?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
a propos «Infinite Jest»... 
12th-Jan-2019 01:24 am
berlin
Infinite Jest


Дмитрий Быков в программе «Один» от 27 ноября 2015 года:

Конечно, сложный роман «Infinite Jest», про него тоже пришёл вопрос. Только неправильно у вас написано: не «Infinite Gesture», не «Бесконечный жест», а «Infinite Jest» (через «J»), «Бесконечное остроумие». Это цитата из Шекспира. «Я знал его, Горацио. Человек бесконечного остроумия»,— говорят они о шуте Йорике. Это роман о некоем сериале, от которого невозможно оторваться. Я не могу сказать, что я читал «Infinite Jest». Я обчитывал некоторое пространство кусками, поэтому я об этой книге знаю в основном из её общего замысла, как он изложен в разных комментаторских работах. Ну, это 1.100 страниц. Это надо знать, кроме того, огромное количество фактов и реалий нынешней американской культуры, особенно сериальной. Василию Арканову, насколько я знаю (кстати, однокурснику и другу моему — привет, Вася!), предлагали переводить роман, но он сказал, что просто он требует, во-первых, огромной работы от переводчика, а во-вторых — огромной от читателя.


Дмитрий Быков в программе «Один» от 4 декабря 2015 года:

«Два энтузиаста и поклонника Уоллеса — Карпов и Поляринов — перевели первые сто страниц «Бесконечной шутки». Посмотрели ли вы перевод? Поддержите марафон — переведите страниц пятьдесят».

Я бы с радостью, если они мне предложат. Хотя я прекрасно осознаю, что эта работа очень серьёзная, ребята. Я бы лучше Данилевского, честно говоря, всё-таки доперевёл. «Infinite Jest» — я не знаю, точно ли это переводится как «Бесконечная шутка». Вы помните, что это восходит к гамлетовской реплике «человек бесконечного остроумия» («a man [fellow] of infinite jest») про Йорика. Ну, наверное, можно перевести как «Бесконечная шутка». Я посмотрел уже перевод этот, он выплыл у меня в Facebook. Ещё не все сто страниц (там девяносто шесть их), но я с большим удовольствием прочёл. Это хорошая русская проза абсолютно без ка́лек, без англицизмов, очень убедительная, славная. Притом, как совершенно правильно пишет Поляринов, первые двадцать, а может быть и пятьдесят страниц романа не принадлежат к самым лёгким. Там вообще интересное начинается тогда, когда с молодым Инканденцей происходит первый припадок. Вот тут начинается некоторый сюр.

Нет, вообще это очень пёстрая книга, там очень много всего. Я не могу сказать, что я её всю читал (я же говорил про это). Я читал значительную её часть, чаще всего по принципу «на чём откроется». Конечно, читал один по ней путеводитель. Но то, что они это сделали, то, что они за это взялись,— это они большие молодцы! Я их от души приветствую. У них очень хороший перевод!


Дмитрий Быков в программе «Один» от 6 октября 2017 года:

«Когда будет переведен роман Уоллеса «Бесконечная шутка»?»

Уже.


Дмитрий Быков в программе «Один» от 19 октября 2018 года:

«БОльшая часть современной американской литературы нам не доступна»,— почему, доступна, вполне, закажите на «Озоне» — «Есть ли достойные внимания американские произведения, которые не были переведены на русский язык?»

Ну вот сейчас переведен Дэвид Фостер Уоллес, хотя я не считаю его, конечно, главным американским прозаиком, многие считают. Но довольно оперативно переводится Пинчон. Дэвида Фостера Уоллеса Поляринов перевел «Infinite Jest». Он называется «Бесконечная шутка», но выйдет он с большим, конечно, опозданием. Примерно год назад эта работа была уже совершенно готова к изданию. Но вот наконец гигантский этот труд увидит свет, насколько я знаю, к ярмарке нон-фикшн. Ничего дурного в этом нет, ради бога.


Дмитрий Быков в программе «Один» от 27 декабря 2018 года:

Точно так же, как в 70-е годы в условиях тотального подавления инакомыслия в одной лодке находятся Солженицын и Сахаров. Они начинают полемизировать, но не сразу. Сначала они защищают друг друга. Тем более, что оба они, в общем, технари: Солженицын — математик, Сахаров — физик, они рациональные люди. Я это к тому говорю, что в России чрезвычайно важны в условиях общего давления те структуры и те пароли, те договоренности, которых нет в Америке. Вот этому, пожалуй, американское общество могло бы поучиться. Поляризация, которая там случилась, деление на реднеков и интеллектуалов очень неслучайно.

Это, кстати говоря, тема «Infinite Jest», «Бесконечного остроумия» или «Бесконечной шутки». Я очень рад, что вышел роман, мне очень нравится, как он переведен. Я когда-то очень многое пропускаю, потому что было скучно. Я прочел его по-английски, сейчас я читаю его без пропусков, что было лучше, грубо говоря, что пропуски эти способствовали ей много к украшению. Там очень много лишнего. Это книга такая невропатическая, книга человека, который на почве своего невроза говорит больше чем надо, вдается в детали где не надо, но она в том числе и об этом. Она о чудовищном расслоении и поляризации американского общества, о том, что очень многим там просто не о чем говорить. И о том, что люди впадают в такой социальный аутизм. Это и книга об аутизме, в общем, там один из главных героев — аутист, что они перестают друг друга понимать.


Дмитрий Быков в программе «Один» от 3 января 2019 года:

А что касается ситуации в мире, то она слишком неоднозначна, чтобы можно было ее как-то характеризовать. Стилистически наиболее точно ее характеризует «Бесконечная шутка», где инфопоток избыточно силен, избыточно обилен, где человек, описывая катающуюся по полу гайку, рисует математическое уравнение для катания этой гайки. Ну такая, да, безумная избыточная, перенасыщенная информацией, дико многословная книга, которая, если бы она была другой, не выполняла бы авторской задачи. Она как бы такой портрет сингулярности, и то, что она где-то вообще обрывается,— чистая случайность. Она могла бы быть действительно «infinite».


Дмитрий Быков в программе «Один» от 10 января 2019 года:

«Есть ли смысл читать «Бесконечную шутку» Уоллеса без знания американских ТВ-шоу и фильмов?»

«Мэш» там упоминается довольно часто, а вообще, конечно, имеет. Конечно, имеет. Слушайте, если вы не знаете контекста… Я помню, мне Вася Арканов, сын Аркадия Михайловича, однокурсник, говорил, что он брался за перевод «Бесконечной шутки» и понял, что без огромного количества реалий это для русского читателя бессмысленно. А мне кажется, что не бессмысленно. Это не обязательно знать. Как правильно сказал когда-то Алексей Иванов: «Для того чтобы читать Жюль Верна, не надо знать, что такое бом-брамсель». Желательно, да, это дополняет какую-то красочку, какую-то дополнительный акцент. Но чтение «Бесконечной шутки» — это, прежде всего, стилистический опыт, а вовсе не анализ американской массовой культуры.
Comments 
18th-Jan-2019 12:05 pm (UTC)

This page was loaded Jul 21st 2019, 9:01 pm GMT.