?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Дмитрий Быков о присуждении Светлане Алексиевич Нобелевской премии по литературе... 
8th-Oct-2015 01:58 pm
berlin
.
TASS_9453047-pic905-895x505-73233.jpg

«Нобель» заговорил по-русски

Нобелевскую премию по литературе получила Светлана Алексиевич.

<...>

«Светлана Алексеевич — лучшая ученица крупного белорусского публициста Алеся Адамовича, — рассказал «Газете.Ru» писатель Дмитрий Быков. — Адамович, как известно, был убежден, что писать о трагедиях XX века языком художественной прозы — значит, оскорблять чувства людей. Там, где речь идет о катастрофах, войнах, личных трагедиях — не место изящной словесности. Так думал Адамович. И так же, по-видимому, думает Светлана Алексеевич».

Присуждение премии Алексиевич, по мнению Быкова, обозначает, что Нобелевский комитет прежде всего интересуется социальной значимостью текста, а потому уж его художественным качеством.

«Алексиевич, безусловно мастерски владеет языком публицистики, но искать в ее сочинениях эстетические откровения — занятие странное, — отметил он. — Второе, на что я обратил бы внимание — то новые нарративные техники, которые своим решением приветствует Нобелевский комитет. Сейчас, как по-видимому, полагают шведские академики никого не удивишь сюжетным повествованием. Нужны новые приемы и новые литературные средства. Светлана Алексиевич — воплощение этих новаций».

Быков отметил, что Алексиевич стала пятым советским писателем, получившим Нобеля.

«Конечно, Белоруссия самостоятельное государство и т.д., но Алексиевич сформировалась как автор и стала известна именно в советские годы, так что мы можем говорить о ней как о соотечественнице», — заключил он.

Нобелевскую премию по литературе получали Борис Пастернак, Михаил Шолохов, Александр Солженицын и Иосиф Бродский.

<...>

"Газета.ru", 8 октября 2015 года



О присуждении Светлане Алексиевич Нобелевской премии по литературе

звук (mp3)

Дмитрий Быков:

Я не могу сказать, что я был в этом уверен. Именно потому, что это слишком предсказуемый вариант. Она лидировала во всех опросах. еще и с прошлого года. И в букмекерских конторах, насколько я помню, ставки были 1 к 5. То есть это очень предсказуемое решение. Оно, конечно, вызывает гордость и одобрение.

Во-первых, потому что награжден пятый в истории представитель советской литературы – Алексиевич начала печататься еще в советское время. И хотя Советского Союза больше нет, но русский мир есть. Правда, это не тот русский мир, о котором нам трубят по телевизору. Не мир агрессии, лжи и шовинизма, а мир борьбы за правду, мир доброты, гуманности, мир человечности. И это прекрасно, что награжден автор, который последовательно вторгается в самые закрытые области. Который рассказал первым правду и о катастрофе женской на войне – о том, чем платит женщина за участие в войне. И в книге «Последние свидетели» о детском опыте. И страшные физиологические детали о чернобыльской катастрофе – «Чернобыльская молитва». И о мужестве спасателей, и о том, как ими пренебрегла страна, в конце концов. Это все очень серьезный вклад.

Мне нравится, что Нобелевский комитет наградил человека не за художественные изыски, а за правду и гражданскую позицию.

Но при этом я не стал бы отрицать и большого авангардного вклада Адамовича и его лучшей ученицы Алексиевич в развитие прозы. Ведь эта белорусская традиция, которую Адамович называл «традицией сверхлитературы» — это и художественно очень интересно. Это полифония, такой мощный трагический хор разных голосов, где автор практически убирает себя из книги. Потому что он дает выговориться участникам. Адамович справедливо считал, что писать художественную прозу о кошмарах двадцатого века – кощунственно. Тут нельзя выдумывать. Тут надо давать правду, как она есть. И в этом смысле сверхлитература – литература, которая состоит из вот этих кровоточащих действительно содранной кожи и людских свидетельств – она требует от писателя огромного мужества и очень большого смирения. Абсолютно убрать собственный голос и дать говорить истории. В этом смысле вклад Алексиевич очень серьезен.

"Эхо Москвы", 8 октября 2015 года



Быков: Победа Алексиевич – премия всему русскому миру

<…>

Писатель и поэт Дмитрий Быков в беседе с НСН назвал Алексиевич продолжателем традиций русского свободолюбия и инакомыслия.

«Светлана Алексиевич получила премию за высокую моральность своих произведений, за поиск правды, за отчаянное противостояние тоталитаризму, за мужество, с которым она рассказала о закрытых зонах ХХ века, о Чернобыльской трагедии, об участи женщины на войне, об участи ребёнка после войны, об Афганистане. Это премия русскому миру в его настоящем значении. Не тому русскому миру, который несёт ложь и агрессию, а тому, который защищает обездоленных, говорит правду», – добавил собеседник НСН.

Отвечая на вопрос о том, кто из современных российских писателей достоин Нобелевской премии, Быков сказал следующее:

«Я считаю, что достоин Нобелевской премии тот, кто создал свой художественный мир, свою художественную вселенную, кто узнаваем по одной фразе. А таких писателей много не бывает. Алексиевич создала свой художественный мир, широкую полифоническую панораму жизни ХХ века. Это очень мрачная панорама, но ведь и ХХ век был не самым весёлым».

<…>

"НСН", 8 октября 2015 года



"Премию получил русский мир": о присуждении литературного Нобеля Светлане Алексиевич

Белорусская писательница продолжает традиции передовой русской литературы и журналистики, считает литературовед Дмитрий Быков.

<...>

Светлана Алексиевич продолжает традиции передовой русской литературы и журналистики, отметил писатель, литературовед Дмитрий Быков.

"Я абсолютно согласен с решением Нобелевского комитета дать премию Светлане Алексиевич. Надо радоваться и гордиться, что русскоязычный писатель, представитель советской литературы, пусть уже не существующей, но существовавшей, получил Нобеля. Русская литература получила Нобелевскую премию за традиционные ее черты - за отважный поиск истины, за предоставление голоса миллионам несчастных, молчащих, задушенных, за предоставление права знать правду о Чернобыле, о судьбе женщины на войне, о судьбе ребенка на войне", - считает Быков.

"Светлана Алексиевич продолжает традиции передовой русской литературы и журналистики, традиции Короленко, традиции журналистского расследования, полифонического эпоса", - отметил писатель.

По его мнению, в лице Алексиевич "премию получил именно русский мир, та Россия, настоящая, которую весь мир любит, перед которой преклоняется“.

<…>

"ТАСС", 8 октября 2015 года



Писатели о Нобелевской премии Светланы Алексиевич

Светлана Алексиевич стала первым белорусским автором, получившим Нобелевскую премию и первым русскоязычным писателем, удостоившимся награды после Александра Солженицына.

"Используя свой уникальный творческий метод - тщательно составленный коллаж человеческих голосов
Алексиевич углубляет наше понимание всей эпохи", такой формулировкой Нобелевский комитет сопроводил премию Алексиевич. Вместе с известными современными писателями Русская служба Би-би-си попыталась эту формулировку расшифровать.

Дмитрий Быков (писатель, публицист, преподаватель, лауреат премии имени А. и Б. Стругацких, многочисленных российских премий):

– Это большая честь для русской литературы. Почему это произошло сейчас, мы узнаем через 50 лет, когда рассекретят протоколы Нобелевского комитета. Вопрос не в том, когда это произошло. Вопрос в том, что это пятый русскоязычный писатель, удостоенный Нобелевской премии, и это очень значимое событие.

Это подтверждение высоких традиций русской литературы, прежде всего русской литературной журналистики. Традиции Короленко, Чуковского, Куприна, – людей, которые занимались журналистскими расследованиями, и задолго до триумфа "новой журналистики" в США. У нас в этом жанре работали все великие авторы, в диапазоне от Булгакова до Маяковского, и то, что традиции свободолюбивой русской журналистики и литературы отмечены Нобелевской премией – это для русского мира высокая честь.

Русская очеркистика вообще всегда была на переднем крае литературы. Короленко писал "Бытовое явление" о смертных казнях, Маяковский писал статьи о русской Америке и о том, как Америка живёт, Булгаков писал записки на манжетах.

Я не делаю принципиальных различий между журналистикой и литературой. И то и другое написано буквами, и то и другое предполагает авторское отношение к предмету, изложение фактов, защиту нравственных ценностей. Журналистика - это ведь не литература второго сорта. Наоборот, это литература высшего сорта.

Удивительное умение чувствовать болевой нерв эпохи и проникать в самые тёмные зоны умолчания. "Чернобыльская молитва" первой рассказала правду о том, что это всё-таки было, потом "У войны не женское лицо" – это сенсационная правда о женщине на войне. После того сиропа, который развивался насчет того, как героичны женщины, как им нужно воевать, Алексиевич доказала, что это губительно, в общем.

Такие люди, как [поэты-футуристы] Третьяков, Брик, тот же Маяковский, выступали теоретиками новой литературы, литературы факта. Это требует от писателя очень серьезных добродетелей. Это умение находить, слушать, документально воспроизводить так, чтобы была слышна интонация. […] Эта техника коллажная, и она, конечно, требует очень серьезного аналитического ума.

<…>

"BBC. Русская служба", 8 октября 2015 года



У Нобелевки женское лицо

Главную премию по литературе получила Светлана Алексиевич.

<…>

Присуждение премии Светлане Алексиевич прокомментировал «МК» писатель Дмитрий Быков.

— Алексиевич лидировала во всех букмекерских конторах. Это выбор обозначает две очень важные тенденции. Во-первых, Нобелевский комитет оценил не изысканность художественной формы, а гражданскую направленность ее работы. Она никогда не называла себя писателем. Прежде всего она журналист. То, чем она занимается, называется сверхлитературой. Писать художественные произведения о катастрофах ХХ века как-то бестактно, даже оскорбительно. Еще Лев Аннинский сказал, что описывать холокост или вообще трагедию европейского еврейства в романной технике неуважительно. То, о чем пишет Алексиевич (судьбы женщин во время войны, судьбы детей, чернобыльцев, постсоветские драмы), — это вещи находятся за рамками искусства. Это слишком страшно, слишком интимно. Она изобретает целомудренный подход к литературе, буквально воспроизводит человеческие исповеди.

— А во-вторых?

— Большая гордость за то, что Нобелевский комитет оценил именно документальную прозу. Это доказывает, что журналистика выходит на передний край литературной борьбы. То, что делает Алексиевич, имеет отношение к художественному авангарду, поиску новой формы. Эти полифонические повествования (не один авторский голос, а множество голосов), которые отмечены Нобелевским комитетом, повествуют о трагедии. Они складывается в ощущение мощного трагического хора. Я уверен, что это хорошее художественное решение.

— Да еще и написано оно по-русски.

— Эта премия — русский правозащитник. Пятая Нобелевская премия, врученная советскому писателю. И пусть Советского Союза больше нет. Но родилась она в нем, выросла и начала печататься. Всех нас переполняет большая гордость. Мы долго ждали, чтобы Россию упомянули в нобелевском решении. Конечно, это премия русскому миру. Но не в том значении, когда она навязывается, а в значении подлинного русского мира, русских ценностей, русского авангардизма, русской жажды правды и гражданской совести.

— Ее хорошо печатают в России?

— Она у нас очень известна. Хорошо продаваемый автор. Абсолютным бестселлером стала ее «Чернобыльская молитва», книга о судьбах спасателей. Спектакль по этому произведению поставил на Таганке Анатолий Эфрос. Книги Алексиевич издаются лучшими русскими издательствами немедленно после их появления.

<...>

"Московский комсомолец", №26933, 9 октября 2015 года
.
Comments 
8th-Oct-2015 12:11 pm (UTC)
Думаю, все проще. C этого года секретарь Академии женщина. Вот и дали премию женщине же. А я Алексиевич всегда воспринимал как репортера - такой вариант документального фильма в прозе.
8th-Oct-2015 12:42 pm (UTC)
Не упрощайте. Даже Быков пишет про чисто политические мотивы. К тому же в анкете все хорошо: белорусско-украинский автор, живущий в Германии и осуждающий крымнаш.
8th-Oct-2015 12:54 pm (UTC)
За это но минируют. А награждают за более важные вещи - за то, что женщина, или черный, или еще за что. И писать нужно про важные темы. Например, про то, что женщин обижают. Вот она как раз об этом и писала - чай премия Ленинского комсомола 1986 г не хвост собачий. Малале дали, теперь бабуле пора.
8th-Oct-2015 12:34 pm (UTC)
Видимо, в советские времена "социальной значимости" у "соотечественницы" не хватало, а теперь хватило в самый раз.
8th-Oct-2015 12:55 pm (UTC)
Да щаз! За что ей премию ленкома дали? За то самое. К 40-летию победы о войне.
8th-Oct-2015 03:12 pm (UTC)
Бродский и Алексиевич настолько же советские, насколько Бунин, которого Быков, похоже, не упоминает сознательно, а мудаки из газеты.ру просто забыли.
8th-Oct-2015 10:16 pm (UTC)
А, нет. Судя по комментарию для ВВС, Быков тоже забыл. И Эфрос всё-таки ставил не "Чернобыльскую молитву", а "У войны не женское лицо".

Edited at 2015-10-09 10:50 am (UTC)
8th-Oct-2015 03:41 pm (UTC)

Полагаю это скорее публицистика, чем литература.

8th-Oct-2015 10:36 pm (UTC)
*Прячется от справедливо летящих тухлых помидоров* А я вот ее боюсь, как Шаламова в юбке. Из серии: та правда о человечестве, которую знать как-то очень не хочется.

Но теперь явно придется читать.)

Edited at 2015-10-08 10:36 pm (UTC)
9th-Oct-2015 10:51 am (UTC)
Что завещал Нобель? "«Тому, кто создаст наиболее выдающееся литературное произведение идеалистического направления».
То есть, речь идет о признании нон-фикшен литературой.
Только я бы говорил не о журналистике, а о публицистике, потому что журналист создает репортажи, а публицист пишет о вечном, не сочиняя.
Еще Толстой сказал как-то примерно следующее: когда-нибудь станет неприличным сочинять романы.

Для писателя-сочинителя важна приятность для читателя от его чувственного самовыражения.
Публицист имеет цель -донести да читателя свои мысли через чувства. (а просто делится мыслями - ученый).

Поэтому язык - образный, узнаваемый, красивый - для публициста первостепенен.
Но язык могут оценить только соплеменники, а Нобелевка - принципиально международная премия. В этом важное противоречие.
Нобелевки поэтам всегда были сомнительными.

"Скрымтымным — это не силлабика.
Лермонтов поэтому непереводим".

А Быков Нобелевку наверняка заслуженно получит, поскольку успешно работает в разных родах литературы.


Edited at 2015-10-09 11:01 am (UTC)
This page was loaded Nov 12th 2019, 7:38 pm GMT.