?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Дмитрий Быков (видео) 
8th-Jun-2018 12:29 pm
berlin


Лекторий «Прямая речь» ("ВКонтакте" & "Facebook", 08.06.2018):

6 июня выпускники сдавали ЕГЭ по русскому языку. Многим старшеклассникам попался текст Дмитрия Быкова о комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума». В связи с огромным количеством вопросов, связанным с этим текстом, Дмитрий Львович решил ответить сразу всем в одном видео.


Дорогие выпускники, а также их родители, младшие родственники и друзья!

Я, конечно, как вы понимаете, очень польщен тем, что кусок из моей старой колонки о «Горе от ума» выбран как текст для анализа в ЕГЭ. Я, конечно, не был об этом предупрежден, но организаторы находятся в своем праве, поскольку текст этот давно напечатан в сборнике «Календарь» и находится в зоне общего доступа, ничего здесь особенного нет.

Меня тревожит другое: стали поступать какие-то недоумленные письма и звонки, и такой прозрачный, ясный фрагмент, настолько элементарный, почему-то вызывает сомнения и вопросы. Я готов вам уж совсем простым, а, если захотите, даже дворовым языком перетолковать суто того, что там сказано.

Белинский, а еще раньше Пушкин, называют главный конфликт «Горе от ума» драматически неоправданным, потому что большую часть действия Чацкий, аттестованный как «умный человек», выбалтывается перед дураками, а главное – не может понять, что Софья его не любит.

Но здесь Грибоедов подчеркнул, как мне кажется, очень важную черту ума: ум не бывает высокомерен. Подлинный ум не презрителен. Это очень легко – презирать других. Это, вообще говоря, прерогатива дураков. Сколько мы знаем идиотов, которые всех других считают глупее себя?

Человек умный относится к остальным уважительно прежде всего. Это черта ума.

Он знает цену себе, поэтому знает цену окружающим. Он надеется, что его услышат.

Скажу больше, и это, может быть, вас уже касается: черта настоящего ума – она в том, что этот ум не замыкается в себе. Он рвется, пытается говорить, пытается достучаться до всех. Он пытается свою правду донести даже до Скалозуба, даже до Петрушки. Для умного человека в высшей степени естественно надеяться, что его услышат, что его поймут, что с ним вместе пройдут какой-то вот переломный момент.

А по-репетиловски – самонадеянно, надуто расхваливать себя и свой круг, и это черта людей поверхностных, неглубоких, гроша не стоящих.

Поэтому Чацкий – это черта истинного ума, да, он выбалтывается перед дураками, надеясь, что эти дураки прислушаются.

Да, он не может разобраться в Софье. Но много ли вы знаете людей, даже среди собственных одноклассников, которые могли бы разобраться сразу в предмете своей любви? Это Пушкин, насмешничая, пародирует байронитов: Кто жил и мыслил, тот не может / В душе не презирать людей.

Но это мысли Онегина, ничтожества, человека пустого. Автор лишь пародирует их. Разве Пушкин презирает кого-нибудь? Он даже Онегина не презирает, даже в нем он пытается найти человеческие черты.

Дело в том, что настоящая черта ума – это отсутствие снобизма. Снобизм – утешение дураков. Вот о чем, собственно, написан этот фрагмент.

Как видите, ничего мудреного здесь нет. Если бы вы его два раза перечитали, вы бы все поняли. Проблема только в том, что мы за последнее время отвыкли от текстов, которые хоть немножечко будят мысли.

Мы привыкли к таким трубным звукам, как у Тургенева: На бой, на бой, за честь отчизны! Мы понимаем, что честь отчизны – дело святое. Но есть же спорные моральные проблемы. К одной из таких моральных проблем я и пытался привлечь ваше внимание. И для меня, честно говоря, большая честь, что организаторы ЕГЭ выбрали этот фрагмент.


Дмитрий Быков // "Известия", 14 января 2010 года:

Горе ума

220 лет назад родился Грибоедов. Другие думают, что 215 — сам-то он указывал разные даты, и если принять 1790-й, получится, что рожден он еще до официального брака родителей. Проще, видимо, было всю жизнь играть роль вундеркинда, в 12 лет поступившего в университет и в 15 закончившего. Обстоятельства его ранней молодости темны.

220 лет назад родился Грибоедов. Другие думают, что 215 — сам-то он указывал разные даты, и если принять 1790-й, получится, что рожден он еще до официального брака родителей. Проще, видимо, было всю жизнь играть роль вундеркинда, в 12 лет поступившего в университет и в 15 закончившего. Обстоятельства его ранней молодости темны. Наиболее убедительная реконструкция его характера (разумеется, после пушкинской, в "Путешествии в Арзрум") дана Тыняновым, психологически ему близким, в гениальной автоэпитафии "Смерть Вазир-Мухтара". О том, насколько эта реконструкция точна, можно спорить. Бесспорно одно: "Горе от ума" и гибель при защите посольства заслонили все прочие факты его биографии. Эти факты — жизненный и литературный — странно между собою рифмуются: герой комедии влюблен в женщину, которая его не любит и его не стоит. Автор комедии состоит на службе у Родины, которая его не ценит и про которую он все понимает. И гибнет за нее — в битве совершенно бессмысленной, защищая беглеца Мирзу-Якуба, который ему никто.

"Горе от ума" не было бы великой пьесой, содержи оно только картину московского общества образца 1820-х годов, даром что картина эта меняется очень мало. Тут есть еще и чисто драматическая, бессмертная коллизия, которая и делает "Горе" сочинением, близким даже современному девятикласснику. Главная претензия к пьесе, высказываемая в разное время — независимо друг от друга — Пушкиным и Белинским (первым — в письме к А. Бестужеву, вторым — в специальной статье), заключается в психологической несообразности конфликта. "Все, что говорит он, — очень умно. Но кому говорит он все это? Фамусову? Скалозубу? На бале московским бабушкам? Молчалину? Это непростительно. Первый признак умного человека — с первого взгляду знать, с кем имеешь дело, и не метать бисера перед Репетиловыми и тому подоб.", — пишет Пушкин, сам всю жизнь глубоко страдавший от непонимания людей, цену которым он знал отлично. "Трагикомизм нашего положения в том, что мы добиваемся признания в глазах людей, чье мнение презираем", — сказал Шопенгауэр, но позже. Правда, с тех пор как эту фразу процитировал Веллер, ее регулярно приписывают ему, и по стилю правда похоже, но Шопенгауэр тоже был ничего.

Белинский по молодости лет идет дальше — он вообще не находит в Чацком ничего, кроме пошлости, и полагает, что комедия сильно выиграла бы как картина нравов, если бы Чацкого выкинуть. Главное же — его смущает самая пружина действия: в Софью влюблен, надо же! Какой после этого ум?! "И что он нашел в Софье? Меркою достоинства женщины может быть мужчина, которого она любит, а Софья любит ограниченного человека без души, без сердца, без всяких человеческих потребностей, мерзавца, низкопоклонника, ползающую тварь, одним словом — Молчалина. Он ссылается на воспоминания детства, на детские игры; но кто же в детстве не влюблялся и не называл своею невестою девочку, с которою вместе учился и резвился, и неужели детская привязанность к девочке должна непременно быть чувством возмужалого человека? Буря в стакане воды — больше ничего!.." Эх, Виссарион Григорьич, либо ты не любил, либо тебе уж очень везло с избранницами.

Грибоедов попал в нерв: черта умного человека — изначально и неизбежно присущая уму, — увы, именно в этом. Высказываться перед теми, кто не может тебя понять; домогаться уважения тех, кого сам ты не можешь уважать ни при какой погоде; любить ту, которая способна полюбить кого угодно, кроме тебя, и, в сущности, мизинца твоего не стоит — знаменитого грибоедовского простреленного мизинца. Может ли быть иначе? Вряд ли. Потому что другое положение дел свидетельствовало бы уже о высокомерии, а оно весьма редко уживается с настоящим-то умом. Снобизм — иное дело, но редкий сноб умен в истинном смысле слова. Чаще он демонстрирует репетиловские черты — нахватался фраз, да и позиционирует себя, не особо слыша, что ему отвечают.

Горькая и странная эта пьеса — именно о том, как ум взыскует диалога. Он не живет в вакууме, по-щенячьи горячо набрасывается на собеседника, надеясь разагитировать, перевербовать его, хоть что-то доказать, попросту выболтаться. Не забудем: человек приехал из-за границы, долго жил среди чужих, потом намолчался в дороге, — что ему делать, как не обрушивать словесный водопад на первого встречного? Пушкина и Белинского смущает, что Чацкий не разобрался в Софье, которая, по пушкинскому определению, "не то ..., не то московская кузина". Скажите на милость, естественно ли для умного человека разбираться в предмете страсти? Это признак совсем иной души — расчетливой, опытной, пусть даже и тонкой, но Грибоедова интересует ум философский, чаадаевский, чацкий, адский, самоцельный, занятый вечными вопросами. Такому мудрецу в самом деле не понять, что у него под носом делается. И — в полном соответствии с рассказом О.Генри "Попробовали — убедились" — Пушкин влюбляется в Оленину, которая над ним откровенно смеется, а женится на красавице, которая при гостях невинно ему замечает: "Пушкин, как ты надоел со своими стихами!"

В том и штука, что Молчалин отлично все понимает про Софью, которую и называет "плачевной нашей кралей". И Лиза понимает. И Фамусов догадывается. А Чацкий — не видит, и потому нелюбовь Софьи для него — трагедия. Для Скалозуба, кстати, она бы никакой трагедией не была — потому что ему эту трагедию нечем чувствовать. Не любит — эка штука, вот по службе обошли — это да, Шекспир. Грибоедов точно подмечает ахиллесову пяту всякого большого ума: необходимость отклика, а в особенности — потребность в любви. Не дается ум холодным и самодостаточным существам, это, в сущности, точная иллюстрация к поговорке про бодливую корову. И это — один из фундаментальнейших законов, на котором держится мир: если бы злодеи были умны — о, в какой ад они давно превратили бы захваченный ими мир! Но злодеи недалеки, как правило: способности к пониманию и здравому анализу съедены тщеславием, мнительностью, заботой об имидже, бабле, карьере. А ум дается таким, как Чацкий, каким его, судя по мемуарам, играл у Мейерхольда Гарин: лирическим, пылким, рассеянным, инфантильным, небрежно одетым. (И кстати — прав был Мейерхольд, убрав из текста выбивающийся из этой концепции монолог про французика из Бордо.) Высчитывать, кому и что можно сказать, — молчалинская черта. Это Молчалин у нас знает, в какое время открывать рот, а в какое тебя все равно неправильно поймут. А ум рассыпает цветы своего красноречия где захочет — ему ведь нетрудно.

Горе ума — в том, что он не может априори признавать людей идиотами. В нем нет холодного презрения к тем, что много ниже, и температура его мира — не околоноля, а много выше. Горе ума — в вечном и обреченном поиске понимания, в монологах перед Фамусовыми и Скалозубами, в искреннем неумении и нежелании вести себя так, чтобы "блаженствовать на свете". Горе ума — в любви к Софье, потому что здраво оценивать возлюбленную — прерогатива буфетчика Петруши. Горе ума, наконец, — в трезвом осознании того, что представляет собой твоя Родина, и в бессмысленной попытке предложить ей здравый проект восточной политики. Любить ее, такую, тоже бессмысленно и небезопасно: "По духу времени и вкусу он ненавидел слово "раб" — за то попался в Главный штаб и был притянут к Иисусу". Но ничего не поделаешь: все эти бессмыслицы — непременная черта умного человека, этой немногочисленной, но, к счастью, неистребимой породы.

В этом — бессмертие Вазир-Мухтара, его горя и его ума.


версия текста на ЕГЭ:

Главная претензия к пьесе «Горе от ума», высказываемая в разное время — независимо друг от друга — Пушкиным и Белинским, заключается в психологической несообразности конфликта. "Все, что говорит он, — очень умно. Но кому говорит он все это? Фамусову? Скалозубу? На бале московским бабушкам? Молчалину? Это непростительно. Первый признак умного человека — с первого взгляду знать, с кем имеешь дело, и не метать бисера перед Репетиловыми и тому подобное", — пишет Пушкин, сам всю жизнь глубоко страдавший от непонимания людей, цену которым он знал отлично.

Белинский по молодости лет идет дальше — его смущает самая пружина действия: в Софью влюблен, надо же! Какой после этого ум?! "И что он нашел в Софье? Меркою достоинства женщины может быть мужчина, которого она любит, а Софья любит ограниченного человека без души, без сердца, без всяких человеческих потребностей, мерзавца, низкопоклонника, ползающую тварь, одним словом — Молчалина.

Грибоедов попал в нерв: черта умного человека — изначально и неизбежно присущая уму, — увы, именно в этом. Высказываться перед теми, кто не может тебя понять; домогаться уважения тех, кого сам ты не можешь уважать ни при какой погоде; любить ту, которая способна полюбить кого угодно, кроме тебя, и, в сущности, мизинца твоего не стоит. Может ли быть иначе? Вряд ли. Потому что другое положение дел свидетельствовало бы уже о высокомерии, а оно весьма редко уживается с настоящим-то умом. Снобизм — иное дело, но редкий сноб умен в истинном смысле слова. Чаще он демонстрирует репетиловские черты — нахватался фраз, да и позиционирует себя, не особо слыша, что ему отвечают.

Горькая и странная эта пьеса — именно о том, как ум взыскует диалога. Он не живет в вакууме, по-щенячьи горячо набрасывается на собеседника, надеясь разагитировать, перевербовать его, хоть что-то доказать, попросту выболтаться. Пушкина и Белинского смущает, что Чацкий не разобрался в Софье. Скажите на милость, естественно ли для умного человека разбираться в предмете страсти? Это признак совсем иной души — расчетливой, опытной, пусть даже и тонкой, но Грибоедова интересует ум философский, чаадаевский, чацкий, адский, самоцельный, занятый вечными вопросами. Такому мудрецу в самом деле не понять, что у него под носом делается.

Грибоедов точно подмечает ахиллесову пяту всякого большого ума: необходимость отклика, а в особенности — потребность в любви. Не дается ум холодным и самодостаточным существам, это, в сущности, точная иллюстрация к поговорке про бодливую корову. И это — один из фундаментальнейших законов, на котором держится мир: если бы злодеи были умны — о, в какой ад они давно превратили бы захваченный ими мир! Но злодеи недалеки, как правило: способности к пониманию и здравому анализу съедены тщеславием, мнительностью, заботой об имидже, карьере. А ум дается таким, как Чацкий: лирическим, пылким, рассеянным, инфантильным, небрежно одетым. Высчитывать, кому и что можно сказать, — молчалинская черта. Это Молчалин у нас знает, в какое время открывать рот, а в какое тебя все равно неправильно поймут. А ум рассыпает цветы своего красноречия где захочет — ему ведь нетрудно.

Горе ума — в том, что он не может априори признавать людей идиотами. В нем нет холодного презрения к тем, что много ниже, и температура его мира — не около ноля, а много выше. Горе ума — в вечном и обреченном поиске понимания, в монологах перед Фамусовыми и Скалозубами, в искреннем неумении и нежелании вести себя так, чтобы "блаженствовать на свете". Горе ума — в любви к Софье, потому что здраво оценивать возлюбленную — прерогатива буфетчика Петруши. Но ничего не поделаешь: все эти бессмыслицы — непременная черта умного человека, этой немногочисленной, но, к счастью, неистребимой породы.

Наталья Щербакова ("ВКонтакте", 08.06.2018):

Дмитрий Львович, Вы, наверное, не в курсе, что из себя представляет подобное сочинение.

«Напишите сочинение по прочитанному тексту.

Сформулируйте одну из проблем, поставленных автором текста.

Прокомментируйте сформулированную проблему. Включите в комментарий два примера-иллюстрации из прочитанного текста, которые, по Вашему мнению, важны для понимания проблемы исходного текста (избегайте чрезмерного цитирования).

Сформулируйте позицию автора (рассказчика). Напишите, согласны или не согласны Вы с точкой зрения автора прочитанного текста. Объясните почему. Своё мнение аргументируйте, опираясь в первую очередь на читательский опыт, а также на знания и жизненные наблюдения (учитываются первые два аргумента).

Объём сочинения — не менее 150 слов.

Работа, написанная без опоры на прочитанный текст (не по данному тексту), не оценивается. Если сочинение представляет собой пересказанный или полностью переписанный исходный текст без каких бы то ни было комментариев, то такая работа оценивается нулём баллов
».


Комментарий эксперта > Ирина Лукьянова // "Вести образования", 9 июня 2018 года

«Неспособность осилить этот текст означает функциональную неграмотность»

Мы ожидаем, что выпускник школы должен быть в состоянии прочитать не самый тяжелый текст, понять, о чем говорит автор, и либо с ним согласиться, либо не согласиться. Причем аргументированно.

Мы ожидаем, что выпускник школы должен быть в состоянии прочитать не самый тяжелый текст, понять, о чем говорит автор, и либо с ним согласиться, либо не согласиться. Причем аргументированно.

Если выпускник школы способен это сделать только на примере каких-то особым образом обработанных и специально созданных текстов, а с теми, которые выходят за рамки этого шаблона, справиться уже не может, то у меня есть вопросы и к тому, чему его учат, и как его учат, и что проверяет такой экзамен. Потому что неспособность осилить этот текст на выпускном экзамене означает функциональную неграмотность. Увы.
Comments 
8th-Jun-2018 12:11 pm (UTC)
Невозможно представить себе, чтобы Пушкин не понял в Репетилове намёк на себя. Обиженный, он делает вид в «частном» письме, что намёк совсем не на него, т.к. он прекрасно знает эту черту некоторых современных молодых людей, «которые… » - далее по тексту письма Вяземскому. Вот герой пьесы Чацкий, тот да – тот точно есть реплика с Репетилова, а потому и пьеса не очень умна.

Edited at 2018-06-08 12:16 pm (UTC)
8th-Jun-2018 06:05 pm (UTC)
Как интересно соотносятся куски текста:

"Горе ума — в том, что он не может априори признавать людей идиотами."

"Горе ума — в любви к Софье, потому что здраво оценивать возлюбленную — прерогатива буфетчика Петруши."
This page was loaded Aug 18th 2018, 9:56 am GMT.