?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Юрий Пилипенко (фрагменты радио-эфира) // «Радио Свобода», 26 февраля 2009 года 
3rd-Sep-2018 02:02 pm
berlin
программа ЧАС ПРЕССЫ

«Я что — должен взять ножницы и вырезать из своих мозгов какую-то часть жизни?!» Главный редактор «Собеседника» о продажности прессы, о деле ЮКОСа и личности Дмитрия Быкова

<…>

[Елена Рыковцева:]
— Мне любопытно, как с годами изменились бы ваши ответы, возможно, на те же вопросы. Например, вас спросили: "Особо почитаемый политический деятель?" Вы помните, кого вы тогда называли?

[Юрий Пилипенко:]
— Не помню.

[Елена Рыковцева:]
— Подскажу — Григорий Явлинский.

[Юрий Пилипенко:]
— Явлинский.

[Елена Рыковцева:]
— Сейчас, наверное, уж точно бы не назвали.

[Юрий Пилипенко:]
— Не назвал бы точно, да. Потому что мы очень долгое время поддерживали партию "Яблоко" и Григория Явлинского. Эта любовь продолжалась несколько лет. Закончилась она совсем недавно. Если это интересно, я могу рассказать.

[Елена Рыковцева:]
— Расскажите, конечно, как кончается любовь.

[Юрий Пилипенко:]
— Это была беседа известного нашего журналиста Дмитрия Быкова с Явлинским. Она была очень откровенной, она была очень интересной. Это была беседа после того, как он повстречался с Владимиром Путиным. Он дал нам откровенное интервью. Я был очень рад, что оно у нас вот-вот выйдет. Я не ожидал, что Григорий Алексеевич будет читать интервью столь пристально. И, когда он прочитал это интервью, то все самые острые, самые интересные моменты из этого интервью выпали, вылетели навсегда. После этого я поставил крест на этом человеке как на политике. Потому что, мне кажется, что так поступать нельзя. Вот, собственно, и вся любовь.


<...>

[Елена Рыковцева:]
— Вы знаете, Юрий, если вас спросить, какие главные события в "Собеседнике" были за эти годы… Вот перечислите два-три главных события с вашей точки зрения. Что происходило с газетой важного, яркого? <…> Вы знаете, почему я задала этот вопрос? Если посмотреть газеты, что они пишут про "Собеседник", конечно, их за все эти годы интересовали только ваши суды. Самым ярким судом был вот этот процесс над вашим приложением, которое называлось "Мать".

[Юрий Пилипенко:]
Газета "Мать".

[Елена Рыковцева:]
— Да, газета "Мать", где позволили себе авторы нецензурную лексику, и вас привлекали. Была еще одна неприятная история, связанная с Генеральным прокурором Устиновым. Тоже писали об этом все газеты.

[Юрий Пилипенко:]
— С Кобзоном мы судились.

[Елена Рыковцева:]
— Вот я сейчас и хочу, чтобы мы послушали заметку из газеты "Время МН" от 2 сентября 1998 года, чтобы вы просто улыбнулись.

[Диктор:]
— "В Тверском межмуниципальном суде открылись слушания по уголовному делу "Иосиф Кобзон против Дмитрия Быкова". Певца возмутили высказывания журналиста в газете "Нет" (приложение к еженедельнику "Собеседник"). В своей статье "Полный Кобзон" господин Быков назвал певца "матрешечным", рассказал про его "оральные способности" и про то, как он "самозабвенно шурует по барахолкам Восточной Европы". В итоге против журналиста по жалобе Кобзона возбудили уголовное дело по статье 130 Уголовного кодекса — "Оскорбление". Ему грозит наказание в виде штрафа до 200 минимальных зарплат или исправительных работ до 1 года.

Вместе с певцом-депутатом в суд пришла значительная группа поддержки во главе с композитором Владимиром Шаинским и артистом Яном Арлазоровым. "Клакеры" реагировали весьма специфично. Например, когда судья огласил название статьи, послужившей причиной ссоры, из задних рядов выкрикнули: "Кобзон не полный!" Выступление господина Быкова проходило под неумолчный шум и выкрики с мест. Когда же слово взял господин Кобзон и назвал себя "старым артистом", из зала раздался возмущенный крик: "Иосиф, ты не старый!"

Сам же процесс в основном свелся к выяснению личностей. Дмитрий Быков заявлял, что песни Кобзона "оболванивали народ" и что депутат не имеет права дружить с бандитами. "Какое вы имеете право публично разбирать мое творчество?" — парировал Иосиф Давыдович и зачем-то попытался выяснить, к какому полу относится его противник. В итоге судья не выдержала и объявила перерыв.

В курилке сторонники потерпевшего высказывали суждение, что популярность среди бандитов — это высший пилотаж. После чего вконец растерявшийся главный редактор "Собеседника" Юрий Пилипенко не выдержал, заметался и заявил, что уголовники любят и его издание тоже. Однако после перерыва заседание вообще перенесли".

[Елена Рыковцева:]
— И чем все закончилось в итоге? Тут не написано.

[Юрий Пилипенко:]
— В итоге это длилось очень долго — до тех пор, пока статью не изъяли, по-моему, из Уголовного кодекса. Оно ничем не закончилось, хотя Иосиф Давыдович очень долго обижался на "Собеседник" и всюду, где он выступал с какими-то мнениями о прессе, он упоминал эту статью. Я не очень понимал, почему это произошло. Потому что это была рубрика — "Знаменитая священная корова". Мы разбирали жизнь и творчество тех людей, которые в сознании сограждан, мы их называли "священной коровой", которых…

[Елена Рыковцева:]
— Рушили символы.

[Юрий Пилипенко:]
— Да, но никто не касался. И вот мы коснулись того, что ему не понравилось. Но меня страшно эта публика удивила, которая пришла с ним. Они так матерились!

[Елена Рыковцева:]
— О, Господи! Почище вашего приложения!

[Юрий Пилипенко:]
— Они вели себя просто… Это было что-то невероятное! Вот это запомнилось навсегда. А по поводу последней фразы, я ее не помню. Возможно, я в сердцах и сказал, что…

[Елена Рыковцева:]
— Мне понравилось — "нас тоже любят бандиты".

[Юрий Пилипенко:]
— Да, бандиты. Я знаю, что нас в местах не столь отдаленных выписывают, читают, и слава богу. Пусть читают.

<...>

[Елена Рыковцева:]
— Яков из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!

[Слушатель:]
— Добрый день! У меня очень короткий вопрос. Недавно мне коллега рассказал на одном мероприятии, что к ним в "Профиль" пришел Быков заместителем Леонтьева. Правда ли это? Вроде бы не верить оснований нет этому коллеге. Он работает в "Профиле". Как вообще после "Собеседника" человек мог перейти в "Профиль" к Леонтьеву? Какие у вас отношения с Быковым? Почему он ушел из "Собеседника"?

[Юрий Пилипенко:]
— Я попросил бы вас успокоиться. Правда о Быкове следующая. Быков хороший писатель. Я даже считаю, что великий писатель. Быков по-прежнему сотрудник "Собеседника", креативный. Это, я надеюсь, будет всегда — до тех пор, пока "Собеседник" будет занимать ту позицию, которую он занимает. Я безумно обожаю Быкова, как публициста, как журналиста, как очень умного человека.

Что касается других мест работы Быкова, я их не могу контролировать. Более того, я не запрещаю Быкову печататься где бы он ни захотел. Если ему нравится печататься в "Профиле" — на здоровье! Просто все то, что он публикует в "Собеседнике", оно всегда будет с маркой и с тем фокусом, с которым работает "Собеседник". Здесь Быков меня и нашу газету никогда не подводил. А его право работать с кем угодно.

<...>
This page was loaded Oct 20th 2019, 5:56 am GMT.