August 15th, 2021

berlin

Расписание Дмитрия Быкова

Расписание Дмитрия Быкова

когда
во сколько
город что
где
цена
28–31 августа
суббота–вторник
18:00 / 18:00 / 19:00 / 19:00
Москва Дмитрий Быков: «Как написать захватывающую историю» (4-дневный интенсив писательского мастерства, 17+)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
НЕТ БИЛЕТОВ
6 сентября
понедельник
19:00
Москва Дмитрий Быков: «Ларс фон Триер: взлёты и падения» (лекция о гении, который сам себя съел)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
билеты: до 27 августа 1.750 руб., с 28 августа 1.950 руб.
онлайн-трансляция: до 27 августа 750 руб., с 28 августа 1.000 руб.
9 сентября
четверг
19:30
Москва Дмитрий Быков: ««Анна Каренина» — актуальный роман» (лекция в день рождения Льва Толстого)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
билеты: до 30 августа 1.750 руб., с 31 августа 1.950 руб.
онлайн-трансляция: до 30 августа 750 руб., с 31 августа 1.000 руб.
9–12 сентября
четверг–воскресенье
18:00
Москва Дмитрий Быков: «Как написать фантастический рассказ?» (4-дневный интенсив писательского мастерства, 17+)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
абонемент: 20.000 руб.
16–19 сентября
четверг–воскресенье
19:00
Москва Дмитрий Быков: «Как написать захватывающую историю» (4-дневный интенсив писательского мастерства, 17+)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
абонемент: 20.000 руб.
30 сентября
четверг
15:45
Montenegro, Budva Творческий вечер писателя Дмитрия Быкова («СловоНово» — форум русской культуры в Европе, 24–30 сентября 2021 года)
«Dukley Gardens» — Zavala peninsula bb, E-65
1.000 €
7 октября
четверг
19:30
Phoenix, AZ Дмитрий Быков: Творческая встреча — стихи и общение
3123 N 20th Street, Phoenix, AZ 85016
$35
22 октября
пятница
19:30
Fair Lawn, NJ Дмитрий Быков
St. Leon Armenian Community Center — 12-61 Saddle River Road, Fair Lawn, NJ 07410

Facebook-event:
https://www.facebook.com/events/226409319383083/
https://www.facebook.com/events/371682611212835/
https://www.facebook.com/events/859630631339599/
https://www.facebook.com/events/267314504826003/
$45
berlin

начну — собираюсь — буду — откладывается — не намерен — не собираюсь пока

Дмитрий Быков в программе «Один» от 23-го июля 2021 года:

Потому что будущее — оно ведь наступает. Не зря это сказано. Поэтому очень многое, о чем мечталось и нам, глядя на Украину, и самим обитателям Украины, выглядит не совсем так, как они полагали. И сменяемость власти выглядят не совсем так, и борьба за национальную идентичность не совсем так.

Но я начну об этом говорить, разумеется, уже со следующей программы, когда у меня будет несколько больше впечатлений, как минимум 2-3 города я посмотрю и с большим количеством людей встречусь. Не то, чтобы я приберегал свое мнение только до России, чтобы меня не освистали в Украине. Нет, я начну это говорить, в общем, примерно сразу. Потому что при всей нетерпимости очень многих людей в украинском обществе, я не замечаю здесь пока всё-таки такого желания истребить оппонента. Поэтому посмотрим, как всё будет происходить.

Интересного очень много. Очень разнообразны и разнонаправленны происходящие тут процессы. Многие мои друзья сами в растерянности и не в состоянии подытожить свои ощущения. Я собираюсь встретиться, кстати говоря, в ближайшее время с Ильей Хржановским, который работает над мемориалом Бабьего Яра и работает в нем, и обсудить с ним и перспективы проката фильма Лозницы «Бабий яр. Контекст», и отношение к его работе и к самому мемориалу в Киеве и вокруг. Ну и просто его ощущения от Украины Зеленского. Потому что он здесь давно уже живет и работает. Много у меня будет здесь всяких интервью. Это всё я тоже собираюсь обнародовать.

<...>

«Ваше отношение к украинскому закону о языке».

Я буду еще не раз высказывать свое отношение к закону о языке, и в Украине, и в России. И высказывал его уже неоднократно. Пока я предлагаю задуматься вот о чем. Попытайтесь понять, осознать, от чего, от какой реальной проблемы в очередной раз отвлекают ваше внимание. Вероятно, есть какая-то очень важная, глубоко загнанная, тайная проблема, которая сейчас встает в полный рост. И людей опять отвлекают дискуссиями о языке.

Причем доводят до каких-то совершенно диких крайностей. Даже мне, в общем, при том, что очень многие люди в Киеве подходят, здороваются, желают удачи, приходится слышать (в основном в сети, заочно — заочно же все очень храбры) такие заявления, что не нужно нам москальских гастролей, не нужно нам советов от агрессора. Хотя никто вам никаких советов не дает, друзья. Я стихи приехал читать. «Не нужно нам гостей из России, мнений их — они опять приедут и всё переиначат».

Ну, если вы ориентированы только на комплименты, тогда конечно. Просто некоторое количество маргиналов, которые в результате возненавидели всё русское (а может быть, и всегда ненавидели) — некоторое количество таких маргиналов есть всегда. Хотя их количество ничтожно по сравнению с тем настоящим отрядом фриков, которые регулярно полощут Украину на российских федеральных каналах. Но просто мне кажется, что вопрос о языке не является для сегодняшней Украины самым насущным. И мне очень досадно, что именно на это отвлечение до сих пор с такой готовностью покупается некоторая часть людей.

Думаю, что никаких репрессий по языковому признаку не будет. Если будут, надо на это реагировать обостренно. Вообще мне кажется, что украинская интеллигенция как-то умеет защитить себя сама, без нашей с вами несколько навязчивой, несколько родительской заботы.

Дмитрий Быков в программе «Особое мнение» от 26-го июля 2021 года

[Дмитрий Быков:]
― …она разная, и дозволяет себе свободную общественную дискуссию.

[Станислав Крючков:]
― Вот в литературной среде вы ощутили вот эту неоднородность вот на этих встречах — на встречах последних дней?

[Дмитрий Быков:]
― Ну очень остро ощутил, потому что огромное количество моих друзей сейчас, пожалуй, объединены главным образом нашими общими воспоминаниями. В остальном у них чрезвычайно резкие расхождения. Правда, пока ещё это не мешает им здороваться, встречаться на одних мероприятиях. Но украинская интеллигенция духовно и интеллектуально очень разнообразна. И это как раз внушает определённые надежды, потому что мы всегда себе приписывали такую пестроту, цветущую сложность. Сейчас эту цветущую сложность можно наблюдать в украинском обществе, где идут широчайшие дискуссии: по поводу Ильи Хржановского, по поводу Бабьего Яра, по поводу Зеленского, по поводу языка. И всё это в общем не мешает обществу быть единым по каким-то базовым понятиям.

[Станислав Крючков:]
― А какая-то интенция по поводу общего будущего слышна, звучит или это предмет..?

[Дмитрий Быков:]
― Знаете, я пока ещё здесь неделю, мне ещё три недели предстоят. Я собираюсь побывать ещё в пяти городах и взять ещё штук шесть интервью. Поэтому мне пока ещё далеко не всё ясно. Отчитаться полностью я смогу после 23-го августа. И не потому, что я вот боюсь сейчас что-то говорить, пока я здесь. Я вот не из тех публицистов, которые щедро, воспользовавшись украинским гостеприимством, бегут на родину ругаться. Нет, я буду… но сначала надо очень многих людей, особенно писателей, расспросить.

<...>

[Станислав Крючков:]
― Мы за эфиром немножко поговорили о вашем пребывании в Украине. Вы обещали позднее донести свое мнение об этом до наших слушателей в наших эфирах. Но тем не менее, ощущение из момента, ощущение из этих дней, которые вы там провели, каково?

[Дмитрий Быков:]
― Знаете, странную вещь скажу. Обычно когда меня встречают аплодисментами перед поэтическим вечером, я это считаю таким авансом, и мне это неловко. Но когда мне вчера аплодировал киевский зал, я понял, что это мне аплодисменты за все эти 7 лет травли, за все эти 7 лет, что меня шельмовали как только могли только за то, что я не одобряю российской агрессии. И я впервые понял, что, во-первых, я это заслужил, и во-вторых, что оно того стоило.
Я с горячей любовью и благодарностью думаю о киевской аудитории, которая пришла меня слушать, и о тех людях, которые еще придут в Одессе, в Днепре, в Запорожье. Для них интерес ко мне и к литературе оказался выше любых обид. И вот эти люди мне компенсировали то ощущение потерянности, а иногда чужеродности, которое я подчас в России испытывал, что и говорить. Я им благодарен. Горячо благодарен.

[Станислав Крючков:]
― Разговор о литературе часто начинается сквозь призму политики, или это такая сторонняя вещь?

[Дмитрий Быков:]
― В Украине это сейчас болезненная проблема в связи с языком. Но поскольку нам языковой барьер не мешает, то нет, всё-таки основным остается эстетическое качество. И я рад, что украинская аудитория внимательно следит за тем, что у нас происходит.

Дмитрий Быков в программе «Один» от 30-го июля 2021 года:

Пока я в Одессе. Чем глубже погружаюсь в удивительную плотную праздничную одесскую жизнь, тем она делается быстрее, тем глубже, я думаю, это проникновение, и тем сложнее впечатления. Поэтому окончательный отчет о них откладывается. Я с очень многими людьми, с очень многими любимыми писателями, художниками, режиссерами собираюсь встретиться в Одессе в ближайшее время. Мне требуется, конечно, не знаю, хотя бы недели 2 для того, чтобы как-то эти впечатления уложить в голове.

Дмитрий Быков в программе «Один» от 6-го августа 2021 года:

«Как по-вашему, будут ли у вас проблемы с властью после возвращения из вражеской страны?»

Проблемы с властью у меня начались не с поездки на Украину. Проблемы с властью у меня были и будут, разумеется. Причем с любой. Но я не думаю, что посещение Украины сегодня является каким-то криминалом. Довольно много русских авторов ездит сюда. Довольно много русских людей, у которых здесь есть родственники, приезжают сюда регулярно. Довольно много русских авторов и исполнителей приезжают сюда читать и петь. Пока, по-моему, это еще не приравнивается к антигосударственный деятельности. Но в любой момент может приравняться.

Понимаете, если в России есть хоть один человек, который скажет, что у него не может быть проблем с властью (включая самого представителя власти), этот человек просто не понимает, где живет. Но пока у меня есть такое ощущение, что наиболее яростной травле подвергаются люди, которые занимаются какой-то организаторской деятельностью, организационной. Руководят сайтами, или выходят на какие-то акции, или пытаются стать депутатами. А сам факт выезда за границу пока еще, по-моему, не является криминалом. Но к этому идет, безусловно. То есть это ближайшая перспектива.

Дмитрий Быков в программе «Один» от 13-го августа 2021 года:

«Кто из встреченных в Украине людей повлиял на вас больше всего?»

Как ни странно, самый интересный мой разговор был не с украинцем, а с человеком, которые здесь находится не в поисках убежища, а который здесь временно работает. Но он не является украинцем. Я не намерен обнародовать этот разговор. Просто он был самым объективным.

<...>

Но я не собираюсь пока ничего писать по итогам, кроме тех интервью, которые я опубликовал. <...> Много очень увлекательных разговоров. Почему я не хочу ничего писать по итогам? Потому что не хочу, во-первых, увеличивать вероятность так называемого срача. А во-вторых, мне кажется, каковы бы ни были мои впечатления, они остаются моим частным делом. Как-нибудь без моих рекомендаций здесь разберутся. Хотя друзьям я говорю ровно то, что думает. Но мне очень интересно, могу вам сказать честно.
berlin

Одесса

Дмитрий Быков в программе «Один» от 30-го июля 2021 года:

Вот я написал вчера, как раз в Одессе, довольно радостное стихотворение о том, как это прекрасно, что лето кончается. Такой новый вариант «Девушки с письмом». Я думаю, что 4-го на вечере я его прочту. По-моему, неплохое получилось стихотворение.

<...>

Нужно искать своих. Свои помогают. От них помощь брать не зазорно. Вот я сейчас здесь, в Одессе, чувствую огромное количество этих своих, потому что здесь их концентрация очень велика. Здесь люди моего карасса, говоря по-воннегутовски, люди моего плана, люди, которых интересуют те же главные роковые проблемы, представлены очень широко. А как определить этих людей, я не знаю. Наверное, люди долга, но долга, который они сами на себя навязали, сами себе предложили, а не кто-то им навязал. Это как говорил Маяковский: «Сам себя я могу заставить делать что угодно. Но когда другой меня заставляет, я начинаю брыкаться и становиться на дыбы». Вот это, наверное, главное.

Дмитрий Быков в программе «Один» от 6-го августа 2021 года:

Кстати, много вопросов, как изменилась Одесса. Я не вижу, чтобы она сильно менялась. Наоборот, я вижу, что она в главном, в основе своей остается городом необычайно мне близким, родным, творческим, развивающимся. Но суть его не меняется. Не меняется его уважение к культуре, его доброта, доброжелательность, открытость. Не меняется его душа, на которой, впрочем, очень много травменных отметин. Это очевидно.

Конечно, я и пишу здесь с большим наслаждением, и общаюсь с огромным количеством людей. Просто не успеваю со всеми повидаться, потому что и молодые поэты, и замечательные учителя, и новые прозаики — всё это бурно кипит. Судить о том, как они живут экономически, я не могу, а духовно они живут интересно. И действительно, по пестроте такой, по открытости они остаются городом исключительно приморским — русским Левантом.

Дмитрий Быков в программе «Один» от 13-го августа 2021 года:

У меня еще несколько поездок. Да и вообще еще как-то, по крайней мере, один проект, здесь задуманный, одну книжку, которую я пишу именно в Одессе, мне хочется довести до конца. Мне хочется ее дописать. А дописать ее можно только в условиях относительно спокойной жизни у моря, когда, в общем, никто не отравляет сознание ложными дихотомиями и носящимися в воздухе угрозами. Хочется как-то использовать одесский микроклимат для сочинения одной важной вещи.

<...>

В Одессе я успел поговорить незадолго до его смерти с Ройтбурдом, о котором мы уже говорили сегодня. Человек, который оказывал на меня огромное влияние именно своими разговорами о живописи. Именно о живописи мы с ним в основном и говорили. Именно его представления об Одессе как о метафизическом городе, если брать его архитектуру, его рисунок, а не увязать в подробностях этого, в общем, довольно пошлого мифа. Не столько пошлого, сколько истершегося.

<...>

«Расскажите, что вы думаете о формировании нового одесского мифа».

Еще раз говорю, я столько раз зарекался давать здесь какие-либо советы, но новый одесский миф формируется сам собой. Для этого просто надо расстаться со старым одесским мифам. Для этого надо перестать лелеять сладостную память о Бабеле, о Мишке Япончике, об Ильфе и Петрове — условно говоря, о Черноморске.

Просто, видите ли, почему одесская литература составила эпоху в русской прозе? Ну и отчасти в поэзии, хотя, кроме Багрицкого, не на ком взгляду отдохнуть. Ну, там, ранний Олеша, ранний Катаев. Почему? Потому что для Одессы существовали два культа — культ формы и культ иронии. И только этим, то есть профессионализмом и насмешкой, можно было спасаться в 30-е годы. В 20-е и 30-е. А в 40-е на смену уже пришел уральский миф.

Вот если Одесса положит в основу своего мифа не иронию и не форму, а что-то другое… Например, эмпатию, милосердие. Или, наоборот, сформулирует какой-то культ, может быть, новой безэмоциональности, новой документальности, как у Алексиевич или Адамовича — да, это может получиться хорошо.
berlin

Дмитрий Быков // «Новая газета», №90, 16 августа 2021 года




Алгоритм


1

Вот горный край в разрывах и крови.
Но не зови меня, о не зови —
Ведь я приду, ворвусь, как попаданцы,
Попавши под обстрел и обгорев,
Чтоб только не вошли американцы
(Народ, не уважаемый в РФ).

Займу твои ущелья, города…
Но я уйду. Я ухожу всегда:
Ведь есть ещё и Ливия, и Сирия —
С запасом нефти, с флагом при звезде…
Я не сказал бы, что они красивее,
Но просто я обязан быть везде,
Чтоб всюду зажигать протуберанцы,
И сеять страх, и оживлять рельеф…
И вот тогда придут американцы —
Народ, не уважаемый в РФ.

Они поддержат Северный альянс
И установят временный баланс,
Чтоб несколько расслабился народец.
Раскинется их шумный шарабан,
Потом уйдут. Они всегда уходят.
И вот тогда приходит «Талибан» —
У нас в РФ, конечно, запрещённый
За терроризм и всяческую жесть,
Но веру уважает мир крещёный,
А вера у талибов точно есть.

И вот тогда приходит «Талибан»,
Как с острова бежавший Калибан,
Дух людоедства, крепнущий в развале,
Дух-каннибал, бессмертная грызня…
Вот что бывает там, где нас позвали.
Проклятый край, о не зови меня!

2

И ты, моя подруга визави,
О не зови меня, о не зови —
Ведь я взойду, как капитан на шканцы,
И облеплю тебя, как клей БФ,
Чтоб только не пришли американцы —
Народность, нелюбимая в РФ.

Ты свыкнешься со мной не без труда,
Но я уйду. Я ухожу всегда —
Ведь есть ещё и Лидия, и Сильвия,
Манящие, как парус на воде.
Я не сказал бы, что они красивее,
Но просто я обязан быть везде.
И вот тогда придут американцы —
Народ, не уважаемый в РФ, —
И грязные свои станцуют танцы,
От похоти пиндосской озверев.

С дежурною улыбкой на губе
Они подбросят долларов тебе,
Но им плевать на нравы наших родин,
Их шаг всегда устои колебал.
Они уйдут. Они всегда уходят,
И вот тогда вернётся «Талибан» —
Дух дикости, сперва порабощённый,
Но вырвавшийся вдруг из-под полы
(У нас в РФ, конечно, запрещённый —
Но нам пассионарии милы).

И вот тогда вернётся «Талибан»,
Который струны мира колебал,
Родной, как дикость, близкий до предела,
Дородовою памятью маня,
И ты поймёшь, что этого хотела,
Лишь этого!
О не зови меня!

3

…Всесильный Бог творенья и любви,
О не зови меня, о не зови —
Ведь я приду, посланник мокрых станций,
Дождливых изб в разрозненном строю,—
Чтоб только не пришли американцы,
И принесу утопию свою.

Да, я приду под грохот барабана,
Улёгшиеся страсти разогрев,—
А дальше только шаг до «Талибана»
(Покуда запрещённого в РФ).
Решение неведомых инстанций,
Что высшей волей спущено рабам:
Уходим мы — придут американцы,
Уйдут они — приходит «Талибан»,
В РФ пока, конечно, запрещённый,
Но голову поднявший там и тут:
Клянусь моей Отчизной просвещённой,
Его цветы повсюду расцветут.

Он движется на нас, как астероид,
Меж строчек проступает, как петит,
Прорвётся изнутри — и нас накроет,
И нам его никто не запретит.
berlin

Дмитро Биков (інтерв'ю) // «Укрінформ», 15 червня 2015 року

Дмитро Биков: У Росії ще жахнуться, що воювали з Україною

Російський письменник, поет, журналіст Дмитро Биков — відомий своєю неординарною творчою критикою політичних і соціальних процесів у Росії — часто буває в США. Тут він викладає в університетах, читає лекції про російську літературу і проводить зустрічі з місцевою інтелігенцією. Саме після однієї з таких зустрічей у Вашингтоні, присвяченої російським новелам, Дмитро Биков після недовгих роздумів погодився дати інтерв’ю «Укрінформу». Щоправда, перед цим попросив не питати, що він думає про нинішню ситуацію в Україні.

Я — ДЕРЖАВНИК, АЛЕ ІДЕАЛЬНОЇ ДЕРЖАВИ

— Дмитре Львовичу, ви часто критикуєте дії влади в Росії, проте наразі це, м’яко кажучи, не прийнято в російському суспільстві. Чому ви це робите?

— Я не критикую дії влади, я критикую ту систему влади, з якою немає зворотного зв’язку, де влада не почуває себе відповідальною ні перед ким. Це — не критика, це — інша система поглядів. Певній кількості людей — не дуже великій насправді — малюється одна філософська система, за якої влада сакральна, населення не має права голосу, і має бути, як колосся під серпом, готове в будь-який момент пожертвувати собою заради збереження цієї влади. Права людини при цьому оголошуються чимось на кшталт педерастії — це стає такою ж «потворною крайністю», тобто для таких людей права людини — оксюморон.

Є інша система поглядів, у якій людина є мірою всіх речей і головною метою прогресу.

У мене ж — своя система. Я не можу сказати, що для мене людина понад усе, я все-таки вірю в абстракції і певні цінності, які є поза людиною. Але я вважаю, що при цьому максимальне мучення людини не має бути метою системи — ось так мені здається. Тому я — такий собі державник якоїсь ідеальної держави — не тієї держави, яка є, а іншої, яка все-таки піклується про розвиток, про благо, аби людина максимально збувалася і реалізовувалася. Ось, власне, і вся соціальна критика, яку я собі дозволяю. Тому я, напевно, і не виглядаю таким вже «екзотичним» персонажем.

ВЛАДА ЗАКРИТА І ВИКЛИКАЄ БАЖАННЯ ГОВОРИТИ ПРО НЕЇ ЛІРИЧНО

— Ви нерідко висловлюєте свою критику влади у віршах. Чому саме у такій формі?

— Більшість матеріалів у мене все-таки прозаїчні, у віршах виходять щотижневі колонки в «Новой» (російському виданні «Новая газета», — ред.). Це такий жанр — «лист щастя», проміжний між лірикою і публіцистикою. Розумієте, вірші ж вимагають формулювання, наявності формул. Тому людям даються формули для висловлення їхніх якихось почуттів, аби вони підсвідомо це розуміли, але для себе остаточно ще не сформулювали. І почали б говорити: «Я хочу быть с тобой, я буду с тобой» або «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты», або «Я знаю — город будет, я знаю — саду цвесть», — ну, і далі це підхоплюється. Просто це така формула висловлення, яка дисциплінує того, хто говорить. У віршованій статті можна висловити більше й більш ємко, ніж уміщуючи це в прозаїчну колонку.

Потім, як один мій друг дуже добре сказав, лірика пишеться таємничо, а нічого більш таємничого, ніж влада в сьогоднішній Росії, немає. Влада закрита, і, звичайно, викликає бажання говорити про неї лірично.

ПОПУЛЯРНІСТЬ «ГРАЖДАНИНА ПОЭТА» БУЛА НЕСПОДІВАНОЮ

— В Україні великої популярності набули літературні відеовипуски проекту «Гражданин поэт», де Михайло Єфремов читає вірші «на злобу дня», написані вами. Як виникла і виросла ця ідея?

— Це був такий культурологічний проект, який раптом виявився затребуваним і популярним. А ми збиралися зробити абсолютно просту річ. Михайло Єфремов — один з найрозумніших російських артистів, чудовий знавець поезії, знає напам’ять більше віршів, ніж я, а це рідкість. Його надихнула ідея Андрія Васильєва, аби я писав під когось стилізацію, а Михайло в образі цього автора її б начитував. Чиста культурологія.

Але потім історія про Наташу Васильєву «Доля ты русская, долюшка женская...» чомусь набрала багато переглядів, якусь фантастичну цифру переглядів набрав «Ленин и печник», потім Прохоров: «Все любили Дядю Степу за красу его и стать, целовали только в попу, выше было не достать». Раптом якось це стало популярним! Ми й самі сильно здивувалися, що так сталося. Це була чиста культурологія.

— На яку аудиторію ви розраховували, коли писали ці твори?

— На російську інтелігенцію, яка знає напам’ять дуже багато віршів, інакше до них цей гумор не доходив би. Я згадую нашу стилізацію під Блока «Трах-тах-тах, и только Эхо...» — в цьому випадку — «Эхо Москвы». Це ж може зрозуміти лише людина, яка знає оригінал. Але виявилось, що в Росії є багато людей, які знають напам’ять ці вірші. Ще, звичайно, Михайлова (Михайла Єфремова, — ред.) феноменальна харизма. Більше — нічого за цим, ні реклами, нічого, суто народна туга за віршами.

РОСІЙСЬКА ІНТЕЛІГЕНЦІЯ ПРОЯВИТЬСЯ РАПТОВО

— Якщо говорити про російську інтелігенцію, на ваш погляд, чи може вона змінити ситуацію у Росії?

— Я колись спитав у Гейдара Джемаля, людини дуже недурної, звідки в переломні моменти беруться народні вожді? Ось їх щойно не було, і ось вони є. Це — такі сутності, які тчуться з туману. Російська інтелігенція — це такий прихований латентний шар. Відбувається потрясіння, і вона виковується, миттєво проявляє себе, відбувається абсолютно незрозумілий якийсь стрибок.

Collapse )

розмовляв Ярослав Довгопол (Вашингтон)