September 13th, 2021

berlin

Дмитрий Быков (видео)




Дмитрий Быков («Instagram. dmi_bykov», 11.09.2021):
Дмитрий Львович Быков («Facebook», 11.09.2021):

Юлия Кима постоянно называют живой легендой авторской песни, но это слишком, мне кажется, сиропное название.

Потому что эта живая легенда продолжает писать, слава тебе Господи, довольно спорные, жестокие и ядовитые песенки и как-то не уживается со своим статусом легенды. Даже вручение ему премии «поэт» вызвало скандал в жюри этой премии.


Ким — человек неудобный, а в России нет ничего надежнее и веселее, чем неудобные люди. Два часа в обществе неудобного Кима и, смею надеяться, не слишком удобного меня — это тот еще глоток озона.

К тому же наши совместные выступления стали доброй традицией. Я совсем не умею петь, поэтому на почти родственных правах ограничусь задаванием вопросов — по большей части таких, какие не решится задать простой зритель.

Увидимся 14 сентября на авторском вечере «Весь мир — театр», который пройдет в «Прямой речи». Для тех, кто не успел купить билет в зал, запланирована трансляция. Билеты —

https://www.pryamaya.ru/yulij_kim_ves_mir_teatr_14_09_21





фотографии: здесь и здесь и здесь
berlin

Антонина Матвеева // «РИАМО», 13 сентября 2021 года

Дмитрий Быков

Подарки с сюрпризом и сила книг: итоги литературного конкурса «Класс!» для юных писателей


Корреспондент РИАМО побывала на торжественной церемонии и узнала, кто оказался среди самых талантливых юных авторов в 2021 году.

<...> Больше всего, по словам детей, им полюбился писатель и поэт Дмитрий Быков, который рассказал о литературном творчестве. <...>


фотографии: здесь и здесь или здесь и здесь
berlin

Анонс встречи с Дмитрием Быковым // ГБУК г.Москвы «МАМТ», 18 сентября 2021 года

18 сентября 2021 года — суббота — 14:00


Дискуссия о феномене внимания

18 сентября стартует образовательная программа Лаборатории молодых режиссеров «Круг внимания».

Тема первой дискуссии: феномен внимания.

Умение сконцентрироваться становится редким качеством в эпоху многозадачности и быстрого общения. В первой дискуссии специалисты разных профилей, изучающие внимание, обсудят, что значит внимать сегодня и какова специфика этого процесса.

Участники дискуссии:

Дмитрий Быков, писатель;
Елена Петровская, философ, руководитель сектора эстетики Института философии РАН;
Виктор Вахштайн, микросоциолог, декан факультета социальных наук МВШСЭН (Шанинки);
Мария Фаликман, психолог, руководитель департамента психологии НИУ ВШЭ;
Александр Титель, режиссёр, художественный руководитель оперной труппы МАМТа.

Модератор:

Владислав Тарнопольский, музыковед, шеф-редактор Stravinsky.online

Сбор гостей с 13:30. Вход по регистрации, количество мест ограничено.


Государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы «Московский академический Музыкальный театр имени народных артистов К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко»

Атриум, ул. Большая Дмитровка, д.17
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №34, 15–21 сентября 2021 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Спрячка

41 процент россиян при появлении у них внезапной возможности уехать в другую страну предпочли бы остаться дома (ещё десять лет назад так ответили только 28 процентов).


Это результат опроса. И я склонен этому результату доверять. Скажу больше: если бы опросить всех россиян в целом, уехать захотели бы процентов 20 максимум. Даже если бы за границей им предоставили щедрое пособие по безработице и трёхкомнатную квартиру с видом на море. У двух третей россиян загранпаспорта никогда не было, и не сказать чтобы это их напрягало.

Можно, конечно, сказать, что такое положение дел связано с патриотизмом, с особенно жаркой любовью к родному краю. Но подозреваю, что любовь в России — в том числе и любовь к Родине — давно стала одной из форм инерции: страшно менять семью, профессию, страну, лидера — наменялись, хватит. Как писал Хеллер, «не люблю перемен, потому что никогда не видел перемен к лучшему». А один школьник писал ещё лучше: «Медведь впадает в зимнюю спрячку».

Россияне в самом деле выработали ресурс — не революционный, как думают многие, а вообще динамический. Думаю — хотя объективной социологии нет,— три четверти россиян не хотели бы сменить работу (к профессии она давно не имеет отношения), переехать в другой город, выбрать другого супруга и даже резко омолодиться. Кстати, такая возможность тоже не за горами — XXI век будет временем большой биологической революции. И это нежелание перемен объясняется не усталостью — можно было и отдохнуть за путинское время,— а твёрдым и вполне обоснованным убеждением в том, что никакие перемены ничего не переменят. Можно сменить власть, но не стиль её управления; страну проживания, но не характер; род занятий, но не зарплату — ибо зарплата в России зависит не от вашего усердия, а от вашей личной способности притягивать деньги. Да и в мире это, пожалуй, так. Мы всё глубже, всё отчаянней убеждаемся, что в России в принципе нельзя ничего изменить — только обрушить конструкцию, после чего, по словам БГ, «всё выстроится снова за час». Ровно в том же виде, с поправкой на некоторую умственную деградацию и обнищание.

Конечно, не бывает заколдованных мест величиной в шестую часть света. Меняются же отколовшиеся от России бывшие республики, Финляндия, Польша... И Россию можно изменить, кто бы спорил. Проблема в том, что это будет уже не Россия. То есть уже не та страна, на фоне которой любой алкаш или вор чувствует себя белоснежным да вдобавок имеет объективные причины быть вот таким. Там придётся осознанно выбирать, отвечать за себя и вообще шевелиться. Судя по тому, что я пишу всё это в Москве, такая перспектива не устраивает в первую очередь меня самого.
Дмитрий Быков в программе «Один» от 17-го августа 2015 года:


Я понимаю, что у нас не так много времени, а о Гребенщикове можно часами говорить — и говорить так же амбивалентно, как он пишет. Но я бы хотел вспомнить свою самую любимую гребенщиковскую песню, наверное, величайшую из всего, что он написал. Хотя у каждого своя, но для меня это «Ещё один раз».

Величие этой песни для меня в том, что смысл её выворачивается внезапно. Поначалу там, в общем, всё понятно. Очень точный, очень традиционный у Гребенщикова, очень монохромный образ России, вот эти «серые следы». Точно расставлены сигналы:

Серые следы на сером снегу.
Сбитые с камней имена.

(Почему сбитые с камней? Да потому что в России постоянно сбивают памятники, сбивают имена, вычёркивают людей из истории, как сейчас попытались самого Бориса Борисовича.)

Я много лет был в долгу.
Мне забыли сказать,
Что долг заплачен сполна.
Пахнет застарелой бедой,
Солнцу не пробиться в глубину этих глаз.
Теперь мне всё равно,
Что спрятано под тёмной водой —
Едва ли я вернусь сюда ещё один раз.

Collapse )