July 24th, 2021

berlin

Дмитрий Быков (видео)

«Україна 24» — український інформаційно-аналітичний телеканал, що входить до медіаконгломерату «Медіа Група Україна» Ріната Ахметова.



предисловие с 4:09:44
интервью с 4:13:22 по 5:21:43



програма «Велика п'ятниця»
Дмитро Биков в гостях у Євгенія Кисельова
// «Україна 24», 23 липня 2021 року

В програмі «Велика п’ятниця» 23 липня о 22.00 — відомий російський письменник, поет, публіцист, радіо- та телеведучий Дмитро Биков. В розмові з Євгенієм Кисельовим він розповість глядачам каналу «Україна 24» про своє нещодавнє отруєння (за деякими даними — речовиною класу «Новичок»), ситуацію в Росії та своє сприйняття української літератури.


Російський письменник розповів, скільки в РФ затятих прихильників Путіна

Дмитро Биков зазначив, що про Росію не варто думати як про рабську країну.

У Росії всього 5% переконаних прихильників курсу президента Володимира Путіна і стільки ж супротивників Кремля. Інші 90% людей просто «займаються своїми справами».

Про це в ефірі програми «Велика п'ятниця» на телеканалі «Україна 24» розповів російський поет і письменник Дмитро Биков.

«Мені здається, що уявлення про Росію як про країну рабську — це уявлення глибоко помилкове. Тому що під деякою кіркою, що покриває російську поверхню, йдуть дуже бурхливі, дуже швидкі і неоднозначні процеси, іноді взаємовиключні. І ви краще за мене знаєте, яка дистанція існує між народом і владою, яка величезна повітряна подушка. Тобто зовнішній конформізм нікого не повинен переконувати»,— сказав Биков.

Поет пояснив, з кого складається російське суспільство:

«На 5% — із затятих лоялістів, ще на 5% — з затятих лібералів, і на 90% з тих, хто чекає, що вийде, які займаються своїми справами, в різній мірі відкуповуючись від держави — хтось хабарами, хтось мовчанням, хтось конформізмом. Але це саме відкуп, і великою мірою інерція».

Павло Заяц // «Україна 24», 23 липня 2021 року

Collapse )

Це нагорода від держави: Биков розповів, чому його отруїли «Новачком»

Письменник вважає, що спецслужби не ставили собі завдання його вбити.

Російський письменник і поет Дмитро Биков в ефірі програми «Велика п'ятниця» на телеканалі «Україна 24» назвав своє загадкове отруєння в Росії, ймовірно отрутою «Новачок», «нагородою від держави».

На питання, невже його отруїли «Новачком» за сатиру, Дмитро Биков відповів:

«Я думаю, вони йшли за списком Координаційної ради. У них же немає іншого списку інакомислячих. Там люди, які самі заявили свою незгоду, вони вступили в Координаційну раду (Координаційна рада російської опозиції 2012 року — ред.). Розумієте, вона була створена для взаємодії з владою, в якомусь сенсі так її і використовували. Це була така їхня форма взаємодії з опозицією. І я абсолютно не каюся в тому, що я туди входив. Але, звичайно, Координаційна рада для себе припускала дещо іншу функцію, ніж та, яка була їй уготована — служити об'єктом показових розправ, видавлювання за кордон, подвійних отруєнь, як з Кара-Мурзою. Ну, нічого не поробиш, доводиться як мідії в морі вбирати в себе всі неприємності».

За словами письменника, він не знає, «хто конкретно за цим стоїть, яка це організація».

«Я припускаю певне прізвище — називати його не буду, ця людина дуже чуйно реагує завжди на згадку про себе. Для мене це така державна премія в прийнятному форматі, це нагорода від держави. Все-таки якесь значення ми маємо. Слава Богу, обійшлося. Я не думаю, що вони хотіли прямо вбити. Вони, можливо, хотіли покалічити, а можливо, нагадати, попередити, а можливо, просто відпрацьовували завдання. Я впевнений, що коли щось зміниться, ці офіцери напишуть: а ось ми недотруїли спеціально, це наша ініціатива, скажіть нам дякую. І найдивніше — я скажу їм дякую»,— зазначив він.

Павло Заяц // «Україна 24», 23 липня 2021 року

Collapse )

«Країна підпільної культури»: Биков розповів, чи може Росія стати фашистською

Росіяни встановлюють «повітряну подушку між собою і владою», зазначив письменник.

У Росії неможлива фашизація країни, оскільки більшість її жителів не вірять у державну пропаганду.

Про це в ефірі програми «Велика п'ятниця» на телеканалі «Україна 24» розповів російський поет і письменник Дмитро Биков.

Биков, зокрема, зазначив, що «не можна за багатьма параметрами» ставити знак рівності між Сталіним і Гітлером.

«Хоча б тому, що комунізм спрямований у майбутнє, фашизм — у минуле. Фашизм був дуже популярний у населення Німеччини, комунізм у населення Росії ніколи не був тотально популярним»,— пояснив він.

Як заявив письменник, Росія «дійсно геніально може встановлювати повітряну подушку між собою і владою».

«Хто сьогодні щиро вірить в Росії у державну пропаганду? Є маса способів висловити своє ставлення до цього — анекдоти, демотиватори, жарти, інтернет. Росія — країна підпільної культури, яка глибоко в'їлася. У Росії завжди глумливо ставилися до офіційної пропаганди, і досі так до неї ставляться. Так що фашизація Росії неможлива, вона завжди залишається на якомусь дуже поверхневому рівні... Так само, як і неможлива була її комунізація або самодержавізація»,— вважає він.

Павло Заяц // «Україна 24», 24 липня 2021 року

Collapse )


Евгений Киселев («Facebook», 23.07.2021):

Сегодня у меня было большое интервью с моей Дмитрием Быковым — вот кто по-настоящему, феерически талантлив! Он может во время серьезного, глубокого разговора, не отвлекаясь ни на секунду, не задумываясь, без всяких пауз, сочинить поэтический экспромт на заданную тему. В начале интервью я задал тему: рекламная пауза, которой сегодня российское государствнное телевиидение во время трансляции открытия Олимпиады в Токио перекрыло появление на стадионе команды Украины. Минут через 40 или 50 разговора стихи были готовы.

Подарок братьям дорогим
От их соседки моногамной:
Сегодня украинский гимн
Забили паузой рекламной.

Украина — в чём её вина?
Как в древним римлянам нам Эллада,
Нам демонстрирует она
Пример того, как нам не надо.

Её упрямый непокой,
Её разборки и траншеи
Сравню с рекламою такой —
Антирекламою точнее.

И всех пропагандистов рать
Не убедит Россию-маму.
Нам не впервой смотреть рекламу.
Раз прячут — значит, надо брать.

Но русский дух неудержим.
Спешу обнять единоверца.
Кто говорит, что брать как Крым,
А кто — что брать поглубже в сердце.


из комментариев:

Tamuna Shengelia: А как посмотреть? Линк сможете дать?

Евгений Киселев: Tamuna Shengelia Пока не могу - в воскресенье утром

<...>

Елена Коренева: Дмитрий, добрый день, исправьте в первой фразе опечатку: с моей....

Евгений Киселев: Елена Коренева Вы тоже исправьте: я - Евгений)))

Елена Коренева: Евгений Киселев Извините))) что- то пошло не так...

<...>

Герасимов Александр: Да, Дима, конечно, гений. С удовольствием вспоминаю его еженедельные бесконечные ночные эфиры у меня на радио! Жаль, что архивы пропали((





Интеллектуальное пиршество с Дмитрием Быковым

Писатель, поэт, литературовед, журналист, школьный учитель Дмитрий Быков — об отравлении «Новичком», оптимистическом взгляде на будущее России, литературе прошлого и настоящего и — в стихотворной форме — о том, как российское государственное телевидение забило рекламой выход команды Украины на стадион в Токио на церемонии открытия Олимпийских игр — и обо многом другом. Не пропустите интервью Евгения Киселева с Дмитрием Быковым на Кисельных берегах!
berlin

Иван Волосюк // «Московский комсомолец», 24 июля 2021 года

Шарапов против Шерлока Холмса: почему русский детектив не ровня английскому

Жанр крайне сложно перенести на отечественную почву, но нашим писателям все-таки удалось преуспеть.

Русский детектив в нынешних реалиях пока еще не может стать мировым. Факт остается фактом: Каменская «не дотягивает» до Мисс Марпл, а Шарапов — до Шерлока Холмса. А все потому, что «на чужой манер хлеб русский не родится». Чисто англосаксонский жанр крайне сложно перенести на русскую почву. Что порождает вопросы: имеет ли наш детектив право на существование, какое место он занимает в отечественной и мировой литературе и есть ли у него будущее? Ответы на них «МК» получил из первых уст.


<...>

Жизнь замечательных детективщиков

Мария Кузнецова — человек уникальный: одновременно и эксперт, и литератор. Она создала рекордное количество томов серии «ЖЗЛ» и смогла долгое время присутствовать в русской литературе под мужским псевдонимом Максим Чертанов. По степени таинственности, окружающей её имя, Мария может соперничать даже с Виктором Пелевиным, который в 90-е скрывал от публики свое личность.

Что же вынудило Марию публиковать книги инкогнито?

— Мы с Димой Быковым придумали ответ на этот вопрос. Слово «писатель» больше похоже на «спасатель», а «писательница» похоже на «плевательницу». А если серьезно, тогда существовал сексистский подход. Он еще сохраняется. Критики вполне могли отметить: «для женщины написано неплохо». Я этой снисходительности к себе не хотела.

Collapse )

Кстати, вышеупомянутый Дмитрий Быков (мега-звезда сегодняшнего литпроцесса — И.В.) Марию называл «русским Стивеном Кингом». Правда, она с этой формулировкой не согласна.

— Стивен верит в то, что пишет. Я же, если что-то выдумываю, не погружаюсь в мир зла так глубоко.

Collapse )

<...>
berlin

Дмитрий Быков (видео)




Фестиваль «Точка доступа» («Instagram. tochkadostupaspb», 24.07.2021):
Летний фестиваль искусств «Точка доступа» («Facebook», 24.07.2021):

Дмитрий Быков посетил «Центр русской эмиграции» — и успешно прошел собеседование, чтобы вновь вернуться в Росcию.

Попросили писателя поделиться впечатлениями о проекте 🔽

Дмитрий Быков о спектакле «Центр русской эмиграции»

Это абсолютно гениально придуманное, великолепно исполненное, очень тщательно срежиссированное действие. И я считаю, что это такое новое… совершенно новое поколение иммерсивного театра. Я ужасно горжусь, что сын мой в этом принимает участие. А вообще это вечная русская такая бюрократическая идея, что и на том свете мы будем переходить из кабинета в кабинет, и всё это будет таким вариантом призывной комиссии — это как раз не оригинально. Оригинально то, что, судя по лицам, там помещённым, и по стихам, там читаемым, эмиграция — главная проблема России на протяжении последних двухсот лет. Это очень горько. Очень горько.

Дмитрий Быков в программе «Один» от 23-го июля 2021 года:

«Какое впечатление на вас произвел спектакль «Центр русской эмиграции»?»

Знаете, Олег, это вопрос с хорошей подколкой. Как я могу оценивать спектакль, который в числе других авторов придумал мой сын? Восторженно я его оцениваю. Там до слез они меня довели, когда зазвучало «Прекрасное далёко».

Как всякий иммерсивный театр, это довольно любопытно. Довольно травматичный, по крайней мере, оригинальный опыт. Конечно, это в известном смысле провокация. В известном смысле это выход за обычные конвенциональные театральные средства.

Вот Алла Шендерова правильно написала, что it-менеджерам немножко не хватает стали в глазах. Но с другой стороны, это же современные менеджеры, менеджеры-аниматоры. Но они же и клерки-аниматоры, и такие немножко палачи-аниматоры. Провокация, которую они устраивают, довольно жестокая, но у них в глазах должна быть не сталь, a пластик, пластмасса.

Мне местами были страшноваты такие кафкианский моменты. Главное, сделано очень хорошо. Он очень хорошо вписан в помещения этого петербургского центра (они специально его арендовали), где человек переходит как на военкоматской медкомиссии, из кабинета в кабинет, отвечает на совершенно абсурдные вопросы, пересматривает всю свою жизнь.

И конечно, главная проблема выбрана совершенно справедливо. Потому что именно эмиграция, наряду с тюрьмой, вторая духовная скрепа России. Кстати любопытная тема, что у современного русского человека две идеи, два духовных центра — это тюрьма и эмиграция. И вокруг этого, как вокруг образа ада и рая, строится вся его философия. Причем и ад не то, чем ему кажется, и рай совершенно не то. В известном смысле они не то чтобы меняются местами, но уравновешиваются. Идея бегства — ведь понимаете, давайте уже назовем вещи своими именами.

Меня, кстати, этот спектакль о многом заставил с горечью задуматься, потому что сам феномен эмиграции осмысливается там довольно лихо. Вам предлагают изложить ваши представления, и тут начинаешь задумываться. Ваши ожидания. Причем это предлагается изложить как уже пережитый опыт, создать такую свою легенду. И вот я начинаю, кстати, задумываться.

Ведь в сущности, эмиграция — это переезд в то же самое пространство. Всё то же самое. Минус удобные привычные вещи. Минус чувство родины — довольно животное, довольно рудиментарное, детское чувство, но оно есть. Минус круг друзей, минус привычка. А так-то всё то же самое. Минус чувство страха, но прибавляется других страхов миллион. Исчезает страх тюрьмы — возникает страх нищеты, страх нереализации и так далее.

Я убедительно прошу многочисленных эмигрантов, у которых всё хорошо — так хорошо, что они до сих пор продолжают выяснять отношения с родиной — воздержаться от комментариев. Потому что я уже понял, как у них всё хорошо, как у них нет никакой эмигрантской травмы, о которой кричат все их самовосхваляющие посты. Я говорю не для них.

Я говорю сейчас о тех, кто или был в эмиграции и вернулся, или несчастлив там, или собирается туда. То есть я говорю не о тех немногих счастливцах, у которых так уж всё хорошо, что пока они этим с нами не поделятся, заснуть не могут. Проблема в том, что человек, который несчастлив в России, вряд ли будет счастлив где-либо еще. Это такой довольно печальный закон.


#centrusemigration
berlin

...

[сказано на видео: Дорогие друзья, вот я привёз сынка в киевский зоопарк, смотрим мы в данный момент рыбок. Ну, я вам просто сообщаю, что я приехал, всё в порядке, никаких препятствий не возникло. И в Днепре, где у меня так много друзей, и в Запорожье, где тоже они имеются, мы появимся в своё время и будем вам читать новые стихи, которые здесь пишутся, надо сказать, в огромном количестве. Сынок тоже очень доволен, ему всё чрезвычайно нравится. Я уверен, что вы его не разочаруете. Спасибо вам за всякие приятности, добрые встречи и приятные ожидания. Не сомневайтесь — всё будет прекрасно.]

+ сопроводительный текст:

Дмитрий Быков («Instagram. dmi_bykov», 24.07.2021):
Дмитрий Львович Быков («Facebook», 24.07.2021):

Дорогие друзья, я в Киеве. Все в порядке, никаких препятствий по пути не возникло. Спасибо вам за всякие приятности, за добрые встречи и приятные ожидания. Уже в воскресенье в кинотеатре «Киевская Русь» мы с вами встретимся на благотворительном творческом вечере, где буду читать свои новые стихи, которые здесь, надо сказать, пишутся в огромном количестве. Также буду отвечать на ваши вопросы из зала и просто искренне общаться. Не сомневайтесь, все будет прекрасно!



«Прямая речь» продолжает компилировать и дописывать?
berlin

Дмитрий Быков (аудио)




Дмитрий Быков / Валерия Чачибая: Интервью «квартирное»
// «YouTube. AristocratsTV», 24 июля 2021 года

Розмова напередодні виступів Дмитра Бикова в Україні — про життя, друзів, літературу, не без слова про Навального, Хржановського, Тараса Шевченка, Лесю Українку та Мамонова. Ну і Путіна, ну що ж.

Продюсерка та ведуча — Валерія Чачибая
Фото — Олександра Желєзнова
Комунікації — Антон Алексаха
Виробництво Радіо Аристократи
berlin

Дмитрий Быков (фотографии)


Дмитрий Быков



Дмитрий Быков



Радіо Аристократи («Instagram. radioaristocrats», 24.07.2021):
Радіо Аристократи («Facebook», 24.07.2021):

Перша подорож після пандемії Дмитра Бикова — в Київ. Задля роботи, спілкування із друзями і можливості читати свої поезії київській, одеській, дніпровській та запорізькій публіці.

До слова, завтра ввечері у залі кінотеатру Київська Русь, окрім інших поезій, буде прочитано прем'єру «Київська балада», за яку, Дмітрій Львович, готується приймати будь-яку щиру реакцію. «Поэзия — вещь концертная»,— сказав @chachibaya у інтерв'ю пан Дмитро. @dmi_bykov

Квитки у продажу, частина виручки піде на підтримку переселенців з Донбасу та інші гуманітарні проєкти. А частина — витрачена на організацію заходів. Гонорару за виступ Дмитро Львович не отримує за власним бажанням. До слова, який же ж мотив приїжджати — таку відповідь теж маєте у подкасті.

А також, чому Дау Хржановського — це мистецтво, хто на полиці Дмитра з української сучасної літератури і розсип влучних нових образів, цитат та сміливих думок — ну це ж Биков!)

Дісклеймер: Ми цінуємо своїх друзів, не принижуємо нашу дружбу гавканням на тему зради, тим паче що кричать своє геть, вочевидь ті, хто ані крихти цікавості до біо Бикова не проявив. Про це пан Дмитро теж висловився у подкасті.

Лінк на подкаст — https://youtu.be/NLzLCZXRJ5I



Дмитрий Быков



Дмитрий Быков
berlin

Марина Рахманова // «Сноб», 20 июля 2021 года

Курс Дмитрия Быкова о писательстве или История о нарушении границ

В июне этого года я поучаствовала в курсе Дмитрия Быкова «Как написать захватывающую историю». Курс был рассчитан на взрослую аудиторию и длился 4 дня. Неоднозначность результатов и ощущение недосказанности мотивируют меня разобраться в процессе и систематизировать случившееся. Факт покупки и полноценного участия дают мне право открыто высказывать своё мнение.

Итак, исходные данные. Название курса «Как написать захватывающую историю», длительность 4 дня, стоимость 20.000 руб. Длительность каждого занятия 1,5–2 часа. Место проведения — лекторий «Прямая речь». Организаторами курса заявлена работа в небольшой группе и проработка следующих тем:

• Сюжетная линия: как её найти и не потерять?
• Блоги и посты — это тоже рассказы!
• Любовный сторителлинг.
• Фантастические твари, где они обитают и как про них писать.

«На этом курсе вы научитесь писать увлекательные короткие тексты: рассказ, статью, пост в соцсетях. Разберёте композицию, сюжет, динамику, конфликты, образ героя, любовную линию, финал и многое другое», заявлено в описании программы. После каждого занятия участники получали домашнее задание, а по итогу написали рассказы, на которые Дмитрий Быков дал рецензию.

Сразу обозначу сильные стороны курса. Дмитрий Львович, действительно, лично читал все тексты участников и давал комментарии либо на все, либо на лучшие экземпляры. Это безусловная ценность, поскольку получить обратную связь, хотя бы минутную, от писателя такого уровня — это уникальная возможность. Кроме того, слушать и воспринимать образ мышления сложившегося Мастера, который, к тому же, сумел успешно коммерциализировать свой талант, интересно с исследовательской точки зрения.

Теперь о несовпадениях. Во-первых, работа в небольшой группе по факту оказалась работой в группе из порядка 35 человек. Это полноценная учебная аудитория. Обратная связь на каждый текст, примерно по две минуты на комментарий, съедала почти половину всего времени занятия.

Во-вторых, автор курса сразу же заявил об отступлении от заявленной программы. Меня всегда напрягают такие ситуации. Не нужно объяснять, что обучающий курс — это коммерческий продукт с определённой стоимостью. По всем законам рынка, такой продукт должен обладать определённой полезностью, то есть предопределёнными результатами его потребления. Достижение этих результатов и удовлетворение заранее выявленных потребностей участников в перспективе дают лояльную аудиторию, готовую к следующим покупкам. В данном случае, для меня осталось загадкой, какие результаты закладывались в обучающий продукт. Присутствовало явное расхождение позиций организаторов, продвигающих курс, и самого Дмитрия Быкова.

Опираясь на заявленную программу, я рассчитывала за 4 занятия освоить конкретные приёмы и техники написания коротких текстов. Получить ответ на вопрос «как?». Но этого как раз Дмитрий Львович не дал. Было впечатление, что он больше делится своим литературным мироощущением, нежели писательскими знаниями, развивающими навык. Скорее даже речь шла о том, «что?». О чём писать, чтобы читателю было интересно.

Несовпадение заявленного и фактического содержания занятий привело к путанице в оценке результатов участников. И это считаю главным провалом курса. Что конкретно оценивал Дмитрий Львович — то ли содержание, то ли форму, то ли качество текста, мне было не понятно. Задания из категории «написать рассказ про любовь» или «написать рассказ про еду», на мой взгляд, недостаточно конкретны, с учётом того, что приёмы и техники, способные качественно трансформировать тексты на эти темы, не были даны. Писать приходилось по наитию, как, собственно, и до участия в курсе.

Суждения автора курса были направлены на писательские способности участников «as is». В рецензии на финальные работы (спустя две недели после завершения курса) Дмитрий Львович рьяно прокомментировал и авторский голос, который «прорезался у единиц», и заштампованность текстов, прошёлся по сюжетам и личным историям участников, некоторые из которых, по его мнению, не достойны быть рассказами.

Но разве автор курса занимался вопросами становления авторского голоса и устранения штампов через определённые методики? Разве эти результаты были запланированы в рамках четырёхдневного курса? Нет. Тогда почему же Учитель вышел за дозволенные преподавательской этикой пределы? Если бы Дмитрий Львович хотел побороть наши штампы, он бы раскрыл для нас 5 конкретных способов отлавливания и выжигания литературных шаблонов и научил ими пользоваться. Но эта тема не являлась предметом изучения, и, тем не менее, была использована им для критики.

Финальная рецензия превратилась в качественно написанный слив негатива, незаслуженную прощальную оплеуху, прикрытую благими намерениями. Это грубое нарушение границ и обесценивание вклада участников, после которых, честно говоря, хотелось принять душ. Я не знаю, как Дмитрий Львович работает с детьми и подростками. Но если такой подход практикуется и с ними, то это скверно.

В моём представлении о хорошем (даже не высококлассном) обучающем продукте, организаторам достаточно было дать следующее. На каждый из заявленных в программе пунктов, помимо теории, предложить конкретные упражнения и приёмы, отработка которых была бы домашним заданием. В финальном рассказе участники могли бы сочетать изученные техники, сделав свой текст качественно другим, отличным от привычного. И оценка автора курса была бы направлена на те аспекты творческого потока участников, которых он сам касался в течение четырёх вечеров. Это было бы хорошо. Этого было бы достаточно. Это было бы измеримо!

На мой взгляд, в рамках рассматриваемой программы автор оказался не готов честно делиться нюансами мастерства. Скорее, он предлагал некую иллюзию приятельствования, сокращения дистанции как один из главных эффектов участия в курсе. Но для взрослой аудитории с глубоким проработанным запросом этого недостаточно. Сокращение дистанции для обсуждения литературы или самого писателя можно получить на более простых и менее дорогих форматах встреч — лекциях, литературных клубах и пр.

Какой результат я забрала с собой по итогам курса:

1. Ценный список литературы, порядка 30 произведений. Кстати, было бы эффективнее сделать его публичным заранее, для более предметной подготовки участников к курсу.
2. Список из порядка десяти фраз, которые точно нельзя использовать в прозе.
3. Понимание, что такое современный рассказ и «откуда» его писать.
4. Знакомство с замечательными пишущими людьми, ясными и смелыми, с которыми надеюсь продолжить общение.

Стоит ли участвовать в мероприятиях Дмитрия Быкова? Конечно, стоит! Если это лекции, литературные встречи и открытые дискуссии, предполагающие свободный поток знаний на литературные темы. Если речь идёт о заявке на индивидуальную работу, то я бы воздержалась. По крайней мере, на данный момент.

Моя ответственность в этой истории в том, что под свой запрос я выбрала не ту программу и не того Мастера. И за это я заплатила не только стоимостью курса, билетов и проживания в Москве, но ещё и головной болью в поисках справедливых ответов. Осознание этого факта и способность смело двигаться дальше в выбранной мной форме творчества делают меня сильнее.

С ответственностью организаторов пусть разбираются они сами.
berlin

Павел Матяж // «Facebook», 24 июля 2021 года

Дмитрий Быков* * *

Прочитал «Июнь» Быкова. Очень быстро, там у него чуть больше 500 страниц, а я начал и закончил в июле, для меня это хорошая скорость. Но надо сразу сказать, что это совсем не то летнее чтиво, которое обещает заголовок.

Написано, действительно очень легко и увлекательно, также как все, что пишет Быков. Но это только, товарищи, кажущаяся легкость. Дмитрий Львович так заманивает наивного читателя, настроившегося было на ненапряжную интеллигентскую прозу про каких-нибудь милых московских людей в конце 1930-х. Наверняка их будут мучать кровавые энкавэдэшники, в 1937-м без них никуда, но все закончится хорошо или по крайней мере весело. Разве может быть иначе у обаятельнейшего и душевнейшего Быкова.

Поначалу все развивается так как я себе нафантазировал. Действие неторопливо продвигается к предвоенному июню 1941-го. Герой — очень милый еврейский юноша, московский студент литературного университета сочиняет смелые стихи, бродит по букинистическим магазинам и ведет классические такие быковские интеллигентские разговорчики. Думаешь, ну какая же милота, как все это прелестно, прелестно.

Но следующие герои (главных героев в книге трое, по количеству частей) гораздо менее приятные, хотя тоже очень интересные парни. Журналист-пропагандист, у которого от постоянного вранья случилось расшестерение личности и третий литератор, так глубоко познавший свою специальность, что придумал некое прото-лингвистическое программирование, своего рода заклинания или заговоры, с помощью которых он может что-либо внушать людям, прочитавшим его текст. По всему выходит, что оба героя — люди в разной степени ненормальные. Да и первый наш студент, такой цельный и невозмутимый в начале, под конец начинает ехать с катушек, галлюцинировать, заговариваться и метаться.

В мрачной атмосфере всеобщей подозрительности, шпиономании, коллективных судов, доносов, допросов, пропаганды, в стране которая несмотря, а может и благодаря хаотичным действиям правительства все более неотвратимо движется к войне герои книги сходят с ума, параллельно и автономно друг от друга.

В некотором смысле, на всеобщее безумие можно списать и все дальнейшие размышления Быкова, депрессивные, мизантропские до самой крайней степени. Ну дескать просто мои герои чокнулись и несут бред. Они все вместе не сговариваясь отвечают на вопрос: хотят ли русские войны.

Русские не просто хотят войны, они были для войны созданы, это их предназначение. Также, как и немцы, собственно. И вообще русские и немцы как две стороны одной медали. Немецкая чистоплотность уравновешивается русской грязью.

Быковские персонажи призывают войну, считают единственным выходом и способом очистится от коллективного греха, тяжкого чувства вины. Только армагеддон, огонь, бушующее пламя может исправить и перечеркнуть все что наделано, наворочено, нагрешено.

И не только за время революции, гражданской войны, коллективизации, репрессий. Быков не пытается сделать коммунистов и Сталина единственными виновниками всего самого плохого что есть в России, в русских в российском государстве. Он пишет, хотя тут мне бы хотелось бы какой-то конкретики, как и всегда, когда говорят о причинах, что причины, источник вины намного глубже, дальше, сильнее. Дескать война — это некий гордиев узел, который до Сталина разрубали Петры, Николаи и Александры. Это никогда не решало проблемы, но позволяло отложить их решение лет на 50.

Но круче всего разгоняет конечно последний герой, мегалитератор Игнатий Крастышевский. С помощью боевого НЛП собственной разработки он получает возможность — а может это ему только кажется — влиять на действия самого советского самодержца. Сначала он всячески внушает ему страх перед войной, пытается вызвать панику, чтобы сама мысль начать войну, куда-то вторгнуться вызывала ужас. Но когда в 1939-м, под влиянием, как думает Крастышевский, его текстов, Сталин заключает пакт с Гитлером, союз с дьяволом, с абсолютным злом, чернее которого нет, он кардинально меняет тактику и начинает, как и предыдущие быковские персонажи камлать войну, составлять и отправлять на стол к Сталину заклинания, яростные милитаристкие призывы, зашифрованные в сводки о состоянии дел советского кино на зарубежных экранах.

Дмитрий Львович решает этот эпизод с тарантиновской прям лихостью. Нет, я знал, конечно, что Быков, крут, но не настолько же) Мощнейшая книга, потрясающая основы реально.