Алексей Евсеев (jewsejka) wrote in ru_bykov,
Алексей Евсеев
jewsejka
ru_bykov

Category:

Дмитрий Быков // "Новая газета", №18, 19 февраля 2018 года

Антипацанское

Мой способ думанья не нов, но не хочу его менять я: я ненавижу пацанов. И слово это, и понятье. Пускай я буду порицан (или, по-русски, порицаем) — но слово гнусное «пацан» сравню я только с «полицаем». В нем слышен поц, пасюк, ватсап и прочие подсказки — отсос, подсос, сатрап, стартап, кацап базлает по-пацански… «Пацан» — позор в устах детей и ужас старших генераций. В нем слышно клацанье когтей и грязный треп с подъездной цацей. Давно усвоила страна — предупреждал же Мережковский!* — весь этот комплекс пацана, весь этот кодекс мужиковский, он безнадежно зажился и до сих пор не намахался. В нем синтез мелкого жлобства, бахвальства, тупости и хамства. Кто не служыл — тот не мужык. Кто не сидел — не нюхал жызни. Жыд даже хуже, чем таджык, хохол — кретин, пиндосы — слизни, Европа — сукины сыны, от них останутся останки. Уместны только пацаны и их отвязные пацанки. Всё те ж они, по существу, хотя названия менялись: мы помним, как на всю Москву звучало «любер юбер аллес», потом фанаты, например, и АУЕ еще приметим, и ЧВК, и ДНР, и ФСБ торчит за этим.

От Минска и до Астаны, от БАМа до алтайской трассы — повсюду слово «пацаны» синоним гопнической массы. Пацан хамит тому, кто слаб, и приседает перед сильным; пацан употребляет баб, считая ласку чем-то стыдным; пацан бездарен, глуп и груб, он пьет и жрет, пока не треснет, пацан уже при жизни труп и после смерти не воскреснет; демонстративный манекен, он много врет, от славы млеет, не восхищается никем и только сплевывать умеет. Рос на окраине я сам — и этот окрик помню с детства: «А ну иди сюда, пацан!» — «Я не пацан!» — «А кто ты, девка?» Я мог — задача не трудна — для укрепления единства откликнуться на «пацана», но с детства этого стыдился. И пусть я буду одинок — не поведусь на это слово. Я буду маменькин сынок, опора нации, основа.

В Сети полно военных слов, публичных приблатненных всхлипов — но «Это вам за пацанов!» едва ли мог кричать Филипов: плохое слово «пацаны». И, добавляю между нами, героев хоть какой войны не называют пацанами. Боюсь, что даже в ЧВК, попавшей давеча под залпы, — давили бы, как червяка, того, кто так бы их назвал бы. На пацанах лежит печать новейшей русской преисподней. Не вру: «За Сталина!» кричать — и то гораздо благородней. Он был тиран, он был сапсан, посредственный, но все же демон. А нынче — да, скорей пацан. Пацан сказал — пацан наделал.

В последних двадцать-тридцать лет, сколь ни геройствуй, где ни странствуй, — на белом свете больше нет другой такой страны пацанской. Кругом полно суровых стран, но даже в Северной Корее верховный вождь — не столь пацан: эрзац-чудовище скорее. Пацан не верит ни во что, а в честь и принципы — особо. Пацан играет лишь в очко и плачет только от шансона. Он любит брагу и пивцо, но не чуждается запоя; имеет желтое лицо — одутловатое, тупое; и это лик моей страны, ее слежавшаяся вата. Вопрос «Вы че, не пацаны?!» — он повторяет сиповато, и мы, наверное, должны — гнилого времени примета — сказать, что мы не пацаны, но кто отважится на это?

Я не любитель пацана — ни в камуфляже, ни в «Версаче». Его геройству грош цена, его истерике — тем паче. «Отчизны верные сыны» — кого бы так назвать пиитам? Но если это пацаны, пора считать проект закрытым.

* В статье «Грядущий хам» (1906).
Tags: #ДмитрийБыков, НОВАЯ ГАЗЕТА, стихотворения, тексты Быкова
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments