о таком саморазрушении, жестокая насмешка над собственной юностью, примерно как Ленский в «Онегине».


Collapse )
berlin

Дмитрий Быков (теле-эфир) // «Дождь», 23 июля 2021 года

«в каждом заборе должна быть дырка» (с)

William Butler Yeatsпроект
НОБЕЛЬ С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ

лекция №41
УИЛЬЯМ ЙЕЙТС

аудио (.mp3)

Поэт в башне: как Уильям Йейтс подготовил почву для Толкиена, помог Ирландии обрести независимость и получил Нобеля за непохожесть на современников.

В новом выпуске программы «Нобель» Дмитрий Быков рассказывает об ирландском поэте и драматурге, лауреате Нобелевской премии по литературе 1923 года Уильяме Йейтсе. Он получил премию с формулировкой «За вдохновенное поэтическое творчество, передающее в высокохудожественной форме национальный дух». Дмитрий Быков рассказал, из-за чего автор отрекался от ранних поэм, как он возродил старые традиции английской поэзии и почему его считают предтечей творчества Толкиена. Также Быков зачитал три стихотворения Йейтса, для которого только «ход времени — главный враг».

The Nobel Prize in Literature 1923 was awarded to William Butler Yeats «for his always inspired poetry, which in a highly artistic form gives expression to the spirit of a whole nation.»

все лекции на одной страничке
berlin

Дмитрий Быков + Дмитрий Крымов (видео) // «YouTube. ЖЗЛ с Дмитрием Быковым», 23 июля 2021 года




Дмитрий Крымов
в программе ЖАЛКАЯ ЗАМЕНА ЛИТЕРАТУРЫ
с Дмитрием Быковым
№30


В последние годы в работе Дмитрия Крымова произошла череда блестящих удач. Как минимум десять его спектаклей не просто удостаиваются высших наград, не просто широко обсуждаются, но стали для нас некоторым эталоном театральных исканий в современной России.

Театр Крымова ни по настроению, ни по методам, ни по способам обработки литературного материала не похож ни на то, что делал его знаменитый отец Анатолий Эфрос, ни на то, что делают его современники и ровесники.

Это какой-то удивительный театральный ренессанс в работе крупного художника и педагога, который неожиданно оказался ведущим режиссером России. Почему так получилось? Потому ли, что театр Крымова — это удивительный синтез сразу нескольких режиссерских манер? Потому ли, что это невероятно дерзкая манера обращения с классикой — родной и зарубежной? Потому ли, что спектакли Крымова воздействуют именно на эмоциональную сферу зрителя, то есть откровенно вышибают слезу?

Трудно сказать. Но именно после постановки в Мастерской Петра Фоменко спектакля «Моцарт. Дон Жуан. Генеральная репетиция» стало понятно, что у нас есть великий современник. Сколько бы его ни подвергали сомнению и ни говорили, что он сделал очередной капустник.

Вот с этим великим Крымовым, который так плохо монтируется со словом «величие», мы и будем разговаривать в новом выпуске ЖЗЛ.


Таймкоды:

00:00 «внутренний цензор у меня не включается никогда»
01:21 театральная эстетика, уход из театра и работа свободным художником
01:59 внутреннее устройство спектакля «Моцарт. Дон Жуан. Генеральная репетиция» и как варенье попадает в шоколадку
04:42 вопрос консистенции крови и стиль Тарантино
06:40 реклама тюменских беспроводных наушников CGPods
10:55 единственная истина, которую не выкинул бы Дмитрий Крымов, и куда проваливался Евгений Цыганов в первом варианте
13:04 уход артистов с репетиции «Дон Жуана», неправильные отношения и как все переменилось в одну минуту, что сделал Цыганов
18:25 спектакль Крымова «Борис», как сделаны трупы и каким должен быть театральный художник
20:38 новая книга, как рождаются сценарии Крымова, кажущаяся импровизация и вседозволенность на сцене, игра в маске
25:09 вопрос от «Авиасейлс»
26:35 каково быть сыном режиссера и театрального критика и что делать, когда не получается спектакль
29:41 первый импульс, опера, эмоции и какую тайну Крымов отказался раскрывать
35:22 премьера нового спектакля «Костик» по Чехову и кого там играет Виктория Исакова
38:28 что бы хотелось после «Дон Жуана» от Цыганова и почему он не Гришковец; Венеция и Бродский
43:25 спектакль Крымова «Все тут» и спектакли Резо Габриадзе; про что будет новый кукольный спектакль
46:55 идеальный театр Крымова, театральные конфликты и актерская сущность
50:06 любой ли может стать режиссером и как режиссеру стать актером
53:42 внутренний цензор, Анатолий Эфрос и зигзаги, Россия и Европа
58:02 «Золотая маска» и спектакль «Сережа»
59:50 дети, династия, студенты, как «завести» актеров и Театр на Таганке и сколько актеров должно быть в труппе
01:04:01 театр Анатолия Васильева
01:07:26 проект «Дао» Ильи Хржановского, спектакль «Три сестры», спектакль и фильм «Таня» Анатолия Эфроса
01:11:03 вопрос про любимое животное









Подписывайтесь на канал Дмитрия Быкова ЖЗЛ:
https://www.youtube.com/c/ЖЗЛсДмитриемБыковым

По вопросам сотрудничества: zhzldb@imagency.team

Instagram Дмитрия Быкова: https://www.instagram.com/dmi_bykov/
Facebook Дмитрия Быкова: https://www.facebook.com/BykovDmitriyLvovich
Сайт лектория «Прямая речь» https://www.pryamaya.ru/
berlin

О Руслане Козлове...



Stabat mater dolorosa
juxta Crucem lacrimosa,
dum pendebat filius.



Дмитрий Быков в программе «Один» от 23-го июля 2021 года:

Вот, кстати, Руслан Козлов, чей потрясающий роман «Stabat Mater» я только что получил по почте и сейчас дочитываю. Козлов когда-то... (я сразу пользуюсь случаем анонсировать сильную вещь) Козлов когда-то написал роман-сказку, как он это называл, «Остров Буян». Эта книга настолько своеобразная, настолько странная, что она прошла полузамеченной. Но кто надо заметил. Совершенно неожиданная, непредсказуемая вещь.

А вот новый роман «Stabat Mater» («Скорбная мать» — ну это, вы знаете, из реквиема песнопение), в котором фантастическое допущение минимально, но настолько дерзко и неожиданно. И вообще такая странная, такая страшная, такая откровенная, такая на грани фола книга!

Вот я ее сейчас читаю и думаю: Господи, какое счастье, что у меня в друзьях Козлов! Что это человек, с которым я работал сначала в ленинградской «Смене» (совсем немного), потом в «Собеседнике», когда он был у нас ответсеком. И просто общение с ним, не очень частое, всегда меня укрепляет.

А сейчас вот я получил эту книгу — как будто плечо старшего брата оказалась рядом. Совершенно грандиозное произведение! Я не знаю ни где оно выйдет, ни кто его будет печатать. И потом, это настолько дерзкая книга по нынешним временам (дерзкая художественно прежде всего), что Бог его знает, как сложится её издательская судьба. Хотя я, конечно, сделаю для этого всё возможное, чтобы всё там было нормально. Но просто 4 дня её чтения (я читал бы больше, но были переезды, перелеты, выступления), вот 4 дня пребывания в её обществе очень меня изменили.

Дмитрий Львович Быков > Руслан Козлов // «Facebook», 14 ноября 2018 года:

С днём рождения, дорогой друг!

комментарий:

Руслан Козлов: Дмитрий свет Львович! Как приятно! Спасибо, дорогой!!.. Хорошо же было, весело, ну... Навсегда врезалась в память твоя рецензия на мою книжку: «Ты кого-то убил, а текст этот спиз…» Мне и самому так часто казалось... А листовки 19 августа! А спецномера к первому апреля — я таких никогда больше не видел... Будь здоров, друже, на столько же, насколько писуч! Carry on!

Дмитрий Быков // «Собеседник», №27, 16-22 июля 2014 года:

«Собеседник» тогда написал, что даже если инициатива будет исходить от Горбачева — мы этого никогда не узнаем; так оно, собственно, и вышло. Хотя наш ответсек, впоследствии прекрасный писатель Руслан Козлов написал злую статью «Мычание ягнят» — мол, если ты что-то знаешь, почему бы не выразиться конкретней?

Михаил Веллер «Друзья и звёзды» // «Астрель», 2012 год:

[Дмитрий Быков:]
— Я во время службы, вот это очень важная история, прислал одну корреспонденцию в газету «На страже Родины», которая заседала в Алексеевском равелине Петропавловской крепости. Там у нее размещалась, значит, редакция, был кабинет. Балтфлотская газета «На страже Родины» — очень хорошо известная. На дворе стоял 89-й год. Январь. Там меня напечатали. Им понравилась моя статья. И случайно ее прочел работавший тогда в «Смене» ее зам главного редактора Руслан Васильевич Козлов. Прекрасный ныне писатель, а тогда один из ведущих журналистов Петербурга. Он меня приметил и стал мне иногда под предлогом корреспондентской учебы пробивать почаще увольнения.

…Впоследствии, когда Козлов стал ответсеком «Собеседника» уже в Москве, настала у меня в редакции прекрасная жизнь. Вот самый счастливый профессиональный этап связан у меня с тем периодом, когда мной руководил Козлов. Впоследствии он написал гениальный, по-моему, роман «Остров Буян» и ушел в литературу. О чем я не могу не жалеть, потому что такого начальника у меня не было и уже не будет.

Дмитрий Быков (фрагмент интервью) // «Санкт-Петербургский университет», №10–11, 26 мая 2006 года:

Никогда питерские не будут любить московских. Это модель отношения Путина к Лужкову. Это же касается журналистики. Вся ваша газетная журналистика, очень хорошая, из газеты «Смена» вышедшая, но никогда она не будет любить москалей. Это я знаю потому, что главный редактор «Смены», Руслан Козлов, работал в «Собеседнике» ответсеком. Ему понадобился год только на то, чтобы просто научиться со мной разговаривать, терпеть мое присутствие. Это потом уже мы стали друзьями — не разлей вода. Но сначала он был уверен, что я обычное московское быдло. И так будет всегда.

Дмитрий Быков // «Собеседник», №7, 25 февраля — 2 марта 2004 года:

Второй этаж принадлежал отделу оформления, и там происходили самые разнузданные бесчинства. «От красного вина Козлов и Дятлов уже похожи на козлов и дятлов!» — это тоже наш тогдашний фольклор; известный ныне романист Руслан Козлов и заместитель главного в «Комсомолке» Андрей Дятлов сидели тогда в соседних кабинетах все на том же втором этаже.

источник неизвестен:

Руслан Козлов «Остров Буян: роман-сказка» // Москва: «Деловой экспресс», 2001, твёрдый переплёт, иллюстрации, 357 стр., ISBN 5-89644-044-8

Если бы я прочел эту ни на что не похожую книгу, ничего не зная об авторе,— тут же бросился бы его искать. Но, по счастью, я Козлова знаю: он работал у нас в «Собеседнике» ответственным секретарем. Однако, даже видя его ежедневно, я не мог предположить, что он способен сочинить полуфантастический роман-сказку, в котором так странно будет переплавлен весь русский опыт последнего века. Это и одна из лучших книг о любви, которые я читал за последнее время, и удивительная догадка о том, что такое тот свет, и просто очень горькое и честное повествование о том, что со всеми нами стало. Мрачная, нежная, безотрывно читающаяся книга.

Откуда он все это взял? Вероятно, где-то в себе раскопал. Но мы-то куда смотрели?

Журналист Руслан Васильевич Козлов родился в 1957 году в заполярном посёлке. Окончил Ростовский университет. Работал зам. главного редактора ленинградской газеты «Смена», был ответ. секретарём столичного еженедельника «Собеседник». Работал затем в газете «Метро» и журнале «Вояж и отдых». Зам. директора региональных проектов Русфонда. Автор полуфантастического «романа-сказки» «Остров Буян» (2001).